На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат История становления детской невропатологии

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 29.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    2!История  становления детской  невропатологии.Вклад  Россолимо, Анохина, Кожевникова, Бадаляна. В России формирование невропатологии как отдельной клинической дисциплины связано с именем А.Я.Кожевникова (1836 — 1902), который создал первую в мире невропатологическую клинику и в 1869 г. возглавил первую кафедру нервных и душевных болезней в Московском университете.
    А.Я.Кожевников был выдающимся ученым-исследователем. A.Я. Кожевникову удалось создать  образцовую для того времени неврологическую  клинику, приют для хронических  неврологических больных и неврологический  музей, в котором была представлена ценная коллекция материалов по анатомии и гистологии нервной системы. По инициативе А.Я.Кожевникова было организовано первое в России общество невропатологов и психиатров при Московском университете. С 1901 г. стал издаваться “Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова”.
    Выдающимся  представителем московской школы невропатологов и психиатров был С. С. Корсаков (1854—1900). Он стал основателем нозологического направления в психиатрии {нозология — учение о качественной самостоятельности, обособленности отдельных болезней). С.С.Корсаков трактовал возникновение психических заболеваний с позиции анатомо-физиологической концепции.
    С.С.Корсаков внес значительный вклад в изучение нервно-психических расстройств  у детей. Он провел большую работу по коренной перестройке системы  лечения и содержания психически больных, ратовал за гуманное отношение  к людям, страдающим психическими болезнями.
    Одним из основоположников детской психоневрологии  в нашей стране является Г. И. Россолимо (1860—1928). Он был талантливым клиницистом  с незаурядными способностями врача-педагога. Ему принадлежат работы по детской  невропатологии, психоневрологии, медицинской  психологии, в которых он привлекал  внимание передовой русской интеллигенции, в первую очередь врачей и педагогов, к вопросам охраны детской психики, предупреждения заболеваний нервной  системы у детей. К таким работам  относятся “Страх и воспитание”, “Дурные привычки и борьба с ними”, “К вопросу о душевных катастрофах  в юношеском возрасте”, “О ненормальных элементах в характере ребенка
    Г. И. Россолимо заложил основы советской  дефектологии. При этом он внес много  нового в изучение клиники, психики, речевого развития детей с аномалиями нервной системы. Он убеждал педагогов  в необходимости разработки вопросов воспитания этих детей.
    В последние годы жизни Г. И. Россолимо  много времени уделял экспериментальной  психологии. Им была сделана попытка  разработать объективные критерии оценки интеллектуально-психических  функций человека.
    В 1923 г. под редакцией Г. И. Россолимо вышел учебник нервных болезней.
    Известный невролог В. А. Муратов (1865—1916) внес много  нового в учение о нервных и  психических заболеваниях у детей. Он детально изучил детские церебральные параличи и выделил отдельные  клинические формы этого заболевания. Кроме того, он занимался изучением  морфологии мозга. Полученные им данные не потеряли актуальности и в настоящее  время.
    В.М.Бехтерев был одним из выдающихся ученых своего времени. Этому способствовало его  знакомство с передовыми идеями в  области естествознания и идеями русских революционеров-демократов. Он активно занимался изучением  анатомо-физиологических основ нервных  и психических болезней.
    В.М.Бехтерев проводил широкие экспериментальные  исследования с применением метода удаления и раздражения отдельных  участков коры мозга. Он внес значительный вклад в разработку сложной проблемы локализации функций в коре головного  мозга. Эти и последующие исследования были положены в основу классических трудов “Проводящие пути головного  и спинного мозга”, “Основы учения о функциях мозга”. Большую ценность представляют работы В.М.Бехтерева, посвященные  вопросам клинической невропатологии, обогатившие науку описанием  новых симптомов болезней, форм патологии  и методов лечения.
    В. М. Бехтерев одним из первых в России стал широко использовать во время  лечения нервно-психических заболеваний  метод внушения и гипноза. Им была разработана методика использования  коллективного гипноза в целях  лечения алкоголизма. Он придерживался  материалистических взглядов на природу  гипноза.
    Фундаментальные работы В. М. Бехтерева посвящены  анализу механизмов высшей нервной  деятельности человека. Эти работы существенно обогатили теорию нервизма.
    Комплексный подход к изучению раннего онтогенеза человека помог В.М.Бехтереву заложить основы экспериментальной психологии и педагогики раннего возраста.
    Он  настойчиво боролся с бытовавшим в дореволюционной России мнением, что ребенка до 3 лет необходимо не воспитывать, а упитывать.
    Придавая  первостепенное значение социально-трудовому  воспитанию учащихся школ, он был противником  индивидуалистической морали. В. М. Бехтерев призывал к воспитанию у подростков любви к Родине и высокой гражданственности. В одном из своих выступлений  он указывал на необходимость всемерно развивать в детях стремление к деятельности на общую пользу в  форме совместного труда.
    Теоретические концепции В.М.Бехтерева подготовили  почву для организации психоневрологического  института. В дальнейшем возник ряд  научно-исследовательских и клинических  учреждений, среди которых можно  назвать Центральный институт глухонемых, Воспитательно-клинический институт для нервнобольных детей. Эти  и другие учреждения стали основой  для создания в нашей стране дефектологической  службы, оказывающей действенную  помощь больным с нарушениями  нервной системы.
    В настоящее время успешно развиваются  направления, основанные на фундаментальных  исследованиях И.М.Сеченова, И.П.Павлова, В.М.Бехтерева.
    П.К.Анохин определил функциональную систему  как “широкое функциональное объединение  различно локализованных структур и  процессов на основе получения конечного  приспособительного эффекта”. При  этом различные элементы нервной  системы могут объединяться не только по признаку эволюционного возраста, но и в зависимости от их участия  в осуществлении той или иной функции. Звенья функциональной системы  могут локализоваться на различных  уровнях, и функциональная система  обычно проецируется на различные “горизонтальные  уровни” интеграции мозговой деятельности. 
 

