На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Творчество Рафаэля. Станковая живопись

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 30.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию РФ
Сибирский федеральный университет
Институт  градостроительства,
управления  и региональной экономики 
 
 
 
 

Дисциплина: «История искусств»
Реферат по теме
Творчество  Рафаэля. Станковая  живопись 
 
 

    Выполнил:                                                                          Проверил:
    студент группы А 09-13                                                    доцент
    Е.В. Бондарева                                                                   кафедры градостроительства
                                                                                В.Б. Ракова 
 
 
 
 
 
 
 

Красноярск
СФУ
2009
 


ПЛАН
    Введение.
    Рафаэль Санти и его творчество.
    Заключение.
    Иллюстрации.
    Примечания.
    Список  использованной литературы.
 


     ВВЕДЕНИЕ

    Эпоха Возрождения - время высочайшего  художественного подъема, когда  в Италии работало множество замечательных  живописцев, скульпторов, архитекторов.

    Творчество  Рафаэля Санти принадлежит к числу тех явлений европейской культуры, которые не только овеяны мировой славой, но и обрели особое значение - высших ориентиров в духовной жизни человечества. На протяжении пяти веков его искусство воспринимается как один из образцов эстетического совершенства.

    Гений Рафаэля раскрылся в живописи, графике, архитектуре.

    Произведения  Рафаэля являют собой самое полное, яркое выражение классической линии, классического начала в искусстве  Высокого Возрождения.

    Рафаэлем  был создан “универсальный образ” прекрасного человека, совершенного физически и духовно, воплощено  представление о гармонической  красоте бытия.

  Его искусство потрясает прежде всего глубиной и гуманизмом, полным отсутствием внешних эффектов, какой-то попыткой удивить или поразить зрителя. Он, как никто, сумел соединить в своих созданиях неподражаемое умение и мастерство рисунка и живописи с ясным и полнозвучным мировидением. Художник открыто признается в своих произведениях в любви к жизни, в преклонении перед красотой человека. Его полотна простосердечны, иногда даже могут показаться наивными в своей открытости, когда живописец, не мудрствуя лукаво, простодушно рассказывает о беспредельной признательности за данную ему радость земного бытия, ощущение прелести природы. Рафаэль вдохновенно выразил в своих мадоннах удивительный мир тишины, покоя, сердечной щедрости. Вот почему в наш грохочущий машинный век, наполненный до отказа слепящими огнями, высверками,.оглушающими звуками, стремительным, уже даже не земным, а космическим движением, когда человеческая плоть, зрение, слух уже порою не выдерживают такого напора анилиновой яркости и шума, так необходим, духовно надобен мир Рафаэля.
 


