Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Переход от феодализма к капитализму в Западной Европе

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 03.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Переход от феодализма к капитализму  в Западной Европе
(16-18вв.) 

Зарождение  капиталистического хозяйства в Западной Европе
В Европе в  этот период происходили очень серьёзные  техническо-экономические изменения. При использовании новых технологий, обслуживаемых исключительно наёмным  трудом, объем производства определялся  не цеховыми правилами, а только спросом  на выпускаемую продукцию. Но для  этого надо было следующие два  условия: во-первых, чтобы будущие  предприниматели накопили достаточно денег для постройки зданий, покупки  техники и найма рабочих; во-вторых, чтобы рабочие были свободны лично  и не имели своего хозяина, т. е. нанимались на предприятия по чисто экономическому принуждению.
Общее и частное в процессе становления  капиталистической формации в
странах западной Европы
Общее:
    Становление и господство капиталистического способа производства.
    Замена феодальной формации капиталистической общественно-экономической формацией.
Частное:
Англия
Англия — классическая страна промышленного капитализма . Осуществила наиболее полное развитие всех форм и источников первоначального накопления капитала: колониальный грабёж, пиратство, работорговля, государственный долг, протекционизм , купеческие компании (Ост-Индская, Московская) и т. д. Формирование капитала; «огораживание» и «чистка» земель, разорение цехов и т. д., формирование пролетариата. Революция 1642 -60г.г., «славная» революция 1688 -89г.г., установление политического господства буржуазии в союзе с «новым» дворянством. Промышленная революция («переворот») — последняя треть XVIII в. — начало XIX в. Первый промышленный кризис 1825г . — начало капиталистической формации. До 70г.г. XIX в.Англия — лидер в мировой экономике.
Накопление  денег, естественно, требовало от предпринимателей бережливости ( особенно ею отличались предприниматели, принадлежащие к  появившимся как раз в эту  эпоху протестантским конфессиям ). Свобода будущих рабочих от средств  производства нередко достигались  путём насилия — изгнания крестьян с земли. Классическим примером протекания процесса первоначального накопления служит экономическое развитие Англии в XVI—XVII вв.
В XVI веке Англия была небольшой, внешне типичной аграрной страной с населением 3-3,5 млн. человек (в 4 раза меньше, чем во Франции), в том числе лишь 20% городского. Городская цеховая промышленность была развита слабее, чем на континенте, а торговый флот намного уступал голландскому. Но именно XVI век стал началом резкого подъёма экономики, благодаря которому Англия через три столетия стала промышленным гегемоном мира. Это объясняется, в первую очередь, мощным развитием суконных мануфактур. Если в XIII—XIV вв. английская сырая шерсть вывозилась для обработки на континент , то с XV века производство сукна и шерстяных тканей развивается внутри страны. В XVI веке в шерстяной промышленности оказалась занятой чуть ли не половина английского населения. В середине XIV века из Англии ежегодно вывозилось около 30 тыс. мешков сырой шерсти, а через 200 лет — только 5-6 тыс. мешков, но за это же время объем английского готового сукна возрос с 5 до 122 тыс. кусков. Производство сукна охватило сначала сельские местности, свободные от цехового режима — в этом и заключался секрет «деревенского вида» Англии.
Спрос на шерсть повышался, и разведение овец стало  чрезвычайно прибыльным делом. Но для  расширения пастбищ требовалось  освободить земли от мелких крестьянских хозяйств, огородив новые пастбища частоколами , рвами, изгородями. Этот процесс обезземеливания крестьян получил название « огораживания ». Бывшие крестьяне, лишившись средств к существованию, были вынуждены наниматься на предприятия.
Накопление  крупнейших денежных сумм не обходилось без насилия — грабежа, работорговли, пиратства. В начале XVII века англичане военным путём добились монополии на поставку рабов из Африки и за полстолетия вывезли в Америку около 3 млн. человек. В метрополии доходы от работорговли и морского разбоя превращались в капитал — закупалось сырьё, оборудование, нанимались рабочие. Государство, постоянно нуждавшееся в средствах на войну, занимало деньги у английских купцов под высокие проценты. Государственный долг оплачивался налогоплательщиками, но проценты получали купцы, открывшие на эти средства предприятия. Кроме того, Англия в XVI—XVII вв. ввела высокие пошлины на импорт готовых изделий. Такой протекционизм позволял предпринимателям удерживать высокие цены на свои товары. В результате к концу XVIII века в Англии накопилось огромное по тем временам богатство — около одного миллиона фунтов благородных металлов.
