На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Гендерные особенности компаративных фразеологических единиц

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 26.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание

     Введение

 
     С конца ХХ-го века в лингвистике  активизируются исследования фразеологии  в рамках различных парадигм, «возникают лингвокультурологическая, коммуникативно-прагматическая и когнитивная фразеология»,  изучаются процессы фразеологизации как когнитивные процедуры. В то же время учёные признают, что создание методологических основ каждого из направлений современной фразеологии осложняется неоднозначным, а иногда и противоречивым пониманием многих «фразеологических»  терминов, понятий, концепций. Такое  теоретическое «разночтение» во многом объясняется многозначностью, а иногда и размытостью многих лингвистических понятий и терминов вообще, особенно тех, которые вошли в русскую лингвистическую терминосистему из других языков. Одним из таких сложных понятий, функционирующих в современной фразеологии и теории языка, является понятие гендера. Гендер, выступая продуктом культуры и социальных отношений, актуализируется в разных контекстах коммуникации и представлен на всех ярусах языковой системы, в том числе и во фразеологии, однако до настоящего времени исследования гендерной стратификации языка в полном объёме ещё не осуществлены.
     Интерпретация языка как антропоцентрического феномена считается сегодня одной из ведущих  тенденций  развития лингвистики ХХI в. Подобный подход позволяет исследовать и решать  общетеоретические проблемы  «человек и язык» и «язык и культура» более сбалансированно, с учётом всех объективных аспектов проявления человека «в языке и через язык». В этой связи важнейшим культурно значимым фрагментом отражаемой действительности является не только сам образ Человека, но и его мужская и женская ипостась, его гендерный признак (гендерность).  Особенности языка мужчин и женщин составляют основной объект изучения гендерной лингвистики.
     Объектом  исследования являются разноструктурные фразеологические единицы английского и русского языков, содержащие в своём составе лексический и семантический компоненты гендерного характера,  формирующие гендерные концепты «Мужчина» и «Женщина» во фразеологической/языковой   картине мира русского и английского языков.
     Предмет исследования – потенциал и свойства  фразеологизма как одного из актуальных средств вербализации и концептуализации гендерного аспекта языка.
     Целью исследования является изучение гендерных особенностей компоративных фразеологических единиц английского языка.
     Задачи  работы:
     - рассмотрение фразеологических  единиц в современной гендерной  лингвистике;
     - провести анализ англоязычных  ФЕ с позиции гендерной лингвистики.
     Практическим  языковым материалом работы послужили данные выборки лексем, фразеологизмов, пословиц, поговорок, афоризмов, крылатых фраз с гендерным компонентом фразеологических английских и русских словарей.
     Метод исследования –  сплошная выборка из фразеологических словарей
     Теоретические положения работы опираются на идеи и концепции отечественных и зарубежных лингвистов в области теории языка, фразеологии, лингвокультурологии, теории концептуального анализа, гендерной лингвистики.
     Работа  состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. 

     Глава 1 Исследования фразеологических единиц в современной  гендерной лингвистике

      Понятие фразеологической единицы. Виды фразеологических единиц
 
     Фразеология как наука номинативно является разделом лексики. Тем не менее, в силу сложности такого явления, как фразеологизмы, она как  раздел языкознания напрямую связана и с синтаксисом, и с морфологией. Из частного лингвистического вопроса за последние два десятилетия фразеология выросла в крупный раздел языкознания; о ней и по многим проблемам ее написаны (главным образом советскими учеными) тысячи работ. И все же начать наше исследование, как полагалось бы, четким определением самого предмета или хотя бы ясной дефиницией фразеологизма с перечислением его признаков и видов почти невозможно, так как мнения авторов по основному вопросу фразеологии, что такое фразеологические единицы (ФЕ), сильно расходятся.
     Проблема  определения и выделения фразеологических  единиц, их классификация представляют собой значительные трудности.   
     Одним из первых ученых,  обратившим  внимание на особые языковые единицы  - фразеологизмы  был  Ш. Балли, который  рассматривал фразеологические обороты как устойчивые словосочетания с различной степенью спаянности компонентов. Автор различал внешние и внутренние признаки этих оборотов, причем под первыми понимал их структурные особенности, а под вторыми - семантические. Исследователь проводил четкое разграничение между формальными признаками выражения и теми, «которые вытекают из соответствия между формой и мыслью, то есть из того, как мыслится данный оборот говорящим».                                 
