На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Гражданско - правовая ответственность в акционерных обществах

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Глава 1. Нормативно – правовое развитие и  становление акционерной ответственности  в России.
      История возникновения и развития института ответственности в отечественных акционерных обществах..
      Нормативно правовое регулирование акционерной ответственности.
     Глава 2. Гражданско – правовая ответственность акционерного общества.
     2.1. Понятие и признаки акционерной  ответственности.
     2.2. Виды акционерной ответственности.
     Глава 3. Ответственность лиц, осуществляющих управление акционерным обществом и иных участников акционерных отношений.
     3.1. Специфические особенности ответственности  лиц, осуществляющих управление  акционерным обществом.
     3.2. Ответственность членов совета  директоров (наблюдательного совета) акционерного общества.
     3.3. Ответственность лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа и членов коллегиального исполнительного органа акционерного общества. 

     Заключение 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение 

     Уже второе десятилетие как Россия встала на совершенно новую ступень своего социально – экономического, государственно – правового развития. В результате чего были открыты всеобъемлющие просторы рыночной экономики, где и была предоставлена возможность для людей реализоваться в предпринимательской деятельности. Но на первом этапе становления рыночной экономике они шли на свой страх и риск т.к. не было еще нормативной базы, не было уверенности в завтрашнем дне, а также самого главного опыта в ведении предпринимательской деятельности.
     Самым важным процессом того времени стало  разгосударствление экономики, крупномасштабной приватизации, становлению частной собственности и всевозможным акционированием.
     На  сегодняшний момент в России огромное значение на развитие экономики и  социальные процессы оказывают непосредственно  акционерные компании, которые в  своем большинстве участвуют в форме акционерных обществ.
     С появлением акционерных обществ  появилась и проблема их регулирования. В этот период было принято большое  число нормативных актов, которые  осуществляли правовое регулирование  акционерных правоотношений. Зачастую эти нормативные акты противоречили друг другу, создавая сложности в практическом применении положений нового законодательства. В качестве примера можно привести сложную ситуацию, вызванную одновременным существованием закрытого акционерного общества - п. 7 Положения об акционерных обществах РСФСР 1990 г., товарищества с ограниченной ответственностью (акционерное общество закрытого типа) - ст. 11 Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности. Следует отметить, что в рассматриваемый период институту ответственности в акционерных обществах уделялось довольно мало внимания, хотя основы для некоторых базовых положений современного регулирования акционерной ответственности были заложены (например, ответственность лиц, действия которых привели к несостоятельности общества, - ч. 2 п. 10 Положения об акционерных обществах РСФСР 1990 г.)1.
     Сегодня также существует проблема с законодательством, но меньше всего посвящено ответственности  в деятельности акционерных обществах, только некоторые аспекты ответственности существует в нормативных актах.
             Несмотря на серьезную роль, которую  играют законодательные и подзаконные  нормативные акты в деле правового  регулирования института акционерной  ответственности, необходимо сделать  вывод о недостаточной проработке  норм, касающихся именно этого института. Кроме того, существующие меры ответственности не учитывают особенностей акционерных правоотношений.
             Для решения проблем, возникающих  в сфере акционерных правоотношений, необходимо наличие единой государственной политики, направленной на разработку и претворение в жизнь целого комплекса мероприятий, способных изменить ситуацию с правовым регулированием ответственности в акционерных обществах.
             Пока же этого не происходит, следует признать, что современное отечественное законодательство чаще всего не способно выполнить многие задачи, которые на него возлагаются. 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 1. Нормативно – правовое развитие и становление  акционерной ответственности  в России.
      История возникновения  и развития института ответственности в отечественных акционерных обществах
 
     История акционерной ответственности неразрывно связана с эволюцией акционерной  конструкции в России, именно поэтому  данные темы будут освещены совместно.
     Известный русский исследователь А. Лаппо-Данилевский отмечал, что "учреждение" компаний представляется нам естественным результатом развития русской культуры в XVII-XVIII вв., значительно и искусственно ускоренного меркантильною политикой правительства в эпоху преобразований"2.
     Однако  с утверждением о "естественном результате развития русской культуры" довольно сложно согласиться. По сравнению с другими европейскими странами акционерные компании появились в России сравнительно поздно. Скорее всего это было связано именно с особенностями российского общества, его уникальной культурой. В частности, В.А. Удинцев полагал, что "многочисленные и многообразные союзные формы общежития, пережитые Западной Европой в Средние века, были чужды нашему древнему укладу и не имели почвы для возникновения. Замкнутого купеческого сословия не могло быть и по той причине, что торговлей мог заниматься каждый желающий"3. Таким образом, при отсутствии социальных препятствий для осуществления предпринимательской деятельности акционерная форма ведения бизнеса в России долгое время игнорировалась.
     Только  вмешательство государства изменило устоявшиеся традиции. Как полагал  А.И. Каминка, интерес к этой форме ассоциации впервые был возбужден в правительственных, а не торговых сферах4. Вполне можно считать, что без целенаправленной государственной политики акционерные компании появились бы в России еще позднее, чем это произошло.
     Первым  нормативно-правовым актом, затронувшим  сферу корпоративных взаимоотношений, стал Указ Петра I от 27 октября 1699 г., который должен был подвигнуть российское купечество на создание торговых компаний.
     Россия  фактически перенимала опыт европейских  стран, связанный с появлением акционерных  компаний. Как подчеркивал Г.Ф. Шершеневич, акционерные предприятия, появившиеся в России, создались под влиянием голландских, датских и шведских образцов. В частности, 17 сентября 1739 г. Лоренц Ланг, шведский инженер, поступивший на службу к Петру I, представил в Правительствующий сенат проект акционерной компании, учреждавшейся для торговли с Китаем, правда данный проект не имел результатов.
     В виду отсутствия в рассматриваемый  период нормативноправовой базы, регулирующей вопросы ответственности в акционерных  компаниях, для выявления тенденций  развития данного института следует воспользоваться информацией из альтернативных источников, в частности, проектов акционерных компаний. Крайне интересен упомянутый проект Лоренца Ланга 1739 г., в котором содержатся следующие меры ответственности правления: "а ежели кто неверность какую учинит, тот по состоянию дела штрафован и яко шельма от чина отрешен быть имеет, а учиненную его неверность публиковать, чтоб впредь нигде определен не был"5. Таким образом, предполагалось не только подвергать провинившееся лицо имущественному взысканию, также допущенное нарушение являлось основанием для отстранения от должности. Кроме того, на лицо налагалось наказание в виде пожизненного запрета занимать какие-либо должности (вероятнее всего и в государственных, и частных учреждениях). Немаловажная деталь - информацию о допущенном нарушении - необходимо было публиковать в открытых источниках.
     Пожалуй, первой отечественной компанией, которая  имела признаки акционерного общества, стала Русско-американская компания, появившаяся в 1794 г. Навряд ли можно согласиться с некоторыми авторами, полагающими, что появление первого акционерного общества в России произошло намного раньше, связывая это с созданием "Российской в Константинополе торгующей компании" в 1757 г.6 Дело в том, что, несмотря на свой статус, это образование не имело элементарных признаков акционерного общества, существовавших в рассматриваемый период.
