На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Расцвет русского реалистического романа

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 03.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Средняя общеобразовательная школа 
с углубленным  изучением отдельных предметов  №36 
 

Егорова Софья Игоревна  
 
 
 
 
 
 

Расцвет русского реалистического  романа 
 
 
 
 
 

Научный руководитель:

 
Бойко О. Б.,
преподаватель литературы. 
 
 
 
 
 
 
 

Киров
2006 

    План.
    Русский реалистический роман второй половины девятнадцатого века. Романтизм и реализм.
    Представители русского реализма.
 
      Ф. М. Достоевский.
      И.А. Гончаров.
      И.С. Тургенев.
      Л.Н. Толстой.
 
    Общая характеристика особенностей русского реалистического  романа конца девятнадцатого века.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. Русский реалистический роман второй половины девятнадцатого века. Романтизм и реализм.
Романом называется литературный жанр, эпическое произведение большой формы, в котором повествование сосредоточено на судьбах отдельной личности в ее отношении к окружающему миру, на становлении, развитии ее характера и самосознания. Роман — эпос нового времени; в отличие от народного эпоса, где индивид и народная душа нераздельны, в романе жизнь личности и общественная жизнь предстают как относительно самостоятельные; но «частная», внутренняя жизнь индивида раскрывается в нем «эпопейно», т. е. с выявлением ее общезначимого и общественного смысла. Типичная романная ситуация — столкновение в герое нравственного и человеческого (личностного) с природной и социальной необходимостью. Поскольку роман развивается в новое время, где характер взаимоотношений человека и общества постоянно меняется, постольку его форма по существу является «открытой»: основная ситуация всякий раз наполняется конкретно-историческим содержанием и находит воплощение в различных жанровых модификациях. Исторически первой формой считают плутовской роман. В 18 в. развиваются две основные разновидности: социально-бытовой роман (Г. Филдинг, Т. Смоллетт) и психологический роман (С. Ричардсон, Ж. Ж. Руссо, Л. Стерн, И. В. Гете). Романтики создают исторический роман (В. Скотт). В 1830-е гг. начинается классическая эпоха социально-психологического романа критического реализма 19 в.
Расцвет русского романа приходится на конец девятнадцатого века, время победы реализма как литературного направления как в странах Европы, так и в России. В отличие от романтизма, реализм побеждает вначале не как литературное направление, общее для множества писателей, а в творчестве отдельных авторов и только потом складывается в единое художественное целое.
Однако  зародился реализм гораздо раньше, в эпоху расцвета романтизма, и  был подготовлен басенным творчеством  Крылова, комедией Грибоедова «Горе от ума». В тридцатые годы девятнадцатого века романтизм и реализм мирно сосуществовали. Выдвинулся на первый план реализм в сороковые-пятидесятые годы. Переход к нему осуществился в творчестве Пушкина и был связан с историзмом, затем реализм укрепился в творчестве Лермонтова и Гоголя.
Реализм можно считать направлением, противопоставленным романтизму, нередко имеет место ирония автора по отношению к характерным для романтизма героям, обстоятельствам, сюжетным линиям, их решительное переосмысление. Часто между героями – романтиком и не-романтиком – устанавливается равенство перед лицом действительности, как в «Обыкновенной истории» Гончарова, о творчестве которого будет сказано ниже, где как романтизм, так и излишний практицизм осуждаются одинаково.
В отличие  от романтиков, у которых душевные порывы личности оставались именно порывами, не поддающимися строгому описанию и не приобретавшим строгого и точно очерченного характера, реализм стремится сообщить психологическим движениям, их оттенкам и противоречиям ясную форму.
Эту особенность  реализм пронес на протяжении всего своего развития, и наибольшего расцвета достиг именно во второй половине девятнадцатого века, обозначив первенство прозы и, в частности, жанров повести, новеллы и романа.
Свое  конкретное воплощение – общее и  индивидуальное – принципы реализма получили в творчестве великих русских писателей, о которых будет сказано ниже.
 
