На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Заражение венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 29.04.2012. Сдан: 20 Н. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение
      В соответствии с федеральным законодательством, охрана здоровья граждан – это  совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, санитарно-гигиенического и  противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни.
      Государство гарантирует охрану здоровья каждого  человека в соответствии с Конституцией Российской Федерации и иными  законодательными актами, одним из которых является уголовный закон, предусматривающий ответственность за преступления против здоровья.
     Личность  как объект уголовно-правовой охраны - понятие собирательное: выступая в качестве межродового объекта, она охватывает такие родовые объекты, как жизнь и здоровье, свободу, честь и достоинство, половую неприкосновенность и половую свободу, интересы семьи и несовершеннолетних.
     В структуре личности важнейшей составляющей выступают жизнь и здоровье человека.
     Здоровье  человека - это определенное физиологическое состояние организма, при котором все его составляющие функционируют нормально. Такое состояние предполагает сохранения в норме анатомической целостности органов и тканей, их физиологических функций, отсутствие заболеваний и патологических состояний. Здоровье человека как объект группы преступлений выступает в качестве основного, но некоторые нормы статей уголовного кодекса Российской Федерации также осуществляют охрану здоровья лица, но уже в качестве дополнительного - основного или факультативного объекта. 
      Актуальность  выбранной темы курсовой работы не вызывает сомнений, так как в настоящее время было зарегистрировано много случаев заражения людей венерическими заболеваниями и ВИЧ-инфекцией, что вызвано современным уровнем развития общественной жизни. Точнее с появлением большого количества асоциальных элементов  в общественной жизни, таких как наркомания, проституция, free love (свободная любовь) в контексте беспорядочной половой жизни. В конце концов, выше перечисленное приводит к высокой смертности и демографическому кризису.
      Объект  курсовой работы - причинение вреда здоровью человека.
      Предметом курсовой работы - преступления, предусмотренные статьями 121 «Заражение венерической болезнью» и 122 « Заражение ВИЧ-инфекцией» Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее по тексту УК РФ).
      Цель  курсовой работы - изучение темы «Заражение венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией» с точки зрения уголовного права Российской Федерации.
      Задачи  курсовой работы:
-    определение состава преступления, предусмотренного статье 121 УК РФ;
-    определения состава преступления, предусмотренного статьей 122 УК РФ;
- определение уголовной ответственности в зависимости от вреда, причиненного здоровью потерпевшего или его смертью от ВИЧ-инфекции;
- рассмотреть вопросы уголовно-правовой оценки заражения ВИЧ-инфекцией;
-   рассмотреть вопрос добровольного  согласия на заражение ВИЧ-инфекцией. 
      Характеризуя  степень теоретической разработанности  темы, следует отметить, что данная тема уже анализировалась у различных авторов в различных изданиях: учебниках, монографиях, периодических изданиях,  Интернете. Тем не менее, при изучении литературы и источников отмечается недостаточное количество полных и явных исследований тематики заражения венерическими болезнями и ВИЧ-инфекцией.
      Теоретико - методологическую базу составили четыре группы источников:
-    федеральное законодательство;
- учебная литература (учебники, учебные пособия, справочная и энциклопедическая литература, комментарии к законодательству);
-  научные статьи в периодических журналах;
-  программа  информационной поддержки Российской  науки и образования «КонсультантПлюс: высшая школа».
      Структура курсовой работы включает в себя: введение, три раздела (первый - «Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных статьями 121,122 УК РФ», второй - «Вопросы Уголовно-правовой оценки заражения ВИЧ-инфекцией», третий - «Добровольное соглашение на заражение ВИЧ-Инфекцией»), заключение, список использованных источников и литературы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных статьями 121 «Заражение венерической болезнью» и 122 «Заражение ВИЧ-инфекцией» Уголовного Кодекса Российской Федерации 

1.1. Состав преступления, предусмотренный статьей 121 Уголовного Кодекса Российской Федерации
      Потерпевшим является не сам виновный, а другое лицо. Согласие потерпевшего на заражение  не освобождает виновного от уголовной  ответственности (п. 5 постановления  Пленума Верховного Суда СССР от 08.10.1973 года № 15 «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью»)1.
