На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Состояние архивного дела в Российской империи (XVIII в.)

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 03.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОСТОЯНИЕ АРХИВНОГО ДЕЛА В  РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (XVIII в.)
     С первой четверти XVIII в. начинается новый  этап в развитии архивного дела. Это явилось следствием реформ государственного управления, проведенных правительством Петра I.
     Преобразования  в системе государственного аппарата привели к существенным изменениям в области архивного дела, которые прослеживались по двум направлениям:
     создание  архивов при новых высших, центральных  и местных учреждениях;
     устройство  фондов упраздненных учреждений, а  также документации действующих учреждений, потерявшей справочное значение.
     В процессе этой работы учитывался опыт некоторых стран Западной Европы (Нидерландов, Пруссии и особенно Швеции). В указе Петра I от 28 апреля 1718 г. коллегиям рекомендовалось  при составлении регламентов учитывать опыт Швеции. Однако влияние западноевропейских государств не следует преувеличивать, так как  в том же указе  Петр I подчеркивал, что «которые пункты в шведском уставе не удобны... — оные ставить по своему рассуждению».
Законодательство об архивах.
     В 1720 г. был издан «Генеральный регламент», в котором архивам посвящена 44-я  глава. По «Генеральному регламенту»  впервые в мировой практике предусматривалась  обязательная сдача учреждениями своих  документов в архивы по истечении  определенного срока (в Европе данное требование было законодательно введено только в ХХ в). Для дел, потерявших практическую ценность, он устанавливался в три года. Что касается материалов, необходимых для нормальной деятельности учреждения, то для них конкретных сроков не существовало. Видимо, их надо было передавать в архив после того, как документы теряли справочное значение.
     По  «Генеральному регламенту» создавались  самостоятельные структурные части  в учреждениях — «архивы». Таким образом, юридически оформлялось отделение «архивов» от «канцелярий» и «архивных документов» от «текущего делопроизводства». Одновременно устанавливался порядок передачи дел в архивы и вводились специальные должности — архивариусы. Была также сделана попытка провести концентрацию коллежских материалов: дела, «...которые касаются приходу и расходу», должны быть «...под надзиранием Ревизион-Коллегии», все другие документы — «...под надзиранием Иностранных дел Коллегии». Видимо, это было заимствовано из опыта Швеции, в которой существовало два главных архива: политический при королевской канцелярии и финансовый при Камер-коллегии. Однако для России с ее огромным масштабом деятельности государственного аппарата, сложной государственной структурой и бескрайней территорией этот опыт оказался неприемлемым. Концентрация коллежского делопроизводства в двух архивах не была осуществлена.
     По  Генеральному регламенту должность  архивариуса как руководителя архива была единственной. Он выполнял текущую  работу. Если в архиве начиналась работа по упорядочению дел, составлению описей, алфавитов и других справочников, то сюда прикомандировывались на время канцеляристы и копиисты, в основном из учреждений-фондообразователей. Однако в наиболее важных для правительства архивах положение со штатами было значительно лучше. Уже в 1720 г. для упорядочения материалов Петербургского архива коллегии иностранных дел в помощь архивариусу выделялось семь канцелярских служителей. Позднее увеличиваются штаты и в некоторых других архивах. Так, в конце XVIII в. в Московском архиве КИД было около 80 сотрудников.
     Оклады  архивистов зависели от степени важности хранившихся документов. В привилегированных  архивах (например, дипломатических) они  были выше, что объясняется спецификой этого ведомства: «Такая прибавка им против других необходимою же признается, потому... таким канцелярским служителям надлежит быть скромным и в делах обученным, ... потребно им честное и довольное пропитание, ... дабы от скудости не впали они в какое погрешение».    Но    в    целом    жалованье    у    архивистов    было небольшим. Младшие служители не получали его порой на протяжении нескольких лет.
     На  служащих архива лежали обязанности  «надзирать и охранять» документы  и осуществлять справочную работу. Для учета велись журнальные ежедневные записи, за более длительные промежутки времени составлялись отчеты. Старшим служащим предписывалось следить за младшими, чтобы они не «скучали за описью».
