На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


сочинение О канонических препятствиях к браку

Информация:

Тип работы: сочинение. Добавлен: 30.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
          МОСКОВСКИЙ  ПАТРИАРХАТ
          БЕЛГОРОДСКАЯ  ПРАВОСЛАВНАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ (с миссионерской направленностью)
               
               
               
               
               
               
               
               
              Сочинение
    По  предмету «Каноническое право»
    на  тему «О канонических препятствиях к  браку»
    воспитанника 4 курса сектора заочного обучения
2010 - 2011 уч., год
    Андрея  Клыкова 

 


            Содержание. 

    Вступление
    История брака
    Цели брака
    Канонические препятствия к браку
 
    Абсолютные  препятствия к браку.
    Условные препятствия к браку.
5. Заключение.
    Примечания.
    Литература.
 
  
 
 
 


                1. Вступление.
 
    Прежде, чем приступить к раскрытию канонических препятствий к браку, необходимо выяснить и четко представлять смысл и цель брака в его христианском понимании.
    Вопрос  о браке не только важен, но и труден. «Тайна сия велика... (Еф. 5.32). Человечество знает химический состав звезд, отстоящих от нас на многие миллиарды километров, но с трудом разбирается в том, что касается его всего ближе. «Что вопрос о браке есть самый трудный и запутанный, - пишет Блаженный Августин, - это я, конечно, знаю и не осмеливаюсь утверждать, что выяснил или выясню трудности в своейработе»(\).
    В истории человеческой мысли встречаются  две главные теории в учении о браке, красной нитью проходящие по всему её течению. Одну можно назвать реалистической, другую - идеалистической. Но прежде, чем приступить к раскрытию каждой из них, следует обратиться к истории формирования этих теорий, т.е. к истории брака.
               
              2. История брака.
 
    Повествование об установлении брака мы находим  на первых страницах Библии. Во всех учебниках Священной истории установление брака представляется в такой форме: «Бог сотворил Адама, затем, создав из его ребра ему жену - Еву, дал им заповедь: плодитесь и размножайтесь».
    Подлинный текст Библии говорит совершенно особо о размножении и браке, и притом говорит о размножении ранее, чем о браке, наталкивая нас на мысль о том, что брак является ещё одной отличительной особенностью человека перед животным миром.
    Как животные берутся здесь в качестве представителей рода по роду их, по роду её, (Быт.1. 21,24,25), так и человек берется здесь не как индивидуум, а в качестве представителя всего человеческого рода, человечества.
    Между тем, об установлении брака Библия говорит  особо. Как Христос (Мф. 19.5; Мк. 10.7), так и апостол Павел (Еф. 5.31) находят это установление в той главе, где говорится о творении человека как существа особого от остального мира, в частности в повествовании о творении жены, где нет ни малейшего указания на размножение. В этой главе начинается история человека как индивидуальной нравственной личности и его отношения к Богу, Который является для него уже не только как Бог-Творец, но и как Бог Завета.
    Как на доказательство установления таинства брака Христом ссылаются иногда на евангельское повествование о чуде на браке в Канне Галилейской. На самом деле это повествование доказывает как раз противоположное, доказывает, что Христос признал брак именно таковым и по форме и по
 


    существу, каковым он был до Него. «Христос пришел на брак и принес дар, даром почтив дело» (2), - пишет Златоуст.
    Таким образом, становится ясно, что брак имеет такую же древнюю историю, как и история всего человечества. Размышления о смысле брака мы находим в самых древних исторических документах, у различных представителей общественной мысли.
              З.Цели брака.
 