      Объективная сторона заключается в заражении венерической болезнью другого лица. Заражение - это передача заболевания другим лицам. Способ заражения значения для квалификации не имеет: чаще всего оно осуществляется половым путем. Но встречаются и иные способы, связанные с нарушением гигиенических правил поведения в быту, в семье, на работе (например: пользование одним предметом домашнего обихода). К венерическим относят такие инфекционные заболевания, как сифилис, гонорея, мягкий шанкр. Для уголовной ответственности по ст. 121 УК РФ достаточно заражения одним из видов венерического заболевания.
      Состав  преступления является -  материальным. Преступление окончено в момент фактической передачи венерической болезни другому лицу. Такой вид поведения как заведомое поставление в опасность заражения, дискриминализирован (в УК РСФСР он признавался уголовно наказуемым  -   ч. 1 ст. 115). Если у виновного имелось намерение заразить венерической болезнью другое лицо, но по независящим от него обстоятельствам этого не произошло, есть основания квалифицировать содеянное как покушение на заражение (ч.3 ст.30 ст. 121 УК РФ).
      Субъект преступления специальный, им является лицо, знавшее о наличии у него венерической болезни. В этой связи важно иметь доказательства, подтверждающие знание виновного о его болезни (например: предостережения лечебного учреждения и иные данные, свидетельствующие об осведомленности лица о его заболевании и его заразности).Лицо считается страдающим заболеванием не только во время болезни и ее лечения, но и в период контрольного наблюдения лечебным учреждением за больным до снятия с учета.
      С субъективной стороны преступление характеризуется либо умыслом (прямым или косвенным), либо легкомыслием. Небрежность исключается, поскольку виновный знает о наличии у него инфекционного заразного заболевания и тем не менее сознательно вступает в контакт с лицом (лицами), т.е. во всех случаях виновный предвидит возможность заражения, причинения вреда потерпевшему.
      Заражение венерической болезнью - разновидность  причинения вреда здоровью без нанесения  телесных повреждений (инфекционным путем). Чаще всего причиняемый вред является легким. Поскольку статья является специальной, предусматривающей специфический способ причинения вреда, предпочтение в случае конкуренции отдается ей, и дополнительной квалификации по ст. 155 УК РФ  не требуется. В случае причинения тяжкого вреда или средней тяжести вреда здоровью (например: заражение повлекло прерывание беременности) и присутствие субъективных оснований наличествует совокупность преступлений, и содеянное помимо ст.121 УК РФ должно квалифицироваться по ст. 111 или 112 УК РФ. Если заражение венерической болезнью служит квалифицирующим обстоятельством другого преступления (например: является разновидностью при изнасиловании - п. «г» ч. 2 ст. 131 УК  РФ), содеянное полностью охватывается такой более полной нормой и дополнительной квалификации по ст.121 УК РФ не нуждается.
      Ответственность за заражение дифференцирована: ч. 2 ст. 121 УК РФ в качестве квалифицирующих обстоятельств предусматривает то же деяние, совершенное: а) в отношении двух или более лиц; б) в отношении заведомо несовершеннолетнего.
      Деяния  относятся к категории преступлений небольшой тяжести.
1.2. Состав преступления, предусмотренный статьей 122 Уголовного Кодекса Российской Федерации
      Быстрое распространение «чумы XX века», как нередко именуют СПИД, вызывает серьезную тревогу в мире, в том числе России. Реакция на это стало ряда законодательных актов, в том числе Федерального закона от 30.03.1995 года № 38-фз «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция)».2 По ч. 1 ст. 122 УК РФ наказуемым признается заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Потерпевшим может быть любое лицо, но чаще всего им становится представитель «группы риска»: наркоман, лицо, вступающее в беспорядочные половые связи, бомж.
      Объективная сторона заключается в поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (деликт создания опасности). ВИЧ-инфекция или вирус иммунодефицита, поражает иммунную систему человека, которая призвана защищать его от болезней, выступая при этом возбудителем опасного заболевания - СПИДа. Данное заболевание пока неизлечимо и потому неминуемо заканчивается смертью.
