Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Природа как предмет филосовского осмысления .Проблема истины в теории познания

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 28.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План:
1.Природа как предмет  философского осмысления.
2.Проблема истины  в теории познания.
3. Список литературы  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. Понятие "природа" - одно из важнейших философских  понятий. Нельзя уяснить сущность  многих фундаментальных философских  понятий, например общества, культуры, духа, сущности человека и других, не рассмотрев их в соотношении  с природой. В сознании современного  образованного человека слово  "природа" ассоциируется главным  образом с двумя значениями:
1) природа в смысле  естественной среды обитания  человека и 
2) природа как  объект специального научного  исследования в рамках целой  совокупности так называемых естественных наук (естествознания).
 В этих своих  значениях термин "природа"  восходит к латинскому слову  "natura", которое было воспринято и усвоено практически всеми народами и языками христианского мира. Отсюда и " натуралисты" в  смысле - исследователи ("испытатели") природы, и "натурализм" как философская позиция, подчеркивающая всегда особую значимость именно "природы" при рассмотрении и решении центральных  философских вопросов бытия и познания, особенно бытия человека и человеческой культуры.
 Более внимательный  анализ  историко - философского, историко -научного материала и материала, относящегося  к истории европейской культуры в целом, показывает, что, во-первых, термин "природа" имел и до сих пор сохраняет и другие существенно важные значения, а, во-вторых, за всеми этими значениями (включая и общепринятые) стоят глубокие идейные и культурно-исторические основания, без осознания которых невозможно понять роль понятия "природа" в постановке и решении именно философских проблем.
 Отсюда необходим  более полный перечень существенно   важных  значений  термина "природа":
1) Природа в смысле  внутренних особенностей, сущности  той или иной вещи (явления,  системы и пр.). Наличие и специфика  этого значения становятся особенно  очевидными при сопоставлении  таких выражений, как "красота  природы" и "природа красоты"; "явление природы" и "природа  явления" и т.д. 
2) Природа в смысле  сущего в целом, во всем многообразии  его существования в мире. В  этом своем значении термин "природа"  соотносителен с такими понятиями  (а иногда и синонимичен им), как материя, Вселенная, космос, универсум и т.д. 
3) Природа как  материальное начало в самом  человеке. В этом смысле "природа", "природное" противопоставляется  "духу", "духовному" в человеке  как основе его нравственной  свободы. 
 Эти значения  выработаны задолго до отмеченных  выше двух привычных  нам сегодня значений термина "природа", которые появились на достаточно позднем этапе развития культуры и имеют свои конкретно-исторические и философские основания. Выпишем
теперь эти отмеченные ранее два значения в общем  перечне и в более точной формулировке:
4) Природа как  совокупность естественных условий  существования человека, человеческого  общества и человеческой культуры  и как источник необходимых  ресурсов (материальных, энергетических  и пр.) их существования. 
5) Природа как  объект специального научного  познания в рамках целого комплекса  дисциплин - "наук о природе"  или "естественных наук" (естествознания). В этом своем значении понятие  "природа" формируется лишь в Новое время, в период становления промышленного капитализма и науки в современном ее понимании и носит ярко выраженный нормативный характер.
 Хотя понятие  "природа" в значении сущего  в целом, космоса сыграло важную  роль в развитии философии,  особенно в античности, особое  значение в обсуждении философских  проблем оно обрело после осознания  важности таких противоположностей, как "природа - культура" и  "природа - дух". По времени  это совпадает с периодом гуманистического  поворота в развитии древнегреческой  философии. Уже софисты стали  придавать большое значение различению  того, что существует только "по  природе", и того, что существует "по положению", то есть по  условным (принятым) мнениям, обычаям  и другим человеческим установлениям.  К этой области условного они  относили все нравственные основы  и нормы личной и общественной  жизни, лишая их таким образом внутренней обязательности. С другой стороны, начиная с Сократа, в философии зарождается линия на понимание нравственности, добродетели как того, что укоренено в самой природе и затем постигается естественным разумом человека. С этой точки зрения к условному относится как раз все то, что создано самим человеком, все гражданские и культурные установления и учреждения, не исключая даже государства. Этот взгляд позднее особенно последовательно был развит стоиками, для которых выражения "жить по природе", "жить по разуму" и "жить добродетельно" были синонимами. Это противопоставление "жизни по природе" (как нормальное, естественное и добродетельное) "жизни по культуре" (как чего-то условного, противоестественного и недолжного) вспыхивает вновь в лоне романтических течений в XVIII-XIX веках во взглядах Ж. Ж. Руссо и других, а в своих крайних формах находит выражение в молодежных контр культурных движениях уже XX века.