                            Рафаэль Санти (Raffaello Santi) из Урбино (1483-1520)  
- итальянский живописец и архитектор, один из самых великих художников во всей мировой истории. Рафаэль Санти родился 6 апреля 1483 года в семье придворного поэта и живописца урбинских герцогов Джовани Санти. Семья Рафаэля не могла похвастаться древностью рода – его предки происходили из небольшого городка Кольбордло близ Урбино и были мелкими торговцами. Детские и юношеские годы Рафаэля прошли в окружении искусства, а его первые впечатления овеяны поэтической красотой скромного, омытого чистой голубизной горного воздуха пейзажа Урбино. Художественные традиции родного города, бывшего во второй половине 15 века одним из заметных центров итальянской гуманистической культуры, во многом определили судьбу Рафаэля.
    В Урбино работали многие художники, чьё творчество связано с расцветом искусства Раннего Возрождения в Италии. Живописец Пьеро дела Франческа, крупнейший представитель умбрийской школы 15 века, написал здесь свои знаменитые портреты герцога Монтефельтро и его жены Баттисты Сфорцес. Известно также, что Урбино посещал знаменитый гуманист и превосходный архитектор зрелого Возрождения Доната Броманта. Здесь прошли его юношеские годы, здесь, возможно, он познакомился с Рафаэлем, дружбу и любовь к которому он сохранил до конца своих дней.
    В 1491 году Рафаэль потерял мать, а через три года, в 1494 году умер его отец. Одиннадцатилетний мальчик остался сиротой на попечении дяди Бартоломео.
    После смерти отца, в течение пяти лет  мальчик учился в мастерской придворного  живописца урбинских герцогов Тимотео Вити.
    Период  почти пятилетнего пребывания Рафаэля  в мастерской Тимотео Вити позволил молодому художнику более сознательно воспринять художественные традиции умбрийсской школы.
    Наибольшее  влияние на творчество Рафаэля оказало  искусство Пьеро дела Франческа  с его стремлением к совершенному воплощению идеальных представлений  о гармонии мироздания, с его поисками изначальных, как бы первичных элементов  ясной и упорядоченной уподоблённой простейшим сферическим телам формы. Большое значение имели опыты  Пьеро дело Франческа в области  цвета, его взаимодействие с освещением к окружающим предметы воздухом.
    В 1500 году семнадцатилетний Рафаэль попадает в мастерскую Перуджино, плодовитого и уже маститого умбрийского мастера. Несмотря на поверхностную слащавость и ремесленное однообразие, свойственное обширной продукции Перуджино, гениальный ученик воспринял в искусстве своего учителя ту напевность и плавность линий, и ту свободную и привольную постановку фигуры в окружающем пространстве, которые так пленяют в его позднейших, наиболее зрелых композициях. Кроме того, варьируя некоторые многофигурные композиции Перуджино, Рафаэль оживляет и обогащает их новыми повествовательными мотивами и более строгой композиционной логикой.
