Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Немецкий романтизм и его особенности

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 02.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию 
Сибирский государственный аэрокосмический  университет
имени академика  Ф.М. Решетнёва 

Гуманитарный  факультет
Кафедра общественных связей 
 
 
 
 
 
 
 

Реферат по истории мировой литературы
на тему
«Немецкий романтизм и его особенности» 
 
 
 
 
 
 

Выполнила: студентка гр. Р-91
И ванова И.И.
Проверила: к.ф.н. Романова Н.А.
. 
 
 
 
 
 
 
 
 

Красноярск 2011
Содержание
Введение................................................................................................................3
I. Ранний (Иенский) романтизм..........................................................................5
I.1. Характеристика периода...............................................................................5
I.2. Фридрих Шлегель..........................................................................................8
I.3. Новалис..........................................................................................................12
I.4. Людвиг Тик...................................................................................................15
II. Поздний немецкий романтизм......................................................................16
II.1. Характеристика периода.............................................................................16
II.2. Клеменс Бретано..........................................................................................17
II.3. Эстетика позднего романтизма....................................................................19
Заключение............................................................................................................21
Список  использованной литературы...................................................................22 
Введение 

       Особенность романтического мироощущения такова, что наиболее полно она проявилась именно в искусстве в силу того, что оно интуитивно полнее, целостнее  и раньше других форм познания схватывает и осмысливает сущностные стороны  эпохи. Искусство дает возможность  понять своеобразие того типа культуры, к которому оно принадлежит.
       Романтики взывали к тому, чтобы музыка могла рисовать, могла бы рассказывать содержание романа и трагедии, чтобы поэзия по своей музыкальности приблизилась к искусству звука, чтобы живопись стремилась передавать образы литературы.
       Величайшей  попыткой романтиков явилась попытка  художественно изобразить бесконечное  время бесконечного духа, выразить невыразимое. Отсюда их тяготение к  новым формам повествования, к созданию особой динамики художественного образа.  
         Характерными для немецкого романтизма, практически почти исключительно  «немецкими» жанрами стали, фантастическая  повесть или сказка, ироническая  комедия, фрагмент, особый романтический  роман и, в частности «роман  о художнике»
      Целью настоящего исследования является рассмотрение особенностей развития романтизма в Германии.
     Для достижения цели в процессе исследования решались следующие задачи:
    изучить периодизацию немецкого романтизма
    рассмотреть особенности немецкого романтизма как литературного направления
    изучить творчество представителей немецкого романтизма
     Объектом  исследования является творчество немецких писателей – романтиков.
     Предмет исследования – особенности немецкого романтизма как литературного направления.
     Структура работы. Рассмотрение темы произведено  с разбиением на главы, в каждой из которых раскрывается какой-либо аспект предложенной темы. В первой главе  рассмотрены особенности раннего периода немецкого романтизма. Во второй главе рассмотрены черты позднего немецкого романтизма.
     В заключении объединены выводы по всей работе. 
 

 