     Продолжительность рабочего дня архивистов по Генеральному регламенту составляла шесть часов. Но уже в середине XVIИ п. сотрудникам архивов приходилось работать по 14 и даже 16 часов. Если же справка или копии документов были нужны какому-либо сановнику, то администрация действовала по принципу «принудить подьячих», т.е. не выпускать сотрудников из архива, пока работа не будет завершена. К концу XVIII в. продолжительность рабочего дня сократилась до восьми часов.
      В XVIII в. Сенат выпустил ряд указов, направленных на улучшение архивного  дела. Сенатский указ 1726 г. требовал содержать дела «в сохранном месте», а архивные помещения осмотреть, «и на которых кровли худы, те починить немедленно, дабы от течи... столбцам не учинилось повреждения, ...старые столбцы оклеить и высушить». Указ Сената 1736 г. предписывал строить для архивов каменные здания с железными затворами и решетками на окнах, «от деревянного строения не в близости». Предписывалось также дела из учреждений не выносить и архивы держать за печатями. Но в 1737 г. от пожара сгорела большая часть московских учреждений и их архивов. В это время хищения документов приобрели значительные размеры. Поэтому вскоре после пожара вышло распоряжение запечатать все имевшиеся в московских учреждениях дела, «дабы никто не мог чего покрасть ... а потом... разобрать по годам и, учиня обстоятельные описи ...прислать в Кабинет е.и.в.».
     В 1763 г. Сенат, обнаружив большие недочеты в работе архива Вотчинной коллегии, вновь категорически запретил выносить дела из архива, а сам архив «содержать за печатями». Но и этот указ не был выполнен. В 1768 г. в Петербурге на Петровском острове были найдены документы архива Вотчинной конторы, валявшиеся в снегу. Следствием этого явился указ Сената, который требовал от руководителей учреждений ежегодно проверять состояние подведомственных архивов, а в архивариусы принимать только лиц «трезвого житья и неподозрительных, в пороках и иных пристрастиях не примеченных». Фактически же работа в архивах не считалась престижной, и их сотрудниками являлись, как правило, бесперспективные чиновники. Сенатский указ 1781 г. предписывал учреждениям передавать в архив дела в упорядоченном состоянии и в сопровождении реестров. Знакомство с законодательными материалами позволило позднее Д. Я.Самоквасову назвать это время «золотым веком» для архивов. Однако указы не были воплощены в жизнь, хотя за их неисполнение законодательство грозило штрафами и наказаниями. К тому же на протяжении XVIII в. резко изменилось отношение к архивным материалам со стороны носителей верховной власти и их окружения. Например, в указах Петра I встречалась такая формулировка: «Положить в архив к вечному известию», что свидетельствовало о понимании важного значения архивных документов как исторических источников. В указах же второй половины XVIII в. содержалось диаметрально противоположное указание: «Отдать в архив к вечному забвению».
     В 18 веке сложилась сеть архивов, которая включала архивы высших учреждений, центральных и местных органов власти, исторические архивы. 
 
 

 

Архивы высших учреждений.
       В начале XVIII в. продолжала функционировать Боярская дума, с каждым годом теряющая былое значение. В ее документах отложились  царские указы, приговоры Боярской думы, доклады начальников приказов, которые  заседали в ней с 1704 г. С 1707 г. стали вестись протоколы заседаний думы, а сами заседания с 1708 г. именовались Консилией министров. Присутствующие на них должны были ставить подписи под принятыми постановлениями — «приговорами». Такое нововведение было вызвано тем, что если решение окажется нелепым, то, как отмечал Петр I, «сим всякого дурость явлена будет». После создания Сената в 1711 г. Консилия министров была ликвидирована.