2. Представители русского реализма.
 
2.1. Федор Михайлович Достоевский.
Достоевский Федор Михайлович (1821-81), русский писатель, член-корреспондент Петербургской АН (1877). В повестях «Бедные люди» (1846), «Белые ночи» (1848), «Неточка Незванова» (1849, не окончена) и др. описал страдания «маленького» человека как трагедию социальную. В повести «Двойник» (1846) дал психологический анализ расколотого сознания. Участник кружка М. В. Петрашевского, Достоевский в 1849 был арестован и приговорен к смертной казни, замененной каторгой (1850-54) с последующей службой рядовым. В 1859 возвратился в Санкт-Петербург. «Записки из Мертвого дома» (1861-62) — о трагических судьбах и достоинстве человека на каторге. Вместе с братом М. М. Достоевским издавал «почвеннические» журналы «Время» (1861-63) и «Эпоха» (1864-65). В романах «Преступление и наказание» (1866), «Идиот» (1868), «Бесы» (1871-1872), «Подросток» (1875), «Братья Карамазовы» (1879-80) и др. — философское осмысление социального и духовного кризиса России, диалогическое столкновение самобытных личностей, страстные поиски общественной и человеческой гармонии, глубокий психологизм и трагизм. Публицистический «Дневник писателя» (1873-81). Творчество Достоевского оказало мощное влияние на русскую и мировую литературу.
 
Творчество  Достоевского вызывало немало жарких дискуссий. Одни рецензенты, называя  его «новым Гоголем», восхищались этим дарованием, другие высмеивали болезненную мнительность автора, третьи, хотя таких было меньшинство, не скрывали откровенного отвращения. Реакция кружка Белинского на первое произведение Достоевского стала одним из самых известных и имевших продолжительный резонанс эпизодов в истории русской литературы: почти все участники, включая Достоевского, позднее возвращались к нему и в воспоминаниях, и в художественных произведениях, описывая его и в прямой, и в пародийной форме. Пусть дебют его в литературе был триумфальным, однако затем последовало охлаждение и наконец – резкая критика Белинского и его окружения.
Литература  девятнадцатого века – это литература социальная, у Достоевского даже остросоциальная, в его романах, на первый взгляд резких и действительно «жестоких», существует яркое высокоморальное начало. Авторы того времени в большинстве своем стремились к решению нравственных вопросов, и Достоевский явно увлечен подробным изучением всей подноготной человеческих поступков. Он не спешит пройти мимо самых неприятных сторон социума, наоборот, он стремится установить причинно-следственную связь, добраться до истинных, глубинных мотивов человеческих поступков.
«Всюду  жизнь» - название картины Ярошенко отражает один из принципов творчества Достоевского. Он подчеркивает, что даже падший, донельзя опустившийся человек остается человеком и подчас не заслуживает того отношения, каким встречает его прослойка благополучных и благоустроенных. Для каждого преступника есть оправдание – влияние среды и общества, крайняя бедность, желание так или иначе защитить родных.
Проза Достоевского поражала и поражает театрализацией действия, скандальным и одновременно трагическим развитием событий, усложненным психологическим рисунком. Однако современники отмечали, что за видимой попыткой показать изнанку жизни общества, стоит высокая, даже подчас глобальная цель. Вячеслав Иванов в статье «Достоевский и роман-трагедия» говорит: «Ужас и мучительное сострадание могущественно поднимает у нас со дна души жестокая (ибо до последнего острия трагическая) муза Достоевского, но к очищению приводит нас всегда, запечатлевая этим подлинность своего художественного действия, — как бы мы ни принимали «очищение». И так творчески сильное, так преобразительно катартическое (очищающее) облегчение и укрепление, какими Достоевский одаряет душу, прошедшую с ним через муки ада и мытарства чистилища до порога обителей Беатриче, что мы все уже давно примирились с нашим суровым вожатым и не ропщем более на трудный путь...»
 
