На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Грузинский советский кинематограф

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 03.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Грузинский кинематограф, возникший как явление в советскую эпоху, представляет собой яркое и своеобразное явление. История Грузинского кино начинается почти в одно время с европейским. Первое киношоу было показано в Тбилиси 16 ноября 1896 года. Вскоре после этого были открыты киноцентры в Тбилиси, Кутаиси и других городах.  
В 1908 году режиссеры Дигхмелов и Амашукели отсняли первые экспериментальные кадры, а в 1912 году Амашукели снял первый полнометражный документальный фильм “Акакии Церетели в Рача-Лечкуми. Эта дата официально годом рождения грузинского кинематографа Грузинское кино создавалось в основном на студии «
Грузия-фильм». В 1916 году Цуцунава снимает первый художественный фильм “Кристина” по произведению классической грузинской литературы. С самого начала связь кино с представителями интеллектуальной элиты предопределила высокое артистическое качество, духовную и концептуальную направленность грузинского кино 
Помимо
национального колорита, грузинский кинематограф имел легко узнаваемые черты, среди которых особое чувство мягкого юмора, метафоричность и симпатия к людям. В советскую эпоху грузинские кинематографисты умели избегать официозного соцреалистического стиля и создавали оригинальные и самобытные ленты, которые пользовались большой популярностью во всем Советском Союзе.
    Грузинский советский кинематограф
 