    3!УЧЕНИЕ  О СИСТЕМОГЕНЕЗЕ
    Функциональная  система есть объединение различных  нервных элементов, участвующих  в обеспечении какой-либо функции. Она является важнейшим саморегулирующимся механизмом мозга. Для оценки уровня индивидуального развития нервной  системы (онтогенетического уровня) имеет значение не столько оценка степени анатомической зрелости тех или иных элементов, сколько  оценка их способности регулировать определенную функцию. Отсюда следует, что процессы онтогенеза можно понять глубоко с позиций системогенеза, т.е. не изолированного, а посистемного развития нервных элементов. Основы учения о системогенезе были заложены выдающимся советским физиологом П. К.Анохиным.
    Понятие “функциональная система” позволяет  объяснить некоторые закономерности становления нервно-психических  функций в онтогенезе. Важное значение имеет тот факт, что отдельные компоненты функциональной системы формируются примерно в одно и то же время, хотя и могут принадлежать к филогенетически разным уровням. Вследствие этого в процессе эмбрионального развития наряду с общей последовательностью образования различных отделов нервной системы (по принципу — сначала эволюционно более древние, а затем более молодые) наблюдаются и отклонения от последовательности, а именно посистемное созревание нервных элементов — системогенез. В первую очередь формируются те функциональные системы, которые имеют первостепенное жизненное значение. В функциональную систему могут объединяться разные в эволюционном плане уровни; поэтому в пределах одного и того же уровня можно наблюдать разные степени созревания отдельных элементов в зависимости от их вовлеченности в функциональную систему.
    Принцип неодновременности, гетерохронности можно проиллюстрировать многими примерами. Например, неравномерно созревают отдельные волокна лицевого нерва, иннервирующие мышцы лица. У новорожденных наиболее готовы к функционированию те нервные клетки и их волокна, которые имеют отношение к акту сосания, тогда как другие волокна лицевого нерва еще не миелинизированы. Другим примером системогенеза может быть организация у новорожденных механизма хватательного рефлекса. Уже на 4—6-м месяце внутриутробного развития человеческого эмбриона из всех нервов руки наиболее полно созревают те, которые обеспечивают сокращение сгибателей пальцев. Кроме того, к этому периоду дифференцируются клетки передних рогов спинного мозга на уровне восьмого шейного сегмента, где расположены двигательные нейроны сгибателей пальцев кисти, формируются связи с вышестоящими регулирующими отделами нервной системы.
    Установлено несколько важнейших принципов  системогенеза. Первый принцип заключается в том, что функциональные системы формируются не одновременно, а по мере жизненной необходимости, связанной с условиями существования организма. Так, новорожденный ребенок наделен готовыми системами, обеспечивающими регуляцию наиболее важных процессов — сосания, глотания, дыхания. Представители других видов к моменту рождения располагают гораздо большим количеством готовых функциональных систем. В частности, детеныш кенгуру способен самостоятельно забираться в сумку матери, а только что вылупившийся из яйца гусенок следовать за матерью или любым движущимся предметом.
    Несмотря  на кажущуюся скудость врожденных механизмов реагирования, у новорожденного ребенка  обнаруживается весьма тонкая координация  различных регулирующих воздействий  нервной системы. Например, возможно одновременное глотание и дыхание, — эта способность часто утрачивается впоследствии. Наряду с этим имеет  место значительное несовершенство зрительных, слуховых, двигательных реакций. В неодновременности формирования реагирующих механизмов заключается принцип гетерохронности созревания отделов нервной системы.
    Второй  принцип системогенеза состоит в межсистемной и внутрисистемной гетерохронности. Межсистемная гетерохронность — неодновременные закладка и формирование разных функциональных систем (сосание и зрительный контроль). Внутрисистемная гетерохронность — постепенное усложнение формирующейся функции. Первоначально созревают элементы, дающие возможность минимального обеспечения функции; затем постепенно вступают в строй и другие отделы данной системы, позволяющие реагировать на внешние и внутренние воздействия более тонко. Например, у ребенка до 3 месяцев сосательный рефлекс вызывается очень легко, любым прикосновением к щекам, подбородку, но довольно часто наблюдаются поперхивание, заглатывание воздуха. К 3 месяцам сосательные движения становятся более дифференцированными, вызываются в основном раздражением губ; поперхивание встречается редко. Аналогичная картина отмечается в развитии хватательных функций руки. В первые месяцы жизни любое раздражение ладони вызывает сжимание кисти в кулачок. Впоследствии схватывание становится более избирательным, возникает сопротивление большого пальца остальным. Внутрисистемная гетерохрония обусловлена не только дозреванием элементов данной функциональной системы, но и установлением межсистемных связей. Например, автоматическое схватывание усложняется по своей двигательной организации, но в то же время начинает все более явственно обнаруживаться зрительный контроль над действием руки (зрительно-моторная координация).
    Учение  о системогенезе позволяет понять причины строгой последовательности и преемственности этапов нервно-психического развития ребенка. Например, удерживание головы предшествует сидению, сидение — стоянию, стояние — ходьбе. Способность удерживать голову является важной предпосылкой для контроля за положением тела. Это достигается благодаря совершенствованию органа равновесия и за счет усложняющегося зрительного контроля
    Следует учитывать, что многие функциональные системы сами состоят из ряда подсистем, формирующихся неодновременно и постепенно усложняющих свои взаимодействия. Так, в комплекс управления движениями входят системы регуляции мышечного тонуса, равновесия тела, координации сокращений мышц — антагонистов и синергистов (т.е. действующих противоположно и содружественно). Кроме того, для любого двигательного акта необходима целостная программа — “двигательная задача”, подразумевающая смену одних движений другими, контроль за выполнением намеченного действия. Чтобы совершить обычный шаг человеку необходимо перенести тяжесть тела на одну ногу и, сохраняя при этом равновесие, перенести другую ногу вперед, что достигается благодаря сокращению одних групп мышц и расслаблению других. Понятно, что при каждом шаге смещается центр тяжести тела, учитывается поверхность, по которой совершается передвижение, и, кроме того, выполняется ряд других задач: шаг совершается в определенном направлении, с заданной быстротой и т.д. Любой здоровый человек легко решает все перечисленные задачи, хотя даже и не знает, как это делается. Однако подобная согласованность отдельных звеньев системы регуляции движений достигается лишь в процессе развития и обучения. Наблюдая за моторикой детей различных возрастных групп, можно оценить, как постепенно совершенствуются их двигательные акты, как из отдельных подсистем формируется единая, интегративная система двигательной регуляции.
    Подход  с позиций системогенеза позволяет не только находить критерии для возрастных нормативов той или иной функции, но и выяснять структурно-функциональные основы различных аномалий развития. Может наблюдаться как полное, равномерное недоразвитие целостной функциональной системы, так и недоразвитие отдельных ее звеньев с установлением аномальных связей между нервными центрами. Например, встречаются дети достаточно ловкие в обычной игровой деятельности, но малоспособные к выполнению тонких движений, требующих определенного плана. В таких случаях можно говорить о недостаточности корковых отделов регуляции моторики. Наряду с этим приходится наблюдать детей неловких и неуклюжих в обиходной жизни, но способных хорошо рисовать, лепить, играть на музыкальных инструментах.
    Особенно  наглядно варианты межсистемного и  внутрисистемного недоразвития проявляются  при различных формах патологии  речи. Встречаются дети с общей  моторной неловкостью и с грубым косноязычием. Однако наблюдается немало случаев, когда общая моторика практически  не страдает, а в речи обнаруживается много дефектов — заикание, “пулеметная”, невнятная речь и т.д. Наконец, приходится наблюдать учеников с изолированными расстройствами письма при достаточно хорошей устной речи.
    Принципы  системогенеза позволяют, таким образом, конкретизировать, структурно определять отклонения в возрастной эволюции нервной системы и намечать пути преодоления формирующихся дефектов. Эти пути коррекции принципиально могут быть распределены на несколько групп: стимуляция развития отстающих от возрастных показателей функций, размыкание установившихся в ходе искаженного развития аномальных связей, формирование новых комплексов внутри- и межсистемных взаимодействий. В зависимости от конкретной формы дефекта возможны одновременные лечебные воздействия в нескольких направлениях. Однако, учитывая преемственность этапов индивидуального развития, часто приходится идти по пути поэтапного восстановления; при этом на каждом этапе подготавливается фундамент для нового Усложнения функции. Если, например, ребенок не может в достаточном объеме совершать движения языком, то от него трудно добиться правильного произношения звуков.
