На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Понятие необходимой обороны в уголовном праве. Условия ее правомерности

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 29.04.2012. Сдан: 20 Н. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


   Федеральное агентство железнодорожного транспорта
   Государственное образовательное  учреждение
   Высшего профессионального  образования
   «Омский Государственный  Университет Путей  Сообщения» 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Реферат: «Понятие необходимой обороны в  уголовном праве. Условия ее правомерности» 
 
 
 
 
 
 
 
 

   Выполнил: студент группы 59 Ю Бульбенко  Никита
   Проверил: Турышев Александр Дмитриевич 
 
 
 
 
 
 
 

           ОМСК 2010
 

      Содержание 

Введение
1. Понятие и  значение необходимой обороны
2. Условия правомерности  необходимой обороны
3. Превышение пределов необходимой обороны и ее уголовно-правовое значение
4. Мнимая оборона  и ее уголовно-правовое значение
Задача
Задание
Список используемой литературы 

 

      Введение 

     Социальная  практика, в том числе практика борьбы с преступностью, неизбежно  связаны с совершением деяний, по форме совпадающих с преступлениями, но отличающихся от последних сущностью. К таким деяниям относятся поощряемые уголовным законом, социально одобряемые, невиновные либо вынужденные акты поведения, совершаемые в целях предупреждения или пресечения преступлений и иных угроз законным правам и интересам, в результате вынужденного выбора между причинением меньшего и большего вреда в пользу первого, вследствие действия непреодолимой силы и, наконец, в интересах социального прогресса, если последний не мог быть достигнут иным способом.
     В отличие от преступлений, такие деяния лишены общественной опасности –  сущностного признака любого преступления. Напротив, они социально полезны. Поскольку понятие общественной полезности, так же как и понятие общественной опасности, относится к числу оценочных категорий, то есть не имеющих однозначной объективной основы, постольку деяния, обладающие данным признаком, должны быть нормативно определены. В противном случае неизбежна несправедливость как по отношению к тем, кто препятствует совершению преступлений или реализации иных угроз в отношении охраняемых ценностей, так и в отношении тех, кто может понести незаслуженное наказание.
     Причины, в результате действия которых деяния, содержащие формальные признаки преступления, утрачивают общественную опасность, в отечественном уголовном праве принято называть обстоятельствами, исключающими преступность деяния.
     Нормы уголовного законодательства, посвященные  обстоятельствам, исключающим преступность деяния, основаны на конституционных положениях об основных правах и свободах человека как неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения (ст. 17 Конституции РФ). Речь идет о конституционных нормах, регламентирующих право на жизнь (ст. 20), на достоинство личности (ст. 21), на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), на собственность (ст. 35) и др.
     С точки зрения юридической формы  правомерные поступки, исключающие  преступность деяния, представляют собой  либо осуществление лицом своего субъективного права (необходимая оборона; причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании; крайняя необходимость; обоснованный риск), или выполнение юридических обязанностей (исполнение приказа или распоряжения; выполнение профессиональных, служебных, воинских и других обязанностей), либо исполнение служебного долга (профессиональный риск; использование служебных полномочий по применению физической силы, специальных средств и оружия и др.). Иногда эти основания могут сочетаться (например, в ситуации задержания лица, совершившего преступление). В Уголовном Кодексе выделено шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния:
     - необходимая оборона (ст. 37);
     - причинение вреда при задержании  лица, совершившего преступление (ст. 38);
     - крайняя необходимость (ст. 39);
     - физическое и психическое принуждение (ст. 40);
     - обоснованный риск (ст. 41);
     - исполнение приказа или распоряжения (ст. 42).
     В данной работе рассматривается один из видов таких обстоятельств  – необходимая оборона.
     Теоретической основой данной работы стали труды отечественных ученых-юристов: д.ю.н. проф. Д.Н. Бахраха, д.ю.н. проф. Б.В. Россинского, к.ю.н. И.С. Викторова, Е.М. Цыгановой, А.П. Вершинина и др.
     Также при написании работы использовались Указы Президента РФ, Постановления  Правительства РФ, Федеральные Законы, Уголовный Кодекс РФ, литература юристов-теоретиков, статьи периодической печати.
 