Грузинская советская  кинематография возникла в 1921 году.
До революции  на территории Грузии снималась лишь официальная кинохроника да изредка  массовые сцены для псевдоисторических картин типа «Покорение Кавказа». Никакого отношения ни к национальной культуре Грузии, ни к культуре других народов  Закавказья эти съемки не имели.
Исключениями  являлись некоторые кинохроники  первых грузинских операторов-любителей  — В. Амапгукедии А. Дигмелова, снявших  разновременно несколько «видовых»  и хроникальных лент, имеющих культурно-историческое значение: «Путешествие Акакия Церетели»  и другие.
В 1919—1920 годах, в период существования в Грузии буржуазно-меньшевистского правительства, частным предпринимателем кинопрокатчиком  и владельцем кинотеатра — бельгийцем Пироне была сделана попытка организовать в Тбилиси производство игровых  фильмов. За два года Пироне было выпущено пять стандартных картин по образцам русской предреволюционной кинематографии: уголовный фильм «Обезглавленный  труп», салонные драмы «Раба ты, женщина, когда ты любишь, и царствуешь, когда  любима ты», «Скажи, зачем»—и т. п.
Эти фильмы также  не имели никакого отношения к  грузинской культуре. Но в работе над  ними приобрели некоторые производственные навыки начинающий кинорежиссер (из театральных актеров) В. Барский и молодой кинооператор-хроникер А. Дигмелов.
В конце 1920 —  начале 1921 года тбилисским театральным  режиссером А. Цуцунава был поставлен  первый игровой фильм грузинской тематики — мелодрама «Христина» по роману классика грузинской литературы Э. Ниношвили. Как в художественном, так и в техническом отношении  фильм оказался малоудачным.
В 1921 году, с ликвидацией  в Грузии буржуазно-меньшевистского  правительства и установлением  Советской власти, ликвидируются  и попытки частного фильмопроизводства. В том же году при Народном комиссариате просвещения Грузинской ССР создается  киносекция, вокруг которой собирается небольшая группа кинематографистов.
В группу входят оказавшиеся в это время в  Тбилиси деятели русского кинематографа  — актер А. Бек-Назаров и актер  и режиссер И. Перестиани, а также  упомянутые выше тби-лисцы — режиссер А. Цуцунава, режиссер и актер В. Барский, оператор А. Дигмелов. Они и явились  пионерами-зачинателями грузинской советской  кинематографии.
Киносекция Наркомпроса  не только национализирует кинотеатры и прокатные конторы, но и приступает к организации производства фильмов.
Уже в том  же 1921 году киносекция выпускает свою первую художественную картину «Арсен Джорджиашвили» по сценарию Ш. Дадиании И. Перестиани, в постановке И. Перестиани. Это был не только первый фильм  грузинской советской кинематографии, но и один из первых по времени художественно-игровых  фильмов СССР вообще. (Подробнее  о фильме см. стр. 164.) В следующем, 1922 году киносекция Наркомпроса республики выпускает два игровых фильма: «Сурамскую крепость» по повести  грузинского классика Д. Чонкадзе, в  постановке И. Перестиани, и «Изгнанника» по оригинальному сценарию Ш. Дадиани, в постановке В. Барского. Слабые в  художественном отношении, похожие  на костюмно-исторические ленты русского дореволюционного кинематографа, они  имели, однако, прогрессивное значение, утверждая на экране грузинскую тематику и вовлекая в кино грузинских театральных  актеров.
В 1923 году, после  реорганизации киносекции Наркомпроса  в хозрасчетный трест Госкинпром Грузии, кинопроизводство Грузинской ССР делает новый шаг вперед, выпуская в течение года пять полнометражных художественных картин.
В их числе два  фильма на материале прошлого Грузии — «У позорного столба» по мотивам  романа А.  Казбеги  «Отце-убийца», в постановке А. Бек-Назарова, и «Разбойник Арсен» по мотивам популярной народной поэмы «Песнь об Арсене»— о борьбе народного героя Арсена Одзелашвили против грузинских феодалов и царских чиновников.
Кроме этих фильмов  в 1923 году выпущены приключенческие  картины «Человек человеку волк»  по сценарию и в постановке И. Перестиани — о борьбе с происками иностранных  разведок, и знаменитые «Красные дьяволята» по повести П. Бля-хина, в постановке И. Перестиани (см. о «Красных дьяволятах» на стр. 166—170).
«Красные дьяволята» принесли Госкинпрому Грузии не только славу самой передовой советской  киноорганизации тех лет, но и  большой доход. Укрепив материальную базу Госкин-прома, «Красные дьяволята» позволили ему произвести дальнейшее расширение фильмоироизводства. В 1927 году это производство достигло пятнадцати фильмов. Всего же за годы немого кино Госкинпромом Грузии было выпущзно свыше  семидесяти художественных кинокартин.
Рост производства потребовал быстрого расширния творческих кадров. Это расширение идет за счет вовлечения в кино художников из смежных  областей искусства.
Так, помимо И. Перестиани, А. Бек-Назарова, А. Цуцунавы и В. Барского в постановочной работе Госкинпрола  Грузии принимают участие крупнейший режиссер русского 0 грузинского театра К. Марджанов и творческая молодежь, пришедшая из литературы, театра, живописи, — Н. Шенгелая, М. Миаурели, Г. Макаров, М. Геловани, Л. Пуш, Л. Эсакия, Д. Рондели, 3. Бершнвили.
В фильмах снимаются  ведущие актеры грузинской сцены: В. Анджапаридзе, А. Васадзе, А. Жоржолиани, К., Микаберид-зе, Ц. Цуцунава, Л. Хативари, А. Хинтибидзе, А. Хорава и многие другие. Появляются «кинозвезды», выросшие в  самой кинематографии (Ната Вачнадзе).
Формируются кадры  киноработников и других специальностей. Среди операторов помимо А. Дигмелова  появляются имена: М. Калатозова (впоследствииперешедшего  на режиссуру), A. Поликевича, В.  Кереселидзе,  С Забозлаева, А. Гальперина. В создании декораций и костюмов участвуют художники B. Сидамон-Эристов, Л. Гудиашвили, Ф. Пуш, Д. Какабадзе, Ш. Мамаладзе, Д, Шеварнадзе, С. Губин-Гун.
Как и в других республиках, хуже обстоит дело с  кадрами сценаристов. Из грузинских писателей в работе в кино принимают  участие маститый драматург и  прозаик Шалва Дадиани, написавший пять сценариев немых фильмов, и  начинающий литератор Георгий Мдивани, вырастающий в тридцатых годах  в профессионального сценариста. Некоторую помощь грузинской   кинематографии   оказывают   также   русские   писатели С. Третьяков и В. Шкловский. Но большинство   сценариев пишется самими режиссерами.
В качестве литературной основы для сценариев широкоиспользуются произведения грузинских классиков: А. Казбеги («Отцеубийца», «Элисо»), Э. Ниношвили («Рыцарь нашей страны», «Джанни  Гуриаши»), Г. Церетели («Первый шаг»), Д. Чонкадзе («Сурамская крепость»).
Однако на первых порах большинство режиссеров, ставивших  фильмы грузинской тематики — исторической и современной, — упрощенно подходили  к своим задачам. Фильмы скользили  по поверхности жизни, не подымая  глубоких пластов истории и быта грузинского народа, не пытаясь найти  оригинальные художественные формы.
Значительная  часть грузинских картин шла навстречу  мещанско-обывательским представлениям о Грузии как о некоей экзотической стране, населенной романтическими персонажами, занятыми любовью и ревностью, вином  и лезгинкой, скачками и драками  на кинжалах. Это была линия наименьшего  сопротивления.
«Наиболее заманчивым и легким для многих из нас,— писал  позже А. Бек-Назаров об этом этапе  развития грузинской кинематографии,—показалась  подача национального (точнее, восточного) материала в экзотическом плане. Этим как бы уплачивалась дань национальной тематике, удовлетворялись требования руководителей киноорганизаций  о «кассовой» картине, и, наконец, подобная сусально-экзотическая трактовка материала  освобождала авторов фильма от необходимости  глубокого проникновения в историю  и быт народа, от кропотливого изучения нужных материалов».
В качестве примеров таких картин Бек-Назаров называет «Тайну  маяка»  В.   Барского,   «Дело  Тариэла  Мклавадзе» И. Перестиани и свой собственный фильм «Натэллу».
Подобного рода картины,— продолжает А. Бек-Назаров,—  «показывали жизнь и быт не настоящего, действительного Востока, а того, который рисовался в  воображении иностранцев типа Пьера  Лоти. Картины эти, романтизирующие  быт старого Востока, имели шумный успех у обывательской публики, воспитанной на образцах ханжонковской  кинематографии, но они ни в какой  степени не являлись сколько-нибудь ценным вкладом в дело развития советской  национальной кинематографии»
Во второй половине 20х годов пришла новая плеяда кинематографистов, которые принесли новые жанры и стили в грузинское кино. Одним из лучших представителей эпохи был Николай Шенгелая. В  кино успешно работают Михаиль Калатозишвили, Михаил Чиарурели и др. 
В 1955 году Тенгиз Абуладзе и Резо Чхейдзе дебютировали с фильмом “Осел Магдана”, открыв новый период в кинематографии Грузии. Фильмы этого периода следуют принципам эстетики и неореализма.  
В героическом фильме Чхейдзе "Отец солдата" актер Серго Закариадзе создал монументальный образ грузина. Мировое признание получили фильмы Т. Абуладзе и Отара Иоселиани, которые принесли международное признание грузинскому кино. Практически все их фильмы пользовались огромным успехом как у зрителей, так и у критиков.
 