I. Ранний (Иенский) романтизм
I.1. Характеристика периода 

       Основателями  школы иенского романтизма были поселившиеся в 1796 г. в Иене братья Шлегели - Фридрих  и Август Вильгельм. В Иенском  университете братья Шлегели, Фихте  и другие молодые преподаватели  ведут борьбу с рутинерской профессурой, а в доме Шлегелей образуется своеобразный центр идеологической оппозиции. Частые посетители этого дома - Новалис (псевдоним  Ф. фон Харденберга), физик Риттер, естествоиспытатель Стеффенс, философы Шеллинг и Фихте; из Берлина сюда часто приезжает начинающий молодой  литератор Людвиг Тик. С Тиком, в  свою очередь, тесной личной дружбой  и общностью взглядов на литературу и искусство был связан В.Г. Ваккенродер. Близок был к этому кругу берлинский пастор и теолог Ф.Д. Шлейхермахер. Гостем этого дома бывает и Гёте. На первых порах тесные личные и творческие контакты с братьями Шлегелями, особенно со старшим Августом, поддерживает Шиллер.
       Начало  издания журнала «Атеней» в 1797 г. упрочило организационные основы иенской  школы и вместе с тем в еще  большей степени придало ее деятельности характер резко оппозиционный по отношению к современной действительности, однако не столько к ее общественно-политическим, сколько к некоторым идеологическим аспектам.
       Иенский романтизм складывался в атмосфере  передовых общественно-политических идей, которые выдвинула и стремилась осуществить революция конца XVIII в. во Франции, и он не мог не испытывать их плодотворного влияния. Приветствовали революцию Новалис и Ф. Шлегель, мечтал стать волонтером французской  республиканской армии и сражаться  против европейской коалиции Л. Тик. В то же время, отвергая не только результаты Французской революции, но и пути буржуазного развития вообще, иенские романтики в условиях феодальной отсталости Германии тем самым оставались за пределами сил общественного прогресса, неся в своем мировоззрении и общественных позициях потенциальные возможности сближения с лагерем реакции. Им чужда была вера в осуществление передовых идеалов Французской революции в будущем. Они не были ни реакционерами, ни реставраторами средневековых отношений, но их поиски справедливого внебуржуазного идеала становились ретроспективными и нередко выражались в идеализации далекого прошлого, как правило, средневековья, которое они все же стремились соотнести с современным общественным развитием (утопия Новалиса). При этом в утопическом идеале иенцев акцент ставился не на общественной, а на эстетической стороне.
       Но  в новом художественном видении  мира, которое утверждали иенские  романтики, возникали и свои неизбежные потери по сравнению с классицизмом и Просвещением. Они заключались  прежде всего в приверженности так  называемому незаинтересованному  искусству, не имеющему задач вне  самого себя. Реализация этого принципа несла в себе не только отрицание  плоского утилитаризма эпигонов Просвещения, но в конечном итоге и отказ  от высокой гражданской воспитательной миссии искусства. Отрицая общественно-политическую практику развивающегося буржуазного  общества, иенские романтики пришли к сознательному отрыву искусства  от общественно-политической жизни  вообще.
       Эстетическая  система венских романтиков, взятая в своем полном объеме, характеризуется  прежде всего субъективным видением мира, стремлением уйти от изображения  реальной конкретно-исторической действительности. Но если исследовать именно всю полноту  содержания этой системы, принять во внимание все ее тенденции, то нельзя не заметить, что отмеченные только что ведущие моменты отнюдь не являются для нее исчерпывающими. Как показывает конкретный анализ эстетических позиций и братьев Шлегелей, и  Ваккенродера, и Тика, и даже субъективнейшего из иенцев Новалиса, их теоретические  искания содержат в себе определенные потенциальные перспективы к объективному отражению действительности.    Не случайно именно иенские романтики первыми внесли весомый вклад в разработку теории романа и со своих субъективно-романтических позиций предугадали его бурный расцвет в литературе XIX.1