     В последующее время акционерная  форма компаний распространялась достаточно медленными темпами. В частности, по данным Л.Е. Шепелева, к 1 января 1807 г. в России существовало только пять акционерных компаний.
     Как уже упоминалось выше, одним из краеугольных камней акционерной конструкции  является принцип ограниченной ответственности ее участников. В этой связи К. Маркс и Ф. Энгельс выделяли в качестве знаменательного факта в истории русского акционерного права то обстоятельство, что провозглашение в общем виде принципа ограниченной ответственности акционеров (и акционерных компаний в целом) было осуществлено в России чрезвычайно рано, за полстолетия до того, как этот принцип вполне и окончательно победил в Западной Европе.
     Соответствующий принцип был закреплен в именном высочайшем Указе Императора Александра I, данном Правительствующему сенату 1 августа 1805 г. в связи с банкротством Петербургской компании, созданной для постройки кораблей. Кредиторы Петербургской компании полагали взыскать с имеющихся акционеров ту сумму, какая бы следовала к взысканию с умерших и несостоятельных акционеров компании. Однако намерениям кредиторов не суждено было сбыться, в указе проявилась четкая позиция власти, с точки зрения которой подобные попытки взыскать задолженность с акционеров "совершенно противно самому существу сего рода компаний акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, а следовательно, ни один из акционеров ея при неудаче не теряет свыше положенного капитала".
     Вскоре  после издания упомянутого указа  появился и базовый документ, который  в течение длительного срока (порядка 30 лет!) являлся основным нормативным  правовым актом, регулировавшим акционерные  правоотношения в России. Речь идет о Манифесте Императора Александра I от 1 января 1807 г. "Об ответственности акционерных компаний в случае взыскания одним складочным капиталом". Необходимо подчеркнуть, что этот источник права не регулировал деятельность собственно акционерных обществ, в нем скорее речь шла об их прообразе - колониальных компаниях7.
     После долгого перерыва 6 декабря 1836 г. законодатель вновь обратился к правовому регулированию акционерных обществ, утвердив окончательный вариант закона "Положение о компаниях на акциях". Многие стороны деятельности акционерных обществ нашли подробное отражение в этом нормативном правовом акте, в том числе и ограниченная ответственность акционеров.
     Появление этого положения создало законодательные  предпосылки для бурного развития акционерных обществ, наблюдавшегося в последующие годы. Если с 1799 по 1855 г. было создано 40 акционерных компаний, то с 1856 г. акционерное дело приобретает широкий размах, наступила так называемая акционерная горячка (особенно в 1857 и 1858 гг.), когда появилось около 50 акционерных обществ.
     В то же время акционерный ажиотаж  привел к увеличению числа случаев  акционерного мошенничества, выражавшегося  прежде всего в обмане мелких инвесторов, вкладывавших свои денежные средства в акции вновь создаваемых  компаний. В скором времени необходимость изменения акционерного законодательства была осознана органами государственной власти. Начался новый период в истории акционерных отношений в России - разработка проектов нормативных правовых актов.
     В частности, различные перипетии проектов акционерных законов можно проследить в уже упоминавшейся работе И.Т. Тарасова "Учение об акционерных компаниях".
     Так, 27 ноября 1859 г. Комитет министров поручил министру финансов разработать проект положения об акционерных компаниях, что и было сделано в 1861 г. Однако за разработкой последовал длительный период обсуждения и дополнения проекта с участием различных министерств и ведомств. Новый вариант проекта был представлен только 11 апреля 1867 г. Затем проект был вновь переделан, учитывая замечания министра юстиции; под руководством А.И. Бутовского была создана комиссия, призванная усовершенствовать проект, приступившая к своим обязанностям в конце ноября 1871 г. Вряд ли необходимо подробно останавливаться на деталях подготовки проекта8. Следует лишь отметить, что в конечном итоге проект положения так никогда и не увидел свет, в результате чего сохранились негативные моменты действовавшего положения об акционерных компаниях, ликвидация которых была одной из главных потребностей дальнейшего развития экономики.
     Впоследствии  также предпринимались попытки  по реформированию акционерного законодательства. В частности, в период с 1894 по 1917 г. было разработано различными структурами довольно большое число проектов правовых актов. Тем не менее ни одному из них не суждено было стать новым российским акционерным законом.
     Вплоть  до 20-х гг. прошлого столетия законодатель лишь принимал разрозненные нормативные акты, регулировавшие определенные стороны деятельности компаний. В частности, 21 декабря 1901 г. было принято "Положение об изменении и дополнении действующих узаконений относительно общих собраний и ревизионной части акционерных компаний, а равно и состава правления оных".
     В конце XIX начале XX в. все чаще стали высказываться точки зрения о том, что "в большинстве случаев акционерная форма служит только ширмами, которыми прикрываются личные интересы немногих крупных акционеров, действительных владельцев предприятий". Общественное мнение склонялось к более жесткому регулированию акционерных правоотношений. По свидетельству В.Д. Спасовича, в газетах встречались высказывания о необходимости "посадить в каждое правление общества, где обнаруживаются признаки заводящейся моли, по товарищу прокурора, а в большие компании и по два".
     Однако  исследователи отмечали, что подобные меры, направленные против злоупотреблений  в акционерных обществах, не приведут к позитивным последствиям, так как "все виды предохранительных мер, путем полицейскаго вмешательства или административного надзора, не оправдались и не достигались цели".
     Характеризуя  положение об акционерных компаниях, П. Писемский отмечал, что оно страдает отсутствием систематичности, некоторые статьи по своей сути должны размещаться в других разделах, не имея никакой внутренней связи с институтом. При этом в качестве самого важного недостатка акционерного законодательства П. Писемский выделял отсутствие важнейших постановлений. В частности, исследователь подчеркивал, что краткие правила, касающиеся отношений управителей компании к общему собранию, их ответственности и полномочиям, очевидно, недостаточны для решения наиболее сложных вопросов.
     Хотя  в законодательстве и существовали различия в обозначении, "во всех случаях все эти термины трактовались как тождественные. Однако в практике акционерного учредительства постепенно стали различаться "акционерные  общества" (или гораздо реже "акционерные компании") и "паевые товарищества". Последние характеризовались небольшим числом участников, которые не очень часто покидали общество. Данные признаки сближают товарищество на паях с современной конструкцией общества с ограниченной ответственностью.
     Несмотря  на недостатки законодательства об акционерных  обществах, развитие акционерного движения в России происходило на должном  уровне. Всего один лишь факт - в 1914 г. на Санкт-Петербургской бирже котировалось 312 различных видов акций на 2 млрд. руб.
     В дореволюционный период развития акционерных  обществ наиболее остро стояла проблема ответственности следующих лиц:
     1) учредителей акционерного общества;
     2) лиц, осуществляющих управление  акционерным обществом.
     Особый  статус учредителей вытекал из законодательного правила, согласно которому именно они  осуществляли функции управления в  компании до момента размещения всех выпущенных акций (ст. 2174 и 2175 т. X Свода законов Российской Империи (часть 1 Свода законов гражданских)). При этом довольно часто учредители компании выступали и в качестве ее управляющих, что еще сильнее усугубляло проблему акционерных правонарушений.