    К числу других важнейших функциональных систем мозга относятся слуховая и зрительная. Несколько особняком стоит интеллектуальная сфера, поскольку ее связь с особенностями строения мозга гораздо сложнее. Основные данные о возрастных характеристиках и нарушениях главных функциональных систем представлены в соответствующих главах.
    ВОЗРАСТНАЯ  ЭВОЛЮЦИЯ МОЗГА
    Эволюция  человека как биологического вида исключительно  сложна. Следовательно, это в полной мере относится к мозгу. Однако это  не означает, что мозг человека следует  рассматривать как нечто застывшее, неизменяемое. В процессе онтогенетического  развития мозг человека претерпевает значительные изменения. В анатомическом  отношении мозг новорожденного и  мозг взрослого человека существенно различаются. Это означает, что в процессе индивидуального развития происходит возрастное эволюционирование мозговых структур. Кроме того, даже после завершения морфологического созревания нервной системы человека остается необъятная “зона роста” в смысле совершенствования, перестройки и нового образования функциональных систем. Мозг как совокупность нервных элементов у всех людей остается примерно одинаковым, но на основе этой первичной структуры создается бесконечное разнообразие функциональных особенностей.
    Завершенность биологической эволюции человека следует  понимать не как конечный пункт, а  как динамический момент, открывающий  большие возможности для индивидуальных вариаций, для постоянного совершенствования  личности.
    В процессе эволюции мозга можно выявить  два важнейших стратегических направления. Первое из них заключается в максимальной предуготованности организма к будущим условиям существования. Это направление характеризуется большим набором врожденных, инстинктивных, реакций, которыми организм оснащен буквально на все случаи его жизни. Однако набор таких “случаев” довольно стереотипен и ограничен (питание, защита, размножение).
    В мире организмов-автоматов нет надобности в индивидуальном обучении, личном прошлом, ибо организм рождается  наделенным способностями к определенным действиям. Стоит измениться условиям, как наступает гибель. Однако огромная плодовитость сводит практически на нет “неразумность” отдельных особей, не имеющих гибкости в реагировании. Благодаря той же гигантской плодовитости происходит быстрое приспособление целых поколений к меняющимся факторам среды: тысячные и миллионные потеря вследствие неприспособленности быстро восполняются.
    Если  от мира насекомых, где автоматизация  поведения достигает наивысшего расцвета, обратиться к миру млекопитающих, то можно увидеть совсем иную картину: врожденные, инстинктивные формы  реагирования “обрастают” индивидуализированными реакциями, основанными на личном опыте. Поведение млекопитающего в какой-либо ситуации гораздо менее определенно, чем насекомого; шаблонов поведения  становится все меньше, а исследовательские, ориентировочные реакции занимают все больше места.
    Примечательно, что для такой формы жизнедеятельности  требуется гораздо больше мозгового  вещества. Впрочем, это и понятно. Мозг насекомого — это, по существу, многопрограммный исполнительный автомат, тогда как мозг млекопитающего —  автомат самообучающийся, способный  к вероятностному прогнозированию.
    Однако  главное не в количестве, а в  структуре мозгового вещества. В  рамках второго направления эволюции, предоставившего индивидам наибольшее число степеней свободы действия, происходит неуклонное увеличение размеров коры больших полушарий мозга. Этот отдел является наименее специализированным и, следовательно, наиболее пригодным  для фиксации личного опыта. Принцип  кортикализации функций, таким образом, предполагает возможность их непрерывного совершенствования.
    Казалось  бы, второе направление эволюции наиболее перспективно, и его представителям заранее обеспечено полное процветание. Но способность к индивидуальному  обучению дается за счет неприспособленности в раннем детстве. Пока происходит обучение, часть неопытного молодняка, естественно, погибает.
    Таким образом, возникает трудно разрешимая дилемма: увеличить или сократить  срок обучения. В первом случае потомство  становится особенно опытным. Однако при  этом очень велик риск для жизни. Во втором случае рано повзрослевшему существу грозит плохая приспособляемость, “неразумность”, что в конце концов тоже неблагоприятно для выживания.
    В живой природе существует множество  компромиссных решений этой дилеммы, суть которых сводится к одному: чем больше набор врожденных реакций  для первоначального выживания, тем короче период детства и меньше способность к индивидуальному  обучению. Человек в этом ряду занимает особое место: его новорожденный  самый беспомощный, а детство  — самое продолжительное во всем животном мире. В то же время у  человека наиболее высокая способность  к обучению, к творческим взлетам  мысли.
    Однако  путь от беспомощного новорожденного до социально зрелого индивида чрезвычайно  велик.
    Новорожденный фактически ничего не умеет и практически  всему может и должен научиться  в течение жизни. Как избежать ошибок и искажений в развитии, как добиться формирования гармоничной, творческой личности? Существует мнение, что все зависит от воспитания. Новорожденного можно сравнить с своего Рода нулевым циклом предстоящей постройки, и из этого нуля можно сотворить все, что угодно.
    Взгляд  на период новорожденности как на нулевую фазу не нов. Еще в XVII в. Д.Локк развивал идеи о том, что душа новорожденного — “чистая доска”, “пустое помещение”, которое заполняется в процессе развития и воспитания. Эти постулаты  надолго закрепились в педагогике. Однако современные исследования показывают, что мозг новорожденного — не просто безликая масса клеток, ожидающих  внешних воздействий, а генетически  запрограммированная система, постепенно реализующая заложенную в нее  тенденцию развития. Только что родившийся ребенок — далеко не “нуль”, а  сложнейший результат насыщенного  перестройками периода внутриутробного  развития.
    Если  продолжить сравнение мозга новорожденного с “чистой доской”, незаполненной  тетрадью, то можно отметить, что несмотря на внешнее сходство всех тетрадей каждый экземпляр имеет свои особенности. В одном, например, нельзя писать чернилами (они расплываются), в другом обнаруживаются неразрезанные страницы (поневоле приходится оставлять пустые места), в третьем перепутана нумерация страниц и необходимо делать записи не по порядку, а в разных местах. Более того, практически невозможно записать во все экземпляры один и тот же текст, одни и те же сведения, не говоря уже о различиях формы, стиля изложения и почерка. В одних случаях изложение получается предельно сухим, в других — романтически приподнятым, в третьих целые фрагменты оказываются совершенно неразборчивыми. Однако следует отметить, что сравнение мозга с тетрадью чересчур поверхностно, ибо мозг человека — это не компьютер для фиксации сведений, а система, активно перерабатывающая информацию и способная самостоятельно извлекать новую информацию на основе творческого мышления. Главной причиной творческого, интеллектуального развития ребенка является необходимость взаимодействия отдельных форм поведения в ходе решения возникающих и усложняющихся в окружении ребенка жизненных задач.
    На  основе изучения развивающегося мозга  можно условно говорить о “биологическом каркасе личности”, который влияет на темп и последовательность становления  отдельных личностных качеств. Понятие  “биологический каркас” динамическое. Это, с одной стороны, генетическая программа, постепенно реализующаяся  в процессе взаимодействия со средой, с другой — промежуточный результат  такого взаимодействия. Динамичность “биологического каркаса” особенно наглядна в детстве. По мере повзросления биологические параметры все более стабилизируются, что дает возможность разрабатывать типологию темпераментов и других личностных характеристик.
    Важнейшими  факторами “биологического каркаса  личности” являются особенности  мозговой деятельности. Эти особенности  генетически детерминированы, однако эта генетическая программа всего  лишь тенденция, возможность, которая  реализуется с различной степенью полноты и всегда с какими-то модификациями. При этом играют большую роль условия  внутриутробного развития и различные  факторы внешней среды, воздействующие после рождения. Все же влияния  внешних факторов небеспредельны. Генетическая программа определяет предел колебаний в своей реализации, и этот предел принято обозначать как норму реакции.
    Например, такие функциональные системы, как  зрительная, слуховая, двигательная, могут  существенно различаться в нормах реакции. У одного человека от рождения присутствуют задатки абсолютного  музыкального слуха, другого нужно  обучать различению звуков, но выработать абсолютный слух так и не удается. Тo же самое можно сказать о двигательной неловкости или, наоборот, одаренности. Таким образом, “биологический каркас” в известной степени предопределяет контуры того будущего ансамбля, который называется личностью.
    Говоря  о вариантах нормы реакции  отдельных функциональных систем, следует  указать на относительную независимость  их друг от друга. Например, между музыкальным  слухом и моторной ловкостью нет  однозначной связи. Можно прекрасно, тонко понимать музыку, но плохо  выражать ее в движениях. Этот факт раскрывает одну из важнейших закономерностей  эволюционирования мозга — дискретность формирования отдельных функциональных систем. 