     Комплекс  источников сложился при Кабинете его императорского величества (1704—1727). Сперва Кабинет являлся личной канцелярией Петра I. В его архив поступала военная и финансовая документация, материалы Петра I о взаимоотношениях с высшими, центральными и местными учреждениями. Здесь же находился «Журнал», в который ежедневно записывались сведения придворного и военного характера о деятельности Петра I.
     Позднее в Кабинете е.и.в. составлялись проекты  указов, велась переписка с послами, военачальниками, правительственными учреждениями. В этом хранилище отлагались многочисленные челобитные, доносы и жалобы на имя царя, переписка о приглашении иностранцев на службу, материалы о постройке дворцов, казенных зданий. Поэтому при Кабинете Петра I сложился один из богатейших архивов, который постоянно пополнялся. Петр I передал в него собственные записные книжки, журнал о Северной войне за   1708—1715 гг., журнал  о путешествиях  по Западной
Европе,   многочисленные   проекты   и   наброски   указов,   записки о
реформах государственного управления, реорганизации армии, строительстве флота и другие материалы.  По указанию  Петра 1 в архив Кабинета передали свои документы его сподвижники: Б. Шереметев, П. Апраксин, М. Голицын и др. Лишь А. Меньшиков не выполнил указания царя. В архиве Кабинета была передана документация о стрелецком волнении 1698 г., Астраханском восстании  1705—1706 гг., восстании под предводительством К. Булавина 1707—1709 гг., о взаимоотношениях со  Швецией  и о Северной  войне;  русские и заграничные газеты и календари; свод адмиралтейских регламентов. Сюда же передали ряд дел Боярской думы, материалы следственного дела царевича  Алексея Петровича.  При архиве  была  создана первоклассная    библиотека.    Таким    образом,    при    Кабинете е.и.в. существовал архив-коллекция, материалы которой охватывали  важные стороны государственной и общественной жизни России.
     Большое научное значение имеют фонды  сенатских архивов Москвы и Петербурга. Указом 16 июля 1712 г. предписывалось «...собрать помесячно» дела и «приговоры» правительствующего Сената, «...учинить тем приговорам реестры с объявлением каждого дела» и отдать на хранение в архив. Так был создан Московский сенатский архив.
     В 1713 г. Сенат переводится в Петербург, где создается его новая канцелярия. В 1719 г. здесь учреждается должность архивариуса. Но сам архив как самостоятельная структурная часть учреждения был создан лишь в 1763 г. Этот комплекс дел по сравнению с московским хранилищем сразу же получил преимущество. В нем отлагались царские манифесты и указы Сенату, другим учреждениям и лицам; журналы, протоколы, делопроизводство Сената. В «Полном собрании законов» были  опубликованы не все царские указы. Только за первую четверть XVIII в. не напечатано 996 указов. Это увеличивает научное значение фонда Сената. Кроме того, сюда поступили материалы Приказа тайных дел, Верховного тайного совета, Кабинета министров, Конференции при высочайшем дворе, часть дел Тайной канцелярии и ряда других высших и центральных учреждений. Таким образом, заметна тенденция к концентрации некоторых важных политических документов в одном хранилище. Правительство проявляло заботу об этом архиве. Оклады его сотрудников были значительно выше, чем в других архивных учреждениях. По штатам 1763 г. здесь насчитывалось семь человек: секретарь, архивариус и пять канцелярских служителей.
     Московский  сенатский архив хранил менее  важные документы, что отразилось на его положении. Так, по штатам конца XVIII в. здесь было три сотрудника (секретарь, канцелярист и подканцелярист). В это хранилище наряду с делопроизводством московских учреждений Сената передавались фонды ликвидированных учреждений за XVI—XVIII вв. Первым сюда поступил архив Разрядного приказа.
     В 1721 г. был создан святейший правительствующий  Синод. Петр I полагал, что «Синод в духовном деле равную власть имеет, как Сенат...». На самом деле по отношению к Сенату и Кабинету Петра I Синод занимал подчиненное положение. Сначала документальный массив находился в ведении обер-секретаря канцелярии Синода. В 1738 г. он выделился в самостоятельную структурную часть, которую возглавил архивариус. В Синоде отлагались материалы об управлении церковью, деятельности духовенства, состоянии церквей и монастырей, эксплуатации крестьян, доходах церквей и монастырей, заведовании учебными заведениями, борьбе церковников с расколами и ересями, документы цензурного и юридического характера.