       Но  и сам субъективный психологизм  иенских романтиков, их обращение  к раскрытию богатств внутреннего  мира человека в значительной степени  подготовили последующую реалистическую разработку характеров.
       В каждой национальной литературе были свои предпосылки для возникновения  и развития романтизма, но деятельность иенских романтиков во многом стоит  у истоков развития европейского романтизма. Именно им принадлежит  приоритет и наибольшая углубленность  в разработке теории романтизма. Идеи иенской школы, в особенности  благодаря деятельности А. Шлегеля, имели широкий резонанс за пределами  Германии и оказали в ряде случаев  огромное влияние на эстетику романтизма едва ли не во всех странах Европы и  США; на деятельность иенцев откликнулась и эстетическая мысль России.
       В философских исканиях иенцы обратились прежде всего к Канту, поскольку  тот в своей этике подчеркнул первенствующее значение личности.
       Как известно, основное противоречие кантовской философской концепции заключается  в ее дуализме - в допущении существования  «вещи в себе», материального  мира, независимо от существования  субъекта как носителя априорного мышления. Эта неполнота субъективизма  кантовской системы не удовлетворяла  романтиков, стремившихся к утверждению  тотальной роли «Я» в мироздании. Поэтому их исканиям гораздо более  соответствовали идеи Фихте, изложенные в его «Наукоучении» (1794). С этими  идеями и оказались связанными многие основные положения философско-эстетической системы ранних иенских романтиков.
       По  сравнению с философской концепцией Канта, Фихте углубляет и делает гораздо более последовательной субъективистскую концепцию мироздания, освобождая ее от кантовского дуализма. Отрицая положение Канта о существовании «вещи в себе», т.е. объективного реального мира, Фихте утверждает, что деятельность абсолютного «Я» является изначальной силой, созидающей все мироздание. «Я» Фихте есть «Я», взятое в высшей степени обобщения этого понятия, как некий изначальный философский принцип бытия всего сущего.
       Восприняв общую модель фихтевского абсолютного  «Я» и его созидающей роли в  мироздании, иенские романтики внесли в эту модель определенные коррективы, стремясь снять противоречия фихтевского  субъективизма в отношении идеалистического монизма. Поэтому они совершают  сознательную подмену абсолютного  философского «Я» Фихте конкретным эмпирическим «Я» отдельной личности.
       С этой подменой сочеталось убеждение  иенцев в первостепенной роли искусства  в бытии человека, в мироздании в целом.
       К концу существования иенского содружества  у некоторых его членов наметился  определенный отход от субъективистской концепции Фихте в сторону  идей объективного идеализма в духе Шеллинга, который в начале своей  деятельности находился в тесных личных и творческих контактах с  литераторами этой группы. Многие идеи раннего Шеллинга формировались  в атмосфере активного духовного  общения и обмена мыслями с  другими членами иенской группы. Обе стороны стремились к преодолению  и кантовского дуализма, и дуалистических противоречий субъективизма Фихте.
       Вскоре  после смерти Новалиса в 1801 г. и в  результате некоторых других обстоятельств  иенская группа прекращает свое существование, что не мешает бывшим ее членам сохранять  свою творческую активность. Однако все  наиболее значительное и конструктивное было создано ими в период существования  иенской школы. 