     Как отмечал В.Е. Белинский, "весьма часто цель учредителей при учреждении компании состоит в том, чтобы, занимая в ней впоследствии должности директоров и распоряжаясь акционерным капиталом, иметь возможность играть на бирже новыми ценностями".
     В личных корыстных целях использовались и положения уставов создаваемых компаний, некоторые из них предусматривали автоматическое назначение на должность директоров компании ее учредителей, отстраняя таким образом акционеров от управления обществом.
     Многие  так называемые "акционерные предприниматели" стремились использовать в личных целях денежные средства, полученные от лиц, подписавшихся на акции. Ими использовались пробелы и противоречия действовавшего на том момент законодательства, как отмечали современники, "наибольшее число обманов различными акционерными предпринимателями выпадает именно на то время, когда при неопределенности юридического представительства акционерного предприятия и при дробности могущих возникнуть в это время претензий учредителям весьма легко ускользать от ответственности".
     Необходимость изменения действующего законодательства в целях детальной регламентации  процесса создания акционерного общества, а также статуса учредителей  и лиц, осуществляющих в этот период управленческие функции во вновь  создаваемом юридическом лице, осознавали не только частные инвесторы, но и исследователи акционерной конструкции. Особую роль в упорядочивании акционерных отношений, по мнению исследователей, должен был играть именно институт ответственности. Так, Э. Вреден указывал, что "во всех случаях наиболее действительным, а во многих случаях и единственным средством к упрочению предприятия и к предохранению публики, или предпринимателей акционеров от ущербов, может служить юридическая, по закону определенная, ответственность перед ними учредителей".
     Это подтверждается и действовавшими в XIX в. во многих европейских странах нормативными актами, регулировавшими сферу корпоративных отношений. Необходимость принятия данных нормативных актов была вызвана негативным опытом акционерных злоупотреблений, в результате чего законодателям пришлось "установить для учредителей весьма строгую ответственность, и притом не только гражданскую, но и уголовную".
     Несмотря  на зарубежную практику, отечественный законодатель не стремился упорядочивать данную сферу отношений. Суды, принимая решения по спорам в акционерной сфере, были вынуждены признавать, что "об ответственности компаний по обязательствам, заключенным их учредителями, в законах вовсе не упоминается".
     Даже  несмотря на замечания судебных органов  законодатель не спешил менять сложившуюся  ситуацию. В ходе дискуссии о проекте  новой редакции положения об акционерных  обществах такое уважаемое издание, как Судебный вестник, отмечало в качестве одного из недостатков законопроекта то, что остается "без ближайшего определения род ответственности, равно юридический характер дейст-вий представителей еще окончательно не образовавшегося общества, а именно учредителей и правления, выбранного общим собранием подписчиков".
     Исследователи предлагали различные пути решения  ставшей очевидной проблемы.
     Прежде  всего предлагалось ввести ограничения, связанные с личностью учредителей. В целях пресечения возможности использовать денежные средства вновь созданного юридического лица в интересах иных компаний выдвигалось мнение о необходимости запретить выступать в качестве учредителей членам органов управления других акционерных обществ (директорам, членам правления), а также лицам, имеющим отношение к хозяйственным товариществам. Выдвигалось и предложение установить минимальный срок, в течение которого учредители акционерного общества не имели права отчуждать принадлежащие им акции.
     Впоследствии  предлагалось даже ограничить доступ определенным категориям лиц к участию  в учреждении новых компаний и  ввести имущественный ценз. В частности, подобное нововведение содержалось  в проекте гражданского уложения, появившемся в начале XX в.
     Кроме того, некоторые авторы, придерживаясь  позиции зарубежных исследователей (например, немецкого ученого Винера), говорили о необходимости привлечения  к ответственности учредителей  акционерных обществ и за искажение информации о результатах работы компании за отчетный период.
     Учитывая  особый статус ревизоров акционерных  обществ, которые утверждали отчеты о деятельности компаний, в проекте  положения об акционерных обществах 1894 г. ответственности за злоупотребления при учреждении компании подвергались не только учредители и члены правления компании, но и ревизоры, допустившие небрежность во время проверки порядка учреждения компании9. К сожалению, указанные предложения так и не были законодательно закреплены. Ситуация с ответственностью учредителей акционерных обществ усугублялась и тем, что в законодательстве не был определен перечень лиц, несущих ответственность за правильность подготовительных действий по учреждению акционерного общества.
     Разработчики  проекта гражданского уложения полагали, что к подобным лицам необходимо причислить только тех, кто подписал устав. С этой позицией был категорически  не согласен П.Н. Гуссаковский, аргументируя свою позицию принципиально иным подходом законодателей других стран, в частности, положениями швейцарского кодекса обязательств, германского торгового уложения и французского закона об акционерных компаниях 1867 г.
     Дореволюционные исследователи акционерного права отмечали слабую законодательную проработку правового положения (в том числе и вопросов ответственности) членов органов управления акционерным обществом. Именно это обстоятельство приводило к возникновению не только научных споров о различных сторонах деятельности членов органов управления акционерного общества, но и конфликтов между акционерами и членами органов управления. В частности, акционерное законодательство середины XIX в. ничего не говорило о возможности досрочного прекращения полномочий директора акционерного общества. Данное обстоятельство заставляло акционеров воздерживаться от досрочного прекращения полномочий недобросовестных управляющих.
     Говоря  об ответственности управляющих акционерными обществами в дореволюционной России нельзя не упомянуть, что указанная категория лиц рассматривалась и законодательством (в том числе законопроектами), и подавляющим большинством авторов в качестве представителей юридического лица, а не в качестве его органов.
     Указанное обстоятельство приводило к спорам об ответственности лиц, участвующих  в управлении компанией, но не входящих в число его директоров (членов правления). В частности, судебным инстанциям приходилось давать разъяснения по этому поводу, принимая соответствующее решение: "Лица, состоящие на службе у акционерного общества по приглашению или найму правления, ответственны за причиненные ими вред или ущерб вверенному им имуществу непосредственно перед обществом, как перед хозяином, а не перед уполномоченным общества - правлением его".
     Ввиду отсутствия проработанного законодательного механизма привлечения к ответственности  управляющих исследователи отмечали, что "расточительность, выдача фиктивных  дивидендов, хвастливые и лживые публикации о ходе и успехах предприятия, непомерное своекорыстие и азиатское самовластие - вот отличительные черты управления наших акционерных обществ". Как предполагалось, ситуация может быть исправлена двумя способами:
     1) усилением права контроля единичного  акционера над управлением;
     2) повышением роли ответственности  как средства профилактики акционерных  нарушений.
     Однако  у правоведов не было единодушия о  сути и порядке привлечения к  ответственности управляющих компании (опять-таки из-за неурегулированности  этого вопроса в законодательстве). В частности, о том, перед кем  ответственен управляющий: перед акционерным обществом, которое он представляет, или перед акционерами, являющимися участниками этого юридического лица. Следует подчеркнуть, что действовавшие в XIX и начале XX в. иностранные законодательства также не выработали единого подхода к решению этого вопроса. В частности, ст. 674 швейцарского кодекса обязательств предусматривала солидарную ответственность членов правления непосредственно перед акционерами.