     Существенными признаками фразеологизмов Ш. Балли  считал исключительно семантические. Он недвусмысленно заявлял, что «действительную ценность имеют только внутренние признаки», что «внешние признаки малодостоверны или просто обманчивы». В качестве основного смыслового признака фразеологизмов  было выдвинуто единство их значения, которое, про его мнению, проявляется исключительно в тождественности всего выражения одному слову-идентификатору. Таким образом, равнозначность устойчивого словосочетания простому слову у Ш. Балли является обязательным условием для признания этого словосочетания фразеологизмом. Выделяются две группы фразеологизмов - фразеологические серии (series phraseologiques) и фразеологические единства (unites phraseologiques), но они в семантическом отношении не равноценны. Точнее говоря, семантический признак характерен лишь для второй группы - фразеологических единств. Что касается фразеологических серий, то они представляют собой обычные, лексически устойчивые словосочетания, компоненты которых отличаются ограниченной «валентностью».  Вникая глубже в структуру фразеологических единств, можно заметить четыре существенных признака. Правда, эти признаки не всегда бывают на лицо в полном составе. Но для создания фразеологического единства достаточно каждого из них в отдельности. Это:
     1) переносное, образное значение, создающее  неразложимость фразового сочетания, причем эта переносность, целостность, образность не всегда бывает прозрачной, ясной, иногда она лишь ощутима и скорее постулируется, предчувствуется, чем непосредственно воспринимается и понимается;
     2) экспрессивная насыщенность;
     3) невозможность замены синонимом ни одного из лексических элементов фразового единства, которые по формальным признакам могут быть выделены;
     4) семантическая заменимость  лишь  всего фразеологического единства  подобозначным словом или выражением, то есть  потенциальное наличие  синонимов для фразеологического единства в целом. [7, с.35]       
     Одним из первых отечественных ученых, который  обратил внимание  на фразеологическую теорию Ш. Балли и продолжил изучение особенностей фразеологизма был  академик В.В. Виноградов. С рассмотрения его концепции мы и начнем рассмотрение понятия фразеологических оборотов и единиц.
     Концепция  академика Виноградова -  это особая ступень в развитии теории  неразложимых сочетаний. Основное  ее значение заключается  в том, что благодаря ей, ФЕ получили более обоснованное определение, именно как лексические комплексы с особым семантическим своеобразием. Фразеологическая теория акад. В.В. Виноградова исходит из следующих отправных идей:
     1) ФЕ являются «устойчивые» словесные  комплексы, противопоставляемые  «свободным» синтаксическим словосочетаниям как готовые языковые образования, не создаваемые, а лишь воспроизводимые в процессе речи;
     2) конституирующим свойством ФЕ  служит семантическая спаянность  или не разложимость составляющих  ее слов, выступающая либо как сквозная смысловая их взаимосвязанность, либо как односторонняя зависимость одного комонента от другого;
     3) в любом из этих случаев  результатом или формой проявления  внутренней семантической спаянности  ФЕ служит определенное лексическое  (а не грамматическое) значение целой единицы или ее компонента;
     4) семантическая спаянность компонентов  предполагает стабильность их  морфологического оформления и  синтаксической организации;
     5) семантическая их спаянность  имеет три степени, определяющих  три  типа ФЕ:
     - сращения или идиомы - демотивированные единицы, выступающие как эквиваленты слов;
     - единства - мотивированные единицы, обнаруживающие способность либо к подмене отдельных компонентов, либо к раздвижению посредством подменного «упаковочного» материала, либо к перемещению компонентов и выступающие как «потенциальные эквиваленты» слова.
