На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Патентное право и его защита по российскому законодательству

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Патентное право и его защита по российскому законодательству. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Содержание: 

Введение
1. Понятие, принципы и источники патентного права.
2. Объекты патентных прав.
      . Изобретение как объект патентного права.
2.2. Полезная модель как объект патентного права.
2.3. Промышленный образец как объект патентного права.
3. Субъекты патентных прав.
4. Права авторов  и патентообладателей.
5. Защита патентных прав.
5.1. Судебный и административный порядки защиты прав.
5.2. Гражданско-правовые  способы защиты прав авторов и патентообладателей.
5.3. Уголовно-правовая ответственность за нарушения прав патентообладателей.
Заключение
Список использованных источников 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 

     Одним из важнейших показателей эффективности  патентного законодательства является гарантированность и защищенность прав и законных интересов действительных создателей разработок и патентообладателей. С сожалением приходится констатировать, что по этому показателю изобретательское законодательство бывшего Советского Союза было всегда крайне неэффективным. Советские изобретатели и новаторы были не только лишены возможности приобретения исключительных прав на использование создаваемых ими разработок, но очень часто не могли фактически реализовать и реально защитить и те субъективные права, которые предоставлялись им действующим законодательством. Предприятия и организации, которые использовали предложения новаторов, вопреки требованиям закона не сообщали о фактах внедрения разработок, сознательно занижали размеры полученной от их использования прибыли, отказывались выплачивать вознаграждение разработчикам в добровольном порядке и т. п. Как отмечалось в литературе, среди руководителей предприятий даже бытовало мнение, что недоплата или невыплата автору причитающегося ему по закону вознаграждения - это не нарушение закона, а чуть ли не забота о государственных интересах. В результате нарушения прав изобретателей носили столь массовый и обычный характер, что скорее как исключения выглядели те случаи, когда с авторами соответствующих разработок производился своевременный и полный расчет по платежам.  
Что же касается закрепленных законом мер защиты прав разработчиков, то они, во-первых, были недостаточно эффективны сами по себе и, во-вторых, - и это главное, - не реализовывались на практике. В частности, санкции, которые могли быть применены к нарушителям изобретательских прав, практически не возлагали на них каких-либо дополнительных обременений по сравнению с теми обязанностями, которые они и так должны были выполнить по закону. Так, предприятию, которое использовало изобретение или промышленный образец, но скрыло этот факт и не выплатило автору причитавшееся ему по закону вознаграждение, угрожало лишь то, что его в принудительном порядке суд мог заставить рассчитаться с автором. Никакой штрафной ответственности ни перед потерпевшим, ни перед государством нарушитель не нес. Предусмотренные же законодательством меры административной, дисциплинарной и даже уголовной ответственности непосредственных нарушителей, в частности должностных лиц предприятий, виновных в нарушении прав разработчиков, в реальной жизни практически не применялись. Так, в юридической литературе, в отчетах ВОИР, в обобщениях судебной и прокурорской практики по крайней мере за последние 40 лет не приводилось ни одного конкретного случая реализации мер ответственности в рассматриваемой сфере.