       I.2. Фридрих Шлегель
       Одним из наиболее талантливых  теоретиков иенского романтизма был  Фридрих Шлегель (1772- 1829), проделавший заметную эволюцию в своих эстетических и общественных позициях. Восприняв просветительскую идеологию и передовые идеи Французской революции (наиболее значительная работа этого плана - статья «Георг Форстер», 1797), он сосредоточивается на разработке романтической теории. После распада иенского кружка Шлегель проявляет интерес к мистике и религии. Он обращается в католичество, его общественно-политические взгляды становятся реакционными. В эту пору он создает ряд интересных работ.
       Концепция новой романтической литературы разработана Ф. Шлегелем в «Фрагментах» (в 1797 г. в журнале «Ликей» и  в 1798 г. в журнале «Атеней»).
       Считая  романтическую литературу новым  этапом литературного процесса, Ф. Шлегель  как одну из ее характерных черт отмечает то, что она находится  в постоянном развитии, и поэтому  он называет ее прогрессивной. Другой отличительной приметой новой литературы Шлегель считает ее универсальность, что, по его мнению, означает создание некоего синкретического жанра  литературы, который должен был бы включать в себя не только все существовавшие до сей поры литературные жанры, но также философию и риторику. Этот принцип универсализма не был  характерен для последующего развития немецкой литературы, если не считать  прозу Гейне. Попытки же создания подобных универсальных произведений самими иенцами несли на себе печать эксперимента. Диапазон противоречий романтической эстетики Шлегеля  весьма широк - не теряя интереса к гражданским идеям, к идеалам Французской революции, признавая за универсальной поэзией функцию общественную, он все же делает акцент на факторе субъективном, с субъективных позиций осмысляя принцип свободы в этой литературе; опираясь на философскую систему Фихте, Шлегель центральной фигурой всего сущего ставит личность художника («Какая же философия выпадает на долю поэта? Созидающая философия, исходящая из понятия свободы и веры в самое себя, показывающая, как человеческий дух диктует законы всему сущему и что мир является произведением его искусства»).
       Ф. Шлегелю принадлежит и приоритет  в разработке теории романтической иронии, занимающей одно из важнейших мест в кругу вопросов, характеризующих программы иенцев. Роль этой теории в комплексе их философско-эстетических идей определяется двумя основными факторами: ее важнейшим значением для последующего развития романтизма и философско-эстетической мысли вообще и тем, что в ней наиболее ярко выражается романтическая трактовка личности в мироздании. Шлегель подчеркивает, что философские кори иронии прямо и непосредственно связаны с концепцией Фихте.
       Для Фихте, автора «Наукоучения», понятие  свободы, равнозначное тому этическому идеалу, к которому, реализуя себя в  постоянном действии, стремится абсолютное «Я», является основополагающим в его  системе. Как абсолютное «Я» Фихте  стремится к бесконечной реализации себя в этическом идеале свободы  и никогда не приходит к завершению этого процесса, так и личность художника у Ф. Шлегеля, будучи ограниченной в своих возможностях, постоянно  стремится к раскрытию себя в  идеале, «ко всей полноте высказывания», сознавая в то же время невозможность  достижения этой полноты. Сознание этого  неразрешимого противоречия и порождает  так называемый иронический акт, влекущий за собой самопародирование, шутовство и «подлинную трансцендентальную буффонаду» как сознание своего бессилия.
       В то же время иронический акт, противоречивый в своей сущности, демонстрирует  не только понимание художником неразрешимости противоречия, но и силу этого художника, заключающуюся в полном проявлении свободы его личности, поскольку  само осознание неразрешимости противоречия дает ему возможность подняться  «над всем обусловленным», т.е. объективным, реальным миром, включающим в себя и  личность художника, и его творчество, и убожество захолустной филистерской Германии.
       Сама  ирония трактуется Ф. Шлегелем как категория  преимущественно философско-эстетическая, как своего рода игра духа, свободная  от выражения каких-либо общественных, гражданских функций литературы. Раскрывая свое понимание иронии в художественных произведениях, Шлегель  проводит мысль, важную и для этой теории, и для мировоззренческих  позиций иенцев вообще., Это - антитеза между искусством и всем «обусловленным», т.е. конкретным, реальным миром, реальными  общественными отношениями.
       Яркий и оригинальный теоретик, Ф. Шлегель  был мало одарен как художник. Из немногих написанных им художественных произведений заслуживает внимания повесть «Люцинда» (1799). Она является своего рода экспериментальным произведением, написанным по заданным рецептам романтической  эстетики, так, как она представлялась Ф. Шлегелю. В повести утверждается романтический идеал независимой  свободной личности. Причем эта личность выступает в ее основной для романтиков модификации: герои повести Юлий и Люцинда - художники по призванию, а не по своему социальному положению, не по профессии. Идея полной свободы  художника доведена в этих персонажах до максимального выражения. Юлий и  Люцинда живут только для себя, они вполне удовлетворяются только взаимным общением. У них нет никаких  конфликтов с действительностью. Реальные жизнеутверждающие интонации играют важнейшую роль в характеристиках  героев повести, во всей ее философии  бытия. «Мы живем в прекраснейшем  из миров» - эта мысль в различных  вариантах утверждается в «Люцинде». Но обращение к реальной жизни  ограничено в «Люцинде» очень  узкими рамками, ибо изображение  отношений Юлия и Люцинды вне  всякого социального контекста, конечно, является искусственной конструкцией.
       Повесть Ф. Шлегеля явилась своего рода евангелием новой романтической этики. В  «Люцинде» прозвучал бурный романтический  протест против официальных, филистерских, общепринятых норм морали и брака. Свободные отношения Юлия и Люцинды, не освященные ни церковью, ни другими официальными установлениями, противопоставлялись автором безнравственности большинства законных брачных союзов.
       В той же мере, в какой этическая  концепция «Люцинды» противостояла  общепринятым нормам, совершенно новы и необычны были ее художественно-эстетические принципы, являвшиеся демонстративной  противоположностью эстетике классицизма  и Просвещения,- в повести совершенно отвергаются завершенность художественной формы, логическая композиция и другие обычные формальные компоненты прозаического  повествования. 