      Преступление  считается оконченным в момент создания реальной опасности заражения. Для  признания преступления оконченным не имеет значения, что в конкретном случае фактического заражения ВИЧ-инфекцией не произошло.
      Субъектом преступного посягательства является лицо, выступающее носителем ВИЧ-инфекции либо страдающее СПИДом, в возрасте не менее 16 лет. На них как инфекционно больных возлагается обязанность соблюдать соответствующие санитарно-гигиенические правила при контакте с лицами, не зараженными этой инфекцией (ст.13 вышеуказанного федерального закона). Они не должны вступать в половые отношения, пользоваться общими предметами домашнего обихода, быть донорами.
      Субъективная сторона характеризуется умыслом (заведомостью). ВИЧ-инфицированный, знал о необходимости соблюдения им определенных санитарно-гигиенических правил, сознательно пренебрегает ими, нарушает эти правила, понимая, что тем самым ставит потерпевшего в опасность заражения.
Согласие  потерпевшего на поставление в опасность  заражения ВИЧ-инфекцией (например: согласие вступить в половую связь  с ВИЧ-инфицированным) в соответствии с введенным примечанием к  ст. 122 УК РФ, исключает уголовную  ответственность.
      Поставление в опасность, закончившееся заражением ВИЧ-инфекцией, влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 122 УК РФ, при этом вменение ч. 1 не требуется, так как поставление в опасность - неизбежный этап и более ранняя стадия заражения. Квалификация по совокупности необходима, если потерпевшими выступают два лица, одно из которых подвергалось заражению, а другое поставлено в опасность заражения. Заражение ВИЧ-инфекцией в некоторых составах признается квалифицирующим обстоятельством (например: п. «б» ч. 3 ст. 131 и 132 УК РФ). В этом случае по правилам конкуренции части и целого дополнительной квалификации по ст. 122 УК РФ не требуется. Момент окончания анализируемого состава преступления по ч.2 - состоявшееся заражение, попадание в организм потерпевшего ВИЧ-инфекции. В ч. 3 ст. 122 УК РФ в качестве квалифицирующего обстоятельства признано заражение, совершенное: а) в отношении двух и более лиц; б) в отношении заведомо несовершеннолетнего. Субъективная сторона деяний, описанных в ч. 2 и 3 ст. 122 УК РФ, характеризуется как умыслом, так и неосторожностью.
      Особым  видом преступления признано заражение  другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом  своих профессиональных обязанностей (ч. 4 ст. 122 УК  РФ).  Субъектом этого  преступления являются лица, профессионально связанные с процессом лечения и обслуживания лиц, больных вирусом иммунодефицита, а также с получением или хранением крови. С субъективной стороны деяние предполагает неосторожность в виде легкомыслия либо небрежности. При наличии прямого или косвенного умысла, содеянное квалифицируется не по ст. 122 УК РФ, а в зависимости от тяжести наступившего вреда здоровью по ст. 115, 112, 111 или 105 УК РФ.
     Деяние, описанное в ч. 1, относится к  категории преступлений небольшой  тяжести; в ч. 2 и 4 - средней тяжести; в ч. 3 - к тяжкому преступлению, если речь идет об умышленном деянии, и к преступлению средней тяжести, если речь идет о неосторожном деянии.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2. Вопросы уголовно-правовой  оценки заражения  ВИЧ-инфекцией
      Несмотря на негативную динамику распространения ВИЧ-инфекции, в Российской Федерации еще не разработан эффективный механизм медицинского и правового предупреждения этого заболевания. В частности, не реализуется превентивный потенциал уголовного законодательства. Норма ст. 122 УК РФ практически не работает ввиду отсутствия четких научно-обоснованных рекомендаций по наиболее значимым проблемам ее применения. В их числе можно выделить следующие:
1) определение  круга деяний, образующих поставление  в опасность заражения ВИЧ-инфекцией;
2) установление  момента заражения;
3) выявление  опасности заражения ВИЧ-инфекцией;
4) определение  понятий и правовых признаков  согласия потерпевшего на заражение  ВИЧ-инфекцией.