Мануфактурный период в Англии
Богатства, накопленные  благодаря ограблению колониальных народов, могли однако превратиться в промышленный капитал лишь путем  эксплуатации наемных рабочих, кадры  которых создавались лишением мелких самостоятельных производителей их средств производства.
Маркс пишет, что «в истории первоначального накопления громадное значение имели все  перевороты, которые так или иначе  послужили рычагом для возвышения формирующегося класса капиталистов ; но особенно важную роль играли те моменты, когда значительные массы людей  внезапно и насильственно отрывались от средств своего существования  и выкидывались на рынок труда  в виде поставленных вне закона пролетариев» (Маркс, Капитал, т. 1, стр. 574).
Лишение мелкого производителя  средств производства — это закон  развития капиталистического общества; но в различных странах этот процесс  происходил различным путем. В Англии этот процесс, как указывает Маркс, происходил в классической форме; здесь  путем прямого насилия земледелец лишался основного средства производства — земли и превращался в  пролетария. Уже выше описывался процесс  насильственного обезземеливания  крестьянства, начавшийся в XVI в. и усилившийся  в период буржуазной революции в  Англии в XVII в. В XVIII в. процесс обезземеливания  крестьян достигает своего наибольшего  развития, а окончательно завершается  в первой четверти XIX в.
В XVIII в. грабеж крестьянства происходил уже под флагом законов: для каждого случая огораживания парламент издавал специальный  билль. По числу этих биллей можно  судить о том, как развивалось  огораживание. Между 1714 и 1720 гг. было издано всего три таких билля, между 1714 и 1727 гг. издается уже 16 биллей, а в  промежуток времени от 1760 до 1775 г . парламент  утвердил 734 билля. Далее количество биллей возрастает все больше и больше, пока наконец в 1801 г . не издается один общий «закон об огораживании». Если в 1700 — 1760 гг. огораживанием было охвачено 312 тыс. акров земли, то в 1760 — 1801 гг. было ограблено у крестьян свыше 3 млн. акров.
Недаром Маркс называет издававшиеся билли об огораживаниях  «парламентской формой грабежа».
В первой четверти XIX столетия последний крупный процесс  экспроприации земель у мелких землевладельцев  известен под именем «очистки имений», представлявшей не что иное, как  очистку имений от людей.
Описывая этот грабительский  процесс, Маркс приводит пример «очистки имений» герцогиней Сэттерленд, которая  изгнала с занижаемой крестьянами  земли 15 тыс. жителей. «Все их деревни  были разрушены и сожжены, все  поля обращены в пастбища. Британские солдаты были посланы для экзекуции, и дело доходило у них до настоящих  битв с местными жителями. Одну старуху  сожгли в ее собственной избе, так  как она отказалась ее покинуть. Таким путем эта дама присвоила 794 тыс. акров земли, о незапамятных времен принадлежавших клану» (крестьянам). 15 тыс. ограбленных земледельцев были заменены 130 тыс. овец.
Либо сами дворяне, либо круглые капиталисты, либо фермеры  организовывали крупное сельскохозяйственное производство, применяли улучшенные орудия, вводили сложный севооборот и разнообразные технические  усовершенствования.
Капиталистическое развитие сельского хозяйства покупалось ценой тяжелых страданий широких  масс деревенского населения.
180 тыс. йоменов,  многочисленный класс крестьян-собственников,  владевших землей в конце XVII в., почти совершенно исчезает  в XVIII в. «Сто лет спустя после  Кромвеля английские йомены почти,  что исчезли», — говорит Энгельс.  Йомены, которые доставили армии  для решительных битв с феодальным  режимом, после одержанных побед  неизбежно приходили к гибели  «вследствие экономических результатов  этой победы» (Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 284).
Разорившиеся крестьяне  обращались, по выражению Маркса, в  «поставленных вне закона пролетариев».
Крупные землевладельцы-лорды  изгоняли мелких арендаторов, сидевших на их земле, и заменяли их немногими  крупными фермерами-арендаторами. «Во  многих приходах, — пишет один современник, — 24 фермы слились в три-четыре...»  Нередки случаи, когда 4 или 5 богатых  скотоводов узурпируют большие, недавно  огороженные лордства, которые находились в руках 10 — 30 фермеров и такого же количества мелких собственников и  бобылей.