    Реалистическая  теория в учении о браке видит  его смысл в размножении, в потомстве. Это воззрение, то в его чистом виде как стремление иметь в браке продолжение своего существования, то осложненное религиозными и патриотическими мотивами в виде стремления иметь заместителей в служении богам и хранителей могил предков или защитников отечества, мы встречаем как в древнеиндийских, греческих и римских законах, так и у классических писателей. Уже самое наименование брака у греков и римлян указывает на эту цель.
    Справедливо поэтому Августин, резюмируя взгляд римского законодательства на брак, говорит: «По принятым для брачных документов формам брак бывает для рождения детей»(3). О детях как продолжателях культа упоминалось и в самой священной формуле заключения брака(4).
    Существовал такой взгляд и у греков. Грек вступал в брак ради законных детей(5).
    Воззрение на потомство, как главную цель брака, отражалось и на частных пунктах брачного законодательства древности в виде обязательности, как брака, так и развода в случае бесплодия жены, и в виде закона о левирате.
    Если  цель брака - дети, а дети нужны для защиты отечества и продолжения культа, то брак является не делом свободы, а религиозной и гражданской обязанностью, нарушение которой карается законами. И вот, как в Греции, так и в Риме мы находим целый ряд законов, карающих безбрачие(б).
    С другой стороны, если цель брака дети, то где нет надежды иметь детей, там нет и брака, и потому бесплодие жены было одним, а иногда и единственным из поводов к разводу.
    Почти все дохристианское человечество видело в потомстве главную цель брака, и объяснявшие существование такого воззрения редкостью населения, родовым характером древнего быта, отсутствием надежды на будущую жизнь и т.д.(7). Но уже у первых христианских мыслителей встречается и совершенно другое учение о целях брака. Например, творение Блаженного Августина «De Ъопо conjugali» (главы 3 и 18): он указывает на «святую дружбу» как главную цель брака. Однако позднейшее схоластическое западное богословие за немногими исключениями стало на точку зрения первой теории. Учение о деторождении как главной цели брака сделалось официальным учением Католической церкви(8).
 

    
        Это воззрение отразилось и в законодательстве некоторых европейских государств.
    Эту теорию развивает Кант, дающий такое  определение брака: «Брак есть союз двух лиц разного пола с целью пожизненного взаимного пользования их половыми особенностями»(9).
    На  ряду с этой реалистической теорией, в истории человеческой мысли  столь же устойчива другая, идеалистическая теория, которая видит источник половой жизни, и в частности брака, не в стремлении организмов к сохранению своего существования в роде, а в другом, более высоком стремлении органического мира - стремлении к развитию, совершенствованию, к полноте бытия.
    Такое объяснение брака мы находим уже  на первых страницах Библии, объясняющей творение жены стремлением Адама получить себе восполнение. Эту теорию мы находим и в распространенном почти всюду сказании о творении человека как андрогина. Эту идею находим мы и в древнегреческих брачных обрядах и мистериях, в частности, в наименовании брака «телос» -конец в смысле завершения, как заканчивающий человека для жизни(Ю).
    В христианскую эпоху, когда реалистическая теория завладела Западом, идеалистическая получила господство на Востоке. Особенно подробно развивает её корифей православного богословия святитель Иоанн Златоуст в период наибольшего расцвета своего таланта. «Тот, кто не соединен узами брака, - пишет он, - не представляет собой целого, а лишь половину. Мужчина и женщина не два человека, а один человек». Эта теория включена и в официальные восточные канонические сборники. Эклога 740 года определяет брак как соединение двух лиц в одной плоти, в одном существе. Вместе с Эклогой это определение попало и в славянскую Кормчую(12). Вальсамон определяет брак как «соединение мужа и жены в одно существо, в одного человека с одной душой, но в двух лицах»(\3) и делает отсюда вывод в отношении способа исчисления брачных степеней.
    На  этой точке зрения стоят и другие многочисленные канонические памятники Православной Церкви, усвоившие, как наилучшее, знаменитое Модестиновское определение брака, рассматривающее брак как всестороннее и полное объединение супругов, но вовсе не упоминающее о рождении(14).
    Ту  же идеалистическую теорию мы находим  у немецких философов-идеалистов. Фихте определяет брак как «полное соединение в одно бытие двух лиц разного пола»( 15).
    Это метафизическое единение мужчины и  женщины есть таинство, поскольку оно превышает категории нашего разума и может быть пояснено лишь сопоставлением этого таинства с таинством Пресвятыя Троицы и догматом Церкви.
    Апостол Павел сравнивает взаимные отношения  мужа и жены именно с отношениями Лиц Святой Троицы. «Как Бог-Отец есть глава Христа, так и муле - глава жены»(1Кор. 11.3). «Как Христос есть сияние славы и образ бытия Бога-Отца»(Евр. 1.3), так и жена - слава мужа» (lKop.ll. 7).
 