 Во второй половине  XX века, однако, когда была осознана вся серьезность возможного глобального экологического кризиса и наивность любых крайних подходов к решению будущего человеческой культуры, стали вырабатываться более реалистические концепции и идеи: концепция коэволюции природы и общества, концепция устойчивого развития и другие. Столь же далеко идущие последствия имела и формулировка другой пары противоположностей - "природы" и "духа".
 В ясной  форме она сформулирована уже  в философии Платона с его  четким противопоставлением "мира  идей" "миру вещей". Этот дуализм  природы и духа был воспроизведен  в Новое время, причем в двух  наиболее влиятельных философских  системах - в учениях Декарта и  Канта. У Декарта указанный  дуализм существовал в виде  представления о двух субстанциях,  лежащих в основе каждой из  этих областей бытия, а именно  субстанции мыслящей и субстанции  протяженной. Кант же противопоставил,  во-первых, природу как царство  необходимых законов нравственной  свободе человека, а, во-вторых, природу  как мир познаваемых в опыте  явлений непознаваемому миру "вещей  в себе". Эта дуалистическая  установка была в конце XIX - начале XX века воспроизведена в виде противопоставления "наук о природе" "наукам о духе" (по другой терминологии - "наукам о культуре"), что вылилось в расхождение двух культур – естественно - научной и гуманитарной - и самым серьезным образом сказалось на развитии общечеловеческой цивилизации в XX веке.
 В настоящее  время, однако, все более осознается, что именно современное развитие "наук о природе", возникновение  неклассических, а затем и пост  неклассических научных концепций  создает условия для преодоления  этого раскола и выработки  единого языка для диалога  двух культур.
Зависимость человека от природы, от естественной среды обитания существовала на всех этапах человеческой истории. Она, однако, не оставалась постоянной, а изменялась, и довольно противоречивым образом.
С одной стороны, по мере развития производительных сил  общества, по мере того как взаимоотношения  человека с естественной средой обитания все более опосредовались создаваемой  им "второй природой", человек  повышал свою защищенность от стихийного буйства природы. Совершенствование одежды, создание обогреваемых и искусственно охлаждаемых жилищ, строительство дамб, защищающих от наводнений, и сейсмостойких сооружений - все это и многое другое позволяет не только обеспечить людям более стабильные и более комфортные условия существования, но и осваивать для обитания и для продуктивного труда все новые территории Земли, а теперь и ближнего космоса.
Наряду с этими  процессами, ослабляющими зависимость  человека от природы, с развитием  производительных сил связана и  другая тенденция. В орбиту человеческой деятельности вовлекается неуклонно  расширяющийся спектр процессов, явлений  и веществ природы, которые к тому же используются с нарастающей интенсивностью, так что человеческое общество втягивается во все более тесные и многообразные связи с миром окружающей природы.
Изобретая, скажем, способы  получения и использования железа и его сплавов, человек резко  увеличивает свое могущество во взаимоотношениях с природой. Вместе с тем с течением времени само развитие цивилизации оказывается зависимым от имеющихся на планете запасов железных руд, от их разведки и хозяйственного использования.
Или возьмем другой пример. Уголь и нефть долгое время  использовались почти исключительно  в качестве топливно-энергетического  ресурса, попросту говоря - сжигались. Однако затем человечество научилось  получать из угля и нефти обширную гамму продуктов самого разнообразного применения. Так, современная нефтехимия производит порядка 8 тыс. видов продуктов  различного назначения.
Подобного рода примеры  можно множить до бесконечности, и каждый из них будет раскрывать все ту же тенденцию возрастающей зависимости человека от природы. В  наши дни эта зависимость нередко  обнаруживается крайне драмматическим образом, поскольку масштабы применения многих видов ресурсов, необходимых для хозяйственной деятельности, да и просто для существования человечества, приводят к исчерпанию их имеющихся на планете запасов. В большей или меньшей мере это относится к рудам черных и многих цветных металлов, к имеющимся на Земле запасам нефти и угля, воды и древесины и т.п. Подсчеты специалистов говорят о том, что при сохранении сложившихся тенденций экономического развития, связанных с быстро растущим потреблением этих видов ресурсов, их запасы окажутся исчерпанными через несколько десятков лет.