С исчезновением крестьян-собственников (йоменов), батраков с карликовым наделом  в первой четверти XIX века сельское население распалось на следующие  классы: 1) батраки без надела (сельскохозяйственные рабочие); 2) крупные землевладельцы, сдавшие свои имения в краткосрочную  аренду; 3) крупные капиталистические  фермеры-арендаторы.
Процесс экспроприации  крестьянства помимо создания пролетариата способствовал созданию и расширению внутреннего рынка.
«Прежде крестьянская семья сама производила и перерабатывала средства существования и сырые  материалы, которые по большей части  сама же и потребляла. Эти сырые  материалы и средства существования  превратились теперь в товары. Крестьянин массами продает их; мануфактуры  являются его рынком. Пряжа, холст, грубые шерстяные изделия, — вещи, сырые  материалы которых имелись в  распоряжении каждой крестьянской семьи, выпрядались и ткались ею для  собственного потребления, — превратились теперь в мануфактурные произведения, рынок для сбыта которых образуют как раз земледельческие округа. Многочисленные рассеянные там и  сям потребители, обслуживавшиеся  до сих пор массой мелких работающих на собственный риск и страх производителей, концентрируются теперь в одно крупное  целое, образуют рынок, снабжаемый промышленным капиталистом».
Промышленность  Англии накануне промышленного  переворота
 
Выше мы ознакомились с процессом  накопления капиталов, образования  пролетариата и создания внутреннего  рынка. Перейдем теперь к характеристике состояния промышленности Англии накануне промышленного переворота.

Англия, начиная с XVI по XVIII в., переживала мануфактурную  стадию развития капитализма. В этой стадии капитализма преобладает  еще мелкое производство, которое  мануфактура не в состоянии вытеснить.
Дело в том, что  мануфактура хотя и представляет собой уже крупное производство, но она основана так же, как и  мелкое производство, на ручном труде. Характерное для мануфактуры  разделение труда на простейшие, детальные, механические операции, подготовляя, с  одной стороны, создание машины, вело в то же время к росту мелкого  производства, ибо мелкие производители  деревне могли совмещать работу на мануфактуру с работой в  сельском хозяйстве.
«Дробление производства на простейшие операции, — говорит  Ленин, — будучи необходимым подготовительным шагом к введению крупного машинного  производства,— ведет в то же время к росту мелких промыслов. Окрестное население получает возможность  производить такие детальные  операции у себя на дому, либо по заказу мануфактуристов из их материала, либо, даже «самостоятельно» покупая материал, изготовляя отдельные части продукта и продавая их мануфактуристам».
Для того, чтобы проследить процесс закабаления мелкого  производителя мануфактурой, рассмотрим вкратце положение самостоятельного мелкого производителя до превращения  его в домашнего капиталистического рабочего.
Даниель Дефо, автор  всем известного «Робинзона Крузо», оставил  описание промышленных округов Англии начала XVIII в., в которых было развито  шерстяное производство, одна из важнейших  отраслей промышленности того времени.
«Отдельные дома ткачей, — писал Дефо, — стоят почти  всегда на расстоянии человеческого  голоса один от другого. Во всяком доме можно видеть рамы для натягивания  сукна и почти в каждой раме сукно или другую шерстяную ткань. Всякий порядочный по размерам дом  этой местности является ремесленной  ткацкой мастерской, всякий суконщик держит по меньшей мере одну лошадь, на которой ездит со своим товаром  на рынок».
В хлопчатобумажной промышленности, которая стала развиваться в  Англии с конца XVII в., прядение и ткание совершались также в доме рабочего. Жена и дочери пряли пряжу, которую  ткал отец семейства. Эти семьи ткачей жили большей частью в деревнях близ городов; их заработок был вполне достаточен для удовлетворения их нужд.
«Рабочие вели растительное и уютное существование, жили честно и спокойно в мире и почете, и  материальное положение их было значительно  лучше положения их потомков; им не приходилось переутомляться, а  работали они сколько хотели и  все же зарабатывали сколько им было нужно; у них был досуг для  здоровой работы в своем саду или  поле, — работы, которая сама была уже для них отдыхом, — и, кроме  того, они имели еще возможность  принимать участие в развлечениях и играх соседей; а все детские  игры в кегли, в мяч и т. п. содействовали  сохранению их здоровья и укреплению тела. Они были большей частью сильными людьми, с хорошим телосложением, и в этом отношении мало или  даже вовсе не отличались от своих  соседей — крестьян. Дети их росли  на здоровом деревенском воздухе  и, если они помогали в работе родителям, то это все же случалось лишь время  от времени, а о восьми или двенадцати-часовом  рабочем дне их и речи не было». (Энгельс, Положение рабочего класса в Англии)
В этот период «рабочий, — писал Маркс, — срастался  со своими средствами производства настолько  же тесно, как улитка о раковиной».