       I.3. Новалис
       Самым одаренным  в иенском кружке художником, оригинальным и глубоким мыслителем был Новалис (наст, имя Фридрих фон Харденберг) (1772-1801), который явился наиболее характерным и ярким выразителем всей эстетико-философской и мировоззренческой системы иенских романтиков. Разочарование во Французской революции привело его к идеализации институтов отжившего феодального строя, с которыми он связывает свое представление о совершенном общественном устройстве. Эти идеи и развиваются в его публицистических работах - фрагментах «Вера и любовь» (1798) и статье «Христианство и Европа» (1799). В утверждении принципа субъективизма Новалис пошел дальше Шлегеля. Он мечтал о столь полной свободе и столь совершенной силе человеческого духа, когда весь внешний мир будет соответствовать воле человека. Сознательно заменяя фихтевское абсолютное (философское) «Я» на эмпирическое «Я» конкретного индивидуума, Новалис в духе фихтевского субъективизма развивает свою теорию «магического идеализма» как выражение веры в безграничные творческие потенции отдельной личности. При этом он выдвигает понятие «романтизация мира» - совмещение реального с идеальным, трансцендентальных категорий с понятиями жизненной практики, возвышение обыденного до трансцендентального.
       Эстетика  Новалиса находится в полном соответствии с его философскими позициями. Смысл  поэзии он видит в пророчестве, абсолютизирует искусство, выводя его за рамки рационального, за пределы детерминированности  реальной действительностью. Суть романтической  поэтики он усматривает в «искусстве определенным образом достигать  привлекательности таинственностью, делать предмет таинственным и в  то же время знакомым и заманчивым». Новалис допускает возможность  поэзии, лишенной содержания, стихов, состоящих  только из «благозвучных, исполненных  красоты слов, но без всякого смысла и связи». Истинная поэзия, по его  мнению, может быть лишь большой  аллегорией. «Роман не должен иметь  никакой цели, он абсолютен в своей  самоценности». Дух поэзии, по мысли  Новалиса, может быть воплощен лишь в сказочно чудесном. Весь реальный мир он идентифицирует со сказкой.
       Поэт  является центральной фигурой такого мироздания, лишь ему доступны сокровенные  тайны сущего. Поэт - избранная личность, наделенная даром провидения и подлинной  всепроникающей мудрости. «Поэт понимает природу лучше, чем ученый. Только художник может постигнуть смысл  жизни». Поэт и жрец совмещаются  для Новалиса в одном лице. Все  эти идеи содержатся в фрагментах Новалиса «Цветочная пыль».
       Заметное  место в развитии немецкой лирики Новалис занял как автор глубоко  вдохновенного поэтического цикла  «Гимны к ночи» (1800). В нем он разрабатывает  свою монистическую, проникнутую большим  оптимизмом концепцию бытия и  смерти. Философское осмысление проблемы жизни и смерти имеет здесь  определенную религиозно-церковную  окраску и прямо связывается  в пятом гимне с мифом о  Христе. Этот поэтический цикл пронизан томлением по ночи-смерти. Автор  тяготится земным существованием, стремится  к единению со своей возлюбленной за порогом земного бытия. Но антитезу дня и ночи, жизни и смерти, точнее, того, что будет за смертью, следует понимать в «Гимнах» совсем не как отрицание бытия земного, а как стремление утвердить беспредельность существования человека, не ограниченного лишь земной его ипостасью.
       Свои  основные эстетические идеи Новалис  воплотил в романе «Генрих фон  Офтердинген» (1800; из намеченных двух частей вторая была только начата).
       Историческим  прототипом для своего героя Новалис  избрал миннезингера начала ХШ в. Основные идеи и весь замысел романа раскрываются как развернутая эстетическая утопия, смысл которой сконцентрирован  в аллегорической сказке главного героя  Клингсора. Свою эстетическую утопию Новалис  проецирует в феодальное прошлое  Германии. Но было бы совершенно неверно  полагать, что в романе он идеализирует феодальное средневековье и призывает  к его реставрации. Германия начала XIII столетия в романе имеет мало общего с Германией того времени. Новалис ставит своей задачей  в романе не столько показать в  идеализированном свете картину  феодальных отношений, сколько создать  романтическую атмосферу поэтической  полусказочной идиллии, которой  якобы было немецкое средневековье - «вдумчивая романтическая эпоха, таящая величие под скромным одеянием».
       Роман Новалиса далек от сумбурно-фрагментарной  композиции «Люцинды» Ф. Шлегеля. Построение его четко продумано и имеет  стройный логический характер. «Генрих  фон Офтердинген» является явной  и намеренной антитезой к роману Гёте «Вильгельм Мейстер», Просветительскому  пониманию задач искусства Новалис  противопоставляет философско-эстетические принципы иенского романтизма. Однако авторитет Гёте как самого значительного  писателя Германии тех лет остался  непоколебимым в глазах Новалиса. Воссоздавая облик Гёте в образе Клингсора, автор изображает последнего как величайшего поэта. Генрих - его  ученик. Роман Новалиса стал в известном  смысле классическим произведением  романтической литературы, поскольку  в нем особенно четко прозвучала идея стремления к туманному и неопределенному романтическому идеалу, символизирующемуся в образе «голубого цветка». Этот символ, в свою очередь, сливается с идеальной возлюбленной, которую Генрих обретает в Матильде, затем, потеряв ее, находит вновь в ее перевоплощении - в Циане. Но символ «голубого цветка» имеет в романе гораздо более широкий смысл, нежели ассоциация с возлюбленной. Идеал - это не только любовь. Это тот путь познания, через который должен пройти герой Новалиса. Возлюбленная - лишь часть этого идеала, лишь веха на этом грандиозном пути постижения истины и красоты. 