     Например, to stick to one's guns (быть верным своим взглядам и убеждениям. Образный план этого оборота - пулеметчик или стрелковая бригада, которые не бросают свои орудия, даже если битва кажется проигранной; to sit on the fence (оборот употребляется в политике, дискуссиях, и обозначает склонность вести двойную игру, склоняться на обе стороны); to catch/clutch at a straw/straws (в минуту крайней опасности хвататься за малейшую возможность спастись); stable door after the horse is stolen (слишком поздно предпринимать меры, когда вред уже нанесен, беда произошла); the last drop/straw (последнее действие, служащее кульминацией, делающее ситуацию непереносимой); a big bug/pot/cheese, sl. (важная персона).
     Фразеологические сочетания, в которых один компонент семантически зависит от другого и потому получает в связи с этим последним не свободное, фразеологически связанное значение, при чем оно проявляется в нем лишь в связи с определенным ограниченным традицией кругом слов; в виду того, что каждый их компонент имеет раздельное значение, такие сочетания эквивалентами слов не являются.
     В качестве воспроизводимой языковой единицы фразеологический оборот всегда выступает как определенное структурное целое. Составляющие фразеологизм слова образуют систему связанных и так или иначе соотнесенных друг с другом компонентов, проявляющих себя в качестве значимых частей по-разному, однако аналогично значимым частям слова.
     Одним из первых лингвистов, рассматривающих фразеологию иностранного языка, а именно английского был А.И. Смирницкий, который в основу своей теории кладет сопоставление ФЕ и слова, выясняя  черты сходства и различия между ними по линии  содержания, функции и структуры. Общим для них свойством, является то, что и фразеологизм, и слово являются готовой единицей языка, координальное различие между ними лежит в характере оформления: цельнооформленности слова и раздельнооформленности фразеологизма. А.И. Смирницкий поставил вопрос о структурных типах ФЕ, о различии в составе их компонентов, о разнообразии их функциональных типов. В структурном  отношении он делит фразеологизмы на:
     1. «одновершинные» (e. g. to give up, to make out, to pull out, to be tired, to be surprised), т.е. состоящие из соединения служебного слова с одним знаменательным.
     2. «двухвершинные» (или «многовершинные»), т.е. состоящие из соединения  двух или более знаменательных  слов (e.g. common sense).
     Тем самым признаются возможными большие  различия в синтаксическом строении ФЕ. По функциональному признаку А.И. Смирницкий различает «фразеологические единицы», т.е. стилистически нейтральные и потерявшие (или никогда не имевшие) метафоричность «устойчивые» сочетания (типа: to get up, to fall in love), и собственно идиомы», т.к. экспрессивные средства языка, основанные на метафоре. От тех и других В.И. Смирницкий  отделяет «традиционные словосочетания», не обладающие идиоматичностью и  не входящие поэтому во фразеологический фонд языка [17, с.235]       
     Для нас же будет  особенно важной следующая концепция, вобравшая в себя все лучшее, что было сделано в области фразеологии до этого. Речь идет о концепции профессора А.В. Кунина, который дает следующее определение фразеологизма: «Фразеологизмы являются сочетаниями слов, т.е. раздельно оформленными образования с полностью или частично переосмысленными компонентами, фразеологическим значениями. Для ФЕ характерна не вообще устойчивость, а устойчивость на фразеологическом уровне, закономерные зависимости словесных компонентов и структурно-семантическая немоделированность. ФЕ образованы по грамматическим моделям переменных сочетаний и предложений». Таким образом, в этом определении ФЕ устанавливаются четыре критерия отграничения ФЕ от переменных нефразеологических сочетаний: раздельнооформленность, немоделированность, переосмысление и устойчивость. Устойчивость ФЕ основана на свойственных ей различных типах инвариантности, т.е. неизменяемости тех или иных элементов при всех нормативных изменениях. Имеются следующие виды инвариантности, или микроустойчивости:
     1) устойчивость употребления, т.е.  тот факт, что фразеологизм является  единицей языка, а не индивидуальным  образованием (воспроизведение в  готовом виде);
     2) структурно-семантическая устойчивость: ФЕ состоит не менее чем  из двух слов, является раздельнооформленным образованием и не обладает типовым значением, т.е. не может служить образцом для создания аналогичных ФЕ по структурно-семантической модели;
     3) семантическая устойчивость. Инвариантность  полностью или частично переосмысленного  фразеологического значения опирается на:
     а) стабильность переосмысления значения;
     б) наличие тождественного значения и  лексического инвариантов во фразеологических вариантах;
     в) наличие семантического и лексического инварианта при всех возможных различиях в структурных синонимах. Фразеологические варианты - это разновидности ФЕ, тождественные друг другу по качеству и количеству значений, стилистическим и синтаксическим  функциям при частичном различии в лексическом составе, в словоформах или в порядке компонентов;
     г)  наличие семантического инварианта при всех нормативных и окказиональных изменениях ФЕ.