    По  окончании своего ученья у Перуджино, в 1502 г., Рафаэль Санти написал алтарную икону, изображающую небесное коронование Богородицы (находится в Ватикане; эскизы для нее в разных музеях), произведение, ясно свидетельствующее о том, что гениальный ученик уже тогда оставил учителя далеко за собою как в совершенстве создания форм, рисунке и композиции, так и в выражении внутренней жизни и сообщении красоты всему целому. Превосходство Санти над Перуджино видно и в ближайшей к этой по времени знаменитой картине «Обручение Пресвятой Девы со св. Иосифом», известной под названием «Io Sposalizio» (находится в миланской галерее Брера). Здесь Санти, близко придерживаясь, в отношении композиции, картины своего бывшего учителя на ту же тему, достигает во всех отдельных фигурах гораздо большей, сравнительно с ним, красоты и жизненности.
    Он  усердно изучает в церкви C.Mapия-дель-Кармине превосходные произведения Мазаччо, флорентийского мастера, справедливо славившегося необыкновенно жизненной правдой изображений, и увлекается его глубоким реализмом. Сильное и благотворное влияние оказывает на Рафаэля и Леонардо да Винчи - влияние особенно ярко отражающееся в портретах, вышедших в ту пору из под кисти Pафаэля, каковы например портреты Аньоло Дони и его жены, Маддалены (в галерее Питти, во Флоренции)
    В 1505 году Рафаэль окончательно преодолевает отсталость и провинциализм своих первых учителей и погружается в кипучую творческую атмосферу передового искусства. Ведь Флоренция всё ещё оставалась центром всей художественной культуры Возрождения, где как раз в эти годы в искусстве уже зрелого Леонардо и молодого Микеланджело выковывались принципы новой классики, сочетавшей в себе полное овладение человеческой фигурой с законами монументальной композиции. Рафаэль жадно впитывает в себя новые веяния и быстро овладевает мастерством Флоренции. Он начинает создавать сюиту мадонн, в которых с откровенной чистотой души выплескивает тоску по рано ушедшей матери, преклонение перед чудом материнства, перед загадочной сутью бытия. И его ранние живописные опыты, эти первые мадонны, сегодня показывают нам истинное зеркало души художника и являются непревзойденными живописными шедеврами.
    Цикл  неповторимых по своей прелести, духовному  богатству и какому-то особому лиризму мадонн начинается с нашей эрмитажной „Мадонны Конестабиле" (1500-1502), в которой все обаяние юности, девичий хрупкий образ Марии, чистота воспоминаний детских лет художника, проведенных в Урбино. Далее -„Мадонна в зелени" (1505), в которой чувствуется влияние Леонардо, но уже звучит ясная рафаэлевская пластика. Величественная и задумчивая „Мадонна дель Грандука" и „Мадонна с безбородым Иосифом", обе созданные около 1505 года, и, наконец, ошеломляющая своей ласковой проясненной гармонией, счастьем „Мадонна с щегленком" (1506). Мадонны полны необычайной прелести. К достоинствам предшествовавших произведений Pафаэля, изяществу форм и нежности красок, в них присоединяются особенная свежесть и одушевленность, явившаяся вследствие изучения художником флорентийских мастеров, а еще больше через непосредственное изучение натуры, как на то указывают многочисленные этюды и эскизы этих картин. К флорентийскому периоду Рафаэля относится также несколько «Святых Семейств», композиция которых состоит не из трех, а из большого числа фигур: таковы «Св. Семейство с ягненком» (мадридский  
музей), «Святое Семейство под пальмой» (лондонская национальная галлерея), «Мадонна дома Каниджани» (в мюнх. пинак.) и др.