Слова о рае и аде – не просто яркая  метафора автора. Религиозные мотивы в произведениях Достоевского встречаются нередко. В 1867-68 гг. написан роман «Идиот», задачу которого Достоевский видел в «изображении положительно прекрасного человека». Идеальный герой князь Мышкин, «Князь-Христос», «пастырь добрый», олицетворяющий собой прощение и милосердие, с его теорией «практического христианства», не выдерживает столкновения с ненавистью, злобой, грехом и погружается в безумие.
 
Однако  В.Г. Флоровский в статье «Религиозные темы Достоевского» пишет не столько о тематике, сколько об особенностях прозы этого писателя в целом: «В творчестве Достоевского есть внутреннее единство. Одни и те же темы тревожили и занимали его всю жизнь. Достоевский считал и называл себя реалистом — «реалистом в высшем смысле». Неточно называть его психологом. И неверно объяснять его творчество из его душевного опыта, из его переживаний. Он был взволнованно заинтересован всем происходившим вокруг. Он скорее страдал любопытством, нежели невниманием к жизни. Это было не простое любопытство, но метафизическая любознательность. Ему дано было видеть таинственность первоосновы эмпирических событий. Он видел то, о чем рассказывал, — он описывал, что видел. В этом основа его реализма. Его творчество есть не истолкование, но изображение человеческой судьбы»
 
При всем несколько мистическом взгляде на мир, внимании к малоприятным фактам и гипертрофированном чувстве социальной несправедливости, Достоевский действительно был реалистом. Ни один, даже самый тонко чувствующий писатель не в силах описать душевные волнения людей, отличных от него самого, переживших то, чего он не пережил, если он ни разу даже не попытался вникнуть в суть происходящих вокруг событий. Опираясь на реальный материал действительности, Достоевский выдвигал и освещал проблемы, имеющие всемирное значение, проблемы борьбы добра и зла в социальной жизни, во внутренней природе людей, темы жизненного призвания человеческой личности, страдания и протеста, эгоизма и самопожертвования, преступления и наказания, вопросы общественных, духовных связей  между людьми и их разъединения, справедливого устройства социального мира и многие другие.
 
Что касается общей тематики, то Н. А. Бердяев отмечает: «У Достоевского нет ничего кроме человека, нет природы, нет мира вещей, нет в самом человеке того, что связывает его с природным миром, с миром вещей, с бытом, с объективным строем жизни. Существует только дух человеческий и только он интересен, он исследуется. Н. Страхов, близко знавший Достоевского, говорит о нем: «Все внимание его было устремлено на людей, и он схватывал только их природу и характер. Его интересовали люди, исключительно люди, с их душевным складом, и образом их жизни, их чувств и мысли». Во время поездки Достоевского за границу «Достоевского не занимали особенно ни природа, ни исторические памятники, ни произведения искусства». Правда, у Достоевского есть город, есть городские трущобы, грязные трактиры и вонючие меблированные комнаты. Но город есть лишь атмосфера человека, лишь момент трагической судьбы человека, город пронизан человеком, но не имеет самостоятельного существования, он лишь фон человека».
Некоторые критики отмечают, что Петербург  в произведениях Достоевского – не именно город Петербург, а некий призрачный город, оплот заблудших душ. Мрачный образ города только подчеркивает безрадостное существование героев. В романах Достоевского практически нет ни лирических отступлений, ни пасторальных зарисовок, се внимание писателя обращено к человеку, вернее к его душе, внутреннему диалогу героев.
Федор Михайлович Достоевский является одной из самых заметных литературных фигур девятнадцатого столетия. Его страсть к глубинному анализу человеческого сердца и разума, попытки отыскать выход из духовного кризиса русского народа вкупе с реалистическими образами, постоянными самокопаниями главных героев, сильной философской идеей дают именно ту самую неповторимую прозу Достоевского. В ней много черт, типичных для литературы эпохи расцвета русского романа. Однако одни из них преувеличены, другие – почти сведены на нет. Бытовые мелочи важны только тогда, когда напрямую связаны с происходящим, окружающая среда героев живет только в качестве фона, характерные той или иной местности черты минимизированы до короткой обрисовки типичных декораций. «Типичный человек в типичных условиях», главный принцип реализма, у Достоевского приобретает совершенно новую и неповторимую форму.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.2. И.А. Гончаров.
Гончаров Иван Александрович (1812-91), русский писатель, член-корреспондент Петербургской АН (1860). В романе «Обломов» (1859) судьба главного героя раскрыта не только как явление социальное («обломовщина»), но и как философское осмысление русского национального характера, особого нравственного пути, противостоящего суете всепоглощающего «прогресса». В романе «Обыкновенная история» (1847) конфликт между «реализмом» и «романтизмом» предстает как существенная коллизия русской жизни. В романе «Обрыв» (1869) поиски нравственного идеала (особенно женские образы), критика нигилизма. Цикл путевых очерков «Фрегат «Паллада» (1855-57) — своеобразный «дневник писателя»; литературно-критические статьи («Мильон терзаний», 1872).
 