     В значение этих фразеологизмов при лексических  и грамматических  изменениях могут  вноситься те или иные уточнения. Оно может также усиливаться  или ослабляться. Устойчивости значения способствует также лексическая устойчивость ФЕ. Семантическая устойчивость отнюдь не исключает возможности изменения значения ФЕ.
     4) Лексическая устойчивость, т.е. полная  неподменяемость компонентов или  возможность нормативной замены компонентов только в рамках фразеологической вариантности или структурной синонимии при обязательном сохранении семантического и лексического инвариантов. Отсутствие семантического и лексического инвариантов, являющихся пределом вариантности, разрушает тождество ФЕ.
     5) Синтаксическая устойчивость, т.е.  полная неизменяемость порядка  компонентов ФЕ или изменение  порядка компонентов в рамках  вариантности, грамматическая инверсия.
     Второй  тип представлен фразеологическими  единицами,  в которых один из компонентов сохраняет свое прямое значение и другие использованы в переносном значении: to arrive at a conclusion, small talk.
     Здесь, все же, мы находимся на зыбкой почве, поскольку граничная линия деления  фразеологических единиц с частично замененными значениями с так называемых полуфиксированных или не-фразеологических словосочетаний довольно неопределенна и их легко спутать.
     Термин "идиомы", у нас и за рубежом, по большей части относится к  фразеологическим единицам с полностью  переданными значениями, то есть, на те в котором значение целой единицы не передает текущие значения компонентов. Многие ученые считают идиомы ядром фразеологической науки, и основным центром интереса в исследовании фразеологии. В процессе нашей  работы были применены методы фразеологической идентификации и фразеологического анализа А.В.Кунина, который раскрыл в типологии фразеологизмов такие важные аспекты, как аксиологичность и эмотивность, а это особенно важно в рассмотрении именно политической фразеологии.
     Рассмотрев  различные концепции отечественных фразеологов, обращая особое внимание на выделение и определение ФЕ, а также на их основные отличительные признаки можно дать следующее определение объекта изучения:  ФЕ - это устойчивое раздельноофрмленное образование, воспроизводимое в готовом виде, имеющее целостное (экспрессивно-эмоциональное) значение и в коммуникативном отношении, в определенных случаях представляет собой законченное предложение. Таким образом, основные признаки ФЕ: это раздельноофрмленность и грамматическая неразложимость, воспроизводимость в готовом виде, постоянство состава, семантическая целостность и сдвиг значения.
      Гендерный аспект в современных  лингвистических  исследованиях
 
     А.В. Кирилина, исследователь гендерных  аспектов языка, отмечает, что древнейшей и долгое время единственной гипотезой о причинах появления и функционирования категории рода стала символико-семантическая, сторонники которой объясняли возникновение грамматического рода наличием людей разного пола. Эта гипотеза основывалась на анимизме и антропоморфизме мифологического мышления. Сторонники этой гипотезы (Гердер, Гримм, В. Гумбольдт и другие) объясняли экстралингвистическую мотивированность категории рода своим внеязыковым опытом. Это привело, по мнению Кирилиной, к появлению оценочности в интерпретации категории рода: мужской род оказывался первостепенным из-за приписывания именам, относящимся к нему семантики силы, активности, энергии. Имена женского рода характеризовались пассивностью. [6, с.52]
     Однако  символико-семантическая гипотеза была не единственной. Открытие языков, в которых категория рода отсутствует, поставило ее под сомнение.
     И.Г. Кошевая, рассматривая теории о проявлении категории рода, выделяет теорию Я. Гримма и теорию К. Бругмана. Первый считает, что грамматический род связан с естественным, т.е. последний “переносится” на предметы. Согласно теории Бругмана род считается механическим процессом, который вызван внешней формой. [7,с. 199-200]
     Приведем  примеры различных мнений лингвистов и философов, принадлежащих к разным научным течениям, по вопросу о категории рода.