«Цех, ревностно охранял  себя от всяких посягательств со стороны  купеческого капитала — этой единственной свободной формой капитала, противостоявшей  цехам. Купец мог купить всякие товары, но не труд в качестве товара. Его  терпели лишь в роли скупщика продуктов  ремесла» (Маркс, Капитал, т. I, стр. 271.)
Вот описание торговли сукнами в Лидсе, которое дает один современник.
«Суконщики приходят рано утром, приносят свой материал. Очень  немного таких, которые приносят более одного куска разом. В семь часов утра удар колокола. Улица  наполняется людьми, конторки наполняются  товаром. У каждого куска материи  находится лично сам суконщик, пришедший, чтобы его продать. Купцы, их приказчики проходят между столами, выбирают и покупают, а в восемь часов утра все кончено».
В середине XVIII в. такое  положение ремесленников было уже  исключением. Ремесленник уже терял  свою самостоятельность и попадал  в цепкие лапы мануфактуриста, который  не ограничивался организацией сбыта, а снабжал ремесленников сырьем, станками и т. д.
Ремесленник превращался  в кустаря, целиком зависящего от раздатчика — скупщика, купца. Ремесленник, вынужденный без конца удлинять свой рабочий день, принуждал работать всю свою семью, вплоть до маленьких  детей. Вот отрывок ив воспоминаний одного англичанина, сына кустаря: «Едва  я стал ходить, как меня заставили  работать в бумаготкацком производстве. Пряжу моя мать клада в глубокую лохань, куда наливалась вода, и ставила  меня в лохань для того, чтобы  я отбивал ногами пряжу. Туда непрерывно подливали воду, и когда лохань наполнялась водой настолько, что  я не в состоянии был стоять, к ней придвигали стул, за спинку которого я держался, продолжая работать».
От былой самостоятельности  ремесленников остается лишь полуразвалившийся  домик, в котором работает кустарь  и который ему некогда и  не на что починить. «Кустарь, — говорит  Ленин, — становится dе factо (на деле. — Ред.) наемным рабочим, работающим у себя дома на капиталиста... ».
Наиболее распространенной формой производства в XVII и вначале XVIII в. была так называемая рассеянная мануфактура, при которой работа на предпринимателя-мануфактуриста производилась  по отдельным избам кустарей, выполняющих  различные детали товара, причем часто  лишь завершительная операция происходит в помещении предпринимателя-мануфактуриста, а иногда и эта операция производится у одного из кустарей.
Предприниматель такой  рассеянной мануфактуры имел возможность  эксплуатировать громадное число  рабочих рук, не производя расходов по содержанию помещения, его освещению  и т. д.
Основная масса  работавших на мануфактуру состояла из кустарей, работавших у себя на дому и часто сочетавших работу на мануфактуру  с обработкой земли.
«В 1770 г . — писал  историк промышленного переворота Манту, — одна деревня в Окрестностях Скотпорта (в графстве Ланкастер) была разделена между 50 или 60 фермерами, арендная плата которых не превосходила 10 шилл. за акр земли. Из этих 50 или 60 лиц только 6 или 7 извлекали весь свой доход из продукта своих ферм, все остальные прибавляли к нему заработок от какого-нибудь промышленного  труда: они пряли или ткали  шерсть, хлопок или лен». Вокруг Лидса  «не было ни одного фермера, который  зарабатывал бы себе средства к существованию  одним земледелием, все работали для суконщиков города».
Таким образом мануфактура, не вытесняя мелкого производителя, усиливала его эксплуатацию. Мелкое производство существовало рядом с  мануфактурой, дополняло и входило  в ее систему. Это характерно не только для рассеянной, но и так называемой концентрированной мануфактуры, представляющей дальнейший шаг в развитии капитализма. Для того, чтобы ускорить процесс производства, взять кустаря под контроль, предупредить утайку им материала, полученного для работы, а также для того, чтобы подчинить себе целиком время мануфактурного рабочего, предприниматель собирает отдельных ремесленников в одно принадлежащее уже ему помещение. Таким образом возникает концентрированная мануфактура. В ней широко применяется разделение труда. От нее один шаг до фабрики, от которой мануфактура отличается тем, что в ней господствует ручной труд, а на фабрике господствует машина.