Д.В. Григорович говорит о нем: «Во всей русской  литературе не найдется человека счастливее Гончарова. Бранью осыпали Пушкина  и Гоголя; в шестидесятых годах  вошло в моду поносить Тургенева, и как еще! С легкой руки Белинского Гончаров во всю свою жизнь слышал одни только похвалы».
 
В произведениях  Гончарова нет резкой критики, нет яркого стремления пролить свет на пороки общества, желания пошатнуть социальные устои. В наши дни многие считают его достаточно посредственным писателем. Однако в то время, на фоне тревожащей жажды авторов наиболее красочно описать все самые неприглядные стороны жизни, окунуть читателя в омут ужасающих поступков и не менее ужасающих условий, его произведения, вовсе не бывшие особенно светлыми и оптимистическими, казались некой «отдушиной». Большинству критиков, напуганных резкими и трагическими литературными порывами писателей девятнадцатого века, творчество Гончарова пришлось по душе.
 
В.Г. Белинский, увидевший повесть «Обыкновенная история» еще до ее выхода в свет, действительно был восхищен прозой Гончарова. «Он поэт, художник — и больше ничего. У него нет ни любви, ни вражды к создаваемым им лицам, они его не веселят, не сердят, он не дает никаких нравственных уроков ни им, ни читателю, он как будто думает: кто в беде, тот и в ответе, а мое дело сторона. Из всех нынешних писателей он один, только он один приближается к идеалу чистого искусства, тогда как все другие отошли от него на неизмеримое пространство — и тем самым успевают. Талант его не первостепенный, но сильный, замечательный».
 
Гончаров  как автор придерживался позиции  стороннего наблюдателя. С этим согласен и Н. А. Добролюбов: «Он вам не дает и, по-видимому, не хочет дать никаких выводов. Жизнь, им изображаемая, служит для него не средством к отвлеченной философии, а прямою целью сама по себе. Ему нет дела до читателя и до выводов, какие вы сделаете из романа: это уж ваше дело. У него нет и той горячности чувства, которая иным талантам придает наибольшую силу и прелесть... В этом уменье – сильнейшая сторона таланта Гончарова. И ею он особенно отличается среди современных русских писателей».
 
Итак, основной чертой произведений этого писателя является его упорное нежелание  «читать мораль». Он рисует жизнь в самом ее банальном, безыскусном проявлении. При этом он не навязывает читателю свою точку зрения, не давая ему быть предвзятым в своих суждениях. Его творчество в высшей степени реалистично – видимая обыденность сюжета, «жизненность» образов, многогранность взглядов на смысл произведения (хотя, по свидетельствам современников, впоследствии Гончаров, опасаясь, что его в его романах читатель упустит важнейшие детали или воспримет их не так, как следовало бы, приобрел печальную привычку объяснять смысл собственных произведений).
 