      1. Понятие и значение  необходимой обороны 

     Под необходимой обороной понимается правомерная  защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ "не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны". Каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества и государства от общественно опасного посягательства. Право на необходимую оборону вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь. Статья 45 Конституции Российской Федерации провозглашает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
     Необходимая оборона является обстоятельством, исключающим общественную опасность  и противоправность, а следовательно, преступность и наказуемость действий обороняющегося. Эти действия, хотя формально и попадают (по внешним  данным) под признаки предусмотренного уголовным законом деяния, на самом деле являются общественно полезными, поскольку служат интересам предотвращения и пресечения преступлений.
     Необходимая оборона — одно из важных средств  борьбы с преступными посягательствами, охраны интересов личности, общества и государства. Использование гражданами своего права на оборону является одной из форм пресечения преступных посягательств, одной из форм участия общественности в борьбе с преступностью. Институт необходимой обороны выполняет в то же время серьезную профилактическую роль, оказывает определенное сдерживающее влияние на лиц, намеревающихся совершить преступление. Сдерживающее воздействие на преступников оказывает, в частности, то обстоятельство, что последствия необходимой обороны могут быть для них более тяжкими (причинение смерти или вреда здоровью), чем грозящее по закону наказание.
     Осуществление акта необходимой обороны — субъективное право гражданина. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны. Каждый может использовать свое право на защиту, но может и уклониться от его осуществления. В определенных ситуациях оборона от преступного посягательства может являться моральной обязанностью, общественным долгом гражданина. Необходимая оборона является самостоятельным по своей природе правом граждан, порожденным фактом общественно опасного посягательства. Ошибочно поэтому рассматривать необходимую оборону как субсидиарный институт к деятельности государства по пресечению преступлений и наказанию преступников.
     Следует иметь в виду, что на определенной категории лиц в ряде случаев  лежит не только моральная, но и правовая обязанность обороняться от происходящего  нападения. К числу таких лиц  относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, других охранных служб, инкассаторы и пр. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом. Отказ от обороны в подобных случаях сам может заключать в себе состав преступления или дисциплинарного проступка.
     Существуют  условия, относящиеся к защите от общественно опасного посягательства:
     - допускается защита не только  собственных интересов обороняющегося, но и интересов других лиц, а также интересов общества и государства;
     - защита осуществляется путем  причинения вреда посягающему,  а не третьим (посторонним)  лицам;
     - защита должна быть своевременной;
     - защита не должна превышать  пределов необходимости.
     а) Необходимая оборона предполагает защиту не только своих, но и любых других охраняемых законом интересов. Такой круг объектов защиты определен в ст. 37 УК РФ. Употребляющийся иногда термин "самооборона" должен пониматься не в том смысле, что обороняющийся защищает только себя, а лишь в том смысле, что он отражает посягательство сам, своими силами. Гражданин вправе защищать от преступных посягательств как собственную жизнь, здоровье, личную свободу, честь, достоинство, жилище, имущество и иные правоохраняемые интересы, так и аналогичные блага других, даже совершенно незнакомых ему лиц, а также законные интересы предприятий, учреждений, коммерческих и иных организаций, общественные и государственные интересы. Именно поэтому такие действия считаются социально полезными и получают моральное одобрение.
     В судебной практике тем не менее еще  встречаются ошибки, когда право  на оборону признается только при  посягательстве на личность и права  самого обороняющегося. Следует специально подчеркнуть, что защита интересов  других лиц допустима независимо от их согласия на оказание помощи. Каждый человек по собственной инициативе может отражать общественно опасные посягательства на личность и права других граждан.
     б) Защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, а не третьим (посторонним) лицам, как при крайней необходимости. Причинение вреда непричастным к посягательству людям не подпадает под понятие необходимой обороны. Особенностью защиты при необходимой обороне является ее активный характер. При необходимой обороне защита по существу является контрнаступлением, контрнападением. Только такая оборона представляет надежную гарантию от грозящей опасности. Важное значение имеет указание закона на то, что право на оборону принадлежит лицу "независимо от возможности избежать посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти" (ч. 2 ст. 37 УК).