    9!ОСНОВНЫЕ  ПРОВОДЯЩИЕ ПУТИ  СТВОЛА ГОЛОВНОГО  И СПИННОГО МОЗГА
    В белом веществе ствола головного  мозга и спинном мозге располагаются  проводники восходящего и нисходящего  направлений Нисходящие пути проводят к рефлекторным аппаратам спинного мозга двигательные импульсы из коры головного мозга (пирамидный путь), а также импульсы, способствующие двигательного акта (экстрапирамидные пути) из различных отдлов подкорковых образований и ствола головного мозга. Нисходящие двигательные проводники заканчиваются на периферические 
мотонейронах спинного мозга посегментно. Вышележащие отделы центральной нервной системы оказывают существенное влияние на рефлекторную деятельность спинного мозга. Они затораживают рефлекторные механизмы собственного аппарата спинного мозга. Так, при патологическом выключении пирамидных путей собственные рефлекторные механизмы спинного мозга растормаживаются. При этом усиливаются рефлексы спинного мозга и тонус мышц. Кроме того, выявляются защитные рефлексы и такие, которые в норме наблюдаются только у новорожденных и детей первых месяцев жизни.

    Восходящие  пути передают из спинного мозга чувствительные импульсы с периферии (с кожи, слизистых  оболочек, мыши, суставов и т.д.) к  вышележащим отделам головного  мозга. В конце концов эти импульсы достигают коры головного мозга. С периферии импульсы приходят в кору головного мозга двумя путями: и так называемым специфическим системам проводников (через восходящий проводник и зрительный бугор) и по неспецифической системе — через ретикулярную формацию (сетевидное образование) ствола головного мозга. Все чувствительные проводники от дают коллатерали ретикулярной формации. Ретикулярная формация активирует кору головного мозга, распространяя импульсы по разным отделам коры. Ее влияние на кору оказывается диффузным, тогда как специфические проводники посылают импульсы лишь в определенные проекционные зоны. Кроме того, ретикулярная формация участвует в регуляции разнообразных вегетативно-висцеральных и сенсомоторных функций организма. Таким образом, вышележащие отделы мозга находятся под влиянием спинного мозга.
    НИСХОДЯЩИЕ  ПУТИ
    Корково-спинальный (пирамидный) путь проводит импульсы произвольных движений от двигательной зоны коры головного мозга в спинной мозг. Во внутренней капсуле он расположен в передних 2/з заднего бедра и в колене (волокна пирамидного пути к двигательным ядрам черепных нервов). На границе со спинным мозгом пирамидный путь подвергается неполному перекресту. Более мощный перекрещенный путь спускается в спинной мозг по боковому канатику; неперекрещенный путь проходит в передний столб спинного мозга. Волокна перекрещенного пути иннервируют верхние и нижние конечности, волокна неперекрещенного пути — мышцы шеи, туловища, промежности. Волокна обоих пучков заканчиваются посегментно в спинном мозге, входя в контакт с мотонейронами передних рогов спинного мозга. Волокна пирамидного пути к двигательным ядрам черепно-мозговых нервов перекрещиваются при подходе непосредственно к ядрам (рис. 31).
    Руброспинальный путь идет от красных ядер среднего мозга к мотонейронам спинного мозга. Под красными ядрами совершает перекрест, проходит ствол мозга, по спинному мозгу спускается (рядом с пирамидным путем) в боковых канатиках. Имеет важное значение для экстрапирамидного обеспечения движений.
    Корково-мостомозжечковые пути (лобно-мостомозжечковый и затылочно-височно-мостомозжечковый) проходят из коры головного мозга к собственным ядрам моста через внутреннюю капсулу. т ядер моста пучки волокон направляются к коре мозжечка противоположной стороны. Проводят импульсы от коры головного мозга после обработки всей поступающей в нее аффективной информации. Эти импульсы корригируют деятельность экстрапирамидной системы (в частности, мозжечка).
    Задний  продольный пучок начинается от клеток ядра Даркшевича, лежащего кпереди от ядер глазодвигательного нерва. Заканчивается посегментно у мотонейронов спинного мозга. Имеет связи со всеми ядрами глазодвигательных нервов и с ядрами вестибулярного нерва. В стволе головного мозга располагается близко к средней линии, в спинном мозге проходит в передних столбах.
    При помощи заднего продольного пучка  обусловливается одновременность  поворота глазных яблок и головы, содружественность и одновременность движений глазных яблок. Связь заднего продольного пучка с вестибулярным аппаратом, со стриопаллидарной системой и со спинным мозгом делает его важным проводником экстрапирамидного влияния на спинной мозг.
    Тектоспинальный путь начинается от ядер крыши четверохолмия и заканчивается у клеток передних рогов шейных сегментов.
    Обеспечивает  связи экстрапирамидной системы, а  также подкорковьгх центров зрения и слуха с шейной мускулатурой. Имеет большое значение в образовании ориентировочных рефлексов.
    Вестибулоспинальный путь идет от ядер вестибулярного нерва.
    Заканчивается у мотонейронов передних рогов спинного мозга.
    Проходит  в передних отделах бокового канатика спинного мозга.
    Ретикулоспинальный  путь идет от ретикулярной формации ствола головного мозга к мотонейронам спинного мозга.
    Вестибулоспинальный и ретикулоспинальный пути — проводники экстрапирамидного влияния на спинной  мозг.
    ВОСХОДЯЩИЕ  ПУТИ
    К восходящим путям спинного мозга  и ствола головного мозга относятся  чувствительные (афферентные) пути (рис. 32).
    Спиноталамический путь проводит болевую, температурную и частично тактильную чувствительность. Рецепторный аппарат (экстерорецепторы) расположен в коже и слизистых оболочках. Импульсы от рецепторов идут по спинномозговым нервам в тело расположенного в межпозвоночном узле первого чувствительного нейрона. Центральные отростки от клеток узла вступают в задний рог спинного мозга, где лежит второй нейрон. Нервные волокна от клеток заднего рога через переднюю серую спайку спинного мозга переходят на противоположную сторону и по боковому столбу спинного мозга поднимаются в продолговатый мозг, затем, не прерываясь, проходят через мост и ножки мозга в зрительный бугор, где находится третий нейрон. От зрительного бугра волокна идут через внутреннюю капсулу в кору головного мозга — в ее заднецентральную извилину и в теменную долю. Бульботаламический путь — проводник суставно-мышечной, такильной, вибрационной чувствительности, чувства давления, тяжести. Рецепторы (проприорецепторы) расположены в мышцах, суставах, связках и др. По спинномозговым нервам импульсы от рецепторов передаются в тело первого нейрона (в межпозвоночном узле). Волокна от первых нейронов через задний корешок вступают в задние канатики спинного мозга. Они составляют пучки Голля (волокна от нижних конечностей) и Бурдаха (волокна от верхних конечностей). Волокна этих проводников заканчива ются в специальных ядрах продолговатого мозга. По выходе из ядер эти волокна делают перекрест и соединяются с волокнами спиноталамического пути. Их общий путь называется медиальной (внутренней) петлей (общий путь всех видов чувствительности).
    Петля тройничного нерва  присоединяется к внутренней петле, подходя к ней с другой стороны.
    Боковая, или латеральная, петля — слуховой путь ствола мозга.
    Заканчивается во внутреннем коленчатом теле и в  заднем бугре четверохолмия.
    Спиномозжечковые  пути (передний и задний) несут проприонептивную информацию в мозжечок.
    Передний  спиномозжечковый путь (пучок Говерса) начинается на периферии в проприорецепторах. Первый нейрон, как обычно, находится в межпозвонковом ганглии. Волокна от него в составе заднего корешка вступают в задний рог. Там находится второй нейрон. Волокна от вторых нейронов выходят в боковой столб своей стороны, направляются вверх и в составе нижних ножек мозжечка достигают червя мозжечка.
    Задний  спиномозжечковый путь (пучок Флексига) имеет такое же начало. Волокна от клеток заднего рога вторых нейронов располагаются в боковом столбе спинного мозга и достигают червя мозжечка через верхние ножки мозжечка.
    Таковы  основные проводники спинного мозга, продолговатого мозга, моста и ножек мозга. Они  обеспечивают связь различных отделов  головного мозга со спинным мозгом (см. рис. 32).
    10!ПЕРИФЕРИЧЕСКАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА
    К периферической нервной системе  относятся нервы, отходящие от головного  мозга, — черепные нервы, и от спинного мозга — спинномозговые нервы, корешки  нервов, узлы черепных нервов и межпозвоночные узлы спинномозговых нервов. Каждый нерв — это совокупность отростков  нервных клеток. Отдельные волокна  окружены особой оболочкой, называемой миелиновой. Нерв в целом окружен  соединительнотканной оболочкой (эпиневрий).
    Нервные волокна делятся на двигательные (эфферентные) и чувствительные (афферентные). В нервном стволе проходят также и волокна вегетативной нервной системы. Чувствительные нервные волокна начинаются на периферии — в коже, слизистых оболочках, мышцах, во внутренних органах — особыми образованиями, воспринимающими раздражения, — рецепторами. Рецепторы трансформируют энергию раздражения в нервный импульс, который и передается в центральную нервную систему по нервному волокну. Первый нейрон чувствительного нервного волокна находится в особом образовании — спинномозговом узле (ганглии) для спинномозговых нервов или в ганглиях черепных нервов. Ганглий, или узел, - это скопление чувствительных нейронов. Эти нейроны имеют два отростка. Периферический отросток идет на периферию и оканчивается рецептором, а центральный отросток идет в спинной мозг (спинномозговой нерв) или в головной мозг (черепной нерв). Комплекс отростков, выходящих из спинномозгового ганглия и следующих в спинной мозг, составляет чувствительный корешок Каждый спинномозговой ганглий и корешок соединены с определенным сегментом спинного мозга. Таким образом, сегмент спинного мозга, корешок спинального нерва и межпозвонковый узел составляют единый сегментарный аппарат.
    Двигательные  нервные волокна иннервируют  соматическую (т.е. произвольную) мускулатуру. Они оканчиваются в мышце мионевральным  синапсом, который передает импульс  с нервного волокна непосредственно  мышце.
    Двигательное  нервное волокно начинается от периферического  двигательного нейрона, расположенного в передних рогах спинного мозга. Комплекс нервных волокон, начинающихся от мотонейронов одного сегмента, составляет передний, или двигательный, корешок. Он соединяется с задним, чувствительным, корешком.
    Совместное  образование чувствительных и двигательных волокон составляет спинномозговой нерв. Направляясь на периферию, смежные  нервы соединяются друг с другом, обмениваются волокнами. Эти соединения нервов называются нервными сплетениями.
    Из  спинномозговых нервов шейного сегмента спинного мозга образуется шейное сплетение, которое лежит на шее, под грудино-ключично-соскоцевидной мышцей. Она дает начало нескольким нервам (рис. 23). Эти нервы иннервируют в основном кожу задней поверхности головы, нижнебоковой поверхности лица, ушной раковины, над-, подключичной и верхнелопаточной области. Важным нервом этого сплетения является диафрагмальный нерв. Его двигательные волокна иннервируют диафрагму — грудобрюшную перегородку, которая принимает участие в акте дыхания. При параличе диафрагмы возникает нарушение дыхания.
    Из  волокон V—VIII шейных и I — II грудных  спинномозговых нервов образуется плечевое сплетение. Оно лежит в надключичной и подключичной ямках. Из этого сплетения выходят нервы, иннервирующие кожу и мышцы верхнего плечевого пояса.
    Грудные нервы — это смешанные спинальные нервы. Верхние два нерва принимают  участие в образовании плечевого  сплетения, нижний — XII — в образовании поясничного сплетения.
    Грудные нервы иннервируют мышцы грудной  клетки (принимающие участие в  акте вдоха), мышцы спины и брюшного пресса. Чувствительные волокна иннервируют  кожу наружной и передней поверхностей грудной клетки и живота.
    Из  ветвей I — IV поясничного и частично XII грудного нервов образуется поясничное сплетение. Оно расположено кпереди  от поясничных позвонков. Нервы этого  сплетения иннервируют кожу и  мышцы бедра.
    Ветви V поясничного и I —II крестцовых спинальных нервов образуют крестцовое сплетение, главным нервом которого является седалищный нерв. Он смешанный. В области подколенной ямки он делится на малоберцовый и большеберцовый нервы. Выше разделения седалищного нерва от него отходят веточки, иннервирующие мышцы, сгибающие голень. Малоберцовый и большеберцовый нервы иннервируют кожу и мышцы голени и стопы. 