      Как известно, состав заведомого поставления  другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122 УК РФ) сформулирован по принципу формального: для признания преступления оконченным не требуется наступления последствий виде заболевания. Н.Д. Дурманов, рассматривая составы поставления в опасность, отмечал, что «они непосредственно не посягают на жизнь и здоровье людей и большей частью не приводят к смерти человека или повреждению его здоровья, но создают реальную угрозу, реальную опасность причинения такого вреда».3 Преступление, предусмотренное в ч. 1 ст. 122 УК РФ, не является исключением. С объективной стороны оно может выражаться в совершении деяния, создающего угрозу заражения потерпевшего ВИЧ-инфекцией. При этом закон не указывает на способы поставления в опасность. В результате некоторые авторы ограничивают рассматриваемое деяние только действиями инфицированного,4 а другие полагают, что поставление в опасность заражения может осуществляться как путем действия, так и бездействием.5
      Противоречия  в толковании нормы не могли не отразиться на следственной и судебной практике. Остро встал вопрос о том, считать ли несоблюдение лицом мер предосторожности способом поставления в опасность. В теории уголовного права совершение преступления в форме бездействия возможно тогда, когда «субъект непосредственно посягает на определенный порядок и не выполняет возложенные на него обязанности».6 На инфицированного в России возлагаются две правовые обязанности: подвергнутся лечению и сообщать при заключении брака или обращении в медицинское учреждение о наличии заболевания. Но нарушение этих обязанностей не «укладывается» в модель заведомого поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Поставление в опасность предполагает такое виновное поведение, которое создает обстановку реального наступления общественно опасных последствий. Сами же по себе уклонение от лечения и несообщение о наличии ВИЧ-инфекции не создают ситуацию реальной опасности, поскольку отсутствует прямая непосредственная связь между ними и потенциально возможными последствиями. Опасность создается конкретными действиями виновного (вступление в половой контакт, переливание крови), но не предшествующим ему бездействием.
        В целом можно заключить, что только активные действия, умышленно направленные на инфицирование больного, могут образовывать состав ч. 1 ст. 122 УК РФ. При этом судам и органам предварительного следствия в каждом случае следует устанавливать способ поставления в опасность и посредством назначения соответствующей экспертизы доказывать наличие реальной и непосредственной угрозы заражения.
      В настоящее время особенно дискуссионным  является вопрос о том, в какой  момент заражение ВИЧ-инфекцией  считается оконченным и что именно понимается  под заражением. В  Энциклопедическом медицинском  словаре под заражением понимается проникновение возбудителя инфекции в организм человека и животного, приводящее к развитию. Той или иной формы инфекционного процесса.7 Некоторые исследователи рассматривают заражение как фактическую передачу возбудителя болезни другому человеку вне зависимости от возможных последствий.8 Полагаем, что употребление в законе термина «заражение свидетельствует не о фактическом проникновении инфекции, а о ее «вживлении» в организм человека, когда возбудители вызывают процесс первичного болезнетворного воздействия на организм. Развитие ВИЧ-инфекции имеет несколько стадий: инкубации; первичных проявлений; субклиническую и стадию вторичных заболеваний.9 Полагаем, что установление факта развития ВИЧ-инфекции на любой из перечисленных стадий в организме потерпевшего признается заражением, и виновный несет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 122 УК РФ. При этом, несомненно, следует установить причинно-следственную связь между действиями виновного и наступившим инфицирование посредством проведения судебно-медицинской экспертизы. Если в организме лица будут обнаружены возбудители ВИЧ-инфекции, наличие которых явно недостаточно для развития заболевания, деяние виновного при наличии прямого умысла следует квалифицировать по ч. 1 ст. 122 УК РФ.
      Определенные  сложности при уголовно-правовой оценке заражения ВИЧ-инфекцией вызывает способ инфицирования. На практике заражение может произойти в результате самых разнообразных действий. Вместе с тем в способе заражения проявляется сущность и характер совершенного преступления, поэтому он относится к предмету доказывания и должен находить отражение во всех процессуальных документах органов следствия и суда. К сожалению, это обстоятельство не всегда учитывается в практической деятельности правоохранительных органов.