     Недопустимо требовать от лица, подвергшегося  нападению, чтобы оно действовало  активно только в том случае, если не может спастись бегством, обратиться за помощью к другим или избрать какие-либо иные способы защиты, не носящие характера активного противодействия посягавшему. К сожалению, на практике в этом плане встречается еще немало ошибок. Совершенно прав И.С. Тишкевич, указывающий, что "при необходимой обороне пользу обществу приносит не тот, кто избегает опасности бегством (трусость лишь поощряет преступников), а тот, кто, даже имея возможность иным путем избежать причинения себе вреда, активно сопротивляется преступнику путем противонападения. Только при таком отношении граждан к случаям преступных посягательств необходимая оборона может содействовать пресечению и предупреждению преступлений.
     Применение  правил о необходимой обороне  возможно и к некоторым случаям  причинения смерти или вреда здоровью в драке. В практике нередко встречаются ошибки в применении ст. 37 УК РФ к таким случаям, поскольку ситуация, связанная с осуществлением акта необходимой обороны, с внешней стороны может походить на "обоюдную драку".
     Среди сотрудников милиции распространено мнение, что в "обоюдной драке" право на необходимую оборону не возникает. Такой упрощенный, поверхностный подход к оценке действий участников драки приносит большой вред, калечит судьбы людей, которые порой необоснованно осуждаются за преступления против личности либо хулиганство.
     Во  всех таких случаях необходимо тщательным образом выяснять, кто был инициатором, нападающей стороной. Следует также иметь в виду, что независимо от того, кто был зачинщиком драки, у ее участников может возникнуть право на оборону в тех случаях, когда: 1) один из дерущихся резко выходит за пределы нанесения побоев и стремится причинить более тяжкий вред; 2) один из участников драки отказался от ее продолжения или фактически прекратил драку (упал, стал убегать и пр.), а другой продолжает наносить побои. Иными словами, необходимо учитывать не только генезис, но и динамику драки. Определенную сложность для практики представляет также вопрос о допустимости специального устройства различных защитных механизмов и приспособлений, предназначенных для предотвращения общественно опасных посягательств. Разумеется, устройства, затрудняющие проникновение преступника в помещение или хранилище и сигнализирующие о нем, вполне допустимы и желательны. Сложнее обстоит дело с устройствами, препятствующими проникновению преступника путем причинения ему физического вреда.
     Следует согласиться с точкой зрения тех  авторов, которые полагают, что установка  таких защитных приспособлений оправдана  лишь в целях охраны важных объектов при условиях, исключающих случайное  срабатывание механизма в отношении невиновных лиц. Однако устройство таких приспособлений не должно выходить из-под контроля государства.
     Совершенно  недопустимо, например, установление подобных приспособлений (капканы, самострелы, взрывные устройства, использование  электротока и пр.) для защиты собственности граждан. Не следует забывать, что они могут причинить вред не только преступникам, но и любым лицам, случайно оказавшимся в районе их действия. Такие действия не имеют ничего общего с необходимой обороной. Ответственность в этих случаях наступает на общих основаниях за совершение соответствующего умышленного или неосторожного преступления против жизни и здоровья.
     в) Защита должна быть своевременной. Она  должна совпадать во времени с  общественно опасным посягательством. "Преждевременная" или "запоздалая" оборона не увязывается с существом самого понятия необходимой обороны. Пределы ocуществления права на оборону определяются во времени начальным и конечным моментом самого посягательства. По справедливому замечанию Н. Н. Паше-Озерского, «"преждевременная" оборона не будет еще обороной необходимой, ибо против лишь предполагаемого посягательства можно принимать меры предупреждения, предосторожности, но не прибегать к обороне. А так называемая "запоздалая" оборона уже не будет необходимой, так как против оконченного посягательства оборона вообще является излишней и логически немыслима».
     В тех же случаях, когда обороняющийся, не осознав факта окончания посягательства, причинил посягавшему какой-либо вред, следует руководствоваться указанием Пленума Верховного Суда СССР о том, что "состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания".
     В таких случаях точнее было бы говорить не о необходимой, а о мнимой обороне, так как здесь налицо фактическая ошибка. При этом вполне возможны ситуации, когда уголовная ответственность исключается, но не потому, что была необходимая оборона, а потому, что фактическая ошибка исключает вину обороняющегося, который добросовестно заблуждается и по обстоятельствам дела не должен был и не мог сознавать, что посягательство уже окончилось.
     г) Защита не должна превышать пределов необходимости.
     Состояние необходимой обороны оправдывает  причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитительные  действия не выходят за пределы необходимой  обороны. Превышение этих пределов представляет собой общественно опасное деяние.
 