     На  этой же позиции стояли и некоторые  российские ученые, так В.Е. Белинский, вступая в полемику с Рено, отмечал, что под компанией нужно понимать не число лиц, ее составляющих, а ее капитал, говоря при этом именно об ответственности членов правления перед акционерами компании.
     Схожую, хотя и с некоторыми поправками, позицию занимал П.Н. Гуссаковский. Он полагал, что отдельные акционеры приобретают право на предъявление исков о взыскании в свою пользу с членов правления убытков только в том случае, если общее собрание акционеров освободило управляющих от ответственности.
     Противоположная точка зрения на решение данного  вопроса была представлена П. Писемским. Он отмечал, что "правление есть представитель общества как целаго, но не отдельных акционеров". В связи с этим он отказывал отдельным акционерам в праве предъявлять претензии к управляющим акционерного общества.
     Аналогичной точки зрения придерживался и  Г.Ф. Шершеневич, отмечавший, что "ответственными члены правления являются перед товариществом, не перед третьими лицами".
     Согласно  общему принципу гражданского законодательства ответственность членов правления  была солидарной. Тем не менее в  связи с тем, что солидарная ответственность  членов правления не была напрямую отражена в законодательстве об акционерных обществах, имелись и иные точки зрения по этому вопросу.
     Именно  недостаточная проработанность  порядка привлечения к ответственности  лиц, осуществляющих управление в обществе, заставляла некоторых авторов скептически относиться к институту солидарной ответственности. В частности, В.Е. Белинский отмечал, что при солидарной ответственности могут иногда отвечать члены правления, непричастные к злоупотреблениям. Правда, другие авторы не видели в этом проблемы, отмечая, что коллегиальность нисколько не влияет на само условие ответственности; каждый член правления ответствен лишь за свою личную вину.
     В целях более детального изучения различных аспектов института ответственности в акционерных обществах дореволюционные авторы делали попытки классифицировать ответственность лиц, осуществляющих управление. В частности, согласно одной из концепций разделялась ответственность первостепенных органов управления и контроля (правление, поверочный совет, ревизоры) и второстепенных (назначаемые служащие). При этом подчеркивалось, что ответственность последней группы лиц должна быть более строгой, так как входящие в нее служащие были назначены, а не избраны, и получали за свою работу жалованье.
     Несколько иной была классификация ответственности  органов управления, приведенная  П. Писемским. Он выделял ответственность управляющих за "дурное" управление делами компании и ответственность за ущерб, причиненный действиями (бездействием), которые нарушают устав. Относительно последнего вида П. Писемский полагал, что в связи с тем, что управляющие в данном случае выходят за пределы своих полномочий, то они перестают действовать в качестве представителей и поэтому должны нести ответственность как перед отдельными акционерами, так и перед третьими лицами. В качестве примеров таких действий автор приводил случай противозаконного распределения дивиденда, который привел к несостоятельности акционерного общества.
     Чуть  менее актуальными для современников  были вопросы, касающиеся ответственности  акционеров и самого акционерного общества. Относительно правового статуса  акционеров исследователей прежде всего интересовало, являются ли они предпринимателями или нет. В частности, Л.И. Петражицкий полагал, что "акционер ни с личной, ни с имущественной стороны вовсе не есть предприниматель". С ним не соглашался Э. Вреден.
     Что касается ответственности акционеров, то она базировалась на упоминавшемся  выше принципе ограниченной ответственности, закрепленном в действовавшем на тот момент законодательстве (ст. 2172 т. X Свода законов Российской Империи (часть 1 Свода законов гражданских)). Однако некоторые авторы, борясь за смысловую чистоту и четкость употребляемых понятий, совершенно правильно выступали против словосочетания "ограниченная ответственность", так как на их взгляд это приводило к ошибочному представлению, что акционер все-таки несет ответственность по обязательствам акционерного общества10.
     В рассматриваемый период проблема ответственности  акционеров интересовала исследователей прежде всего с точки зрения оплаты приобретаемых акций. В виду имевших место мошенничеств с акциями, правоведы уделяли особое внимание именно этому вопросу. С порядком взыскания с акционера денежной суммы в счет оплаты акций общая позиция была выработана, в частности, исследователями даже признавалось, что акционер, пропустивший срок своего взноса, обязан уплатить компании проценты, считая со дня просрочки.
     Однако  помимо этого довольно часто возникал вопрос - обязано ли лицо, купившее акцию, оплатить ее в части, неоплаченной первоначальным владельцем? Несмотря на то что данный вопрос вызывал много споров, отечественные авторы, в частности П. Писемский, выступали за то, что подписчик, уступивший принадлежавшую ему акцию другому лицу, освобождается от обязанности ее оплатить.
     Проблема  ответственности поднималась и  в отношении последствий реализации одного из основных прав акционера - участия в общем собрании акционеров. Наиболее подробно эта проблема была освещена П.Н. Гуссаковским, который говорил о возможности предъявления иска об отмене постановления общего собрания акционеров, а также возможности привлечения участников акционерного собрания к имущественной ответственности. При этом в его понимании все случаи причинения вреда незаконными постановлениями акционерных собраний делились на две группы:
     1) убытки причинены кредиторам  общества или посторонним лицам;
     2) убытки причинены отдельным акционерам  или акционерному обществу.
     В первом случае схема ответственности была такова: иск предъявляется к акционерному обществу, после возмещения убытков оно уже приобретает право регресса. Во втором же случае иск должен был предъявляться акционерами непосредственно к акционерам, виновным в причинении вреда.
     По  вопросу наказания акционеров, недобросовестно  пользующихся своими правами, связанными с проведением общих собраний, интересна позиция И.Т. Тарасова. В частности, он предлагал в случае созыва общего собрания акционеров по не требующему внимания акционеров поводу налагать по решению общего собрания акционеров независимо от взыскания с виновного расходов по созыву этого собрания так называемые "дисциплинарные взыскания, как, например, лишение права голоса на определенный срок, в течение которого акция или акции виновного должны храниться в кассе компании".
     Развитие  корпоративных отношений в России было остановлено после октябрьской  революции 1917 г. Акционерные общества фактически были выведены из экономической жизни законодательством 1918-1920 гг., активно принимаемым новой властью. Впоследствии, в 1921-1922 гг., по словам В.Ю. Вольфа, "частный капитал был поставлен перед альтернативой: учредить акционерное общество значило добиться ограниченной ответственности, но стоило больших денег (его минимум был фиксирован постановлением СТО от 1 августа 1922 г. в сто тысяч золотых рублей) или же учредить простое товарищество - для этого не нужно было много денег, но это приводило к неограниченной ответственности всех товарищей по долгам товарищества".
     Дальнейшее  развитие акционерного права в России началось в годы новой экономической  политики. Это была вынужденная мера советского руководства, ведь первоначальной целью образования акционерных  обществ было привлечение частного капитала - отечественного и иностранного - к решению проблем возрождения народного хозяйства11. Необходимость акционерных обществ, основанных на частных инвестициях, для развития экономики была настолько высока, что первое акционерное общество, учрежденное в РСФСР в этот период, действовало только на основании устава, утвержденного СТО РСФСР в начале 1922 г. (акционерное общество внутренней и вывозной торговли кожевенным сырьем "Кожсырье").