    11! Обонятельный нерв
    I пара — обонятельный нерв. Образующие  его нервные клетки первого  нейрона лежат в верхнем отделе  слизистой оболочки носа. Эти  клетки непосредственно воспринимают  раздражение (молекулы пахучего  вещества или волны от колебаний  атомов в воздухе) и по центральным  отросткам передают его дальше. Второй нейрон находится в  обонятельной луковице, лежащей  на основании мозга. По обонятельному  тракту, начинающемуся от обонятельной  луковицы, отростки вторых нейронов  доходят до первичных обонятельных  центров (обонятельный треугольник,  зрительный бугор и другие  образования, где лежит третий  нейрон).
    Волокна от третьего нейрона идут к корковым обонятельным центрам, которые находятся  главным образом в гиппокамповой извилине (см. рис. 6, 8). Гиппокампова извилина входит в так называемую лимбическую систему, которая принимает участие в регуляции вегетативных функций и эмоциональных реакций, связанных с инстинктами. 

    12!Зрительный  нерв
    II. пара — зрительный нерв. Как  и обонятельный, зрительный нерв  является, по существу, вынесенной  на периферию редуцированной  частью мозга. Зрительный нерв  входит в систему зрительного  анализатора. В сетчатой (внутренней) оболочке глаза расположен рецепторный  аппарат — палочки и колбочки, воспринимающие световые раздражения.  Первым нейроном являются ганглиозные клетки. Их периферические отростки соединены с палочками (ответственны за черно-белое восприятие) и колбочками (ответственны за цветовое восприятие). Центральные отростки их составляют зрительный нерв. Зрительные нервы через глазничное отверстие выходят из глазниц в полость черепа, располагаясь на основании мозга. Кпереди от турецкого седла зрительные нервы делают частичный перекрест (хиазма зрительных нервов). Перекрещиваются только волокна, идущие от внутренних половин сетчаток. Волокна от наружных половин сетчаток остаются неперекрещенными.
    В силу оптических свойств глаза левая половина сетчатки воспринимает свет с правой стороны поля зрения и, наоборот, правая половина сетчатки воспринимает свет с левой стороны поля зрения. Это означает, что левой половине сетчатки соответствует правое поле зрения, а правой половине — левое поле зрения (рис. 26). Таким образом, после перекреста зрительных нервов каждый зрительный тракт несет волокна от наружной половины сетчатки своего глаза и внутренней половины сетчатки противоположного глаза. Зрительные тракты направляются в первичные зрительные центры — наружное коленчатое тело, подушку зрительного бугра и в передние бугры четверохолмия. В наружных коленчатых телах зрительного бугра находится второй нейрон, от которого начинается путь в затылочную часть коры головного мозга.
    Волокна от верхнего квадранта сетчатки проходят в верхней части зрительного  тракта и проецируются в расположенную  над шпорной бороздой область  затылочной доли. Волокна от нижнего  квадранта сетчатки проходят в нижней части зрительных трактов и проецируются в расположенные ниже шпорной  борозды области затылочной доли коры.
    Верхним квадрантам сетчаток соответствуют  нижние квадранты полей зрения, а  нижним квадрантам сетчаток соответствуют  верхние квадранты полей зрения. Таким образом, в затылочной доле коры головного мозга проецируются наружная половина сетчатки своего глаза  и внутренняя половина сетчатки противоположного глаза; им соответствуют противоположные  поля зрения. Аналогично этому над  шпорной бороздой проецируются нижние квадранты полей зрения, ниже шпорной  борозды — верхние квадранты  полей зрения.
    В передних буграх четверохолмия находится  рефлекторный центр реакции зрачка на свет. При освещении глаза зрачок сужается, при затемнении — расширяется (прямая реакция зрачка на свет). Однако при освещении одного глаза сужается зрачок и на другом глазе (содружественная реакция зрачка на свет).
    Рефлекторная  дуга зрачкового рефлекса замыкается на уровне четверохолмия. Часть волокон  зрительного тракта заканчивается  в передних буграх четверохолмия. Здесь  импульс передается в ядра глазодвигательных нервов своей и другой стороны, за счет чего и происходит сужение зрачка на своей и противоположной стороне. 

    13!Глазодвигательный  нерв
    III пара — глазодвигательный нерв. Он иннервирует мышцы, двигающие глазное яблоко, и мышцу, суживающую зрачок и изменяющую кривизну хрусталика. Это изменение кривизны хрусталика приспосабливает глаз к лучшему видению на близком и дальнем расстоянии (аккомодация).
    Различают следующие глазные мышцы: верхнюю  прямую (двигает глазное яблоко кверху), нижнюю прямую (двигает глазное яблоко книзу), наружнюю прямую (двигает глазное яблоко кнаружи), внутреннюю прямую (двигает глазное яблоко кнутри), верхнюю косую, или блоковую, мышцу (двигает глазное яблоко вниз кнаружи за счет косого расположения), нижнюю косую мышцу (двигает глазное яблоко вверх кнаружи также за счет косого расположения).
    Имеется, кроме того, седьмая мышца —  мышца, поднимающая верхнее веко.
    верхнеквадрантная гомонимная гемианопсия; 7 — нижнеквадрантная гомонимная гемианопсия
    Глазодвигательный нерв (III) — иннервирует верхнюю прямую, нижнюю прямую, внутреннюю прямую, нижнюю косую мышцы; отводящий нерв (VI) — наружную прямую мышцу; блоковый нерв (IV) — верхнюю косую мышцу. Вверху слева показаны направления движения глазного яблока при сокращении этих мышц
    Глазодвигательный нерв иннервирует следующие мышцы: верхнюю, нижнюю, внутреннюю прямые, нижнюю косую, поднимающую верхнее веко.
    Ядра  глазодвигательного нерва расположены в ножках мозга, на дне водопровода мозга на уровне верхних бугров четверохолмия. Этих ядер три: наружное парное ядро обеспечивает иннервацию глазодвигательных мышц; внутреннее парное ядро иннервирует мыщцу, суживающую зрачок; внутреннее непарное ядро иннервирует цилиарную мышцу, изменяющую кривизну хрусталика.
    волокна из ядер мозга выходят на основание мозга у внутренней стороны ножек мозга, на границе их с мостом мозга. В полость глазницы III нерв входит через глазничную щель.
    IV пара — блоковый нерв. Иннервирует  одну мышцу — верхнюю косую  мышцу, поворачивающую глазное  яблоко вниз и кнаружи. Ядро  нерва расположено на дне сильвиева водопровода на уровне задних бугров четверохолмия. Волокна нерва выходят из мозга позади задних бугров четверохолмия и огибают с наружной стороны ножки мозга, в глазницу входят через глазничную щель.
    VI пара — отводящий нерв. Иннервирует  наружную прямую мышцу глаза,  двигающую глазное яблоко кнаружи.  Ядро нерва расположено в заднем  отделе моста мозга на дне  ромбовидной ямки. Волокна нерва  выходят на основании мозга  на границу между мостом мозга  и продолговатым мозгом. Через  верхнюю глазничную щель нерв  попадает из полости черепа  в глазницу. 
 
 

    15!Тройничный  нерв
    V пара — тройничный нерв (смешанный). Он осуществляет двигательную  и чувствительную иннервацию, обеспечивает  проведение чувствительности от  кожных покровов лица, переднего  отдела волосистой части головы, слизистой оболочки носовой и  ротовой полостей, языка, глазного  яблока, мозговых оболочек. Двигательные  волокна нерва иннервируют жевательные  мышцы (жевательную, височную, крыловидные). Чувствительные волокна тройничного  нерва, подобно спинномозговым  нервам, начинаются в чувствительном  ганглии — мощном узле, лежащем  на передней поверхности пирамидки  височной кости. Периферические  отростки нервных клеток этого  узла оканчиваются рецепторами  в области лица, волосистой части  головы и т.д., а центральные  их отростки идут в чувствительные  ядра тройничного нерва. Этих  ядер два. Одно ядро — верхнее  чувствительное — принимает волокна  тактильной и суставно-мышечной  чувствительности. Другое ядро —  ядро спинномозгового пути тройничного  нерва — принимает волокна  болевой и температурной чувствительности. Верхнее чувствительное ядро  тройничного нерва лежит в  мосту. Вытянутой формы ядро  спинномозгового пути тройничного  нерва спускается сверху (его  головной отдел находится в  мосту) вниз до верхних шейных  сегментов спинного мозга. Это  ядро, как и спинной мозг, имеет  сегментарное строение. В нем  различают пять сегментов, каждый  из которых осуществляет чувствительную  иннервацию определенной части  лица
    В чувствительных ядрах тройничного  нерва расположены вторые нейроны  чувствительных путей от лица. Идущие от них волокна (образующие так называемую петлю тройничного нерва) переходят  на противоположную сторону и  присоединяются к медиальной петле (общему чувствительному пути от спинного мозга к зрительному бугру). Третий нейрон лежит в зрительном бугре.
    Двигательное  ядро находится в мосту.
    На  основание мозга тройничный нерв выходит из толщи моста в области мосто-мозжечкового угла. От узла тройничного нерва отходят три ветви (см. рис. 28). Верхняя ветвь тройничного нерва - глазничный нерв — выходит из полости черепа через верхнюю глазничную щель и осуществляет чувствительную иннервацию кожи лба, передней волосистой части головы, верхнего века, внутреннего угла глаза, спинки носа, глазного яблока, слизистой оболочки верхней части носовой полости, мозговых оболочек.
    Вторая  ветвь тройничного нерва —  верхнечелюстной нерв выходит из полости черепа через круглое  отверстие (в области щеки под  скуловой костью) и иннервирует кожу нижнего века, наружного угла глаза, верхней части щек, верхней губы, верхней челюсти и ее зубов, слизистой  оболочки нижней части носовой полости.
    Третья  ветвь тройничного нерва —  нижнечелюстной нерв — выходит из черепа через овальное отверстие  нижней челюсти и иннервирует  кожу нижней части щеки, нижнюю губу, нижнюю челюсть и ее зубы, подбородок, слизистую оболочку щек, нижней части  ротовой полости, языка. В составе третьей ветви проходят также двигательные волокна, иннервирующие жевательные мышцы. 