     В архиве Верховного тайного совета (1726—1731), ведавшего внешней и внутренней политикой России и решавшего важнейшие государственные вопросы, откладывались указы Совета, журналы и протоколы заседаний, переписка с высшими, центральными и местными учреждениями, мнения членов Совета в основном по внешнеполитическим делам и др. В мае 1727 г. сюда поступил архив Кабинета Петра I. Этот комплекс дел поместили в подвале, причем некоторые источники (следственные материалы по делу царевича Алексея Петровича, письмо П. Толстого Петру) были взяты в Верховный тайный совет. До нас дошло лишь небольшое количество дел этого высшего органа власти.
     Крупный комплекс документов сложился в результате деятельности Кабинета министров (1731 — 1741). Это указы Анны Ивановны, доклады кабинет-министров императрице; материалы о войне с Турцией и Швецией, снабжении, комплектовании и обучении войск; злоупотреблениях должностных лиц и др. Сюда же передали архив Кабинета Петра I (причем здесь из него изъяли некоторые источники о строительстве флота, письма членов дома Романовых за первую четверть XVIII в.).
     Важные  материалы концентрировались в  архиве Конференции при высочайшем дворе (1756—1762), которая была создана для руководства военными действиями против Пруссии и рассмотрения внешнеполитических вопросов, но затем занималась управлением внутренней жизнью страны. Здесь концентрировались протоколы заседаний, дела о ходе Семилетней войны, комплектовании и снабжении армии. Отпуски указов русским главнокомандующим свидетельствуют о мелочной опеке их деятельности и стремлении Конференции навязать им свои планы ведения войны.
     Поскольку Верховный тайный совет, Кабинет  министров и Конференция при высочайшем дворе фактически подчинили себе Сенат и коллегии, в их   архивах   отложилось    значительное   количество  дел, относящихся к компетенции Сената. Поэтому данные фонды были переданы на хранение в Петербургский сенатский архив.
     С 1741 г. существовал еще один высший орган власти — Кабинет ее величества, восстановленный Елизаветой Петровной и являвшийся ее личной канцелярией. В архиве Кабинета откладывались доклады Сената и коллегий, проекты и черновые варианты «именных указов», важнейшие донесения местных учреждений; фонды ряда крупных сановников (Э. Бирона, Б. Миних), документы о восстаниях и дела органов политического сыска; материалы Преображенского приказа (1695—1729), большая часть дел Тайной канцелярии (1718—1726). Но в 60-е годы значение Кабинета резко упало, и он стал учреждением, которое заведовало в основном личным имуществом Екатерины II. Это отразилось на содержании документов его архива, в котором концентрировались написанные царицей инструкции должностным лицам, автографы ее литературных трудов, прошения различных лиц на имя Екатерины II и ее статс-секретарей.
     В эти же годы были предприняты меры к спасению документов Кабинета Петра I. Архив, размещавшийся в 15 сундуках и нескольких ящиках, находился длительное время в сыром подвале. В 1742 г. этот комплекс дел перевезли из архива Кабинета министров в летний царский дворец. Но помещение дворца не отапливалось, стекла в окнах были выбиты, и в комнаты, где хранились документы, попадал снег и дождь. Ценным источникам угрожала гибель. Только в 1760 г. материалы перенесли в сухое теплое помещение. В 1768 г. управляющим архивом был назначен историк и публицист М. М. Щербатов. Он возглавлял архив 10 лет. Документы были им разобраны, отсистематизированы, на них составлены подробные и обстоятельные описи.
     Архивы  центральных и  местных учреждений.