       I.4. Людвиг Тик
       В отличие от большинства  членов иенского содружества, Людвиг Тик (1773-1853) был мало расположен к теоретическим исканиям, но имел яркое творческое дарование, наиболее полно проявившееся именно в годы его «иенской» молодости. Лирика, романы, драмы, новеллы - роды и жанры, разрабатываемые молодым писателем. Как автор замечательных романтических новелл, романа о художнике «Странствования Франца Штернбальда» (1798), Тик и поныне сохранил своего читателя. Лучшим его драматургическим произведением, вошедшим в золотой фонд немецкой национальной драматургии, стала комедия «Кот в сапогах» (1797), в которой автор оригинально и остроумно иронизирует над пошлым рационализмом мещанских театралов Берлина, воспитанных на образцах эпигонско-просветительских пьес. Комедия Тика стала классическим примером воплощения теории романтической иронии. 
 
 
 
 
 

II. Поздний немецкий романтизм

II.1. Характеристика периода

       Те  существенные изменения, которые повлекла за собой для Германии, как и  для всей Европы, бурная эпоха наполеоновских и антинаполеоновских войн, внесли новые черты в характер немецкого  романтизма. Наряду с дальнейшим развитием  романтической традиции, заложенной в деятельности иенских романтиков, важнейшую роль здесь сыграла  антинаполеоновская освободительная  борьба 1806-1813 гг. Теоретические искания, философско-эстетические проблемы, столь  насыщавшие поиски ранних романтиков, отходят теперь на задний план. Поздний  романтизм вступает в этап более  конкретного художественного мышления, отражая при этом общую тенденцию  романтизма к охвату объективных  явлений действительности. Одним  из центральных акцентов становится национальная немецкая традиция, связанная  с патриотическим подъемом национального  самосознания немецкого народа в  борьбе с иноземной оккупацией. Именно поздние романтики обогатили  немецкую национальную культуру, черпая из сокровищницы национальных легенд, сказаний, песен. Опираясь на народную песенную традицию, полное обновление и необычайный расцвет в творчестве Брентано, Мюллера, Эйхендорфа, Гейне, Уланда, Шамиссо переживает немецкая лирика. Блестящее развитие в творчестве получает традиция немецкой новеллистики, восходящая к произведениям раннего  Тика.
       Вместе  с тем национальная ориентация нередко  влекла за собой националистические тенденции, идеализацию феодальных пережитков, идею своеобразной феодально-патриархальной народности.
       Поздние романтики Клеменс Брентано и  Ахим фон Арним составили ядро кружка, получившего название Гейдельбергских романтиков. Близки к ним были братья Якоб и Вильгельм Гримм и Й. Эйхендорф. 