     Практическое  применение иных мер защиты было крайне затруднено. Изобретатели чаще всего  оставались один на один с нарушителями их прав, поскольку получить квалифицированную юридическую помощь по этой категории дел было весьма сложно. Большинство адвокатов не желало вникать в эти сложные дела, поскольку получаемые по ним гонорары (ввиду ограниченности имущественных возможностей самих авторов) были значительно меньше по сравнению с другими более простыми гражданскими и особенно уголовными делами. Судебные органы также крайне неохотно принимали к своему рассмотрению иски изобретателей, поскольку подобные дела нередко затягивались на многие месяцы и годы, судьям приходилось вникать в сложные технические вопросы, а результатом длительного разбирательства в лучшем случае могло быть решение о присуждении в пользу потерпевшего нескольких сотен или тысяч рублей невыплаченного вознаграждения, что обычно было значительно меньше затраченных по делу судебных расходов. В этих условиях многие изобретатели, несмотря на очевидность нарушения их прав, просто не обращались за их защитой. По приводимым в юридической литературе статистическим данным, в целом в масштабах бывшего Союза ССР ежегодно во всех судах рассматривалось не более 250 дел, связанных с изобретательством и рационализацией. Конечно, многие изобретательские споры в соответствии с ранее действовавшим законодательством не относились к судебной подведомственности, а часть их разрешалась до суда. Но даже будучи увеличенной в несколько раз, эта цифра в условиях массового нарушения прав изобретателей лучше, чем что-либо другое, показывает, что механизм их защиты практически не работал.  
В настоящее время в связи с восстановлением патентной формы охраны прав разработчиков положение дел в рассматриваемой области должно решительно измениться. Во-первых, споры связанные с нарушением патентной монополии, приобретают большое экономическое значение. Поэтому можно прогнозировать, что в делах по защите патентных прав будут заинтересованы не только сами патентообладатели, но и юристы. Во-вторых, изменение правил подведомственности расширило круг вопросов, споры по которым должны разрешаться в судебном порядке. В-третьих, в соответствии с ч. 4 ГК РФ Высшая патентная палата как независимая от Патентного ведомства инстанция, в которую заявители и патентообладатели могут обращаться для разрешения споров, которые ранее рассматривались лишь в рамках Патентного ведомства. В-четвертых, в целях оказания изобретателям и патентообладателям квалифицированной помощи создается институт патентных поверенных.

     Конечно, было бы наивно думать, что ситуация с защитой патентных и авторских  прав изменится в одночасье. Для  того чтобы сломать сложившиеся стереотипы в отношении использования чужих разработок, потребуются годы кропотливого труда и внедрение в сознание отечественных предпринимателей, судей, патентоведов нового отношения к интеллектуальной собственности в рассматриваемой сфере. В этих условиях очень важно иметь простой и эффективный механизм защиты нарушенных прав.  
 