      В медицине выделяют три основных пути передачи ВИЧ-инфекции: половой, парентеральный (через кровь) и вертикальный (от матери к плоду). Общественная опасность первых двух способов и, следовательно, наказуемость заражения не вызывает сомнений. Что же касается третьего, то здесь имеет место конфликт частных и публичных интересов. С одной стороны, инфицированная женщина, рождающая ребенка, реализует свое право на материнство, а с другой - создает опасность заражения ВИЧ-инфекцией еще не родившегося ребенка. Согласно медицинским исследованиям, возможность заражения плода во время беременности составляет 25 - 35%.10 Возбудитель может проникать через плаценту из организма матери к плоду. Возможно также заражение младенца во время родов, когда ребенок появляется на свет в потоке околоплодных вод и крови, содержащих ВИЧ. Достаточно небольшого повреждения, чтобы в организм новорожденного проник возбудитель инфекции. Нередким является заражение младенца при грудном вскармливании инфицированной матерью. Несмотря на очевидность того факта, что больная ВИЧ-инфекцией женщина, вынашивая и рожая ребенка, подвергает его реальной опасности заражения, ее действия не получили до настоящего времени однозначной правовой оценки. Государство не ограничивает репродуктивную свободу ВИЧ-инфицированных женщин. Они могут вынашивать и рожать детей, но только под специальным медицинским наблюдением. В то же время УК РФ содержит запрет на поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией независимо от способов его осуществления. Это дает основания полагать, что поставление матерью своего неродившегося ребенка в опасность заражения должно квалифицироваться по ст. 122 УК РФ. Однако это невозможно ввиду отсутствия объекта преступления. В случае с инфицированием эмбриона речь о здоровье как неотъемлемом благе человека идти не может. Следовательно, физическое благополучие будущего ребенка остается за рамками уголовно-правовой охраны, а действия матери, поставившей плод в опасность инфицирования, исключает уголовную ответственность. При этом на правовую оценку деяния не влияет то, что беременная женщина не находилась на учете и под специальным медицинским наблюдением.
      Иная  ситуация имеет место в случае, когда больная ВИЧ-инфекцией вскармливает младенца грудью. В этом случае она  подлежит уголовной ответственности  по ч. 1 ст. 122 УК РФ, если заболевание ВИЧ не наступило, и по ч. 2 ст. 122 УК РФ при фактическом заражении ребенка. Обязательному установлению подлежит тот факт, что женщина достоверно знала о наличии у нее ВИЧ-инфекции и предвидела возможность заражения ребенка. О достоверной осведомленности лица свидетельствуют получение им результатов медицинского освидетельствования и подписания соответствующей формы предупреждения об уголовной ответственности за заражение ВИЧ-инфекцией. Знание о наличии заболевания презюмирует осведомленность инфицирования, как о заразности, так и о возможности заражения другого лица ВИЧ-инфекцией. В этой связи сложно согласится с мнением М.Д. Шаргородского, что «для квалификации деяния необходимо установление не только сознания наличия болезни, но и того, что она находится в заразительной стадии».11  Представляется, что принятие данного предложения может привести к ошибочным выводам. Осознание заразительной стадии болезни требует глубоких медицинских познаний в области инфекционных заболеваний, которыми большинство людей не обладают. Следовательно, для признания действий кормящей инфицированной женщины преступлением не требуется точного предвидения самого заражения, а достаточно на основе знания о наличии болезни предвидения в общих чертах возможности заражения ребенка. 
 
 
 

3. Добровольное согласие на заражение ВИЧ-инфекцией
      На  фоне десяти новых примечаний, включенных в 2003 году в Особенную часть Уголовного Кодекса РФ, примечание к ст.122 УК РФ «Заражение ВИЧ-инфекцией» стоит  особняком. Впервые за многие годы в тексте закона закреплено юридическое значение такого обстоятельства, как добровольное согласие лица на поставление его в опасность причинения ему вреда или на причинение вреда. В данном примечании, по мнению многих авторов, речь идет о таком спорном и недостаточно изученном институте права, как «согласие лица на причинение ему вреда».