Теоретически  можно было бы считать Гончарова  лучшим представителем русского реализма, а реализм в его прозе – чистым реализмом. Однако только знаток и ценитель русской литературы укажет его среди выдающихся писателей того времени. Имена Достоевского и Толстого известны любому, и впервые каждый из нас слышит их задолго до знакомства с программной школьной литературой. Даже не прочитав ни одного их произведения, мы привыкаем считать их ярко горящими звездами на литературном небосклоне.
 
Гончаров, однако, имел успех у современников, особенно на заре творческой деятельности. Антиромантический пафос у него соседствовал с ударом по трезвому практицизму в «Обыкновенной  истории». Некогда ее считали «умнейшим» романом того времени, но актуальность ее притуплялась по мере того, как романтизм и сентиментализм переставали занимать умы и сердца читателей.
Создается впечатление, что вся писательская карьера Гончарова сводится к одному-единственному произведению. Замысел нового романа сложился у Гончарова еще в 1847. Два года спустя была напечатана глава «Сон Обломова». Но читателю пришлось еще в течение десяти лет ждать появления полного текста «Обломова» (1859), сразу завоевавшего огромный успех: «Обломов и обломовщина... облетели всю Россию и сделались словами, навсегда укоренившимися в нашей речи» (А. В. Дружинин). Роман спровоцировал бурные споры, свидетельствуя о глубине замысла. Статья Добролюбова «Что такое обломовщина» (1859) представляла собой беспощадный суд над главным героем, «совершенно инертным» и «апатичным» барином, символом косности крепостнической России.
Эстетическая  критика, напротив, видела в герое  «самостоятельную и чистую», «нежную  и любящую натуру», далекую от модных веяний и сохранившую верность главным ценностям бытия. К концу прошлого века полемика о романе продолжалась, причем последняя трактовка постепенно возобладала: ленивый мечтатель Обломов по контрасту с сухим рационалистом Штольцем стал восприниматься как воплощение «артистического идеала» самого романиста, тонкий психологический рисунок свидетельствовал о душевной глубине героя, читателю открылся мягкий юмор и скрытый лиризм Гончарова. В начале 20 века И. Ф. Анненский по праву назвал «Обломова» «совершеннейшим созданием» писателя.
Последовавший за «Обломовым» роман «Обрыв» стал последним широко известным произведением писателя – и при этом в нем прозвучали ноты, для него достаточно нехарактерные.
 
По иронии судьбы, литературная особенность Гончарова, некая отстраненность, созерцательность, стала девизом его последних лет. Тяжело переживая свое творческое молчание, он закончил жизнь в одиночестве, сознательно сторонясь жизни и при этом тяготясь своей изолированностью.
 