     Основными нормативными правовыми актами, регулировавшими  акционерные отношения в начале 20-х гг. XX в., были следующие:
     - Гражданский кодекс РСФСР, введенный  в действие постановлением ВЦИК  РСФСР от 11 ноября 1922 г. (далее - ГК РСФСР 1922 г.);
     - Временные правила о порядке  утверждения и открытия действий  акционерного общества и об  ответственности учредителей и  членов правления, утвержденные  постановлением СТО РСФСР от 1 августа 1922 г. (далее - Временные правила об акционерных обществах 1922 г.);
     - Декрет ВЦИК РСФСР от 22 мая  1922 г. "Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР".
     Несмотря  на то что в законодательстве вновь появился термин "акционерное общество", тем не менее произошло значительное изменение правового регулирования этой организационно-правовой формы юридических лиц. Прежде всего это было связано с возрастанием роли государства и выражалось не только в усиленном контроле над деятельностью акционерных компаний, но и в появлении так называемых смешанных обществ.
     По  своей сути смешанные общества представляли собой акционерные общества и  товарищества, участниками которых  являлись как государственные (центральные или местные) учреждения и предприятия, так и частные предприниматели (отечественные или иностранные). Впервые смешанные общества были введены резолюцией IX Съезда Советов, а затем правовое регулирование их статуса получило дальнейшее развитие в постановлении ВЦИК РСФСР о внешней торговле от 13 марта 1922 г., уже упоминавшихся Временных правилах об акционерных обществах 1922 г., практике Высшего совета народного хозяйства (примером является акционерное общество "Мельстрой").
     Следует отметить, что в рассматриваемый  период отсутствовало нормативное  закрепление определенного соотношения  между государственным и частным  капиталом в смешанном акционерном  обществе, в связи с чем на практике встречались не только общества с преобладающим участием государства в уставном капитале, но и общества с равными долями государства и иных участников, а также с меньшей долей государства.
     Как отмечали правоведы рассматриваемого периода, "государство принимает участие в смешанных предприятиях потому, что они представляют собой переходный этап от индивидуалистического хозяйства к социалистическому". Из этого следует, что акционерное общество рассматривалось властями всего лишь как временная конструкция, призванная обеспечить безболезненный переход от одного типа хозяйствования к другому.
     В связи с тем что государство  стало активным участником акционерного движения, возникла необходимость в  контроле над деятельностью подобных компаний, которая привела к возникновению института представителей государства в советах, правлениях и ревизионных органах акционерных обществ, созданных с участием государственного капитала. Указанные функции осуществляли государственные служащие, право которых на участие в уставном капитале акционерных обществ было ограничено.
     На  завершающем этапе функционирования акционерных компаний в России в  первой трети XX столетия было принято  развернутое Положение об акционерных  обществах, утвержденное постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 августа 1927 г. (далее - Положение об акционерных общества 1927 г.).
     Учитывая  продолжающийся процесс усиления роли государства в экономической  сфере, данное положение уделило  серьезное внимание регулированию акционерных обществ с участием государственного капитала. При этом было проведено разграничение акционерных обществ по степени участия государства на государственные и смешанные акционерные общества. В частности, государственное акционерное общество могло считаться таковым, когда в его уставе было прямо указано, что все акции должны находиться в руках государственных учреждений или государственных предприятий (ст. 3 Положения об акционерных обществах 1927 г.). Таким образом, одного факта принадлежности акций государственным структурам было недостаточно, требовалось еще и соответствующее указание об этом в уставе. То же самое можно сказать и о смешанном обществе, в частности В. Шретер отмечал, что "не самый факт участия госорганов в 50% в акционерном обществе превращает его в "смешанное", а таким оно становится лишь тогда, когда такое участие госорганов прямо предусмотрено уставом".
     Однако  Положению об акционерных обществах 1927 г. не суждено было оказать серьезное влияние на процесс регулирования правового статуса акционерных обществ, все дело в том, что сами акционерные общества постепенно стали исчезать благодаря государственной политике, хотя оно и продолжало действовать достаточно долгое время - вплоть до 1962 г.
     Таким образом, "акционерная форма стала  неприемлемой формой для государственных  предприятий и постепенно была вытеснена  из обобществленного сектора, а затем  и из народного хозяйства в  целом".
     В СССР действовало только два акционерных  общества, созданных в 20-х гг. XX в., - Банк для внешней торговли СССР - 1924 г. (позже получивший название Внешэкономбанк) и Всесоюзное акционерное общество "Интурист" - 1929 г. Кроме того, в 1972 г. было создано, точнее был изменен правовой статус образованного 16 ноября 1947 г. Управления иностранного страхования СССР, которое было преобразовано в страховое акционерное общество "Ингосстрах", существующее и поныне. На этот шаг, однако, советское правительство пошло по причине нежелания западных партнеров иметь дело со страховой организацией, не имеющей привычного для них организационно-правового статуса открытого акционерного общества.
     Всевозможные  общества, создаваемые в большом количестве в Советском Союзе, акционерными не являлись. Понятие "общество" представляло собой "собирательное обозначение общественных организаций определенного типа (Всероссийское хоровое общество, Общество охотников и рыболовов, Общество охраны природы, Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ), Общество слепых, Общество глухих, Общество "Память" и т.п.)".
     После октябрьской революции изменения  в правовом регулировании акционерных обществ коснулись и института ответственности. Следует подчеркнуть, что проблема ответственности учредителей по сравнению с дореволюционным периодом стала не столь актуальна. Тем не менее этому вопросу было уделено достаточно внимания как в нормативных актах, так и в специальной литературе.
     Существовала  общая формула, нашедшая практически  буквальное отражение как в ст. 340 ГК РСФСР 1922 г., так и в ст. 9 Временных правил об акционерных обществах 1922 г. Согласно этой формуле учредители акционерного общества несли солидарную ответственность в течение года со дня регистрации общества. При этом, что немаловажно, они несли ответственность как перед обществом, так и перед отдельными акционерами за причиненные убытки. В качестве примеров законодатель приводил случаи причинения убытков в связи с сообщением неверных сведений в подписных листах, объявлениях и подписке или представленных общему собранию расчетах, касающихся размера их вознаграждения за труд и издержек по учреждению общества или оценке имущества, переданного обществу учредителями.
     Аналогичная формула с некоторыми изменениями  впоследствии была закреплена и в  ст. 23 Положения об акционерных обществах 1927 г.
     Большую полемику вызвал вопрос о периоде  функционирования акционерного общества с момента проведения учредительного собрания до государственной регистрации юридического лица. Как известно, ст. 339 ГК РСФСР 1922 г. предусматривала, что до публикации сообщения о регистрации общества учредители вправе совершать все необходимые сделки и договоры от имени акционерного общества. Однако с этим положением был категорически не согласен целый ряд авторов, отмечавших, что до момента внесения в реестр акционерное общество не существует, из чего следует, что законом не может быть предоставлено право совершения сделок от имени несуществующего юридического лица.