    16!Лицевой  нерв
    VII пара — лицевой нерв. Это двигательный  нерв. Иннервирует мимическую мускулатуру  и мышцы ушной раковины. Ядро  нерва расположено на границе  между мостом и продолговатым  мозгом (рис. 29). Волокна нерва выходят  из мозга в области мосто-мозжечкового угла и вместе с преддверно-улитковым нервом (VIII пара) (см. рис. 24) входят во внутреннее слуховое отверстие височной кости и оттуда в канал височной кости, где этот нерв идет вместе с промежуточным нервом (XIII пара). XIII нерв смешанный. Он несет чувствительные волокна вкусовой чувствительности от передних 2/з языка и вегетативные слюноотделительные волокна к подъязычным и подчелюстным слюнным железам. Кроме того, в канале височной кости вместе с лицевым нервом идут также вегетативные волокна к слезной железе. Эта ветвь первой покидает лицевой нерв в том же канале височной кости. Несколько ниже от ствола лицевого нерва отходит нерв, иннервирующий стремечковую мышцу, располагающуюся в барабанной полости уха. Вскоре после этой ветви от лицевого нерва отходит непосредственно промежуточный нерв, после чего остаются волокна самого лицевого нерва. Они выходят из черепа через шилососиевидное отверстие, разделяясь на конечные веточки, иннервирующие мимические мышцы. 

    17!Преддверно-улитковый нерв
    VIII пара — преддверно-улитковый  нерв. Нерв специальной чувствительности. Состоит из двух самостоятельных  чувствительных нервов — улиткового (кохлеарный, собственно слуховой) и вестибулярного.
    Слуховой  нерв (рис. 30) имеет чувствительный узел (спиральный узел), расположенный в  улитке лабиринта (внутреннее ухо). Периферические отростки первых нейронов начинаются от спирального (кортиева) органа, являющегося воспринимающим прибором слухового пути. Центральные отростки клеток спирального узла образуют улитковую (кохлеарную) часть, которая выходит из внутреннего слухового отверстия височной кости и входит в вещество мозга. Эти волокна заканчиваются в находящихся в мосту двух ядрах слухового нерва. Здесь же находится и ряд других ядер, принимающих участие в образовании дальнейших путей для проведения слуховых раздражений. В ядрах слуховых нервов находятся вторые нейроны, волокна от которых, частично перекрещиваясь, переходят на противоположную сторону, а частично идут по своей стороне, образуя так называемую боковую петлю, заканчивающуюся в первичных слуховых центрах — в задних буграх четверохолмия и во внутреннем коленчатом теле зрительного бугра. Во внутреннем коленчатом теле располагается третий нейрон. Волокна из него через внутреннюю капсулу направляются в слуховую область коры больших полушарий (височная доля).
    Нерв  преддверия (вестибулярный) имеет чувствительный узел располагающийся во внутреннем слуховом проходе. Периферические отростки клеток этого узла подходят к рецепторным клеткам в полукружных каналах внутреннего уха. Их центральные отростки входят в состав вестибулярного нерва, который идет к его ядрам, расположенным в покрышке моста. Наиболее важными в функциональном отношении являются ядра Бехтерева и Дейтерса. Там находятся вторые нейроны. Ядра вестибулярных нервов тесно связаны с ядрами червя мозжечка, ядрами глазодвигательных нервов (посредством заднего продольного пучка), со зрительным бугром и через него — с корой головного мозга, со спинным мозгом, с вегетативными ядрами промежуточного нерва.
    Вестибулярный аппарат — важный орган равновесия тела. Имеет отношение к экстрапирамидной иннервации движений. 

    19!Добавочный  нерв
    XI пара — добавочный нерв. Это двигательный нерв. Дающие начало этому нерву клетки расположены в длинном ядре, находящемся в сером веществе спинного мозга (в его верхних шейных сегментах). Корешки нерва (их 6 — 7) выходят на боковой поверхности спинного мозга, соединяются в один стволик, затем входят через большое затылочное отверстие в полость черепа, оттуда через яремное отверстие нерв выходит из полости черепа и иннервирует грудиноключично-сосцевидную и трапециевидную мышцы.
    Функцией  грудиноключично-сосцевидной мышцы является на клон головы набок с поворотом ее в противоположную сторону; функцией трапециевидной мышцы является приподнимание плеча, отведение плечевого пояса кзади и приведение лопатки к позвоночнику. 

    20!Подъязычный  нерв
    XII пара — подъязычный нерв. Это  двигательный нерв, иннервирующий  мышцы языка. Ядро нерва расположено  на дне ромбовидной ямки. Корешки  нерва (их 10—15) выходят из продолговатого  мозга по боковой его поверхности  и соединяются в один стволик;  этот стволик выходит из полости  черепа через канал подъязычного  нерва. 

    21!Языко-глоточный нерв
    IX пара — языко-глоточный нерв. Это смешанный нерв. Он содержит двигательные, чувствительные и вегетативные (парасимпатические) волокна. Нерв имеет четыре ядра: 1) двигательное ядро общее с блуждающим нервом; 2) чувствительное ядро — общее с блуждающим нервом; 3) чувствительное вкусовое ядро — общее с промежуточным нервом; 4) вегетативное секреторное ядро для околоушной слюнной железы — общее с промежуточным нервом.
    Ядра  расположены в продолговатом  мозге. Языко-глоточный нерв появляется на нижней поверхности мозга позади преддверно-улиткового нерва. Из черепа выходит через ярёмное отверстие. Имеет два чувствительных узла. В этих узлах лежат первые нейроны для чувствительной иннервации слизистой оболочки верхней половины глотки, язычка, мягкого нёба. Вторые нейроны лежат в общем с блуждающим нервом чувствительном ядре. Начинающиеся в слизистой оболочке задней трети языка вкусовые чувствительные волокна проводят вкусовые раздражения через периферические узлы к вкусовому ядру, общему с промежуточным нервом. чувствительные волокна которого проводят вкусовые раздржения от передних 2/з языка.
    Двигательные  волокна языко-глоточного нерва иннервируют мышцы глотки, язычка, мягкого нёба (совместно с блуждающим нервом). Способствуют акту глотания и артикуляции.
    Секреторные вегетативные волокна, начинающиеся из соответствующегo ядра, общего с промежуточным нервом, иннервируют околоушную железу. Ветви промежуточного нерва иннервируют подъязычную и подчелюстные слюнные железы. 

    22!Блуждающий  нерв
    X пара — блуждающий нерв. Это  смешанный нерв. Осуществляет чувствительную  иннервацию мозговых оболочек, наружного  слухового прохода, глотки, гортани,  трахеи, бронхов, легких, желудочно-кишечного  тракта и других органов брюшной  полости. Двигательные волокна  нерва иннервируют мышцы глотки, мягкого нёба (совместно с языко-глоточным нервом), гортани, надгортанника, непроизвольные мышцы трахеи и бронхов, пищевода, желудка, кишечника. Кроме того, этот нерв содержит секреторные волокна, идущие к желудку и поджелудочной железе, волокна, тормозящие работу сердца, волокна, идущие к кровеносным сосудам. Нерв имеет чувствительное и двигательное ядра (общие с языко-глоточным нервом), вегетативное ядро для иннервации внутренних органов.
    Таким образом, функция блуждающего и языко-глоточного нервов имеет очень важное жизненное значение. Они иннервируют мышцы глотки (обеспечивают акт глотания), гортани, надгортанника, мягкого нёба (обеспечивают фонацию и артикуляцию). Блуждающий нерв является проводником ощущений, поступающих от внутренних органов, обеспечивает чувствительность всему дыхательному и большей части пищеварительного тракта. Еще большее значение имеют ветви блуждающего нерва в регуляции кашлевого и рвотного рефлексов. Огромная роль принадлежит блуждающему нерву в регуляции деятельности сердца, дыхания, желудка, кишечника. Велико значение этого нерва и в регуляции тонуса кровеносных сосудов. 