 
 
 

2.«Новое  грузинское кино» 

В 70-е на национальный кинематограф СССР «взрывается» в Закавказье. В 1972 г. был открыт факультет кино в Тбилисском Институте Театра им. Руставели, позднее он был переименован в Тбилисский Институт Театра и Кино. Получившие там образование режиссеры 80х-90х годов вдохнули новую жизнь в этот вид искусства. В 1970 году на киностудии «Грузияфильм» выходит «фильм-эмблема» 1970-х «Жил певчий дрозд» Отара Иоселиани. Фильм идет в авангарде советского киноискусства 70-х, который, в свою очередь, образуется из единиц, так называемого «штучного товара» - возрастает личностное начало. И этот процесс характерен не только для России, он идет широким фронтом по всем национальным кинематографам СССР.
В этот же период в Тбилиси живет и работает еще один великий мастер - Тенгиз Абуладзе. В 1970-х он ставит на Тбилисской киностудии фильм «Древо желания», имевший большой международный  успех. В Баку набирает творческие силы студия «Азербайджанфильм». Снятый Расимом  Оджаговым по сценарию Рустама Ибрагимбекова  фильм «Допрос» в 1979, затрагивает  тщательно скрываемую советским  режимом тему коррупции в государственных  органах. О неблагополучии, о порочности системы, все смелее говорят с  экрана. И в Закавказье это делают громче других. Интересен в этом смысле армянский фильм Генриха  Маляна «Мы и наши горы» по повести  Гранта Матевосяна, поставленный в 1970 году. Фильм иллюстрирует нелепость  социалистической системы, которую  кино СССР все упорнее подрывает  изнутри своими неопровержимыми  сюжетами. Не случайно, что именно в  союзных республиках, в Закавказье, кинематограф более смело обращается к социальному анализу - в республиках  цензурная политика не так строга, как в столице.
Но многое зависело и от отношения властей к конкретному  автору. Дебютировавший ранее на Киевской киностудии великий мастер Сергей Параджанов с кинокартиной «Тени забытых  предков», создает в 1969 на киностудии «Армен-фильме» эпос о жизни армянского народа «Цвет граната». Судьба картины, и самого автора трагичны. Картина  была изуродована на этапе монтажа  из-за бесчисленных замечаний и поправок, фактически запрещена и отправлена «на полку». До этого Параджанову  не разрешили доснять начатую  им на Киевской киностудии картину  «Киевские фрески», был запрещен запуск многочисленных сценариев, автором  которых был он сам. А сам Сергей Параджанов в 1975 году был арестован  по нелепому уголовному обвинению и 4 года провел в лагерях.
После прихода  к власти в Грузии Эдуарда Шеварднадзе  в середине 1970-х гг. для грузинского  кинематографа были созданы фактически тепличные условия. Директором студии назначили одного из зачинателей нового грузинского кино режиссера Чхеидзе. Ни один из фактически снятых на студии фильмов не был положен в республике "на полку" - более того: предпринимались небезуспешные усилия по продвижению на экран фильмов отрицательно оцененных Госкино СССР (Например, «Любовь с первого взгляда» Резо Эсадзе, 1975 г.). Установка на изощренный авторский кинематограф торжествует. Традиции национальной культуры (и традиции национального кинематографа в том числе) оставались предметом художественного исследования. "Грузия-фильм" 1970-х - 1980-х гг. была бастионом "поэтического кино" (от "мэтра" Абуладзе с Древом желаний, 1977, и Георгия Шенгелая с Пиросмани, 1969, до молодого талантливого Нодара Манагадзе с Ожившими легендами, 1977, и Как доброго молодца женили, 1975).
И в то же время  эстетика грузинского кино становилась  все более самоцельно изощренной: оно оказывалось в положении  персонажа ранней эксцентрической  новеллы Квирикадзе по мотивам Луиджи Пиранделло Кувшин
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.