Вот как описывает  в XVIII в. концентрированную булавочную мануфактуру с развитым разделением  труда крупнейший буржуазный экономист  той эпохи Адам Смит:
«Один рабочий тянет  проволоку, другой выравнивает ее, третий отрезает, четвертый заостряет, пятый  только оттачивает ее конец для посадки  головки. Выделка головки является предметом двух или трех отдельных  операций. Таким образом важный труд изготовления булавки делится на 18 различных операций, которые в  некоторых заведениях исполняются  каждая отдельными рабочими».
Следовательно, то обстоятельство, что несколько работников сидело в одном помещении, позволило  разделить между ними работу, а  это необычайно ускорило производство.
Разделение труда  в мануфактуре подготовило возникновение  крупного машинного производства.
Если раньше самостоятельный  ремесленник у себя в мастерской изготовлял весь товар целиком, то теперь изготовление готового товара представляет результат отдельных, детальных, простых, чисто механических операций, выполняемых  мануфактурными рабочими. Это обстоятельство давало возможность изобрести и  применить машины сначала к самым  простейшим операциям, а затем уже  к более сложным. Примитивные  простые машины можно было даже найти  у рабочих на дому и формально  «самостоятельных» кустарей, фактически зависимых от крупного капитала. Примером может служить изобретение прядильной машины, помещавшейся даже в бедной хижине английского прядильщика, служившей  для того, чтобы прясть без помощи пальцев.
Далее мануфактура  подготовляла исключительно высоко искусных рабочих, специализируя их годами и десятками лет на изготовлении какой-либо детали, на выполнении какой-либо отдельной операции.
«Появляются виртуозы и калеки разделения труда, первые —  как редкостные единицы, возбуждающие изумление исследователей; вторые —  как массовое появление «кустарей» слабогрудых, с непомерно развитыми  руками, с «одностороннею горбатостью» и т. д., и т. д.».
С появлением машины наносится окончательный удар мелкому  производству, мануфактура превращается в фабрику, образуются новые классы — промышленная буржуазия и промышленный фабричный пролетариат.
Развитие  капитализма в  Голландии
Особенности  становления  капиталистического   способа   производства   в
Голландии.
В XV в. в Западной Европе  существовало  крупное  государство  —
герцогство  Бургундское. Оно расстилалось широкой  полосой  с  юга  на  север
Европы  между Францией и Германией. Самую  северную часть  этого  государства
образовывали  Нидерланды. Это была территория, на которой  сейчас  размещены
страны  Бенилюкса и ряд северо-восточных  районов Франции.  Из  12  провинций
Нидерландов  наиболее  развитыми  в  экономическом  отношении   были   семь
северных, крупнейшей из которых была Голландия.
С  конца  XV  в.  начинается  возвышение  Голландии  и  в  XVII  в.   она
превращается, по  определению  К.Маркса,  в  "образцовую  капиталистическую
страну".
Экономическому   развитию   Голландии    содействовали    прежде    всего
географические  условия. Бедные  почвы,  близость  моря,  много  островов  и
удобных гаваней, низовья крупных рек  — Рейна,  Мааса,  Шельды  —  неизбежно
подталкивали  голландцев искать средства существования  на море. В то  время,
когда многие другие народы Европы еще оставались земледельцами, а некоторые
даже  пастухами, голландцы  раньше  других  стали  моряками.  После  великих
географических  открытий,  когда  торговые  пути   из   Средиземного   моря
переместились в Атлантический океан, Голландия  оказалась  на  стыке  путей
мировой торговли и сделалась торговым посредником  между западом и востоком,
севером и югом.
Кроме того,  экономическому  подъему  Голландии  способствовало  и  более
раннее  развитие капитализма.  Крепостное  право  не  получило  значительного
развития, и крестьяне сохранили личную  свободу.  Многие  города,  известные
своим судостроением, сукноделием, мануфактурами,  укоренение  капитализма  в
сельском  хозяйстве и его товаризация  сделали  Голландию  одной  из  наиболее
развитых  стран Западной Европы.