    Все крепнет и мощнее звучит интонация, придающая этим картинам отличный от всех предыдущих   художников   пленительный,   трепетный   стиль, вовсе лишенный какой-либо сухости, литературной заданности. Словом, вместо принятых канонов иллюстраций к библейским сюжетам Рафаэль предлагает зрителю мир реальный, одухотворенный своими наблюдениями, полный света и добра. Завершает эту сюиту „Прекрасная садовница", в которой Рафаэль окружает группу полным сияния и радости пейзажем. Рафаэль окончательно находит свое решение библейских тем, оно наполнено раскованным реальным ощущением полноты бытия, этого земного чуда. В его сюите мадонн раннего периода воплощены самые светлые идеалы гуманизма итальянского Ренессанса. Художник обретает свой стиль, впитав лучшие влияния школы Перуджино и великих флорентийцев, он придает своим картинам неожиданную и особо чарующую ясность, понятность, доступность, обретя этими работами заслуженное и широкое признание. Он готов к новым, еще более значительным свершениям.
    Так за какие-то неполные семь лет юный, начинающий живописец сумел сказать свое новое, неповторимое слово в вековом жанре мадонн.
    Драгоценны  рисунки Рафаэля. В них трепещет, бьется его преклонение перед природой; и главное, именно в его рисунках, в их безошибочной артистичности, отражены гигантский труд и безмерное напряжение творца.
    В 1508 г., по рекомендации Донато Браманте, Рафаэль был приглашен в Рим от имени Юлия II. Браманте был в то время главным архитектором Ватикана и, как известно, входил в круг приближенных к папе. «Он (Рафаэль) поселился в Вечном городе, вероятно, в конце 1508 года, может быть, и несколько ранее, не без содействия, возможно, папского архитектора Браманте, вошедшего в те годы в большую силу. Впрочем, своему появлению в Риме Рафаэль был, несомненно, в первую очередь обязан самому себе – своей неуемной страсти к совершенствованию, ко всему новому, к работе крупной и масштабной». (Прим. 1)
    Как пишет И.А. Бартенев в статье «Рафаэль и архитектура» (Прим. 2): «Рафаэль приглашен был в Рим для работ по росписи Ватиканского дворца. Эта работа заняла длительное время. В 1509 г. художник получил постоянную должность «апостольского живописца» при папе Юлии II, поручившем ему росписи «станц». В эти годы он работает параллельно с Браманте, который оказывает на него большое влияние. Несомненно, тогда Рафаэль постиг многое в архитектуре. В этот период Браманте разрабатывает проект и начинает строительство собора св. Петра – центрального сооружения эпохи. Нет сомнения, что Браманте посвящает Рафаэля в ход своей работы, что имело большое значение для последующего этапа постройки. Он стал и наставником и покровителем юного мастера. Работая по Ватиканскому дворцу, Рафаэль главное свое внимание сосредоточил на росписи четырех зал папских покоев. Фрески «станц» Ватикана превосходно связаны с интерьером, они неотделимы от архитектуры. Это один из самых ярких и убедительных примеров подлинного синтеза искусств эпохи Возрождения». Ватиканские фрески Рафаэля вместе с «Тайной вечерей» Леонардо и Сикстинским потолком Микеланджело – это вершина монументальной живописи Возрождения. «…главной достопримечательностью Ватикана, помимо Сикстинской капеллы, несомненно, являются станцы (stanza – комната) – три не очень больших сводчатых помещения на втором этаже старой, построенной еще в середине XV века части дворца».(Прим. 3). Сначала была расписана средняя из трех «станц» – «Станца делла Сеньятура» (segnatura – по-итальянски «подпись», здесь подписывались папские документы) (1508–1511) и следом, в течение шести лет (1511–1517) последовательно «Станца д`Элиодоро» и «Станца дель Инчендио». Рафаэль и его станцы открыли новую страницу в истории искусств как пример удивительно гармонического решения в фресковых росписях.
    Смотря  на эти фрески, поражаешься умением  Рафаэля справляться с весьма сложными композициями, при всей многочисленности выводимых на сцену фигур группировать их ясно и стройно, подобно тому, как в лучших античных рельефах и  мозаиках. Формы человеческого тела, обнаженного или прикрытого одеждой, идеально прекрасны и, вместе с тем, реально жизненны. Как внешние, так  и внутренние человеческие движения переданы сильно, выразительно и естественно; рисунок, невзирая на огромный размер изображений, отличается такими же точностью, плавностью и изяществом, какие мы находим в небольших, станковых  картинах Рафаэля, относящихся к  той же эпохи его творчества. Одновременно с работами над росписью ватиканских зал, из-под его кисти вышел ряд менее крупных произведений разнообразного содержания.
    Жизнь Рафаэля в Риме пролетала стремительно. При всей внешне спокойной респектабельности его будни были наполнены до отказа трудом и встречами с десятками сильных мира сего - от святейшего папы до кардиналов, от льстивых поклонников таланта до учеников и помощников. Все сутки были спрессованы во времени и расписаны до минуты. Прославленный художник уже к тридцати годам достиг невиданного (даже в той благословенной для живописцев поре), грандиозного успеха. Личное обаяние, цельность, всегда одержимая направленность к единственной задаче, служению искусству, доставляли ему ни с чем не сравнимое влияние. И грозный Юлий II, и позже хитроумный Лев X любили мастера. Эти владыки католической церкви близко дружили с ним, считались с его мнением, и естественно, что могущественные кардиналы и вельможи, составлявшие их окружение, несмотря на всю свою гордыню и власть, общались с Рафаэлем и даже где-то в глубине души побаивались этого улыбчивого, но непреклонного, внешне мягкого и ласкового, но своенравного живописца.
  О Рафаэле можно было с полным правом сказать словами флорентийского князя Козимо Медичи: „Художник - существо небесное, а не вьючный осел". 