    23!Синдром  сочетанного поражения  языко-глоточного, блуждающего и подъязычного нервов (бульварный синдром)
    При поражении языко-глоточного и блуждающего нервов двигательные нарушения характеризуются периферическим параличом мышц глотки, гортани, мягкого нёба, трахеи, языка. Такое состояние называется бульбарным параличом. Паралич мышц глотки приводит к затрудненному глотанию. При глотании больные поперхиваются. Паралич мышц надгортанника приводит к попаданию жидкой пищи в гортань и трахею, а паралич мыши мягкого нёба — к затеканию пищи в полость носа. Паралич мыши гортани приводит к провисанию связок и к афонии или гипофонии (голос становится беззвучным). Из-за провисания мягкого нёба голос может приобретать гнусавый оттенок. Язычок отклоняется в здоровую сторону. Из-за паралича языка нарушается жевание. Язык отклоняется в пораженную сторону, движения его затрудняются. Наблюдаются атрофия и гипотония языка. Имеет место нарушение звукопроизношения: развивается бульбарная дизартрия.
    Нёбный  и глоточный рефлексы исчезают.
    Блуждающий  нерв обеспечивает вегетативную (парасимпатическую) иннервацию кровеносных сосудов  и внутренних органов (в том числе  сердца). Его двустороннее поражение  вызывает смерть вследствие остановки  деятельности сердца и дыхания. 

    24!Центральный  паралич.Периферический паралич
    Центральный паралич возникает при поражении  центрального питательного нейрона  в любом его участке (двигательная зона коры больших полушарий, ствол  головного мозга, спинной мозг). Перерыв  пирамидного пути снимает влияние  коры головного мозга на сегментарный рефлекторный аппарат спинного мозга; его собственный аппарат растормаживается. В связи с этим все основные признаки центрального паралича так или иначе связаны с усилением возбудимости периферического сегментарного аппарата. Основными признаками центрального паралича являются мышечная гипертония, гиперрефлексия, расширение зоны вызывания рефлексов, клонусы стоп и коленных чашечек, патологические рефлексы, защитные рефлексы и патологические синкинезии. Отличие центрального паралича от периферического характеризуют данные, представленные в табл. 1 (см. с. 170).
    При мышечной гипертонии мышцы напряжены, плотноваты на ощупь; сопротивление  их при пассивном движении больше ощущается в начале движения. Резко  выраженная мышечная гипертония приводит к развитию контрактур — резкому  ограничению активных и пассивных  движений в суставах, в связи с чем конечности могут “застывать” в неправильной позе. Гиперрефлексия сопровождается расширением зоны вызывания рефлексов. Клонусы стоп, коленных чашечек и кистей — это ритмичные сокращения мышц в ответ на растяжение сухожилий. Они являются следствием резкого усиления сухожильных рефлексов. Клонус стоп вызывается быстрым тыльным сгибанием стоп. В ответ на это происходит ритмичное подергивание стоп. Иногда клонус стоп отмечается и при вызывании рефлекса с пяточного сухожилия. Клонус коленной чашечки вызывается ее резким отведением вниз.
    Патологические  рефлексы появляются при повреждении  пирамидного пути на любом из его  уровней. Различают кистевые и стопные  рефлексы. Наибольшее диагностическое  значение имеют патологические рефлексы на стопе: рефлексы Бабинского, Оппенгейма, Гордона, Шеффера, Россолимо, Жуковского.
    При исследовании рефлексов следует  учитывать, что у новорожденного и детей раннего возраста в  норме обнаруживаются эти рефлексы.
    Рефлекс Бабинского вызывают штриховым раздражением стопы ближе к ее наружному краю. При этом происходит веерообразное разведение пальцев и разгибание большого пальца (извращенный подошвенный рефлекс) (см. рис. 42). Отчетливое разгибание большого пальца и веерообразное разведение всех других пальцев возникает при энергичном проведении рукой сверху вниз по внутреннему краю большой берцовой кости (рефлекс Оппенгейма) (рис. 59), нажатии на икроножную мышцу (рефлекс Гордона) (рис. 60), сжатии ахиллова сухожилия (рефлекс Шеффера) (рис. 61). Перечисленные патологические симптомы являются разгибательной группой патологических рефлексов.
    Существуют  также сгибательные рефлексы. При отрывистом ударе по мякоти кончиков пальцев ног происходит их сгибание (рефлекс Россолимо) (рис. 62). Тот же эффект наблюдается при ударе молоточком по тыльной поверхности стопы в области основания II—IV пальцев (рефлекс Бехтерева) (рис. 63) или посередине подошвы у основания пальцев (рефлекс Жуковского) (рис. 64).
    Защитные  рефлексы возникают в ответ на болевое или температурное раздражение  парализованной конечности. При этом она непроизвольно отдергивается.
    Синкинезии — непроизвольно возникающие содружественные движения, сопровождающиеся выполнением активных движений (например, размахивание руками при ходьбе). При центральном параличе отмечаются патологические синкинезии. Так, при напряжении мышц здоровой конечности на парализованной стороне рука сгибается в локте и приводится к туловищу, а нога разгибается.
    Периферический  паралич
    Периферический  паралич характеризуется следующими основными симптомами: отсутствием  рефлексов или их снижением (гипорефлексия, арефлексия), снижением или отсутствием мышечного тонуса (атония или гипотония), атрофией мышц. Кроме того, в парализованных мышцах и пораженных нервах развиваются изменения электровозбудимости, называющиеся реакцией перерождения. Глубина изменения электровозбудимости позволяет судить о тяжести поражения при периферическом параличе и прогнозе. Утрата рефлексов и атония объясняются перерывом рефлекторной дуги; такой перерыв дуги приводит к утрате мышечного тонуса. По этой же причине не может быть вызван и соответствующий рефлекс. Атрофия мышц, или их резкое похудание, развивается из-за разобщения мышцы с нейронами спинного мозга; от этих нейронов по периферическому нерву к мышце притекают импульсы, стимулирующие нормальный обмен веществ в мышечной ткани. При периферическом параличе в атрофированных мышцах могут наблюдаться фибриллярные подергивания в виде быстрых сокращений отдельных мышечных волокон или пучков мышечных волокон (фасцикулярные подергивания). Они наблюдаются при хронических прогрессирующих патологических процессах в клетках периферических двигательных нейронов.
    Поражение периферического нерва приводит к возникновению периферического  паралича иннервируемых данным нервом мышц. При этом наблюдаются также  нарушения чувствительности и вегетативные расстройства в этой же зоне, так  как периферический нерв является смешанным  — в нем проходят двигательные и чувствительные волокна. В результате поражения передних корешков возникает  периферический паралич иннервируемых  данным корешком мышц. Поражение передних рогов спинного мозга вызывает периферический паралич мышц в зонах иннервации данным сегментом.
    Так, поражение передних рогов спинного мозга в области шейного утолщения (пятый — восьмой шейные сегменты и первый грудной) приводит к периферическому  параличу руки. Поражение передних рогов спинного мозга на уровне поясничного  утолщения (все поясничные и первый и второй крестцовые сегменты) вызывает периферический паралич ноги. Если же поражается шейное или поясничное утолщение с обеих сторон, то развивается  верхняя или нижняя параплегия.
    Примером  периферического паралича конечностей  являются параличи, возникающие при  полиомиелите — остром инфекционном заболевании нервной системы (см. главу 7). При полиомиелите могут  развиваться параличи ног, рук, дыхательных  мыщц При поражении шейных и грудных сегментов спинного мозга наблюдается периферический паралич диафрагмы и межреберных мышц, приводящий к нарушению дыхания. Поражение верхнего утолщения спинного мозга приводит к периферическому параличу рук, а нижнего (поясничного утолщения) — к параличу ног. 