      2. Условия правомерности необходимой обороны 

     Теория  уголовного права и судебная практика признают необходимую оборону правомерной  лишь в том случае, когда она  удовлетворяет ряду определенных условий. Если не соблюдено хотя бы одно из этих условий, акт защиты уже перестает быть общественно полезным и может повлечь за собой уголовную ответственность. Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите. Посягательство должно быть: общественно опасным, наличным, действительным (реальным).
     а) Право на оборону порождает только общественно опасное посягательство на правоохраняемые интересы. Чаще всего оборона осуществляется против преступного, уголовно наказуемого  посягательства, например, при отражении  покушений на убийство либо на причинение вреда здоровью, а также при пресечении изнасилований, похищений людей, грабежей, разбоев, бандитских налетов, вымогательства, угонов транспортных средств и других посягательств на собственность, хулиганства и пр.
     В то же время не требуется, чтобы посягательство было непременно преступным. Достаточно, чтобы оно было общественно опасным и по объективным признакам воспринималось как преступное нападение. Поэтому допустима необходимая оборона от посягательства душевнобольного, малолетнего или лица, действующего под влиянием устраняющей его вину фактической ошибки. Нельзя не согласиться с мнением А.Ф. Кони, что "лицу, подвергшемуся нападению, некогда размышлять, с сознанием или без сознания на него нападают".
     Необходимая оборона допустима и против незаконных действий должностных лиц, посягающих путем злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан. Речь идет о заведомом, явном произволе, об очевидно противоправных действиях представителей власти и других должностных лиц. Это, например, превышение должностным лицом власти или служебных полномочий, сопровождавшееся применением насилия, оружия, специальных средств и т.п. Если же действия должностного лица по форме внешне соответствуют законным требованиям, то насильственное сопротивление, как правило, не может быть оправдано.
     А.Н. Трайнин еще в 1929 г. отмечал, что "закон  не может предоставлять гражданам  права входить в оценку распоряжения власти по существу: целесообразно  оно или нет, вызывается ли обстоятельствами данного случая или нет и т.д. Единственное условие, которому должно удовлетворять обязательно к исполнению распоряжение власти, заключается в его формальной закономерности: действие представителя власти не должно выходить за пределы его компетенции; всякое действие за этими пределами в формальном смысле не есть уже правомерное действие".
     б) Посягательство должно быть наличным, т.е. начавшимся (или близким к  началу) и еще не окончившимся. Оно  должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред. Наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого была настолько очевидной, что было ясно, что посягательство может тотчас же, немедленно осуществиться. О последнем может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрацией оружия и прочими устрашающими способами. Непринятие предупредительных мер в таких случаях ставит лицо в явную, непосредственную и неотвратимую опасность. Образно и не без иронии об этом говорилось еще в Воинских артикулах Петра I: "не должен есть от соперника себе первого удара ожидать, ибо через такой первый удар может тако учинится, что и противится весьма забудет".
     В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 г. №14 "О практике применения судами законодательства о необходимой обороне" указывается, что "состояние необходимой обороны наступает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения". Решение вопроса о наличности посягательства должно быть основано на объективных данных о том, что общественно опасное посягательство уже началось либо непосредственно предстоит. Однако против посягательства, которое не является наличным, а возможно лишь в будущем, необходимую оборону применять нельзя. Посягательство не является наличным в тех случаях, когда оно закончилось и опасность уже не угрожает. Момент фактического окончания общественно опасного посягательства является конечным моментом необходимой обороны.
     В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. указывается: "Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий подсудимого суды с учетом всей обстановки происшествия должны выяснять, не совершены ли им эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством". В том же постановлении подчеркнуто, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.
     в) Посягательство должно быть действительным, реальным, а не мнимым, существующим в объективной действительности, а не только в воображении защищающегося. 