Однако  наиболее важной причиной экономического  подъема  Голландии  стала
буржуазная  революция в Нидерландах во  второй  половине  XVI  в.  До^  этого
Нидерланды  находились под господством испанской  короны.  В  первой  половине
XVI  в.  сложилось  глубокое   противоречие   между   буржуазным   развитием
Нидерландов и  политическим  режимом  феодальной  Испании,  которая  придала
буржуазной  революции в Нидерландах национально-освободительный  оттенок.
Грабительство испанских королей, получавших с  Нидерландов 2 млн дукатов в
год, что составляло 40 "^доходов  испанской  короны,  вызвало  революционное
движение. В ответ на это испанской король  Филипп  II  направил  18-тысячную
армию во главе с католическим фанатиком  герцогом Альба. Он  начал  физически
уничтожать  участников  революционного  движения,  обвиняя   их   в   ереси.
Имущество  еретиков  пополняло  королевскую  казну,  так  как  герцог  искал
еретиков  только среди зажиточных нидерландцев. Когда  же  в  1571  г.  Альба
начал взыскивать 1 % налога с недвижимости, 5 % —  с  продажи  недвижимости,
10 % — с  продажи  движимости,  так  называемую  "алькабалу",  экономическая
жизнь  страны  замерла.  1  апреля  1572  г.  ^началось  всеобщее  восстание
населения северных провинций.
Нидерландская буржуазная революция, главной движущей силой  которой  было
городское  население  северных   провинций,   закончилась   победой   только
наполовину. В  январе  1579  г.  была  заключена  Утрехтская  уния,  которая
положила  начало  существованию  республики   семи   Соединенных   провинций
Нидерландов. Так возникла первая в  истории  Европы  буржуазная  республика,
ядром которой стала Голландия. Южные  Нидерланды еще много лет были 87
под господством Испании и в будущем  стали называться Бельгией.
Какие же отрасли хозяйства получили  наибольшее  развитие  в  Голландии,
которая уже в XVII в. стала "образцовой капиталистической  страной"?
1. Первостепенное значение для  экономики Голландии XVII в. имела  внешняя
торговля.   Революционно-освободительные   войны    Голландии    постепенно
превратились  в  так  называемые  торговые  войны  по  ликвидации  монополии
испанцев  и  португальцев  на  эксплуатацию  колоний  и  в  скором  времени
господству  португальцев на Востоке и испанцев в Америке был положен конец.
Общий торговый оборот Голландии в середине XVII  в.  достиг  75—100  млн
флоринов  в год1. Преобладала торговля с  Индией, Китаем, Японией,  Америкой.
В 1602 г. была создана Ост-Индская компания, которая потом  стала  образцом
для других торговых  компаний.  Она  имела  право  от  имени  правительства
заключать торговые  и  мирные  договора,  вести  войны,  строить  крепости,
содержать  армию,  судить  своих  чиновников,  т.е.  была  государством   в
государстве. Торговля Ост-Индской  компании  приносила  ей  астрономические
барыши, потому что гвоздика перепродавалась  в 7 раз, перец — в 8—10, чай  —
в 3—4 раза дороже.
Большим спросом у голландских купцов пользовались и товары  из  Беларуси.
Через порт Рига голландцы покупали воск, зерно, меха, лен,  коноплю,  поташ,
мясо  и т.д. Кроме Беларуси Голландия  торговала в Европе с Россией,  Англией,
Францией  и даже с Испанией, которая  находилась  с  Голландией  в  состоянии
войны. По этому случаю голландские купцы  считали, что барыши можно искать  и
в аду.
Таким образом, внешняя торговля Голландии  охватывала все страны Европы  и
их  колонии, что позволило ей стать  в XVII в. мировым торговым гегемоном.  Во
многом  это  определялось  тем,  что  в  отличие  от  Англии,  где   капитал
вкладывался  в  основном  в  промышленность,  главными  сферами   применения
голландского  капитала  были  торговля  и  морские  перевозки.  Колониальная
торговля  приносила такие большие  барыши,  что  особого  желания  вкладывать
значительные   средства   в   промышленное   производство   у    голландских
капиталистов  не было.
Флорин  — золотая монета Флоренции XIII—XVII вв., которая,  как  и  дукат,
получила  широкое распространение в Европе (3,5 г золота).