У Гончарова  мы видим некую двойственность. Лишенная трагического надрыва (которого немало у Достоевского), чуждая социальной критике проза многим на первый взгляд кажется едва ли не бездарностью. Автор, не задающий вопросов, не стремящийся донести до читателя истину, да и вовсе не занятый ее поисками, в конце концов, презревший или упустивший из виду сформулированную еще Пушкиным заповедь писателя: «Глаголом жги сердца людей» - в чем смысл его литературного существования?
Ответ прост. Тонкий наблюдатель, а не ярый революционер, Гончаров умел ненавязчиво, но верно передать психологический портрет персонажа. Нетрудно заметить, что многие романисты долгие годы бывают верны однажды созданному женскому образу. Гончаров же не имел обыкновения в каждой своей героине изображать одну и ту же особу. Он как будто писал портрет с натуры, не приуменьшая и не преувеличивая. Гончаров воплотил собой высшую степень реализма, и в этом его величайшая заслуга.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.3. И.С. Тургенев.
Тургенев Иван Сергеевич (1818-83), русский писатель, член-корреспондент Петербургской АН (1860). В цикле рассказов «Записки охотника» (1847-52) показал высокие духовные качества и одаренность русского крестьянина, поэзию природы. В социально-психологических романах «Рудин» (1856), «Дворянское гнездо» (1859), «Накануне» (1860), «Отцы и дети» (1862), повестях «Ася» (1858), «Вешние воды» (1872) созданы образы уходящей дворянской культуры и новых героев эпохи — разночинцев и демократов, образы самоотверженных русских женщин. В романах «Дым» (1867) и «Новь» (1877) изобразил жизнь русских за границей, народническое движение в России. На склоне жизни создал лирико-философские «Стихотворения в прозе» (1882).
А. Герцен охарактеризовал творчество Тургенева несколько критически: «Его дару недоставало воображения, то есть естественной повествовательной способности, которая могла бы сравниться с оригинальностью, достигнутой им в искусстве описаний».
Трудно  судить о нехватке воображения, но Тургенев любил базировать создаваемые сюжеты на воспоминаниях о пережитых им самим моментах. В произведениях Тургенева немало автобиографического. Одно из сильнейших впечатлений ранней юности – влюбленность в княжну Е. Л. Шаховскую, переживавшую в эту пору роман с отцом Тургенева, — отразилось в повести «Первая любовь». Катастрофа парохода «Николай I», на котором плыл Тургенев, будет описана им в очерке «Пожар на море».
 
Далее Герцен продолжает: «Вероятно, сознавая этот существенный, недостаток или следуя инстинкту художественного самосохранения, не позволяющему художнику мешкать там, где всего вероятнее можно шлепнуться, он избегает описывать действия, или, точнее, не передает действий в развернутом изложении. Поэтому его повести и рассказы почти целиком состоят из диалогов на фоне разнообразных декораций — прекрасных, долгих разговоров, прерываемых прелестными краткими биографиями и изысканными сельскими пейзажами. Однако когда он сворачивает со своего пути и отправляется в поисках красоты за пределы старинных русских парков и садов, он увязает в омерзительной слащавости».
 
Здесь Герцен неоправданно резок. Тургенев был подлинным мастером языка и литературного анализа. Красота и самоценность слова, сочетание простоты и изящества выражений нашли отражение в знаменитых «Стихотворениях в прозе». Пейзаж, раскритикованный столь сурово, играет у Тургенева немалую роль. Пейзаж как средство выражения авторской позиции передает настроения героев, их сердечные бури и штили. У Тургенева пейзаж играет огромную роль не только в «Отцах и детях», но и во всех его произведениях. Он не только отражает переживания героев, но и выполняет свою наиболее важную функцию — переводит ситуацию в вечный план, подчеркивая мысли автора о вечности и бесконечности природы, позицию по отношению к вечным проблемам человечества.
Кроме того, романтически красивые, но пустые декорации и слишком изысканные для реалистической прозы диалоги свойственны его ранним произведениям. В 1843 появляется поэма на современном материале «Параша», получившая высокую оценку В. Г. Белинского. Знакомство с критиком, перешедшее в дружбу (в 1846 Тургенев стал крестным его сына), сближение с его окружением изменяют его литературную ориентацию: от романтизма он обращается к иронической, нравоописательной поэме и прозе, близкой принципам «натуральной школы» и не чуждой влиянию М. Ю. Лермонтова.
Поздняя проза гораздо более реалистична. Проникновенно оплакав современное ему и грядущее запустение «дворянских гнезд», Тургенев обратился к миру, далекому от отживающей аристократии. Немало рассказов и повестей посвящено крестьянскому быту.
Принципиальное  многообразие человеческих типов, впервые выделенных из прежде не замечаемой или идеализируемой народной массы, свидетельствовало о бесконечной ценности всякой неповторимой и свободной человеческой личности. Крепостной порядок представал зловещей и мертвой силой, чуждой природной гармонии (детализированная конкретика разнородных пейзажей), враждебной человеку, но неспособной уничтожить душу, любовь, творческий дар. Творчество Тургенева особым образом повлияло на отмену крепостного права.
 