    
        Связанное с догматом Троичности христианское учение о браке еще ближе связано с другим великим догматом христианства - догматом Церкви, который в свою очередь основывается на догмате Троичности. Троица есть метафизическое основание нравственного долга любви. По подобию Троицы, неразделенной и неслиянной, образовано новое существо - Церковь, единая по существу, но множественная в лицах.
    Климент Александрийский называет семью, как  и Церковь, домом Господним(16), а Златоуст прямо и точно называет семью «малой церковью »(17).
    Райская семья совпадает с Церковью, ибо  другой Церкви человечество тогда не имело, а христианская Церковь есть продолжение Церкви райской, причем в ней новый Адам - Христос заменяет Адама ветхого (IKop. 15.22). Этим объясняется, почему Новый Завет и древнейшая христианская литература изречения Священного Писания, имеющие отношение к браку, относят к Церкви, и наоборот.
    Теперь, когда раскрыты основные цели брака, становиться ясно, что может и  должно ему препятствовать.
        4.Канонические  препятствия к браку.
 
    В ветхозаветном законодательстве вступление в брак возможно было лишь при наличии определенных условий, отсутствие которых составляет препятствие к браку. Таковые последствия усматривались в состоянии женщины в другом браке (Ветхий Завет, безусловно, не допускал полиандрии), в физической неспособности к брачному сожительству, в родственных отношениях желающих вступить в брак. Безусловным препятствием к браку считалось прямое родство (между предками и потомками), а также боковое родство во второй степени (между родными братом и сестрой). Более же отдаленное боковое родство (например, между двоюродными братом и сестрой, и даже между родным дядей и племянницей) не составляло препятствия к браку.
    В брачном церковном праве Новозаветной Церкви, исходящем из того, что брак для христиан - это Таинство, сформулированы условия, соблюдение которых обязательно для заключения церковного брачного союза. При отсутствии этих условий возникают обстоятельства, препятствующие совершению браковенчания.
    Препятствия могут быть абсолютными, исключающими для определенного лица вступление в брак с кем бы то ни было, и условными, делающими невозможным брак между определенными лицами из-за их родственных отношений. Причем, кроме кровного родства, препятствия могут заключаться также в отношениях свойства или родства духовного. Кроме того, различаются препятствия, в силу которых брак считается недействительным с
 

    
    момента его заключения и потому подлежащим расторжению, - расторгающие, и такие, обнаружение которых не влечет за собой расторжения брака, однако подвергает и вступивших в брак, и венчавшего их священника каноническим прещениям, - нерасторгающие или запретительные препятствия.
4.1.Абсолютными  препятствиями к  браку,
одновременно  расторгающими его, считаются следующие:
    Первое. Лицо, состоящее в браке, не может вступить в новый брак, ибо христианский брак - безусловно моногамный, т.е. единобрачный.
    Второе. Брак священных лиц, заключенный после посвящения в сан, признается незаконным. Это видно из 6-го правила святого Василия Великого. Согласно 6-му правилу Трулльского Собора, вступление в брак запрещается не только священнослужителям, но и иподиаконам. Апостольское правило 26-е дозволяет вступать в брак после поставления на церковное служение лишь чтецам и певцам.
    Третье. Согласно 16-му правилу Халкидонского Собора, 44-му правилу Трулльского Собора, 5-му правилу Константинопольского Двукратного Собора, 18-му и 19-му правилам святого Василия Великого, монахам и монахиням запрещается вступать в брак после принесения ими обетов.
    Член  Церкви, давший обет безбрачия, по церковным  правилам не может вступать в брак, ибо обет девства и безбрачия Церковь сравнивает с обручением Небесному Жениху Христу. Это образное представление духовного единения верующей души, посвятившей себя особому служению Христу, явилось основанием для канонических определений относительно измены данному обету. Поэтому в 19-м правиле Анкирского Собора нарушившие обет безбрачия приравниваются к второбрачным и на них налагается епитимия второбрачных. Строже смотрит на измену обету девства святой Василий Великий. Он считает её прелюбодеянием и назначает такую же епитимию, какая следовала за прелюбодеяние (прав. 18, 19, 50-е).
    Четвертое. В соответствии с церковным законом, вдовство после третьего брака считается абсолютным препятствием к новому браку. Согласно «Томосу единения» (920 г.), изданному Патриаршим Синодом при Патриархе Константинопольском Николае (901-907 гг.; 912-925 гг.), «никто не должен дерзать вступлением в четвертый брак». А если таковой брак будет заключен, то он должен считаться несуществующим.
    На  третий брак Церковь смотрит лишь как на принимаемое послабление, на лучшее, чем открытый блуд, и подвергает вступивших в него каноническим прещениям, однако не добивается его расторжения. При этом третий брак допускается лишь при наличии определенных условий - возрасте до сорока лет и отсутствии детей. Причем для дозволения на вступление в третий брак требуется наличие обоих этих условий, а не одного из них.
    Церковь не одобряет и второй брак, видя в нем предосудительную уступку чувственности, однако допускает его, ибо, по слову Апостола Павла, «жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж: ее умрет, свободна выйти,
 