  Он  был близок с Агостино Кияджи, этим богатейшим меценатом. Его обхаживал кардинал Бибиене, мечтавший выдать за него племянницу; многие, многие власть предержащие хотели видеть рядом с собою блистательного и удачливого маэстро. Но нет ничего страшнее для живописца, да, впрочем, для любого творца, чем круговерть этих сладких до липкости будней с кажущимися феерическими и почти сказочными по легкости развлечениями светской жизни. И Рафаэль, прибывший в вечный город полный жажды достижения вершин искусства, создав за поразительно короткий срок фрески Ватикана, знаменитые Станцы, и уже одной „Афинской школой" увековечивший свое имя, был завален бесчисленными, иногда малозначительными заказами, многочасовыми, порою пустыми беседами, застольем и многими, многими, отнимающими силы делами. Так годами постепенно и, может, уже незаметно для самого мастера большинство картин и фресок, начатых по его эскизам и прописанных по деталям им самим, заканчивалось способными, но далеко не гениальными учениками. После смерти Браманте волею судеб он стал главным архитектором Рима, и вдруг вся тяжесть этой огромной ответственности, почетной и высокой, но далекой от живописи, окончательно смешала цельность его творческих замыслов и устремлений. Так неумолимый рок создавал препоны художнику Рафаэлю и поощрял успехи Рафаэля-архитектора - придворного, светского человека. И вот тут происходит самое страшное. Сердцевина творческого кредо мастера из Урбино, в основе которой лежали гуманизм, любовь к прекрасному, к гармонии, красоте бытия, наталкивается и разменивается на суетливое и размеренное исполнение отдаленных от его сокровенных желаний обязанностей. Тяжелейший груз риторических, населенных десятками персонажей композиций был бесконечно далек от мира его юности, когда молодой Рафаэль создал неповторимую сюиту мадонн, каждая из которых во всей своей непостижимой красоте была песней чистой и цельной души великого художника, постигавшей все лучшее, что создал в ту пору итальянский Ренессанс.
    Ватиканские фрески Рафаэля, и в первую очередь фрески «Станца делла Сельятура», вместе с «Тайной вечерей» Леонардо да Винчи и Сикстинским потолком Микеланджело – вершина монументальной живописи Возрождения. В величавых образах, проникнутых пафосом радостного жизнеутверждения и глубочайшей гармонией в эпических картинах идеально прекрасной действительности воплотились светлые мечты ренессансного гуманизма о красоте жизни, о высоком призвании человека и безграничных просторах его духовной деятельности,  новые представления о человеческой истории, в которой торжествует не слепой и неумолимый рок, а истина, добро и справедливость.
    Но  эта работа, столь успешная и искрометная  по достигнутой славе, может быть, внесла усталость сердца и разрушила храм трепетной души Рафаэля.
    И если бы не его великолепные портреты, особенно Бальтазара Кастильоне, папы Юлия II, кардинала, донны Велаты, папы Льва X с кардиналами, где во весь рост встает психолог, мастер и гуманист, мы могли бы вовсе забыть Рафаэля-станковиста. Римские мадонны последних лет, исполняемые по многочисленным и неотступным просьбам могущественных заказчиков, несут на себе следы некоторой риторики и постановочности. В них как будто теряется нить образов его простодушных и милых мадонн раннего периода.
    Так же как в своих многофигурных  композициях, он достигает и в  портрете невиданного до того единства индивидуальной характеристики. Он раскрывает в своей модели всё лучшее и значительное, что в ней заложено и роднит её с тогдашним гуманистическим идеалом совершенной личности.
      Портреты Рафаэля хронологически разбиваются на две группы: ранние портреты, написанные до отъезда в Рим, преимущественно во Флоренции и под воздействием живописи Леонардо да Винчи (портреты Анджело и Маддалены Дони, автопортрет и вызывающие споры о подлинности рафаэлевской кисти, «Немая», портреты беременной женщины и женщины с единорогом, портрет юноши из Будапештского музея изобразительных искусств) и портреты зрелой поры творчества, написанные в Риме с 1508 по 1520 год (Самый известный портрет Рафаэля – портрет его давнего покровителя и друга Бальдассаре Кастильоне.) С 1661 года он находится в коллекции Лувра и сейчас занимает одно из самых видных мест в музее. Он расположен в одном из центральных залов и висит напротив « Моны Лизы» Леонардо да Винчи. « Шедевр Рафаэля – луврский портрет графа Кастильоне, - пишет Алпатов (Прим. 4)– После мучительной загадочности Джоконды глаз отдыхает перед портретом Рафаэля, открытым взору каждого и вместе с тем возвышенно прекрасным».)
    Рафаэль понимал истинную ценность многих заказных работ, исполняемых учениками, но в его душе уже зрела мысль о создании творения, способного еще доказать всю мощь дарования. И он находит силы сломать налаженную суету и сочинить свой реквием.
    В 1515 году Рафаэля посетили в Риме черные монахи, представители далекого монастыря из глухого городка Пьяченце. Они заказывают ему „Сикстинскую мадонну" ...
    И свершается чудо.