2. Кроме внешней торговли Голландия  в XVII в. придавала большое значение
рыболовству. В этой отрасли было занято 100—120 тыс. человек и  до  2  тыс.
кораблей. Голландцы получили в наследство  от  ганзейцев  очень  прибыльную
торговлю  сельдью и обеспечивали "благочестивой" селедкой  всю  католическую
Европу, которая и в XVII в. продолжала страдать от чрезмерных постов.
Хорошо  развитое рыболовство было чрезвычайно  доходным делом для купцов и
судовладельцев, настоящим золотым дном, что в  свою  очередь  стимулировало
развитие  торговли, судостроения, производство парусины и т.д.
3.  Одной  из  особенностей  становления   капиталистической  экономики   в
Голландии в XVII в. было развитие  судостроения.  Эта  небольшая  республика
(площадь  25 тыс. м2 и население  2  млн   человек)  имела  в  XVII  в.  флот,
который  и  по  количеству  и  по  тоннажу  превосходил  флот  всей  Европы.
Всесильный  кардинал  Ришелье  завидовал  военно-морской   мощи   Голландии,
которая имела около тысячи  только  военных  кораблей,  а  Франция  —  менее
десяти. Всего  флот  Голландии  насчитывал  15  тыс.  кораблей  и  150  тыс.
моряков, что  составляло  75  %  мирового  флота.  Только  в  двух  городах,
Амстердаме  и  Зандаме,  насчитывалось  около  130   верфей.   Строительство
кораблей  обходилось в Голландии в 1,5—2 раза дешевле, чем  в  Англии,  и  во
много раз дешевле, чем во всех странах  Европы.  Поэтому  голландцы  строили
корабли почти для всех европейских стран, в том числе  для  Англии,  России,
Речи  Посполитой  и  др.  Канатные,   парусные,   бумажные,   стеклянные   и
деревообрабатывающие  мануфактуры,  лесопилки  существовали  почти  в  каждом
городе. На строительстве флота работали тысячи плотников, столяров и  других
мастеров.  В  XVII   в.   Голландия   была   признанным   центром   мирового
судостроения.
4.  Кроме  внешней  торговли,  рыболовства,   судостроения   значительное
развитие  в Голландии XVII в.  получила  суконная  промышленность.  Именно  в
этой  отрасли народного хозяйства  в Голландии  впервые  возникли  мануфактуры
как рассеянного типа, так централизованные и смешанные. Однако в отличие  от
Англии, где в  XVII  в.  преобладала  рассеянная  мануфактура,  в  Голландии
наибольшее   распространение    получили    централизованные    мануфактуры.
Голландские  суконные  мануфактуры  изготовляли  тонкое   сукно,   известное
голландское полотно, парусину, плюш, бархат, ткани  из  льна,  шелка,  и  все
это не без оснований считалось в  тогдашней Европе первосортным.
5. Капиталистические формы активно  укоренялись и в  сельском  ^хозяйстве
Голландии,  что  нашло  свое  отражение  в  передовой  для  своего  времени
агротехнике,   многопольнох    севооборотах,    травосеянии,    товаризации
сельскохозяйственного  производства,  капиталистической   аренде,   крупных
животноводческих  фермах,  интенсивном  огородничестве  и  садоводстве.   С
помощью плотин, дамб и  насыпей  у  моря  и  болот  были  отвоеваны  тысячи
гектаров  земли, так называемые польдеры, для  сельского хозяйства. Совсем не
случайно  о голландцах говорят, что вся  земля —  дело  рук  господа  Бога  и
только  Голландия — дело рук самих  голландцев.
Таким образом, с точки зрения  своей  эпохи  Голландия  в  XVII  в.  была
наиболее  развитой в области промышленности и сельского  хозяйства  страной.
Ее  столица Амстердам являлась  торговым  и  финансовым  центром  не  только
Западной  Европы, но и всего мира.