Мы видим, таким  образом, что не только человек зависит  от природы, но и сама окружающая человека природа зависит от масштабов, форм и направлений его деятельности. И эта зависимость природы  от человека проявляется не только в интенсивном, достигающем предельных значений вовлечении в его деятельность природных ресурсов, но и в глубоких и нередко негативных воздействиях самой этой деятельности на окружающую среду.
Взаимодействие человека и природы, общества и среды его  обитания в результате бурного роста  промышленного производства во всем мире, причем производства, которое  опирается на существующие многоотходные технологии, достигло предельных, критических форм и размеров. Во весь рост встал вопрос об угрозе самому существованию человечества вследствие исчерпания природных ресурсов и опасного для жизни человека загрязнения среды его обитания. Именно этими противоречиями во взаимоотношениях общества и природы и определяется существо экологической проблемы.
В результате деятельности человека, в особенности в последние  десятилетия, в дикой природе  к настоящему времени исчезли  многие виды животных и растений. Не менее тревожно и то, что происходит неуклонное падение численности  и сокращение ареалов других видов.
Итак, последние десятилетия, на которые приходится развитие научно-технической  революции, принесли человечеству небывалое  прогрессивное изменение его  производительных сил, но и столь  же небывалое обострение экологической  проблемы, заставляющее всерьез задуматься о пределах исчерпаемости природных ресурсов и возможностях восстановительных процессов природы противостоять последствиям человеческой деятельности.
Перспектива разрешения экологической проблемы, стоящей  перед человечеством, требует развития гармонических отношений с природой, способствующих ее обогащению, очеловечению, гуманизации. Мы уже отмечали, что в период своего становления научное познание исходило главным образом из представления о необходимости "завоевания", "покорения" сил природы. Этот стереотип, имеющий вековую историю и еще не преодоленный сегодня, должен постепенно меняться; соответственно должно утверждаться убеждение в том, что современный человек не может ставить себя по отношению к природе в положение "завоевателя", не заботящегося о последствиях своей деятельности.
Поскольку экологические  проблемы носят ныне общечеловеческий характер, эти перемены должны быть взаимосвязаны с глубокими перестройками  международно-правового, политического  и культурного плана во взаимоотношениях между народами. С тяжелыми последствиями пренебрежительного отношения к природе люди сталкиваются непосредственно в своем повседневном существовании, причем перед обитателями каждого из регионов планеты экологические проблемы предстают в конкретных, своеобразных формах. Нисколько не преуменьшая всей важности и неотложности этих задач, необходимо вместе с тем особо подчеркнуть глобальное изменение экологической проблемы в целом.
Перед современным  человечеством стоят две основные опасности - опасность того, что оно  уничтожит себя в огне ядерной  войны, и опасность необратимого разрушения естественного базиса своего существования. Первая из них, впрочем, в достаточной степени осознается сегодня, хотя немало здесь зависит  от политики, проводимой силами, стоящими у власти в некоторых странах, не отрешившихся еще от устремлений "холодной войны", что мешает проведению практических мер по снижению и ликвидации ядерного противостояния.
Что же касается второй опасности, то в целом уровень  ее осознания людьми заметно отстает  от реальных масштабов нависшей угрозы. Прежде всего это находит выражение в том, что в своих практических взаимоотношениях с природой люди во многом продолжают руководствоваться частными, ограниченными интересами, когда природа фактически выступает как всего лишь плацдарм, на котором развертывается соперничество различных наций, социальных сил. А между тем угроза настолько велика, что для ее предотвращения человечеству по многим параметрам уже необходимо выступать в своих взаимоотношениях с природой в качестве единого целого, оскольку целый ряд серьезных негативных эффектов интенсивной природопреобразующей деятельности человека не ограничивается региональными рамками, а приобретает планетарный характер.
Вполне понятно, что  единство действий, глобальное международное  сотрудничество в борьбе за выживание  человечества предполагает выработку  единой согласованной идейной платформы, которая могла бы стать приемлемой для самых разных общественных движений, для всех стран и регионов планеты.