     3. Превышение пределов  необходимой обороны  и ее уголовно-правовое  значение 

     Превышение  пределов необходимой обороны (эксцесс  обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие  характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37 УК). Под ним следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда.
     По  смыслу закона, превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, Когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1 ст. 108 или в ч. 1 ст. 114 УК РФ (смерть или тяжкий вред здоровью). Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности. Именно так решается вопрос о субъективной стороне преступлений, совершаемых в результате превышения пределов необходимой обороны, в УК РФ (ч. 3 ст. 37).
     Следует иметь в виду, что причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью, а также побоев в ситуации обороны во всех случаях укладывается в рамки правомерной защиты. В отличие от ранее действовавшего УК РСФСР I960 г. законодатель в настоящее время исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны при причинении вреда здоровью средней тяжести.
     Тем самым расширено право граждан  на оборону от преступных посягательств. Вопрос об эксцессе обороны может  теперь встать лишь в случаях причинения посягавшему смерти или тяжкого вреда его здоровью, разумеется, когда этот вред явно не соответствует характеру и опасности посягательства. Превышение пределов необходимой обороны имеет место прежде всего в случаях явного (резкого, значительного) несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства - с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства. УК РФ прямо не устанавливает, в каких случаях обороняющийся вправе причинить любой вред нападающему.
     Предпринимавшаяся попытка конкретизировать норму  о необходимой обороне указанием  на то, что обороняющийся вправе причинить любой вред посягающему, если нападение было сопряжено с  насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ФЗ "О внесении изменений и дополнений в УК РСФСР и УПК РСФСР" от 1.07.1994 г.), была явно неудачной. Она порождала сомнения в правомерности лишения жизни посягающего при совершении им преступлений, не сопряженных непосредственной угрозой жизни потерпевшего (например, при угрозе причинения тяжкого вреда здоровью, изнасиловании, нарушении неприкосновенности жилища, похищении человека, посягательстве на охраняемые объекты собственности, вымогательстве и пр.). Тем самым практика ориентировалась на требование о полном соответствии обороны нападению, что абсолютно невозможно в реальной жизни и противоречит духу самой нормы о необходимой обороне. В конечном счете вместо расширения права граждан на оборону от преступных посягательств произошло его ограничение, сужение. Именно поэтому УК РФ восстановил прежнюю (проверенную временем) редакцию нормы о необходимой обороне. Несомненно, что вред, причиняемый посягателю лицом, действующим в состоянии необходимой обороны, может быть и более значительным по сравнению с тем вредом, наступление которого было предотвращено актом необходимой обороны.
     Для правомерной обороны не требуется  также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.
     Невооруженное нападение при конкретных обстоятельствах  может представлять для жизни  непосредственную опасность, предотвращение которой посредством оружия вполне оправдано. Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием или обороняться без оружия. Требование пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому средства защиты могут быть и более эффективными, чем средства посягательства.
     Обороняющийся вправе применить те средства и способы  защиты, которые в данных условиях наиболее пригодны для обороны от посягательства с учетом характера и опасности последнего. Однако явное несоответствие способов и средств защиты способам и средствам посягательства является превышением пределов необходимой обороны.
     Вывод о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны или  нет, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего  и обороняющегося. Необходимо учитывать  не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы. Усматривая в действиях обороняющегося превышение пределов необходимой обороны, правоприменительные органы не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о "явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства", а должны конкретно указать, в чем именно выразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод.
 
     Разумеется, в таких случаях прежде всего  необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. Следует обратить внимание на положение закона о том, что "право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения" (ч. 2 ст. 37 УК). Оно носит принципиальный характер: сделана попытка уравнять в правах при осуществлении акта необходимой обороны частных лиц и сотрудников правоохранительных и контролирующих органов, к которым на практике всегда предъявлялись в этом отношении повышенные требования.
     По своей правовой природе оборона от преступного посягательства, с одной стороны, и нарушение при этом правил применения физической силы, специальных средств и оружия, — с другой, самостоятельные и качественно разные действия, которые требуют раздельной юридической оценки. Рассматривать требования нормативных актов, предусматривающих порядок применения силы и оружия, как дополнительные условия правомерности необходимой обороны — значит существенно ограничивать право на оборону для сотрудников органов правоохраны.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.