     Изучению  статуса акционера не придавалось  большого значения в течение рассматриваемого периода. В качестве общепризнанной точки зрения о том, какими правами  обладает акционер, выступало мнение о том, что "типичными правами акционера являются:
     1) право на подачу голоса на  общем собрании товарищества;
     2) право на участие в прибылях  товарищества и
     3) право на получение доли от  ликвидации имущества товарищества".
     Что касается ответственности акционеров, то этот вопрос действовавшим законодательством  практически не рассматривался, сводясь  лишь к установлению ответственности  учредителей.
     Наибольший  интерес для современников представляло изучение ответственности лиц, осуществляющих управление акционерным обществом. Одной из причин этого являлось то, что государство, используя институт смешанных акционерных обществ, стало все активнее участвовать в хозяйственной жизни страны. При этом повышение статуса государства привело и к изменению законодательного регулирования правовых отношений, затрагивающих государственный интерес. В связи с этим С.Н. Ландкоф, говоря о смешанных предприятиях, отмечал, что "ответственность органов управления или контроля в таких предприятиях должна быть иной, чем в частном акционерном обществе".
     Исследователи рассматриваемого периода полагали, что, как и в дореволюционном  законодательстве, правовые источники  эпохи нэпа предусматривали, что "не только акционерное общество отвечает перед третьими лицами по своим обязательствам, но и члены его органов могут напрямую нести персональную ответственность". Эта мысль напрямую вытекала из ст. 73 Положения об акционерных обществах 1927 г.
     В связи с тем что советское законодательство почерпнуло многие положения из дореволюционных источников, некоторые теоретические и практические проблемы так и остались нерешенными. В частности, это касается солидарной ответственности членов правления. Советские исследователи не соглашались с подходом, согласно которому солидарная ответственность должна распространяться на всех членов правления, если убытки причинены действием одного из них, нарушившего возложенные на него обязанности, и если остальные члены правления не имели возможности приостановить эти действия. По мнению С.Н. Ландкофа, здесь необходимо признать, что ответственность несет только тот член правления, который и причинил эти убытки. Солидарная же ответственность будет иметь место лишь в том случае, когда убытки причиняются коллегиально.
     В советский период произошли и  некоторые изменения в теоретической  проработке института ответственности  лиц, осуществляющих управление в акционерном  обществе. В частности, характеризуя правовой статус членов правления, законодатель указывал на то, что при исполнении своих обязанностей они должны проявлять необходимую заботливость (ст. 356 ГК РСФСР 1922 г.). Впоследствии эта формулировка была изменена - ч. 1 ст. 73 Положения об акционерных обществах 1927 г. не только расширила круг лиц, на которых распространялось требование закона ("лица, состоящие в выборных органах акционерных обществ"), но и изменила суть обязанности - "проявляя необходимую заботливость и предусмотрительность". Все это оказывало определенное воздействие на возможность привлечения к ответственности членов органов управления акционерного общества.
     Несмотря  на желание законодателя более детально урегулировать институт ответственности  в акционерных обществах, некоторые  стороны деятельности компаний так и не нашли своего законодательного отражения. "Ограждая интересы возникающих обществ, вступающих в них акционеров, а равно и кредиторов обществ, закон устанавливает также дополнительную к ответственности учредителей ответственность членов правления и ревизионной комиссии, если они допустили небрежность при проверке действий учредителей. Эта ответственность солидарная, но наступает лишь в том случае, если убытки не могли быть взысканы с учредителей". Некоторые ученые не были удовлетворены изложенным подходом.
     Так, С.Н. Ландкоф полагал, что в связи с тем что в соответствии со ст. 333-334 ГК РСФСР 1922 г. на предварительном общем собрании акционеров избирается комиссия по проверке отчета учредителей, "поэтому правильным явилось бы, чтобы закон предусмотрел ответственность членов этой комиссии за небрежность при проверке действий учредителей как перед обществом, так и перед его кредиторами; между тем закон не говорит вовсе об ответственности той комиссии, а взамен этого предусматривает ответственность членов правления и ревизионной комиссии, допустивших небрежность при проверке действий учредителей естественно, возникает вопрос о том, отчего не предусмотрена ответственность узаконенной комиссии и предусмотрена ответственность органов, не выполняющих функций этой комиссии".
     Постепенный переход советского государства  к рыночным отношениям, начавшийся во второй половине 1980-х гг., выявил необходимость правового регулирования различных негосударственных форм коллективного предпринимательства. В связи с этим органы государственной власти приняли целый ряд нормативно-правовых актов, осуществлявших государственное регулирование правового положения акционерных обществ (в настоящее время не действующих):
     - Положение об акционерных обществах  и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590;
     - Положение об акционерных обществах,  утвержденное постановлением Совета  Министров РСФСР от 25 декабря  1990 г. N 601 (далее - Положение об акционерных обществах РСФСР 1990 г.);
     - Основы гражданского законодательства  Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. N 22111 (далее - Основы гражданского законодательства СССР 1991 г.);
     - Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 4451 "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (далее - Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности);
     - Закон РСФСР от 3 июля 1991 г. N 15311 "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации";
     - Типовой устав акционерного общества  открытого типа, утвержденный Указом  Президента Российской Федерации  от 1 июля 1992 г. N 721 "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества".
     В этот период было принято большое  число нормативных актов, которые  осуществляли правовое регулирование  акционерных правоотношений. Зачастую эти нормативные акты противоречили друг другу, создавая сложности в практическом применении положений нового законодательства. В качестве примера можно привести сложную ситуацию, вызванную одновременным существованием закрытого акционерного общества - п. 7 Положения об акционерных обществах РСФСР 1990 г., товарищества с ограниченной ответственностью (акционерное общество закрытого типа) - ст. 11 Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности. Следует отметить, что в рассматриваемый период институту ответственности в акционерных обществах уделялось довольно мало внимания, хотя основы для некоторых базовых положений современного регулирования акционерной ответственности были заложены (например, ответственность лиц, действия которых привели к несостоятельности общества, - ч. 2 п. 10 Положения об акционерных обществах РСФСР 1990 г.).
     Изменения в правовом регулировании акционерных  обществ произошли только в середине 90х гг. прошлого столетия и были связаны с формированием законодательной базы корпоративного законодательства России.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
     
      Нормативно  правовое регулирование  акционерной ответственности.
 
     Основы  современного законодательного регулирования  акционерных правоотношений, а также  института ответственности в  акционерных обществах были заложены с принятием ГК и Закона об АО. Именно с этими законодательными актами и связано дальнейшее развитие отечественного правового регулирования акционерной конструкции.
     В настоящее время в российской системе права действует большое  число нормативных актов, оказывающих воздействие на регулирование института акционерной ответственности. Важность базовых нормативных актов, регулирующих акционерные правоотношения, сложно переоценить. Еще П.Н. Гуссаковский, говоря борьбе с акционерными злоупотреблениями, отмечал, что она возможна только путем соответственной регламентации деятельности акционерных товариществ и установлением действительной ответственности его учредителей и его органов. Вот почему в основе правового регулирования корпоративных отношений лежат именно конституционные нормы, содержащие базовые правовые принципы, в частности принцип свободы экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ)12.