Однако  в  первой  половине  XVIII  в.  Голландия  начинает  отставать  в
экономическом развитии от Англии и теряет свою руководящую  роль  в  мировой
торговле. Резко сократилось голландское  рыболовство. Если  в  середине  XVII
в. в море каждый год выходило 1500—2000  рыболовных  судов,  то  в  середине
XVIII в.  -  не  более  200.  Такая   существенная  для  народного   хозяйства
Голландии  отрасль,  как  судостроение,  также  оказалась   в   упадке.   На
крупнейших  верфях количество заложенных кораблей уменьшилось за XVIII  в.  в
10—15 раз. В скором времени английские  флот  и  фабрики  превзошли   флот  и
мануфактуры  Голландии.  Только  благодаря  широким  торговым  и  финансовым
связям  голландская буржуазия смогла еще  определенное время  удерживать  свои
торговые  позиции. Даже в конце XVIII  в.  более  80  %  зерна,  значительную
часть леса, которые экспортировались из Восточной Европы, в том числе  и  из
Беларуси,  перевозили  голландские  корабли.  Однако  в  целом   голландский
торговый  капитал уже в середине XVIII в. оказался в большой  зависимости  от
английского промышленного капитала. Причины  отставания Голландии  характерны
для ее экономической истории и сводятся в основном к следующему.
1.  Главной  причиной  экономической   отсталости  Голландии  в  XVIII  в.
являлась  слабость ее промышленной базы, потому что  для  развития  фабричной
промышленности,  особенно  тяжелой  и  металлообрабатывающей,  Голландии  не
хватало территории, рабочих рук и сырья. В то время, когда  в  Англии  резко
возрастает  удельный  вес  тяжелой  промышленности,  быстро  распространяется
фабричная система,   укореняются машины, Голландия продолжает оставаться  на
стадии  мануфактуры.
2.  Второй  причиной  замедления  темпов  развития  народного   хозяйства
Голландии стало стремление предпринимателей этой страны идти по  проложенной
дорожке  торгового  обогащения  и  недостаточное  внимание  к  промышленному
производству. Относительная трагедия Голландии  заключалась  в  том,  что  во
время  промышленного  капитализма   она  продолжала   оставаться   "торговой
республикой" но такие республики свой век уже  отжили.
3. Наконец,  необходимо  отметить,  что  французский  абсолютизм  с  его
милитаризмом  был совсем неподходящим  соседом  для  Голландии.  Бесконечные
войны Людовика XIV нанесли казне Голландии  и ее территории большой ущерб.
Однако  экономическое  отставание  этой  первой  в   Европе   буржуазной
республики  не  носило  характера  глубокого  упадка,   той   экономической
катастрофы  и обеднения что пережили в  свое время Италия и Испания.
Таким образом, экономический подъем  Голландии  в  эпоху  первоначального
накопления  капитала  опирался   на   непрочный   фундамент   посреднической
торговли. По мере того, как в других  странах  Западной  Европы  укоренялось
капиталистическое    производство,    ориентация    голландской    буржуазии
преимущественно  на  развитие  торговли  обусловила  в  XVIII  в.  застой  и
экономическое  отставание   народного   хозяйства   "Соединенных   провинций
Нидердандов". 
 

Мануфактурный период в России
Капиталистическое производство в области промышленности возникло не сразу, а проходило ряд  ступеней развития, прежде чем сложилась  крупная машинная индустрия. Капиталистическое  производство возникает из мелкотоварного и проходит через три стадии:
1) простой капиталистической  кооперации;
2) капиталистической  мануфактуры;
3) крупной машинной  индустрии.
На стадии простой  капиталистической кооперации предприниматель, применяя наемный труд, эксплуатирует  одновременно в своей мастерской более или менее значительное число рабочих. При этом в простой  капиталистической кооперации среди  рабочих отсутствует в широких  масштабах разделение труда и  производство базируется на ручной технике. Выгода здесь состоит лишь в соединении усилий ряда рабочих для тяжелых  работ, в экономии на одном помещении  и т.п. Это делает простую капиталистическую  кооперацию более производительной по сравнению с кустарной мастерской.
Дальнейший рост производительных сил приводит к  перерастанию простой капиталистической  кооперации в капиталистическую  мануфактуру.
Капиталистическая мануфактура также в основном базируется на ручной технике, но в  ней в широких масштабах применяется  среди наемных рабочих разделение труда.
Разделение труда  повышает его производительность и  подготовляет, поскольку производственный процесс разбивался на несложные  операции, условия для замены труда  человека машиной. При широком применении машин капиталистическая кооперация перерастает в капиталистическую  фабрику.
 

Краткая характеристика экономического строя  крепостной России
 

Экономическое развитие России XVIII века шло по пути последовательного  перехода мануфактурных предприятий  на капиталистическую основу. В русском  мануфактурном производстве начала века отчетливо сказался "переходный характер мануфактуры между мелким ручным производством и фабрикою".
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.