    Рафаэль впервые в жизни натягивает на подрамник огромный холст. И собственноручно, без единого прикосновения учеников, пишет свой шедевр. Апофеоз всего своего гигантского творчества. Мать с младенцем. Величайшее творение мира „Сикстинскую мадонну". И недаром ее название как бы отвечает на титульное обозначение росписей Микеланджело в Сикстинской капелле. Да, это был ответ Буонарроти. В этом полотне Рафаэль синтезировал как бы весь накал, мудрость и красоту Высокого Ренессанса. И не только непостижимая пластика этой композиции, где светотень и лепка формы достигают недосягаемой вершины, превзойдя по мощи выражения самого Леонардо, но трагизм и философская суть картины нисколько не уступают драматизму творений Микеланджело. Да, Рафаэль нашел воплощенный ответ на вопрос, кто же он сам. Или лишь камерный создатель маленьких очаровательных мадонн, или творец грандиозных фресок, или великолепный портретист, удививший всех своей виртуозностью?
    Нет! - отвечает живописец в „Сикстинской мадонне". Рафаэль - это Рафаэль. Великий мастер синтеза в искусстве. Непревзойденный и единственный. Все, все лучшие качества современников, весь опыт античности, всю глубину философских идей своего времени претворил Рафаэль и воплотил в „Сикстинской мадонне". Это было поистине творение гения. Вдохновенный мастер, собрав воедино всю духовную и художническую силу, воспользовавшись, казалось, второстепенным заказом, вдруг творит бессмертный шедевр, навечно утвердив свое имя.
    Еще более потрясает, что „Сикстинская мадонна" создана в дни безмерной славы Рафаэля, несмотря на то, что он уже был смертельно утомлен.  И, однако, подобно гётевскому Фаусту, Рафаэль будто снова обретает вторую юность. Он снова пишет. Нет, не пишет, он словно „выпевает" из самых глубин сердца заветную тему.
    Он  приходит к решению своей кардинальной картины уже со всем колоссальным опытом компоновки монументальных композиций. Уже сотворена „Афинская школа", ставшая эталоном классической гармонии во всем мировом искусстве. Уже испытано, пережито, глубоко прочувствовано чудотворное влияние глубочайшего мастера Леонардо да Винчи. Уже изучен до предела язык самого Микеланджело Буонарроти . ..
    „Сикстинская  мадонна" отражает не только ослепительную  технику мастера кисти из Урбино; в это полотно вложена вся мудрость его мир о видения.И все же в этой картине прежде всего чаруют могущество души, ее человеколюбие. В холсте нет ни загадочного , хотя лепка формы безупречна, в картине вы не найдете ошеломляющх микеланджеловских ракурсов. Все предельно просто.
    Рафаэль оставляет завещание людям. И  этот памятник живописи делает его имя поистине нетленным.
    „Сикстинская  мадонна", пожалуй, самая знаменитая картина мира.
    Однако  нельзя не удивиться слепоте многих, многих искусствоведов, не увидевших в Марии мечту Рафаэля. Образ, собранный им из несметных озарений, постигавших душу художника за много лет. Черты лица Марии - синтез, это символ Матери, обобщенный, наполненный состоянием человеческой любви и печали.
    Рафаэль в „Сикстинской мадонне" написал всю свою судьбу. Он вспоми нал Урбино и полустертые в памяти чарующие черты своей матери, перед его мысленным взором проходили сотни милых добрых женщин, ласкавших своих младенцев. Наконец, и чтс самое главное, художник в своей мастерской был не один. Рядом с ним, вместе с ним, в каждой клеточке его плоти жило его время Пора жестокая, непростая, напитанная до краев войнами скорбью, борьбой света и тьмы. И эта магнетическая силг ощущения эпохи, желание что-то сказать людям, помочь и№ понять несуразность злобы, уродства, мрака, утвердить побед-ность добра и света двигали кистью Рафаэля . . .
    „Сикстинская  мадонна" поистине симфонична. Переплетение и встреча линий и масс этого холста изумляют своим внутренним ритмом и гармонией. Но самое феноменальное в этом большом полотне - это таинственное умение живописца свести все линии, все формы, все цвета в такое дивное соответствие, что они служат лишь одному, главному желанию художника -заставить нас глядеть,  глядеть неустанно в печальные глаза Марии. Картина Рафаэля необычайно современна. Этические задачи, поставленные мастером, живы и поныне. Они необыкновенно усилены еще и судьбой самой картины.
    Когда Рафаэль скончался в 1520 году, у  его изголовья стояла неоконченная картина „Преображение". Весь Рим пришел прощаться со своим любимцем.
    „Сикстинская  мадонна" - последний великий шедевр, написанный Рафаэлем в 1516-1519 годах, - находилась в тот день в далекой церкви на севере Италии, в городке Пьяченце. Весть о смерти знаменитого художника достигла и этих глухих мест. Словно надтреснутый, голос колокола звучал на окраине маленького городка. Низкие серые облака плыли над черепичными крышами. Воздух, сырой и влажный, колыхался от колокольного звона.
    Умер  Рафаэль ...
    Но  это был лишь только миг истории. Рафаэль окончил земную жизнь и начал вторую. Вечную.
    Искусство Рафаэля, славящее человеческое бытие, власть разума, света и добра, бессмертно.
 