     Пользуясь наиболее распространенным основанием классификации нормативных актов  по их юридической силе, для целей настоящей работы представляется возможным разделить их на две группы:
     - федеральные законы;
     - подзаконные нормативные акты.
     К первой группе относятся следующие  основные акты:
     - Гражданский кодекс Российской  Федерации;
     - Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях;
     - Уголовный кодекс Российской  Федерации;
     - Трудовой кодекс Российской Федерации;
     - Федеральный закон от 26 декабря  1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах";
     - Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (далее - Закон о рынке ценных бумаг);
     - Федеральный закон от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг";
     - Федеральный закон от 21 декабря  2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" (далее - Закон о приватизации).
     Ко  второй группе относятся следующие  основные акты:
     - Положение об управлении находящимися  в федеральной собственности  акциями открытых акционерных  обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами (золотой акции), утвержденное постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. N 738 (далее - Положение об управлении акциями);
     - Положение о дополнительных требованиях  к порядку подготовки, созыва  и проведения общего собрания  акционеров, утвержденное постановлением  Федеральной комиссии по рынку  ценных бумаг от 31 мая 2002 г. N 17/пс (далее - Положение о дополнительных требованиях к общему собранию акционеров);
     - Стандарты эмиссии ценных бумаг  и регистрации проспектов ценных  бумаг, утвержденные приказом  Федеральной службы по финансовым  рынкам от 16 марта 2005 г. N 054/пзн.
     - Положение о раскрытии информации  эмитентами эмиссионных ценных  бумаг, утвержденное приказом  Федеральной службы по финансовым рынкам от 16 марта 2005 г. N 055/пзн.
     Основная  масса перечисленных нормативных  актов не устанавливает мер акционерной ответственности, ограничиваясь только правовым регулированием акционерных отношений (например, все подзаконные акты). Иные акты, определяя порядок привлечения к акционерной ответственности, а также соответствующие санкции, никоим образом не регулируют сферу акционерных правоотношений (в частности, УК, КоАП). В то же время многие законодательные акты не только регулируют акционерные правоотношения, но и устанавливают меры ответственности за ненадлежащее поведение их участников (например, Закон об АО, Закон о рынке ценных бумаг)13. Как отмечается многими исследователями, "правила, определяющие нормы поведения акционеров и управленцев, являются лишь одним из аспектов хорошо смоделированного законодательного акта. Не менее важными и в определенной степени еще более сложными являются санкции"14.
     В связи с тем, что институт акционерной ответственности  затрагивается большим числом нормативных  актов, достаточно актуальна и проблема гармоничного сочетания содержащихся в них норм права. Наибольший резонанс среди исследователей получило обсуждение проблемы нормативного сочетания ГК и Закона об АО. Однако встречаются случаи коллизий норм права других нормативных актов. В этой связи знаменателен следующий пример из уже утратившего силу закона. Статья 15 Закона г. Москвы от 11 июня 1997 г. N 17 "Об административной ответственности за правонарушения в сфере рынка ценных бумаг", предусматривала ответственность за использование служебной информации. Однако, как правильно отметила Ю.А. Метелева, рынок ценных бумаг относится к финансовой отрасли законодательства. При этом п. "ж" ст. 71 Конституции РФ относит регулирование отношений в области финансов к компетенции Российской Федерации, а не ее субъектов.
     Некоторые авторы отмечают, что из-за противоречий действующего законодательства в отдельных  случаях участники акционерных  правоотношений могут быть введены  в заблуждение относительно различных  моментов деятельности общества, что впоследствии может отразиться и на привлечении их к ответственности. Так, О.М. Крапивин и В.И. Власов отмечают противоречие ГК и ст. 83 Закона об АО, которая предусматривает, что дополнительные требования к порядку заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, могут быть установлены федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг. Авторы справедливо подчеркивают, что совершение сделок регламентируется не ведомственными решениями, а гражданским законодательством.
     Отличительной чертой российской системы правового  регулирования института акционерной  ответственности является то, что  основополагающий нормативный правовой акт - Закон об АО - не уделяет должного внимания институту ответственности. Одной из особенностей этого нормативного акта является сравнительно небольшое содержание в нем оснований и мер ответственности за нарушение норм, регулирующих акционерные правоотношения. По всей видимости законодатель полагал, что соответствующие санкции будут закреплены в отраслевых кодексах, содержащих уголовную и административную ответственность. Однако это привело к тому, что ответственность некоторых участников акционерных правоотношений напрямую не предусмотрена действующим законодательством. В качестве примера можно привести ответственность членов ревизионной комиссии акционерного общества.
     Также в Законе об АО можно наблюдать  большое число декларативных  положений, соблюдение которых гарантируется  достаточно сложной и запутанной системой привлечения к ответственности.
     В частности, абз. 2 п. 1 ст. 47 Закона об АО предусматривает обязанность акционерного общества ежегодно проводить годовое общее собрание акционеров. В то же время ни в самом законе, ни в иных нормативных правовых актах не содержатся санкции за нарушение указанного требования закона. Существует возможность применения в указанной ситуации механизма привлечения к ответственности членов совета директоров. В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 65 Закона об АО созыв годового собрания акционеров находится в компетенции совета директоров общества. Однако для того чтобы привлечь к ответственности членов совета директоров, нарушивших требования действующего законодательства, необходимо, чтобы их действия (бездействие) причинили обществу убытки (п. 2 ст. 71 Закона об АО). В реальности игнорирование требования законодательства о ежегодном проведении годового собрания акционеров, во-первых, может и не причинить убытков обществу, а во-вторых, на практике доказать причинно-следственную связь между убытками и бездействием членов совета директоров крайне сложно.
     Проблема  правового регулирования института  акционерной ответственности наблюдается  не только на уровне Закона об АО, но и  в сфере законодательства о рынке ценных бумаг. В частности, И.В. Редькин отмечал, что гражданско-правовое охранительное воздействие в сфере рынка ценных бумаг, а также применение мер защиты гражданских прав осуществляются без учета социальных последствий.
     Помимо  нормативных противоречий исследователи  особенностей правового регулирования  акционерного общества отмечают и отрицательные  черты существующей системы санкций  по отношению к недобросовестным должностным лицам. При этом подчеркивается, что эти меры ответственности весьма ограничены и не носят упреждающего характера15.
     В середине 90х гг. прошлого столетия законодатель попытался разрешить некоторые противоречия института ответственности (в частности, существовавшие на тот момент противоречия между трудовым и акционерным законодательством) путем принятия Государственной Думой специального закона об особенностях регулирования труда руководителя организации, однако этот закон, несмотря на одобрение Советом Федерацией, был отклонен Президентом РФ16.
     Существуют  и иные негативные моменты, связанные  с законодательным регулированием института акционерной ответственности, которые будут рассмотрены далее  в настоящей работе.
     Вышеуказанные обстоятельства отрицательно воздействуют на развитие акционерных правоотношений, ведь как верно отмечал Д.М. Чечот, важной юридической гарантией прав и интересов являются создание и функционирование всеобъемлющей системы форм защиты субъективного права, а также постоянное совершенствование средств и способов защиты права и охраняемого законом интереса.