     Варран  Марк Геренций, римский философ и  грамматист, при объяснении грамматического  рода у тех или иных существительных, обозначающих животных, исходил из их практического значения для жизни человека. Он говорил, что хотя за всякой речью скрывается природная вещь, однако, если она не доходит до практического применения, то и слова до нее не доходят; говорится equus ‘жеребец’ и equa ‘кобыла’, потому что их различия имеют практическое значение, а corvus ‘ворон’ и corva ‘ворона’ – нет, потому что здесь природное различие не имеет практического значения. [5, с.133]
     Цезарь  Шесно Дюмарсэ (XVIII век.) в некоторых  случаях становился на позиции воинственного  формализма. Он полностью отрицал связь рода у существительных с половыми различиями. Бессодержательность рода ученый пытался подтвердить отсутствием морфологического рода у английских существительных, несовпадением рода в различных языках, а также тем, что во французском языке два рода, а в греческом и латинском – три. [5, с.179]
     Джеймс  Хэррис, английский грамматист, исследователь  индоевропейских языков, соотносил  формы рода неодушевленных существительных  с их реальным внеязыковым содержанием. Например, он объяснял принадлежность существительного “солнце” к мужскому роду, а существительного “луна” к женскому тем, что лучи солнца являются более сильными (мужское качество) чем у луны, у которой они более тонкие и мягкие (женское качество). Мысль о том, что в глубокой древности люди уподобляли неодушевленные предметы одушевленным вполне приемлема, но основная масса существительных в индоевропейских языках стала иметь значения рода, потому что этого требовала система окончаний. [5;204]
     В ономасиологическом направлении грамматики до XVIII века отмечалось, что различия по полу могут обозначаться не только с помощью морфологических, но также лексических средств языка. Позже представитель этого направления в грамматике Ф. Брюно указывал на то, что принадлежность к тому или иному полу во французском языке обозначается прежде всего морфологическими средствами, но есть и лексические(Marie), словообразовательные (princess) и синтаксические средства выражения. [5, с.265-266]
     Гюстав  Гийом (нач. XX века) различал “семиологические”  и “психические” категории. Так  в английском языке семиологическая  категория рода у суще ствительных отсутствует, но психическая категория имеется, поскольку на уровне мышления англичане различают субстанции мужского, женского и среднего (т.е. никакого) рода. Во французском языке существует два семиологических рода – мужской и женский, т.к. в этом языке существуют морфологические средства выражения рода. Однако говорящий на французском языке различает три психических рода. [5;310]
     Еще О. Есперсен указывал на несовпадение языковых и “естественных” категорий. Теме ‘язык и пол’ уделено немало внимания в его исследованиях.[6,с. 52]
     Нельзя  не отметить кардинально новое направление  в изучении категории рода и языковых категорий вообще – когнитивный  подход. Решение проблем категории  рода с позиций когнитивной лингвистики  можно найти в работах многих зарубежных и российских ученых: Р. Лакоффа, А.В. Кирилиной, В. Васюк и других. Они исследуют концепты (когнитивные модели) “женщина” и “мужчина”.
     Основополагающими в гендерологии стали работы Р. Лакофф, обосновавшие андроцентричность языка и ущербность образа женщины в языковой картине мира. В.Н.Телия включает в свою монографию раздел, посвященный отражению культурного концепта “женщина” в русской фразеологии. Гендерным стереотипам в русской паремиологии посвящена работа А. В. Кирилиной.[6, с.54]
     Изучение  категории рода в английском языке  включает огромное количество работ  различных зарубежных и отечественных  авторов. В рамках данной статьи осветить содержание всех работ невозможно, поэтому отметим исcледования некоторых российских ученых.