       С 1717 г. стали создаваться коллегии. Вместо многочисленных приказов  с нечеткими функциями в 1719—1721 гг. было создано 12 коллегий, что  способствовало более компактному  отложению фондов в коллежских архивах. В поисках лучших организационных форм архивные фонды смешиваются, разъединяются, перевозятся в другие города, старые фонды сливаются с новыми. Так, архив Поместного приказа был перевезен в Петербург, а затем возвращен в Москву. Архивы других приказов передавались (с учетом их содержания) в созданные архивы Сената и коллегий.
     Дипломатическая документация Посольского приказа  была перевезена в Петербурге в текущий  архив Коллегии иностранных дел (КИД), поскольку она была необходима для работы коллегии. Однако большинство документов этого приказа оставалось в Москве. В Петербургский архив поступали трактаты вскоре после их подписания. Так, договор со Швецией, подписанный в Ништадте 30 августа 1721 г., был передан в архив 27 сентября того же года. Здесь архивариус исполнял в ряде случаев должность регистратора, хранителя текущей переписки.
     Документы Военной и Адмиралтейской коллегии содержат сведения о строительстве армии и флота, перевооружении, снабжении, подготовке личного состава, условиях военной службы, материалы о ходе военных действий, развитии русского военного искусства. Характерной чертой архива Военной коллегии являлось то, что сюда передавались наиболее важные (в основном секретные) документы местных военных учреждений и частей. Так, по именному указу Елизаветы Петровны 1745 г. предписывалось все секретные материалы из пограничных крепостей поместить в опечатанные пакеты и «с учиненною описью прислать в Военную коллегию» для передачи этих дел в архив. В Военной коллегии устанавливалась должность архивариуса. 
     Эти три коллегии считались наиболее важными и получили наименование «государственные».
     Материалы о финансовом положении России XVIII в. концентрировались в архивах  Ревизион- и Камер-коллегий. В Камер-коллегии была установлена должность  инспектора Камер-архива. Наиболее крупным является фонд Ревизион-коллегии, содержащий свыше 3 млн. дел с 1718 по 1805 г. — ежегодные росписи доходов и расходов, дела счетных комиссий, следственные материалы о расхищении казенных сумм должностными лицами и др. В фонде Камер-коллегии отложились источники о сборе прямых и косвенных налогов с населения (указы, ведомости, книги: окладные, приходные, откупные, таможенные), а также переписи населения: воеводские книги и ревизские сказки.
     Фонд  Юстиц-коллегии содержал сведения о судебной деятельности правительственных учреждений  за 1701 —1787 годы. Это судебные дела об убийствах крестьянами помещиков, злоупотреблениях должностных лиц, разделе имений, утверждении их за новыми владельцами. В архиве Вотчинной коллегии концентрировались царские указы о раздаче дворянам земель и крестьян, документы о купле-продаже и мене крепостных крестьян и земель, податях и повинностях крестьян, их побегах от помещиков, крестьянских восстаниях.
     Фонд  коллегии Экономии хранил документы о состояниях церквей и монастырей, об участии в Крестьянской войне 1773—1775 гг.
     Особый  интерес представляют дела органов  политического сыска: Преображенского приказа (1695—1729), Тайной канцелярии (1718—1726), Тайной розыскных дел канцелярии (1731 —1762) и Тайной экспедиции Сената (1762—1801). Это были дела о «бунте или измене» против носителя верховной власти и государства. Здесь откладывались материалы о народных выступлениях, судебно-следственные дела над участниками восстаний, о расправе над ними; списки осужденных лиц, документы о политических тюрьмах. Следственные материалы об участниках Крестьянской войны 1773—1775 гг. хранились в запечатанных пакетах. Большую научную ценность представляют материалы следствий над представителями русской общественной мысли второй половины XVIII в. (А. Н. Радищевым, Н. И. Новиковым, Ф. В. Кречетовым). Заслуживают внимания именные и сенатские указы, протоколы и журналы органов политического розыска, а также их переписка с Сенатом и другими учреждениями, жалобы крестьян на своих помещиков; дела о дворянах (Д. Салтыковой, А. Лопухиной), истязавших крестьян; документы о злоупотреблениях должностных лиц, взяточничестве.