Следует также иметь  в виду, что глобальную экологическую  проблему приходится решать в условиях неравномерного развития разных стран  и народов, причем не просто по уровню доходов на душу населения, но и по целому комплексу социальных, экономико-производственных, культурных факторов.
Очевидно, что у  развитых и развивающихся стран  разные возможности для создания здоровой жизненной среды. Развивающиеся  страны не имеют достаточных средств для того, чтобы быстро решить эту проблему, однако они, как правило, располагают большими естественными ресурсами. Развитые страны обладают высоким экономическим и научно-техническим потенциалом, но их природная среда испытывает значительное неблагоприятное воздействие интенсивной производственной деятельности. Тем самым акценты в решении единой экологической проблемы ставятся по-разному: для развивающихся стран - это экологически обоснованное развитие, для развитых стран - экологически обоснованное развитие.
Кроме того, управление природными условиями жизни общества нельзя сводить лишь к регулированию  потребления ресурсов; в более  широком смысле это означает создание здоровой жизненной среды для  человека, социальные и природные  параметры которой обеспечивали бы максимум возможностей для его  развития.
Сохранение жизни  впервые в человеческой истории  выступает как цель, стоящая перед  людьми, и как задача, которую  они обязаны решать. И вследствие этого людям придется переоценивать  многие устоявшиеся взгляды и  воззрения, перестраивать свои взаимоотношения  не только с природой, но и друг с  другом, пересматривать направления  и способы своей деятельности. Первым, неотложным и минимальным  условием спасения жизни на Земле  является предотвращение ядерного пожара. Существуют и другие, пусть менее  очевидные, но также весьма серьезные  источники угрозы для живого. Все  они так или иначе связаны с деятельностью человека, и устранить их можно лишь в том случае, если они познаны и люди организуют свою деятельность, опираясь на эти знания.
В 20-е годы XX столетия французский ученый Э. Леруа ввел понятие ноосферы (в переводе с греческого - сферы разума).Впоследствии это понятие было углублено Тейяром де Шарденом и В. И. Вернадским, исходившими из того, что человечество, вооруженное научной мыслью, превращается в ведущую силу, которая впредь будет определять эволюцию нашей планеты. Сегодня мы со всей определенностью осознали, что дальнейшее существование как человечества, так и жизни на Земле зависит от того, достанет ли человечеству мудрости, разума для надлежащего устройства своих отношений с природой и с другими людьми. Некогда поэт грезил о том времени, когда "народы, распри позабыв, в единую семью соединятся".Ныне задача сохранения жизни настоятельно требует этого. Будущее человека и человечества, как и будущее живой природы, возможно лишь в форме ноосферы. Для этого, однако, одной научной мысли мало, ее необходимо дополнить волей, желанием и ответственной деятельностью человека.
2. Теория познания (или гносеология, философия познания) - это раздел философии, в котором изучаются природа познания и его возможности, отношение знания к реальности, выявляются условия достоверности и истинности познания.
Теория познания изучает все общее в познавательной деятельности человека безотносительно  к тому, какова сама эта деятельность: повседневная или специализированная, профессиональная, научная или художественная.
Понятие истины является ведущей в философии названия. Все проблемы философии  теории познания касаются либо средств и путей  достижения истины, либо форм ее реализации, структуры познавательных отношений  и т.п.                                                                                    
  Понятие истины  относится к важнейшим  в  общей системе мировоззренческих  проблем. Оно находится в одном  ряду с такими понятиями, как  “справедливость”, “добро”, “смысл  жизни”.
 Проблема истины, как и проблема смены теории, не такая уже тривиальная, как  может показаться с первого  взгляда.
Успешное использование  результатов познания в практической деятельности может быть осуществлено только в том случае, если полученные знания обладают достоверностью, являются истиной. Вопрос об истине, следовательно, один из важнейших в теории познания, верное освещение которого оказывается  возможным лишь с позиций диалектики.
Поскольку наши знания есть адекватное отражение внешнего мира, они должны обладать истинностью. При этом под истиной понимается соответствие наших знаний действительности (Аристотель). Естественно, что заблуждение (как неверное, иллюзорное, а иногда и извращенно-фантастическое отражение  действительности) будет противоположно истине. Впрочем, эти противоположности  могут взаимопревращаться, переходить друг в друга, что свидетельствует о конкретности истины. Например, в обычных условиях вода закипает при температуре 100°. Эта истина превращается в заблуждение, если кипятить воду высоко в горах, т. е. при сравнительно небольшом давлении. Однако понимания истины как соответствия знаний действительности недостаточно, требуется дальнейшая конкретизация и уточнение этого понятия.