     Традиционно в науке уголовного права выделяется институт «согласие потерпевшего». Однако следует согласиться с мнением, что говорить о согласии «потерпевшего» не совсем корректно, поскольку, рассматривая согласие как обстоятельство, исключающее преступность деяния, нельзя говорить о «потерпевшем» как о лице, которому преступлением причинен вред.
     История советского и российского уголовного права практически не знает случаев, когда в самом законе были бы закреплены положения, регламентирующие добровольное согласие лица на причинение ему вреда. Исключение составляет, пожалуй, только примечание к ст. 143 УК РСФСР 1922  года, согласно которому «убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания», не каралось.12  Однако указанное примечание спустя некоторое время было отменено, и в дальнейшем только высшая судебная инстанция в своих рекомендательных постановлениях возвращалась к вопросу согласия лица на причинение ему вреда с целью подчеркнуть, что по определенным составам преступлений согласие потерпевшего не имеет никакого юридического значения. Так, например, в свое время при наличии уголовной ответственности за уплату и принятие выкупа за невесту (ст. 232 УК РСФСР 1960года) деяние признавалось преступным и в случае согласия или даже желания женщины вступить в брак, а объектом преступления помимо основного также признавали честь и достоинство женщины как человека.13 При этом Верховный Суд РСФСР специально подчеркивал, что «ответственность по данной статье наступает независимо от того, с согласия или без согласия невесты был получен и уплачен за нее выкуп».14 По другой категории дел Верховный Суд указал, что «согласие потерпевшего на поставление его в опасность заражения венерической болезнью не является основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и поставившего потерпевшего в опасность заражения или заразившего его венерической болезнью».15 На этом фоне примечание к ст. 122 УК РФ выглядит если не революционным шагом, то значительным движением вперед в области признания субъективных прав человека и юридического значения их реализации в рамках уголовного законодательства.
      В первую очередь его наличие свидетельствует о том, что в уголовном законодательстве применительно к конкретному составу преступления фактически закреплено такое обстоятельство, исключающее преступность деяния, как «согласие лица на причинение ему вреда». Действительно, до введения данного законодательного изменения складывалась следующая ситуация: с одной стороны, доктрина уголовного права признает такой институт, исключающий преступность деяния, как «согласие лица на причинение ему вреда», а правоохранительные органы на практике учитываю факт согласия лица на причинение ему вреда; с другой стороны, ни одного упоминания об этом институте в Уголовном кодексе не было. Конечно, введение в ст. 122 УК РФ соответствующего примечания не позволяет окончательно установить пределы распоряжения лицом своими субъективными правами, не влекущими для третьих лиц негативных последствий в виде привлечения к уголовной ответственности, однако уже само его закрепление, пусть и применительно к одному составу преступления, заслуживает одобрения. Кроме того, появление в уголовном законодательстве такого примечания свидетельствует о признании роли волеизъявления лица, ставящего свои блага в опасность их нарушения. Если доктрина уголовного права до последнего времени исходила из защиты законных интересов, прав и свобод в основном в отрыве от того, как сама личность относится к целесообразности защиты ее законных интересов, прав и свобод, то с появлением анализируемого примечания можно говорить о положительном сдвиге в этом вопросе: вне всяких сомнений, степень законодательного урегулирования распоряжения своими правами и свободами была и остается чрезвычайно высокой. И, наконец, нельзя не отметить практическую ценность данной законодательной новеллы. Появление рассматриваемого примечания должно активизировать дальнейшее изучение юридического значения такого института уголовного права, как согласие лица на причинение ему вреда. Наука уголовного права может получить в свое распоряжение эмпирический материал, который подтвердит или, наоборот, опровергнет теоретические постулаты, использованные или предполагаемые при конструировании примечания к ст. 122 УК РФ. В свою очередь, не исключено, что на основании результатов действия ст. 122 УК РФ можно будет проводить более обоснованные, имеющие определенную законодательную базу и, соответственно, данные практического применения, исследования по дальнейшей разработке условий правомерности такого обстоятельства, исключающего преступность деяния, как «согласие лица на причинение ему вреда». Среди вопросов, наиболее интересующих специалистов уголовного права, будет реакция правоприменительных органов на данное новшество, особенно имея в виду характер и объем благ, которыми по своему усмотрению может распоряжаться лицо. Иначе говоря, указанное примечание может стать своеобразным «пилотным» проектом, по результатам применения которого будет решаться вопрос о возможности и целесообразности использования в подобной форме законодательной конструкции, регламентирующей вопросы согласия лица на причинение ему вреда.