    25! ИССЛЕДОВАНИЕ РЕФЛЕКТОРНО-ДВИГАТЕЛЬНЫХ  ФУНКЦИЙ
    При исследовании двигательных функций прежде всего устанавливают объем и силу движений, состояние мышечной системы, наличие похудания мышц или их чрезмерного развития, излишних движений или, наоборот, скованности.
    Мышечную  силу определяют посредством специальных  приемов, а также с помощью  динамометров (рис. 37) и оценивают  по пятибалльной системе. Сохранную двигательную функцию мышечной силы оценивают в 5 баллов, незначительное снижение мышечной силы — в 4 балла, способность при выполнении определенного движения преодолеть достаточное сопротивление исследующего — в 3 балла, способность преодолеть тяжесть конечностей и легкое сопротивление исследующего — в 2 балла, невозможность преодолеть силу тяжести конечностей при наличии минимальных движений — в 1 балл, полное отсутствие активных движений — 0 баллов. Следует иметь в виду, что объем и сила движений могут быть ограниченны вследствие заболеваний суставов, мышц и в связи с Рубцовыми изменениями кожи.
    Для оценки слабости конечностей используются специальные пробы. Для выявления  слабости верхних конечностей больному предлагают вытянуть руки вперед. При  наличии в руке мышечной слабости она опускается быстрее, чем здоровая (верхняя проба Барре) (рис. 38). Для выявления слабости в ногах лежащему на спине или на животе обследуемому сгибают ноги в коленях под прямым углом. При этом слабая нога опускается быстрее (нижняя проба Барре) (рис. 39).
    Мышечный  тонус — степень непроизвольного  напряжения мышц. В норме между  мышцами-антагонистами — сгибателями  и разгибателями — существует строго сбалансированная взаимосвязь. Поддержание мышечного тонуса —  рефлекторный акт. Это своеобразный рефлекс на растяжение. При растяжении мышцы возникают импульсы, направленные на ее сокращение. Мышечный тонус исследуют  при пассивных движениях конечностей, оценивая его как нормальный, пониженный (гипотония или атония), повышенный (гипертония).Для характеристики функции движений важное значение имеет также оценка сухожильных и надкостничных рефлексов. Рефлексы являются одними из важнейших показателей состояния нервной системы, степени ее зрелости, а также целостности рефлекторной дуги и центральных механизмов регуляции. По типу рецепторов с которых вызываются рефлексы, различают рефлексы поверхностные, вызываемые с рецепторов кожных покровов и слизистых оболочек, и глубокие, вызываемые с рецепторов мышц, сухожилий, надкостницы, суставов.
    К рефлексам, вызываемым со слизистых  оболочек, относятся корнеальный, конъюнктивальный, глоточный, нёбный.
    Рефлексами, вызываемыми с рецепторов кожи, являются брюшные, кремастерный, подошвенный и анальный.
    К глубоким рефлексам относятся надбровный, нижнечелюстной, рефлекс с сухожилия  двуглавой мышцы, рефлекс с сухожилия  трехглавой мышцы, пястно-лучевой, коленный, рефлекс с ахиллова сухожилия.
    Рефлексы  оценивают в определенном порядке  — сверху вниз: надбровный, корнеальный, конъюнктивальный, нижнечелюстной, глоточный, нёбный, пястно-лучевой с двуглавой мышцы, с трехглавой мышцы, лопаточно-плечевой, брюшные кожные, брюшные глубокие, кремастерный, коленный, ахиллов, подошвенный, анальный. Определяют их нормальное состояние (норморефлексия), их повышение (гиперрефлексия), понижение (гипорефлексия), полное отсутствие (арефлексия) или асимметрию (анизорефлексия), когда рефлексы с одной стороны выше, а с другой ниже.
    Симметричное  изменение (повышение или понижение) рефлексов не всегда является признаком  повреждения нервной системы, тогда  как анизорефлексия, как правило, указывает на повреждение центрального или периферического отдела рефлекторной дуги. Разница в выраженности рефлексов с одной и другой стороны позволяет уловить тонкие односторонние нарушения двигательных функций. 

    26!Синдром  поражения стриарной системы
    При поражении стриарного отдела экстрапирамидной системы отмечается гиперкинетически-гипотонический симптомокомплекс.
    Осноовными симптомами при этом бывают мышечная гипотония и избыточные непроизволные движения — гиперкинезы. Последние возникают непроизвольно, исчезают во сне, усиливаются при движениях. При исследовании гиперкинезов обращают внимание на их форму, симметричность, сторону и локализацию проявления (в верхних, или проксимальных, отделах конечностей или в нижних — дистальных). Гиперкинезы имеют pазличные по форме проявления.
    Хореические гиперкинезы проявляются в виде быстрых сокращений различных групп  мышц лица, туловища и конечностей  чаще всего они наблюдаются в  проксимальных отделах конечностей  и на лице. Они носят неритмичный, некоординированный характер. Для них типична острая смена локализации, подергиваются то мышцы рук, ног, лица, то одновременно мышцы разных групп. Отмечаются непроизвольное нахмуривание бровей, лба, высовывание языка, порывистые, беспорядочные движения конечностей. Гиперкинезы могут быть выражены только в одной половине тела (гемихорея).
    Атетоз  наблюдается в нижних отделах  конечностей в виде медленных, червеобразных, вычурных движений в кистях, пальца рук и стоп (рис. 70). Атетоидные движения могут наблюдаться и мышцах лица (выпячивание губ, перекашивание рта, гримасничанье).
    Торзионный спазм проявляется в виде тонического искривления позвоночника в поясничном и шейном отделах. Характеризу ется возникающими при ходьбе штопорообразными движениями туловища (рис. 71).
    Спастическая  кривошея — судорожные сокращения мышц шеи. Голова при этом поворачивается в сторону и наклоняется к  плечу (рис. 72).
    Гемибаллизм — производимые с большой силой крупные, размашистые бросковые движения конечностей (рис. 73).
    Лицевой гемиспазм — периодически повторяющиеся сокращения мышц половины лица (рис. 74).
    Тремор  — дрожание вытянутых рук туловища, головы.
    Тики  представляют собой насильственные однообразные движения производящие впечатление нарочитых Они проявляются быстрым наморщиванием лба, поднятием бровей, миганием, высовыванием языка.
    Гиперкинезы, как правило, сопровождаются мышечной гипотонией У детей они наблюдаются часто; возникают вследствие органических поражений стриарного отдела экстрапирамидной системы из-за отсутствия тормозящего влияния стриатума на нижележащие двигательные центры. Однако у детей не редко наблюдаются и функциональные (невротические) гиперкинезы, которые носят характер навязчивых движений. Они возникают после испуга, переутомлений, перенесенных заболеваний черепно-мозговых травм и травмирующих психику ребенка переживаний.
    Навязчивые  движения отличаются от гиперкинезов тем, что ребенок может их произвольно  задержать. Они исчезают, если внимание ребенка отвлечено. Навязчивые движения усиливаются при волнениях, физическом и психическом переутомлении.
    Миоклонии — быстрые, молниеносные подергивания отделы ных групп мышц или одиночных мышц. 

    27!Синдром  поражения паллидарной системы
    Симптомокомплекс поражения паллидарной системы носит название паркинсонизма. Основными симптомами паркинсонизма являются нарушение двигательной активности и мышечная гипертония. Движения больного становятся бедными, маловыразительными (олигокинезия) и замедленными (брадикинезия). Больные малоподвижны, инертны, скованны, при переходе из положения покоя в движение часто застывают в неудобной позе (поза восковой куклы или манекена). Обычная поза также изменяется: спина согнута, голова наклонена к груди, руки согнуты в локтевых и лучезапястных, а ноги — в коленных суставах (рис. 69). Походка больных замедленна, им трудно начать движение (паркинсоническое топтание на месте), но в дальнейшем больной может “разойтись”, двигаться быстрее. Но ему трудно быстро остановиться. При необходимости остановиться его продолжает “тянуть” вперед. Передвигается с трудом, мелкими частыми шажками; при этом отсутствуют физиологические синкинезии (руки при ходьбе неподвижны).
    Мимика  бедная, лицо маловыразительное, маскообразное (гипомимия), речь тихая, монотонная. Мышечный тонус повышен, причем сопротивление, испытываемое при исследовании тонуса, остается равномерным в начале и в конце движения (пластическая, или экстрапирамидная, мышечная гипертония, или мышечная ригидность).
    При паркинсонизме отмечается тремор в  пальцах кисти и (иногда) в нижней челюсти. Тремор возникает в покое, отличается ритмичностью, малой амплитудой и малой частотой. Поскольку основными  симптомами поражения паллидарной системы являются гипокинезия и мышечная гипертония, этот симптомокомплекс называется также гипокинетически-гипертоническим. 

    28! Синдром поражения мозжечка
    Синдром поражения мозжечка выражается в  нарушении равновесия, координации  движений и мышечного тонуса.
    Нарушения равновесия проявляются статической  атаксией. При нарушении статики  больной в позе Ромберга отклоняется в сторону пораженного полушария мозжечка. В тяжелых случаях нарушение статики настолько выражено, что больной не может сидеть и стоять даже с широко расставленными ногами.
    Нарушение равновесия и координации во время  движений называется динамической атаксией. Динамическая атаксия обнаруживается при ходьбе (атактическая походка). Ее можно выявить также при пальценосовой и коленно-пяточной пробах. При этом выявляется интенционное дрожание. В случае поражения мозжечка имеет место гиперметрия — несоразмерность движений. Гиперметрия выявляется при помощи пронаторной пробы. Больного просят быстро перевести кисти вытянутых рук из положения ладонями вверх (супинация) в положение ладонями вниз (пронация). На стороне мозжечковых расстройств движение производится с избыточной ротацией кисти.
    Выявляется  также адиадохокинез — нарушенное чередование противоположных движений. Адиадохокинез обнаруживается при попытке быстро попеременно совершать супинацию и пронацию кисти. У больного получаются неловкие, неточные движения.
    При поражении мозжечка речь становится замедленной, разорванной на слоги, скандированной (мозжечковая дизартрия).
    При движениях глазных яблок выявляется нистагм — подергивания глазных  яблок.
    Вследствие  тремора и нарушения координации  движении у больных изменяется почерк. Он становится неровным. Линии букв приобретают зигзагообразный характер. Сами буквы оказываются слишком  крупными.
    Поражение мозжечка ведет и к мышечной гипотонии. 

    29!Синдром  псевдобульбарного  паралича
    При двустороннем поражении корково-ядерных  путей с ядрами подъязычного, языко-глоточного и блуждающего нервов развивается центральный паралич мышц языка, глотки, мягкого н
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.