Объективность в  истине отрицается, если истина рассматривается  как внутреннее свойство сознания, как бы последнее ни трактовалось. И все же для решения проблемы истины признания в ней объективности  недостаточно, так как сразу встает вопрос, дается субъекту познания истина сразу, целиком, в „последней инстанции" или же по частям, по мере движения от знаний менее глубоких и полных к  знаниям большей глубины и  достоверности. А это вопрос о  соотношении абсолютной и относительной  истины.
Абсолютная истина — это знание в полном объеме, содержание которого полностью соответствует  действительности. Под абсолютной истиной  понимается и так называемая истина факта, знание, которое тоже никогда  не будет поставлено под сомнение („А. С. Пушкин скончался 29 января 1837 г." и т. п.). К „вечным" истинам  относятся и некоторые принципы философии и науки, которые имеют  непреходящий характер, не могут быть опровергнуты дальнейшим ходом развития научного познания. К таковым относится, например положение о первичности  материи и вторичности сознания, философский принцип несотворимости и неуничтожаемости материи и движения, который в естествознании получил свою конкретизацию в виде принципа сохранения, и т. п.
Постижение абсолютной истины в её полном объеме возможно лишь в потенции, требует познавательной деятельности всех поколений, поскольку  речь идет о полном знании всего. Отсюда и необходимость введения понятия  „относительная истина", которая  в некотором роде противоположна абсолютной. Под относительной истиной понимается такое знание, которое при всем своем объективном содержании не обладает завершенностью и является неполным, рано или поздно подвергается дальнейшей конкретизации и уточнению.
Было бы ошибкой  полагать, что относительная истина —это нечто лишь релятивное (от лат. „релятивус"), что в ней нет „зерен" абсолютной истины, компонентов непреходящего. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые „зерна" абсолютной истины. Иными словами, истина сопрягает в себе такие несовместимые, с точки зрения метафизики, свойства, как устойчивость и изменяемость, абсолютность и относительность. Диалектика абсолютности и относительности, устойчивости и изменяемости раскрывает процессуальный характер истины.
Абсолютизация относительности  наших знаний (релятивизм), полное игнорирование  абсолютного в них явилось  важнейшей гносеологической причиной кризиса методологических основ  физики начала XX в.
Не менее опасна и вредна вторая крайность, заключающаяся  в абсолютизации истины, в игнорировании  относительности знаний. Такая догматическая  позиция тоже наносит большой  вред философии и науке, ибо оправдывает  застой, косность и рутину в данной сфере человеческой деятельности. Как  всегда, диалектика предполагает преодоление  крайностей догматизма и релятивизма, рассматривает теории, научные концепции  как единство абсолютного и относительного, а сам процесс познания окружающего  мира как постоянное движение к новым  вершинам научного знания.
Из диалектики абсолютной и относительной истины вытекает принцип конкретности истины, который  требует подходить к фактам, объекту  познания с учетом его реальных условий, конкретной обстановки.
История философии, естествознания и техники свидетельствует  о том, что человечество в сфере  познания действительности постоянно  преодолевает предел имеющегося знания, так что одни взгляды, теории и  концепции сменяются другими, более  глубокими и точными.
Реализация знаний в ходе практической деятельности людей  означает вместе с тем выполнение практикой своей третьей функции  — роли критерия истины. Проблема критерия истины всегда была центральной в  теории познания, ибо выявление такого критерия означает найти способ отделить истину от заблуждения, что имеет  первостепенное значение для познания и практики. Почему же именно практика является критерием истинности наших  знаний?
Субъективистски настроенные философы не в состоянии правильно решить вопрос о критерии истины. Одни из них утверждают, что критерием истины является выгода, полезность и удобство (прагматизм), другие полагаются на общепризнанность (концепция „социально-организованного опыта"), третьи ограничиваются формально-логическим критерием истинности, согласуя новые знания со старыми, приводя их в соответствие с прежними представлениями (теория когеренции), четвертые вообще считают истинность знаний делом условного соглашения (конвенционализм). В любом из этих случаев критерий истины (если он признается) не выводится за пределы разума, так что знание замыкается в самом себе.    