      Вместе  с тем, отдавая должное самому факту появления данного примечания, необходимо отметить некоторые недостатки, в значительной степени снижающие эффективность его предполагаемого действия. 
  Не совсем четко выражена юридическая природа института, закрепленного в примечании. Скорее, в данном случае правильнее вести речь не об освобождении лица от уголовной ответственности, а об обстоятельстве, исключающем преступность деяния. «Освободить от уголовной ответственности - значит снять с лица, совершившего преступление, возложенные на него уголовным законом обязанности»16, а в случае, когда лицо добровольно соглашается на поставление себя в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, нельзя вести речь о том, что лицо, поставившее другое лицо в опасность заражения, совершило преступление, и с него нельзя «снять обязанность», так как не было основания для ее наложения. Обстоятельства, являющиеся основанием для освобождения лица от уголовной ответственности, появляются после совершения деяния, в данном же случае согласие лица выражено до совершения деяния, и не исключено, что само согласие послужило немаловажной причиной для совершения этого деяния. Как институт уголовного права «согласие потерпевшего» в теории рассматривалось именно как обстоятельство, исключающее преступность деяния, а не как основание освобождения от уголовной ответственности, поэтому в законе должны присутствовать обороты, отражающие смысл формулировок, присущих всем иным обстоятельствам, исключающим преступность деяния: «не является преступлением...». Для лица далеко не безразлично, по каким основаниям оно не будет привлечено к уголовной ответственности: по реабилитирующим или не являющимся таковыми.17
      Лицо  освобождается от уголовной ответственности  за заведомое поставление другого  лица в опасность заражения или  за заражение другого лица ВИЧ-инфекцией. Однако это же лицо не освобождается от уголовной ответственности за заражение ВИЧ-инфекцией в случае, если эти деяния совершены в отношении двух и более лиц. Представляется, что такая ситуация не совсем правильна. Непонятно, чем руководствовался законодатель, дифференцируя освобождение от уголовной ответственности по данному основанию в зависимости от количества лиц, ставящих себя в опасность заражения. В ситуации, когда лицо заражает ВИЧ-инфекцией не одно лицо, а несколько (при групповом сексе, при групповом употреблении наркотиков, когда все участники группы осведомлены об инфицировании какого-либо члена группы), нет никаких препятствий к тому, чтобы добровольное согласие нескольких лиц рассматривалось в юридическом плане совершенно иначе, нежели согласие одного лица. В данном случае речь необходимо вести о том, что количество не должно перейти в иное качество: сумма нулей при их любом количестве равна нулю.
      Редакция  ч. 3 ст. 122 УК РФ не позволяет без ее изменения указать в примечании, что от уголовной ответственности освобождается лицо, совершившее с добровольного согласия другого лица деяния, предусмотренные, в том числе и частью третьей настоящей статьи. Часть 3 ст. 122 УК РФ содержит два квалифицирующих признака - деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего. Законодатель не должен допустить, чтобы действие примечания распространялось и на согласие несовершеннолетнего. Поэтому необходимо внести изменения в диспозицию статьи в части расположения квалифицирующих признаков: например, в ч. 3 оставить такой квалифицирующий признак, как «совершенное в отношении двух и более лиц», а признак «в отношении заведомо несовершеннолетнего» вынести в отдельную часть статьи с изменением санкции в какой-либо из частей.
      Несмотря  на то, что в медицине до сих пор  окончательно не определились с сущностью  такого явления, как ВИЧ-инфекция и  СПИД, российское уголовное право  считает
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.