       II.2. Клеменс Брентано
       Яркую страницу в  историю немецкого романтизма вписал своим творчеством Клеменс Брентано (1778-1842). Примечательно, что, будучи страстным приверженцем ранних романтиков и находясь с ними в тесных личных контактах, Брентано, как художник, вышел из лона иенского романтизма, заложив, однако, в дальнейшее развитие этого направления новые качества. Так, в его романе «Годви» (1801) явно ощутимо влияние романтиков иенской школы и вместе с тем здесь уже открывается начало новой модификации немецкого романтического романа, который у гейдельбергских романтиков заметно сближается с объективной действительностью.
       Еще более весомым был вклад Брентано в развитие немецкой лирики. Его  заслуга в этой области заключается  в том, что, подхватив начинания  штюрмеров, он обогатил немецкую поэзию элементами фольклора. Романтическая  реформа немецкого стиха, начало которой положил Брентано, конечно, в значительной мере лишила немецкую лирику широты общественного содержания, направленной философской насыщенности (со временем эти утраты будут восполнены уже в романтической поэзии Гейне). Но взамен этого немецкая поэзия станет проще, демократичнее, доступнее широкому кругу читателей, усилится ее национальная ориентация.
       Во  многих чертах своей лирики Брентано - типично романтический поэт. В  частности, он исключительно субъективен, стихи его носят глубоко личностный характер, что ощущается порой  даже там, где сильное звучание получает объективно-повествовательное народное балладное начало. Не случайно почти  вся ранняя лирика его - лирика любовная. Но как дисгармоничны общественные отношения, так лишена гармонии и  любовь. Вместе с радостью она неизбежно  несет в себе и страдания, ласки  возлюбленной изменчивы и непостоянны. В целом ряде любовных стихотворений  Брентано возникает иррациональная трактовка любви.
       По  мере того как в своем поэтическом  видении мира Брентано все больше отходит от иенцев, он стремится  активнее насыщать свою лирику народными  мотивами, все шире использует приемы национального немецкого фольклора. Среди стихотворений Брентано, написанных в фольклорной традиции, следует  особо отметить «Лорелею» - песню, которую  в конце романа «Годви» поет главная  героиня Виолетта. Не имея прямого  источника в народной поэзии, являясь  полностью плодом фантазии Брентано, песня эта тем не менее породила самостоятельную романтическую  легенду, органически вписывающуюся  в национальную немецкую культуру. Став неким символом романтической  лирики, «Лорелея» Брентано создала  даже определенную поэтическую традицию в немецком романтизме, но основе которой  возник поэтический шедевр европейского романтизма - бессмертная «Лорелея»  Гейне.
       Влияние Брентано на последующее развитие романтической  лирики в Германии связано не только с его личной творческой деятельностью  как поэта, но и с собиранием немецких народных песен, которому вместе со своим  другом Арнимом он отдал много  сил. В сборник народных стихов, песен  и баллад «Волшебный рог мальчика» (1806-1808) вошли материалы, относящиеся  к XVI-XVIII столетиям, включающие кроме  непосредственных источников и некоторые  авторские стихотворения ряда известных  немецких поэтов той поры, и целый  ряд оригинальных стихотворений  самого Брентано.
       Не  будучи плодом строго научной фольклористики, «Волшебный рог мальчика» достиг своей основной цели: он дал читателю широкое представление о высоких  эстетических достоинствах общественного  сознания немецкого народа. И сделано  это было в ту пору, когда вопрос о национальном единстве был для  Германии одним из самых актуальных общественно-политических вопросов.
       Однако  следы определенной предвзятости в  подборе песен «Волшебного рога»  вполне ощутимы. В сборнике совершенно приглушен дух антифеодального  протеста, лишь в очень немногих песнях можно обнаружить подобные интонации. Напротив, составители утверждают феодальную мораль и законность: всякого, кто отваживается на протест против вышестоящих и власть имущих, ожидает жестокая кара. При знакомстве со сборником явно бросается в глаза обилие духовных песен. Песни солдатские, песни с военной тематикой соперничают по своему количеству с духовными песнями, что в какой-то мере отражало и характер исторического положения Германии тех периодов и вместе с тем ее современную военно-политическую ситуацию. Особенно это касается военных песен, в которых явственно звучат патриотические интонации («Песня битвы»). Однако в иных военных песнях идеализируется откровенный военный разбой («Старый ландскнехт»).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.