Архивы  местных учреждений.
     В начале XVIII в. на местах учреждались архивы при вновь созданных учреждениях: в губерниях — при губернских канцеляриях, в провинциях — при провинциальных канцеляриях, в уездах — при земских комиссарах. Им передали дела упраздненных приказных и земских изб.
     Возникла  сеть архивов судебных учреждений: провинциальных, городовых и надворных судов. Кроме того, в городах учреждались органы самоуправления — ратуши, в ведении которых оказались финансовые дела. Поэтому здесь концентрировались документы о сборе податей и материалы о кабацкой, таможенной и соляной службе. Органы городского управления периодически передавали в губернские и провинциальные канцелярии приходно-расходные ведомости, а копийные материалы оставались в их архивах.
     Была  предпринята попытка концентрации архивов местных учреждений. Сенат  в 1728 г. разослал наказ губернаторам, в котором предлагал создать в каждой губернии два архива: губернской канцелярии и городского самоуправления. Но из-за отсутствия приспособленных помещений и квалифицированных кадров этот проект не был осуществлен. При каждом учреждении возникал свой собственный архив. Созданная в эти годы сеть местных архивов функционировала до 70-х годов.
     В результате реформы государственного аппарата в 1775— 1785 гг. количество местных  учреждений и архивов при них  еще более возросло. Сюда стали  поступать неоконченные дела ликвидированных центральных учреждений, которые теперь относились к компетенции местных властей и по указам 1780 и 1782 гг. о создании государственных архивов старых дел рассылались для решения на места. Правительство предприняло попытку сосредоточить в одном месте судебную документацию каждой губернии. Указом Сената 1798 г. предписывалось «окончательно решенные и исполненные дела» губернских и уездных судебных учреждений передавать «с надлежащей описью в архив Палаты суда и расправы». Однако и такая частичная концентрация материалов практически не была осуществлена.
     Установленный в начале XVIII в. порядок передачи документов из канцелярий в архивы соблюдался плохо, особенно на местах. В учреждениях дела хранились долгие годы. Из-за плохо налаженного учета материалы терялись и расхищались, а также гибли от плохих условий хранения. Указом Сената 1800 г. восстанавливался, как было указано в Генеральном регламенте, трехлетний срок сдачи оконченных дел в архив.
Исторические  архивы.
     В XVIII в. возникают исторические архивы. Они хранили в основном документацию, потерявшую практическое значение, которая сравнительно широко привлекалась учеными. Поэтому не случайно исторические архивы появились в нашей стране одновременно с возникновением исторической науки. Московский архив КИД стал первым историческим архивом России. Его основу составили материалы Посольского приказа. В них освещались внешняя политика Русского государства XV—XVII вв., важнейшие    события    внутренней    жизни    страны,    а    также история царской семьи. Поэтому правительство с особой заботой относилось к архиву. В 1724 г. он получил собственную печать, штаты (6 сотрудников), возглавил его асессор П. Курбатов. Подчинялся архив со дня основания (1724) непосредственно КИД. Только 29 ноября 1759 г. по указу Коллегии он был передан в «ведение и надзирание» Московской конторы КИД, в подчинении которой находился до ее ликвидации в 1781 г.
     Связь между текущим и историческим дипломатическими архивами проявлялась  в том, что дела петербургского архива, потерявшие практическое значение, перевозились в Москву. Этим было положено начало дифференциации старых и текущих дел. Учреждение Московского архива коллегии иностранных дел явилось первым шагом в' создании исторических архивов во второй половине XVIII в.