    
    за  кого хочет, только в  Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия»(1 Кор. 7.39-40).
    Пятое. Препятствием к вступлением в брак является виновность в расторжении предыдущего брака. Виновный в прелюбодеянии, из-за которого расторгнут первый брак, не может вступать в новый брак. Это положение вытекает из Евангельского нравственного учения и практики Древней Церкви. Данная норма отражена и в церковном законодательстве (Номоканон. Гл. 11, 1, 13, 5; Кормчая. Гл. 48; Прохирон. Гл. 49). Эта же норма повторена в 253-й статье «Устава Духовных консисторий».
    В соответствии с «Основами социальной концепции Русской Православной Церкви», принятыми Архиерейским Собором 2000 года, «после законного церковного развода, согласно каноническому праву, второй брак разрешается невиновному супругу. Лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимий, наложенной в соответствии с каноническими правилами. В тех исключительных случаях, когда допускается третий брак, срок епитимий, согласно правилам Василия Великого, увеличивается» (X. 3).
    Шестое. Препятствием к браку является также физическая и духовная неспособность к нему (идиотизм, душевная болезнь, лишающая человека возможности свободно проявлять свою волю). Гражданские законы большинства государств, христианских и нехристианских, объявляют браки с душевнобольными и безумными недействительными. Безумными в этом случае признаются люди, не имеющие здравого рассудка с младенчества(18).
    Кроме того, церковные каноны усматривают аналогичное препятствие для лиц, от природы не способных к брачному сожитию или доведенных до такого состояния болезнью. Но физическую неспособность к брачному сожитию можно обнаружить только по совершении брака. До этого подобное состояние является личной тайной вступающего в брак, а часто неизвестно и ему самому, но если о такой неспособности станет известно до вступления в брак, то это рассматривается как препятствие к браку, ибо по самому смыслу брака для его заключения требуется физическая способность к брачному сожитию и со стороны жениха, и со стороны невесты. В подобном случае священник может отказаться от совершения заключения брака, не испрашивая на это благословения правящего архиерея. Физическую неспособность к брачному сожитию не следует смешивать с неспособностью к деторождению, которая не является препятствием к браку и не может служить причиной для развода.
    В действующих церковных правилах нет запрета венчать глухонемых или слепых. Церковные законы не запрещают венчать лиц, если они больны и сами желают вступить в брак. Но венчание таковых должно быть совершено в храме. Если бы один из незаконно сожительствующих лиц, находясь в состоянии тяжелой болезни и чувствуя приближение смерти, пожелал бы вступить в законный брак и тем прикрыть свой грех, то такой брак не может быть совершен в церкви без разрешения правящего архиерея(19).
 