     

     ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    Как живописец, Санти - по выражению его первого биографа, Вазари - принадлежал к числу тех немногих избранников неба, в личности которых оно совмещает бесконечное богатство своих духовных даров, обыкновенно распределяемых им по частям и в течение долгого времени между многими индивидуумами. Действительно, творчество Санти может считаться высшим проявлением и слиянием воедино всех лучших приобретений человеческого гения в сфере искусства, добытых общими усилиями множества художников за всю эпоху итальянского Возрождения. Будучи наделен от природы горячей любовью к прекрасному и глубоким чувством телесной и духовной красоты, обладая закаленным трудолюбием, побуждавшим его работать непрестанно, владея необычайным уменьем облекать свои высокие замыслы в чарующие формы, он оставил после себя громадное количество произведений. В них он постепенно переходил от превосходного по сочинению и исполнению к еще более совершенному, пока не достиг, наконец, такого пункта в области воплощения идеала красоты, дальше которого не ушел никто из живописцев времен Возрождения. Усердно изучая, с одной стороны, живую натуру, а с другой - произведения своих великих современников и предшественников, Санти далеко опередил этих последних. Он соединил в своем творчестве драгоценнейшие из достигнутых ими результатов, слил воедино их лучшие качества на основе полной гармонии между красотою формы и возвышенностью содержания. В этом - его великое преимущество пред другими живописцами эпохи Возрождения, из которых каждый разрабатывал по преимуществу какую-либо одну сторону искусства; в этом - причина неувядаемой славы Санти, пережившей уже пять столетий, не смотря на все происходившие в это время перемены во вкусах народов и в направлении искусства. Необычайное дарование Рафаэля Санти проявилось не только в живописи, но и в двух других отраслях искусства - в зодчестве и ваянии. До какой степени был он сведущ по части архитектуры - свидетельствуют изображения зданий во многих из его фресок; не довольствуясь подобным выражением своих архитектонических концепций, он осуществлял некоторые из них в действительности.
    Живопись  Рафаэля, ее стиль, ее эстетические принципы отражали мировоззрение эпохи. К  третьему десятилетию 16 века культурная и духовная ситуация в Италии изменилась. Историческая действительность разрушала  иллюзии ренессансного гуманизма. Возрождение подходило к концу.
    Жизнь Рафаэля оборвалась неожиданно в  возрасте 37 лет 6 апреля 1520года. Гордостью Италии Рафаэль был для современников и остался ею для потомков.
 


Иллюстрации
 


    Примечания:
    Прим. 1. Варшавский, А. Судьбы шедевров/ А. Варшавский. - М., 1984. С.
    Прим. 2. 
    Прим. 3. Варшавский, А. Судьбы шедевров/ А. Варшавский. - М., 1984. С.
    Прим. 4. Алпатов
 


    Список  использованной литературы
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.