Не выходит за пределы сознания критерий истины и  в случае, когда он ограничивается сферой эмпирического наблюдения, а  опыт рассматривается в качестве одностороннего воздействия объекта  на органы чувств субъекта. Такую позицию  занимали не только метафизически мыслящие материалисты, но и неопозитивисты, считавшие истиной то, что соответствует  данным чувственного восприятия. Однако, во-первых, все большее количество получаемых опосредованно научных  понятий и положений не обладают наглядностью и в силу этого не могут быть подвергнуты проверке с помощью чувственного опыта. Во-вторых, чувственный опыт индивидуального  субъекта недостаточен; обращение же к чувственному опыту массы людей  означает не что иное, как все  ту же пресловутую общепризнанность, мнение большинства. А какие метаморфозы  происходили в истории науки  с мнением большинства, мы уже  знаем: в свое время Н. Коперник был, пожалуй, единственным человеком, который  считал, что не Солнце вращается  вокруг Земли, а Земля вокруг Солнца; у автора теории относительности  А. Эйнштейна первое время тоже было мало сторонников.
Итак, ни эмпирические наблюдения, которым не свойственна  так необходимая критерию истины всеобщность, ни рационалистическая в  своей основе ставка на ясность аксиом исходных принципов и строгость  логических доказательств не в состоянии дать надежный, объективный критерий истины Таким критерием может быть только материальная деятельность, т. е. практика, понимаемая как общественно-исторический процесс.
Выступающая в качестве критерия истины практика обладает всеми  необходимыми для этого свойствами: обращённой к объекту и выходящей  за пределы сферы знаний деятельностью; всеобщностью, поскольку практика не ограничена деятельностью индивидуального  субъекта познания; необходимой чувственной  конкретностью. Короче говоря, практика предполагает переход от мысли к  действию к материально действительности. При этом успех в достижении поставленных целей свидетельствует об истинности- знаний, исходя из которых эти цели ставились, а неудача — о недостоверности исходных знаний.
Чувственная конкретность практики не означает, что oна должна подтверждать истинность каждого понятия, каждого акта познания. Практическое подтверждение получают лиц отдельные звенья цепи рассуждений того или иного познав тельного цикла; большинство же актов познания осуществляется путем вывода одного знания из другого, предшествующего, процесс доказательства происходит часто логически путем.
Логический критерий всегда сопутствует критерию практики как необходимое условие реализации последнего. И всё же логическое доказательства, выступает, лишь вспомогательным  критерием истины, имея в итоге  практическое происхождение.
Велик удельный вес  формально-логического критерия истины (вернее, точности и непротиворечивости) в сфере математического знания. Но и здесь только в области  фундаментальной, „чистой" математики он выступает непосредственным критерием  истинности математических построений (путем обращения к практике нельзя, например, доказать, что сумма внутренних углов треугольника равна 180°). Что  же касается прикладной математики, то здесь практика является единственным критерием истинности математических моделей.
Относительность практики как критерия истины заключается  и в том, что, будучи всегда исторически  ограниченной, она не в состоянии  до конца, полностью доказать или  опровергнуть все наши знания. Практика способна осуществить это только в процессе своего дальнейшего развития.
„Неопределенность", относительность практики как критерия истины находится в единстве с  ее противоположностью — абсолютностью, определенностью. Критерий практики никогда  не может полностью подтвердить  или опровергнуть какое бы то ни было человеческое представление. Он настолько  неопределенен, чтобы не позволять  знаниям человека превратиться в  абсолют, но в то же время настолько  определёнен, чтобы показать несостоятельность  агностицизма в этом вопросе. Таким  образом, относительность практики как критерия истины соответствует  относительной истине, характеру  знаний, которыми человечество располагает  на данном этапе своего исторического  развития.
Истина - это объективное  содержание сознания, адекватное отражение  предметов и явлений действительности. С истиной справедливо связывается  самое благородное, возвышенное  и значимое в процессе познания мира, человека, общества. Истина есть процесс  адекватного (верного, правильного) отражения  действительности в сознании человека. Истина едина, но в ней выделяются объективный, абсолютный и относительный  аспекты, которые в свою очередь  можно рассматривать как относительно самостоятельные истины.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.