    
        Седьмое. Для вступления в брак существуют определенные возрастные границы. Возраст, раньше которого не разрешается вступать в брак, - брачное совершеннолетие - не всегда совпадает с гражданским совершеннолетием.
    В России, указом Святейшего Синода от 19 июля 1830 года , установлено два совершеннолетия для брака: гражданское - 18 и 16 лет, и церковное - 15 и 13 лет.
    В настоящее время относительно возрастного ценза для вступления в брак Церковь сообразуется с гражданским законодательством, разрешающим в России вступление в брак и мужчинам и женщинам с 18 лет, на Украине - с 18 лет мужчинам и с 16 - женщинам.
    В церковном брачном праве установлен и высший предел для вступления в брак. Святитель Василий Великий указывает такой предел для вдов - 60 лет, для мужчин - 70 лет (правила 24-е и 88-е).
    На  основании Указа Святейшего Синода от 20.02.1860 года препятствие к браку  усматривается также в большой разнице в возрасте между женихом и невестой. В соответствии с этим «Указом», священникам полагается внушать желающим вступать в брак, у которых большая разница в возрасте, что таковой брак имеет ряд неудобств, при этом, однако, в случае их упорства не разрешается отказывать им в венчании.
    Восьмое. Препятствием к браку является и отсутствие согласия на него со стороны родителей жениха или невесты. В 38 правиле Святителя Василия Великого сказано: «Отроковицы, без соизволения отца посягшия, блудодействуют. Но примирением с родителями дело сие мнится имети врачевание. Впрочем, не тотчас допускаются к приобщению, но запрещаются на три лета».
    В основе родительского благословения  лежит уважение ими свободного согласия на вступление в брак со стороны жениха и невесты. Гражданские законы запрещают родителям и опекунам принуждать детей, вверенных их попечению, к вступлению в брак против их желания. Поэтому в «Книге о должностях пресвитеров приходских» (№123) говорится о том, что священник, видя слезы или нечто иное, указывающее на недобровольное вступление в брак, должен остановить браковенчание и выяснить ситуацию. В Своде законов есть положение, согласно которому брак, заключенный с применением насилия над одним из брачующихся, следует считать незаконным и подлежащим расторжению.
    В настоящее время, ввиду радикально изменившегося правопорядка, когда  совершеннолетние дети в полной мере юридически освобождены от зависимости родителей, в том числе и при вступлении в гражданский брак, вероятно, и священник, чтобы венчать лиц, состоящих в гражданском браке, не имеет необходимости осведомляться о согласии родителей на такой брак, и не должен видеть непреодолимого препятствия к браковенчанию в отсутствии такого согласия. Но благодатное значение родительского благословения, разумеется, сохраняет свою силу, и на его отсутствие нельзя смотреть как на ничего незначащее обстоятельство.
 

    
        Ограничения на право вступления в брак по гражданскому законодательству могут касаться лиц, лишенных свободы по суду, что, впрочем, не имеет отношения к нормам церковного брачного права.
          4.2. Условные препятствия  к браку.
    Помимо  абсолютных препятствий к браку, существуют так называемые условные препятствия, запрещающие брак между определенными лицами в силу родственных или духовных их связей.
    Первое. Отсутствие близкого кровного родства между женихом и невестой - необходимое условие при вступлении в брак. Это относится не только к лицам, рожденным в законном браке, но и к внебрачным детям. При нарушении этого условия происходит преступное кровосмешение.
    Близость  кровного родства измеряется степенями, а степени устанавливаются по числу рождений: между отцом и сыном, между матерью и сыном - одна степень кровного родства, между дедом и внуком - две степени, между дядей и племянником - три. Ряд степеней, следующих одна за другой, составляют родственную линию. Родственные линии бывают прямыми и боковыми. Прямая линия считается восходящей, когда идет от данного лица к его предкам, и нисходящей, когда идет от предков к потомкам. Родственники, происходящие от общих родоначальников, связаны боковыми линиями родства (например, племянник дядя; двоюродные и троюродные братья).
    Для определения степени кровного родства  следует установить число рождений, связывающих двух лиц: троюродных братьев  и сестер связывает родство в шестой степени, троюродного дядю с племянницей - родство в седьмой степени. Кровное родство братьев и сестер и, соответственно, их потомков между собою при происхождении от общей матери, но разных отцов (единоутробные братья и сестры) или общего отца, но разных матерей (единокровные) исчисляется точно так же, как и родство между братьями и сестрами, имеющими одних и тех же мать и отца. Следовательно, единоутробные брат и сестра состоят во второй степени кровного родства, а их дети между собою - в четвертой степени родства, как если бы их родители были полными братом и сестрой.
    В христианской Церкви браки между  лицами, связанными кровным родством, строго запрещаются. Апостольское правило 19-е гласит: «Имевший в супружестве двух сестер или племянницу не может быть в клире». Значит, брак между лицами, находящимися в третьей степени бокового родства, рассматривался в Древней Церкви как недозволительный. Отцы Трулльского Собора постановили расторгать браки между двоюродным братом и сестрой (прав. 54-е).
    Девятнадцатого  января 1810 года Святейший Синод издает Указ, согласно которому, безусловно, запрещались и подлежали расторжению браки, заключенные между лицами, состоящими в четвертой степени бокового кровного родства. Браки между родственниками в пятой, шестой и седьмой
 