     М. Я. Блох указывает на различия во взглядах на категорию рода теоретиков и практиков. В теоретическом плане категория  рода считается лексической или  “семантической” (А.И Смирницкий), однако практики (М.Я. Ганшина и Н.М. Василевская), отрицая наличие грамматического рода, настойчиво указывают на родовые различия английского существительного. Блох придерживается мнения Смирницкого, считая, что будучи семантической, категория рода не исключается, тем не менее, из состава грамматических категорий.[1, с.52]
     Языковед Л. Тимпко, вслед за А.И. Смирницким, П. А. Ильиной, Н.Ф. Иртеньевой и В.С. Сидоровой утверждает отсутствие в английском языке собственно грамматической или морфологически выраженной категорий рода. Она соглашается со Смирницким в том, что при исследовании лингвистических категорий нельзя замыкаться в рамках собственно грамматических категорий, а нужно проводить социолингвистическое исследование категории рода, рода “естественного”, т.е. соответствия между языковой категорией и естественным или биологическим делением по полу.[7, с.2]
     Как видно из вышесказанного, категория  рода – явление довольно сложное. В области категории рода подвергаются исследованию как лингвистические  средства выражения, так и открываются  перспективы для социолингвистического  и психолингвистического исследования. Большинство ученых указывают на связь рода с полом. Мысль о практической обусловленности наличия имен, выражающих категорию рода (у животных) кажется нам правомерной. Так, в английском языке мужской и женский род существительного “свинья” выражается при помощи разных лексем “hog” и “sow”, тогда как в татарском языке нет имен для обозначения рода соответствующего существительного.
     Сомнения  по поводу того, что категория рода возникла для обозначения половых  различий носили односторонний характер. Грамматический род преимущественно рассматривался с позиций морфологии и синтаксиса. Однако отсутствие грамматической категории рода, на наш взгляд, не отрицает наличия лексической (семантической) или “психической” (по Гийому) категории рода для обозначения лиц (особей) мужского и женского пола.
     Основываясь на мнениях вышеуказанных филологов, мы пришли к выводу, что в английском и в татарском языках грамматическая категория рода у существительного отсутствует, различия по полу выражаются лексически, таким образом категория рода у существительных в данных языках является лексической или “семантической” (по терминологии А.И. Смирницкого).
     Изучение  категории рода, особенно в сопоставительном плане, дает возможность исследовать  язык с разных сторон – как систему знаков, как опыт, накопленный поколениями и как отражение человеческого мышления.
     Гендер в лингвистике - в настоящее время в лингвистической литературе отсутствует последовательное употребление термина гендер, который вошел в лингвистику довольно своеобразным путем: английский термин gender, означающий грамматическую категорию рода, был изъят из лингвистического контекста и перенесен в исследовательское поле других наук - социальной философии, социологии, истории, а также в политический дискурс.
     В языкознание же гендер пришел (а в англоязычное - вернулся в новом значении) несколько позднее из сферы социальных наук, когда гендерные исследования получили статус междисциплинарного направления. Наряду с этим понятие гендер функционирует в англоязычной лингвистической литературе, разумеется, и в своем старом значении. До появления нового термина лингвистическая семантика не игнорировала отражение в языке понятия пол в значении sexus, так как он входит в состав значения многих лексических единиц (мужчина, женщина, мать, отец и т. д.). И сегодня работы, посвященные рассмотрению этого вопроса, оперируют понятием пол/sexus.
     Хотя  термин гендер признается большинством исследователей, существует ряд трудностей, возникающих при чтении специальной литературы и связанных с некоторыми различиями в понимании гендера и сравнительной новизной этого понятия.
     Функционирование  терминологических единиц в лингвистике  обнаруживает следующие особенности:
    Значительная часть трудов, посвященных полоролевой дифференциации общества и связанным с ней процессам, написана до возникновения термина гендер и оперирует понятиями sex, sexus даже в тех случаях, когда речь идет о социальных аспектах взаимодействия полов.
    Термин гендер возник в англоязычном пространстве и является английским омонимом грамматической категории рода, что в ряде случаев приводит к неясностям именно в лингвистическом описании на английском языке.
    Ряд исследователей придерживается старых понятий, пользуясь терминами sex bias, sex role, sex difference и т. д., включая, однако, в свои рассуждения положения о социальной и культурной значимости пола. Во многих англоязычных трудах оба понятия используются параллельно. Заметна и противоположная тенденция - стремление заменить слово пол (sexus)
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.