     Возможно, причины недостаточно серьезного регулирования  института акционерной ответственности  кроются в том, что законодатель осознавал нежелательность чрезмерного  числа акционерных норм. Если обратиться к корпоративному законодательству Англии, можно обнаружить, что его положения настолько детализированы, что подчас не поддаются правильному юридическому восприятию и анализу корпоративными юристами, не говоря уже о лицах, не имеющих какого-либо отношения к праву17.
     Надо  сказать, что многие акционерные  институты не получили должного правового  регулирования. Вероятнее всего  причиной этого стало копирование  некоторых черт, присущих иностранным  системам права. Очевидно, предполагалось, что в Законе об АО достаточно лишь дать направление развития акционерных отношений. К сожалению, здесь не было учтено то обстоятельство, что одной из причин, почему развитые страны могут обойтись слабыми формальными нормами закона о компаниях, является то, что управляющие и акционеры в этих странах воспитаны на культурных традициях, которые осуждают противоправное поведение.
     Если  обратиться к английским источникам права, то можно обнаружить, что большое  значение в регулировании акционерных  отношений уделяется нормам рекомендательного характера, которые, несмотря на свой статус, тем не менее применяются достаточно широко.
     Акты  парламента, которые в совокупности именуются primary legislation, дополняются  значительным количеством актов  делегированного законодательства (delegated legislation) - orders (постановления, приказы), regulations (положения, инструкции), rules (правила). Подобные подзаконные нормативные акты получили название statutory instruments или сокращенно SI.
     Еще одной особенностью английской системы  регулирования акционерных отношений является то обстоятельство, что многие важнейшие принципы, лежащие в основе современного корпоративного права, были выработаны именно судами при разрешении конкретных дел.
     В то же время нельзя не отметить, что  существуют и минусы прецедентной системы права, в частности, некоторые авторы отмечают чрезмерную консервативность английских судей, которые сопротивляются распространению уже сложившихся правовых норм на новые явления и области современной жизни18.
     Разработчикам российских нормативных актов, регулирующих акционерные отношения, приходилось учитывать и особенности отечественной экономики, а также исторически сложившиеся традиции осуществления предпринимательской деятельности. В переходный период развития экономики страны весьма опасным было бы искусственное копирование положений иностранных нормативных актов. Однако довольно часто не принимались во внимание особенности становления акционерных отношений. Некоторые исследователи даже полагали, что на этом этапе санкции призваны быть более строгими, чем в условиях развитой экономики. Это вызвано необходимостью компенсации низкой вероятности обнаружения правонарушения и обеспечения исполнения наказания.
     Несмотря  на серьезную роль, которую играют законодательные и подзаконные  нормативные акты в деле правового регулирования института акционерной ответственности, необходимо сделать вывод о недостаточной проработке норм, касающихся именно этого института. Кроме того, существующие меры ответственности не учитывают особенностей акционерных правоотношений.
     Для решения проблем, возникающих в  сфере акционерных правоотношений, необходимо наличие единой государственной  политики, направленной на разработку и претворение в жизнь целого комплекса мероприятий, способных  изменить ситуацию с правовым регулированием ответственности в акционерных обществах.
     Пока  же этого не происходит, следует  признать, что современное отечественное  законодательство чаще всего не способно выполнить многие задачи, которые  на него возлагаются19. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 2. Гражданско – правовая ответственность акционерного общества.
     2.1. Понятие и ризнаки  акционерной ответственности.
       Еще в XIX в. И.Т. Тарасов сделал вывод о том, что "ответственность есть одна из необходимых составных частей акционерного права: только правильно выработанная система ответственности самой акционерной компании и ее органов может оградить акционеров и третьих лиц от тех нарушений, которые являются почти неизбежными не только вследствие явных злоупотреблений, но и вследствие невозможности определить законом, уставами и инструкциями со всей полнотой и точностью границы компетенции каждого органа"20.
     Придавая  столь высокое значение в развитии акционерных отношений именно институту  ответственности, необходимо выделить ее основные отличительные особенности.
     1. Акционерная ответственность является  разновидностью юридической ответственности.
     Указанное обстоятельство приводит к тому, что  акционерная ответственность характеризуется  теми же признаками, что и юридическая  ответственность. В то же время, в  отличие от иных видов рассматриваемой категории, акционерная ответственность обладает самостоятельными признаками, которые и выделяют ее из общего ряда.
     2. Акционерной ответственности подлежат  участники акционерных правоотношений.
     Акционерная ответственность тесным образом связана с акционерными правоотношениями, распространяя свое действие на их участников. Данная особенность напрямую вытекает из основного предназначения ответственности из того, "чему служит ответственность, - обеспечение исполнения обязанности". Следовательно, акционерная ответственность как раз и обеспечивает исполнение обязанностей участников акционерных правоотношений.
     3. Акционерная ответственность устанавливается  нормами различных отраслей права.
     Как уже отмечалось, акционерная форма  представляет собой крайне сложную конструкцию, затрагивающую интересы большого числа лиц. Представляется возможным выделить довольно широкий круг участников акционерных правоотношений, оказывающих определенное воздействие на развитие конкретного акционерного общества.
     Сложность и многослойность акционерных правоотношений привели не только к теоретическим  спорам об их природе, но и к урегулированию деятельности их участников нормами  различных отраслей права. Например, отношения акционерного общества, с  одной стороны, и лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, и членов коллегиального исполнительного органа, с другой стороны, попадают в сферу действия не только Закона об АО, но и Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК). Это обстоятельство привело к законодательному закреплению положения о том, что на указанные отношения действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Закона об АО (абз. 3 п. 3 ст. 69 Закона об АО).
     В связи с отмеченным выше обстоятельством нельзя сказать, что ответственность в акционерных обществах устанавливается исключительно нормами какой-либо одной отрасли права. Отнюдь, акционерная ответственность предусматривается нормами нескольких правовых отраслей. В частности, представляется возможным выделить нормы следующих отраслей:
     - гражданское право (например, положения,  касающиеся ответственности членов  органов управления перед обществом  за убытки, причиненные обществу  их виновными действиями (бездействием) - ст. 71 Закона об АО и ст. 15 ГК);
     - уголовное право (например, положения  об ответственности за злостное  уклонение от предоставления  информации, содержащей данные об  эмитенте, о его финансово-хозяйственной  деятельности и ценных бумагах,  сделках и иных операциях с ценными бумагами, лица, обязанного обеспечить указанной информацией инвестора или контролирующий орган, либо предоставление заведомо неполной или ложной информации, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству, - ч. 1 ст. 185.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК));
     - административное право (например, положения, предусматривающие ответственность  за заключение лицом, выполняющим  управленческие функции в организации,  сделок или совершение им иных  действий, выходящих за пределы его полномочий, - ст. 14.22 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП));
     - трудовое право (например, нормы  о наложении на генерального  директора дисциплинарного взыскания  за неисполнение или ненадлежащее исполнение по его вине возложенных на него трудовых обязанностей - ст. 192 ТК).
     4. За одно и то же деяние, влекущее  за собой акционерную ответственность,  лицо может быть привлечено  к ответственности, предусмотренной  несколькими отраслями права (за отдельными исключениями, вытекающими из специфики правового статуса участников акционерных правоотношений).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.