 

    степенях  не только не расторгались, но даже могли  быть заключены по разрешению епархиального архиерея.
    Подобная  практика сохраняется в Церкви и  ныне. Браки между кровными родственниками до четвертой степени включительно безусловно недопустимы и никаким образом не могут быть санкционированы Церковью. Брак между лицами, связанными пятой, шестой или седьмой степенями кровного родства, может быть дозволен епископом. Но такой же брак, но заключенный без епископского благословения, хотя и признается предосудительным и навлекающем прещения на вступивших в него и на священника, повенчавшего этих лиц, однако не подлежит расторжению и, таким образом, признается действительным.
    Наравне с законным кровным родством препятствия  к браку возникают и из родства физического, возникшего вследствие рождения от незаконного сожительства в тех же самых степенях.
    Второе. Помимо отношений кровного родства, препятствием к браку служат отношения свойства. Они возникают из сближения двух родов через брак их членов. Свойство приравнивается к кровному родству, ибо муж и жена — одна плоть. Свойственниками являются: тесть и зять, свекровь и невестка, отчим и падчерица, шурин и зять. Для определения степени свойства складываются обе родственные линии, а между мужем и женой связывающей их степени не существует. Таким образом, теща и зять состоят в первой степени свойства, невестка и деверь - во второй, племянник мужа и племянница жены - в шестой степени свойства; двоюродный брат жены и тетка мужа - в седьмой степени. Такое свойство называется двухродным. Но церковное право знает и трехродное свойство, т.е. когда через два брака соединяются три рода. Например, между конкретным лицом мужского пола и женою его шурина - вторая степень трехродного свойства; между этим лицом и второй женой его тестя (не матерью его жены) - первая степень трехродного свойства.
    Трульский Собор запретил браки не только между  лицами, состоящими в четвертой степени  родства, но и в четвертой степени  бокового свойства: «Аще кто совокупляется в общение брака со своею двоюродною сестрою, или аще отец и сын с материю и дщерью, или с двема девами сестрами отец и сын, или с двумя братиями матерь и дщерь, или два брата с двема сестрами: да подвергаются правилу седмилетней епитимий, явно по разлучении их от беззаконнаго супружества» (прав. 54-е).
    Кроме свойства в собственном смысле, церковное  право знает еще так называемое фиктивное свойство. Оно возникает между родственниками обрученных лиц. Поскольку Церковь приравнивает обручение к браку, то и фиктивное свойство служило препятствием к браку между лицами, состоящими в тех же степенях, что и при действительном свойстве. После издания Указа Святейшего Синода 1775 года, согласно которому обручение стало совершаться одновременно с венчанием, в России практически исчезли подобные случаи фиктивного свойства.
 

    
        Третье. Препятствием к браку является также и наличие духовного родства. Духовное родство возникает вследствие восприятия новокрещенного от купели Крещения. После того, как установилась практика иметь восприемника и восприемницу при Крещении, император Юстиниан запретил брак между восприемником и воспринятой, мотивировав это тем, что «ничто не может в такой мере возбуждать отеческой любви и установить столь правомерного препятствия к браку, как это».
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.