Ю. Лотман посвятил прозе Тургенева статью, в которой детально осветил все особенности его творчества: «Для Тургенева именно героизм утверждает неизбежность обессмысливающей его концовки. Герой, чья жизнь не имеет смысла, в произведениях Тургенева не умирают. Постоянное вторжение природы с ее законом смерти и рождения, вытеснения старого молодым, слабого сильным и с ее равнодушием к человеческим целям и идеалам, ко всему, что организует человеческую жизнь, делает эту последнюю бессмысленной и, следовательно, трагической. Но это не высокая трагедия смысла, а безнадежная трагедия бессмыслицы».
 
Подробное исследование посвящено структуре  произведений русского писателя: «У Тургенева имеется своя мифология. Сюжеты его произведений разыгрываются — и это уже неоднократно отмечалось — в трех планах: во-первых, это современно-бытовой план, во-вторых, архетипический и, в-третьих, космический. Тургенев читался как бы на нескольких уровнях: некоторые читатели сосредоточивали внимание на злободневном изображении идейных конфликтов и считали возможным «не замечать» концовки или относить их за счет «непоследовательности» автора… В отношении персонажей к архетипам можно было усматривать литературную полемику (например, с романтизмом). Структура расслаивалась, и различные ее уровни имели различную историко-литературную судьбу».
 
В произведениях  Тургенева в каком-то смысле можно было найти желаемое, следовало только искать. Для одних эта проза имеет значение как документальное описание жизни и быта отдельных слоев населения, как произведение в духе реализма, другие увлечены своеобразием и типичностью образов, третьи наслаждаются той «описательной» способностью, которую безжалостно раскритиковал Герцен.
 
Между прочим, многие критики отмечают, что  реалистические произведения в духе «Бежина луга» удавались Тургеневу  больше всего. Решив, вероятно, сменить поле деятельности, писатель увлекся мистикой и так называемой готической повестью, однако эти произведения не превзошли ни «Дворянского гнезда», ни «крестьянских» рассказов. «Его мистика вся окутана духами, зыбкой дымкой дождя, она проступает сквозь пластичную живопись старинных портретов, которые в любую минуту могут ожить, мелькает меж мраморных колонн и прочей бутафории. От его привидений холодок не бежит по телу, вернее, бежит, но какой-то странный…» - саркастически отмечает Герцен. 
В контексте  реализма Тургенев как писатель эволюционирует от «слащавости» к трагизму, осознанию  бессмысленности и тягостности  жизни. Тема слабости человека, оказывающегося игрушкой неведомых сил и обреченного небытию, в большей или меньшей мере окрашивает всю позднюю прозу Тургенева.
 
2.4. Л.Н. Толстой.
С именем Льва Николаевича Толстого нередко  связывают такое, на первый взгляд, туманное понятие, как «диалектика души». Начиная с автобиографической трилогии «Детство» (1852), «Отрочество» (1852-1854), «Юность» (1855-1857), исследование внутреннего мира, моральных основ личности стало главной темой произведений Толстого. Мучительные поиски смысла жизни, нравственного идеала, скрытых общих закономерностей бытия, духовный и социальный критицизм, проходят через все его творчество.
Н. Н. Страхов пишет о нем: «Толстой каждому, конечно, известен как большой мастер в анализе душевных явлений. Но какой характер имеет этот анализ? В чем заключается его источник, его первая движущая причина, от которой необходимо зависит его направление и цель? На это можно бы отвечать, что анализ нашего автора — просто его художественная потребность, просто преобладающая черта его таланта. Ответ этот действительно годится для некоторых мест книги, именно для тех, где, как в «Семейном счастье» и в «Детстве», художественная сила идет наравне с анализом, вполне им владеет, употребляет его как орудие, дающее полноту образам и краскам. Но в других местах анализ, очевидно, играет другую роль и служит сам по себе удовлетворением какой-то потребности, говорящей в душе художника помимо его стремления создавать образы».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.