     Штат  архива постоянно увеличивался, так  как здесь хранились документы  на многих языках и нужны были квалифицированные  сотрудники. В конце XVIII в. (вместе с охраной и обслуживающим персоналом) в архиве насчитывалось около 80 штатных сотрудников, из них 24 переводчика. Московский архив возглавляли такие крупные специалисты, как М. Г. Собакин, Г.- Ф. Миллер, Н. Н. Бантыш-Каменский. Квалификация остальных архивистов была невысока. Только в конце XVIII в. для них стали устраиваться экзамены «в знании иностранных языков и науках» (истории, географии и статистике). Уровень знаний учитывался «при продвижении по службе». Сперва архив располагался в Кремле, в палатах бывшего Посольского приказа. Но это здание с годами «обветшало», и в крыше появилась «течь великая», что приводило к гибели документов. Специальные инструкции рекомендовали раз в год просушивать материалы на солнце.
     Чтобы избежать гибели документов, архив  переместили в казенный дом, находившийся в низине Китай-города. Ежегодные  разливы Москвы-реки наносили документам, находящимся в сыром помещении, огромный урон. Например, в 1766 г. по указанию КИД сожгли девять сундуков, «содержащих остатки заплесневевших, изорванных и покрытых грязью бумаг. Документы оказались настолько истлевшими, что их приходилось выгребать из сундуков лопатами». В 1768 г. у Голицыных купили для архива каменный трехэтажный дом в Хохловском переулке. Здание было капитально отремонтировано, и в 1770 г. архив переехал туда. Здесь он располагался до 1874 г. Условия хранения в этом доме оказались лучше, чем в предыдущих помещениях. Дом был просторным, сравнительно безопасен в пожарном отношении, так как примыкал лишь одной стороной к жилым зданиям. Документы находились «в комнатах со сводами, с чугунными и каменными
полами, с оконными решетками и железными ставнями, где государственные акты, грамоты, свитки и хартии размещены были в шкафах и поставлены в совершенную безопасность от воды, от огня, от крыс и мышей». К тому же ряд комнат был оборудован железными дверями. В то же время архив не находился «в безопасности... ни от холода и ни от производимой им сырости». Это было характерно для всех архивных хранилищ. Даже самые привилегированные архивы размещались порой в неприспособленных помещениях.
     Первые  годы после создания архива поступлений в него практически не было. Он стал комплектоваться с января 1732 г. Из Петербургского архива КИД сюда перевезли документы об отношениях России с Пруссией за 1727—1730 гг., о коронации Анны Ивановны. В свою очередь из Московского архива КИД в Коллегию иностранных дел и ее Петербургский архив были отправлены материалы об отношениях с Богемией за 1719—1720 гг .  Сюда также поступили дела периода царствования Ивана Антоновича и приходо-расходные документы Московской конторы КИД.
     Во  второй половине XVIII в. архив принял дела упраздненной Московской конторы КИД: указы Сената и Коллегии, протоколы конторы, приходо-расходные книги и другие материалы за 1748—1782 гг. Дела принимались по описям, что было довольно редким явлением при сдаче в архив бумаг упраздненных учреждений. В это время продолжалась работа по уточнению профиля архива. В архив Сената были переданы в 1760 г. «Малороссийские дела и книги»; наследникам А. Д. Меншикова в 1775 г. — вотчинные и поместные дела за 1706—1727 гг. из фонда «домовой канцелярии Меншикова»; Вотчинной коллегии к 1778 г.—около 170 книг (писцовых, дозорных).
     Упорядочение  дел в архивах продвигалось слабо. Поэтому в феврале 1744 г. в КИД  «имелось рассуждение» об архиве, «в котором  дела и поныне не токмо еще не описаны, но порядочно и не разобраны, а дело сие весьма нужное». В связи с этим сотруднику публичной экспедиции КИД асессору М. Г. Собакину «определено быть при архиве». Это был образованный человек, знавший многие «иностранные языки», энергичный руководитель и хороший организатор. Архив он возглавлял в 1744— 1747 гг. и в 1760—1772 гг. При новом руководителе упорядочение дел велось активно. Всего к декабрю 1747 было разобрано и описано «столпов и книг 46 412». Но много документов еще не было упорядочено: «11 сундуков больших, 7 ящиков, 2 коробья да в 2 кучах».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.