1. Понятие, принципы  и источники патентного  права 

       Патентное право является вторым правовым институтом, входящим в систему подотрасли «право интеллектуальной собственности». Оно регулирует имущественные, а также связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Объединение трех названных объектов интеллектуальной собственности в рамках единого института патентного права объясняется следующими соображениями. Во-первых, изобретения, полезные модели и промышленные образцы обладают значительным сходством по отношению друг к другу, с одной стороны, и существенно отличаются от иных объектов интеллектуальной собственности, с другой. Все они являются результатами творческой деятельности, имеют конкретных создателей, права которых признаются и охраняются законом, совпадают друг с другом по ряду признаков и т.д. Во-вторых, их охрана осуществляется посредством единой формы, а именно путем выдачи патента. В-третьих, правовое регулирование связанных с этими тремя объектами общественных отношений имеет гораздо больше сходства, чем различий, и к тому же осуществляется в России Гражданским Кодексом РФ. Все сказанное свидетельствует о том,  что традиционное ограничение рамок патентного права лишь сферой правовой охраны изобретений вряд ли оправдано.
       Сам термин «патентное право» лишь совсем недавно был возвращен в российское законодательство. В течение длительного времени в России, как и во всем бывшем Советском Союзе, изобретения и другие технические новшества охранялись в основном не патентами, а авторскими свидетельствами. Последние не предоставляли их обладателям исключительного права на использование созданных разработок, а лишь гарантировали им личные права и право на получение вознаграждения от пользователей. Поэтому совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникавшие в рассматриваемой области, именовались не патентным, а изобретательским правом.
       Как  и авторское право, патентное  право имеет дело с охраной  и использованием нематериальных благ, являющихся продуктами интеллектуального  творчества. Изобретения полезные модели, промышленные образцы, как и произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторским правом, представляют собой результаты мыслительной деятельности, идеальные решения тех или иных технических или художественно-конструкторских задач. Лишь в последствии, в ходе их внедрения, они воплощаются в конкретные устройства, механизмы, процессы, вещества и т.п. Наряду со сходством сравниваемые объекты имеют и существенные различия между собой. Если в произведениях науки, литературы и искусства основная ценность и предмет правовой охраны – их художественная форма и язык, которые отражают их оригинальность, то в объектах патентного права ценность представляет прежде всего само содержание тех решений, которые придуманы изобретателями. Именно они и становятся предметом охраны патентного права. В отличии от формы  авторского произведения, которая фактически неповторима  и может быть лишь заимствована, решение в виде устройства, способа, вещества, штамма или внешнего вида изделия может быть разработано другими лицами совершенно независимо от первого его создателя. В этой связи охрана технических или художественно-конструкторских решений, являющаяся основной функцией патентного права, строится на несколько иных началах и принципах, чем те, которые применяются в сфере авторского права.
       В качестве принципов российского  патентного права, то есть отправных идей, которые пронизывают всю систему патентно-правовых норм и служат исходной базой для её дальнейшего развития и разрешения прямо не урегулированных законом ситуаций, могут быть названы следующие положения. Прежде всего, важнейшим отправным началом патентного права является признание за патентообладателем исключительного права на использование запатентованного объекта. Это положение, будучи краеугольным камнем патентной системы, означает, что только патентообладатель  может изготавливать, применять, ввозить, продавать и иным образом вводить в хозяйственный оборот запатентованную разработку. Напротив, все другие лица должны воздерживаться от её использования, не санкционированного патентообладателем. Таким образом, патентообладателю  принадлежит на разработку абсолютное право, а на всех других лицах лежит пассивная обязанность воздерживаться от нарушения прав патентообладателя. Любое не санкционированное договором или законом вторжение в исключительную сферу патентообладателя должно пресекаться, а нарушитель подвергаться предусмотренным законом санкциям.
       Признание и всемерная охрана патентной  монополии не исключает, однако, выполнения патентным правом и функции защиты общественных интересов. Более того, соблюдение разумного баланса интересов патентообладателя, с одной стороны, и интересов общества, с другой, вполне может рассматриваться в качестве  второго исходного начала (принципа) патентного права. Одним из конкретных его проявлений служит ограничение действия патента определенным сроком, после истечения которого разработка поступает во всеобщее пользование. Кроме того, условием предоставления патентно-правовой охраны той или иной разработке является внесение разработчиком действительного вклада в уровень техники и тем самым приращение знаний. В этих целях проводится проверка заявляемых решений, а также создание условий для ознакомления любых заинтересованных лиц с новейшими разработками. Наконец,  в общественных интересах закон устанавливает случаи так называемого свободного использования запатентованных разработок. Разовое изготовление лекарств в аптеках по рецептам врача, проведение научного эксперимента и т.д. – эти и некоторые другие изъятия из сферы патентной монополии, продиктованные социальными потребностями, выражают взвешенный баланс интересов патентообладателя и общества.
       Следующим принципом патентного права является предоставление охраны лишь тем разработкам, которые в официальном порядке  признаны патентоспособными изобретениями, полезными моделями и промышленными  образцами. Для получения охраны заинтересованное управомоченное лицо должно оформить и подать  в Патентное ведомство РФ особую заявку, которая рассматривается последним с соблюдением определенной процедуры и в случае соответствия заявленного объекта требованиям закона удовлетворяется. Если заявка на выдачу патента в Патентное ведомство РФ не подавалась, то разработка, которая объективно отвечает всем критериям патентоспособности, объектом охраны со стороны патентного права не становится. В этом состоит еще одно существенное различие между патентным и авторским правом. Авторское право охраняет любые творческие произведения, находящиеся в объективной форме. Для предоставления правовой охраны произведению, по российскому законодательству, не требуется выполнения каких-либо формальностей. Напротив, по патентному праву, формальности, связанные с официальным признанием патентоспособности произведения (разработки), являются обязательным условием охраны. Это продиктовано целым рядом причин. К ним относятся и объективная повторимость тех решений, которые охраняются патентным правом, и предоставление охраны только тем разработкам, которые обладают новизной, и необходимость раскрытия сущности решения как условие предоставления охраны и т.д. В этой связи большое значение в патентном праве  имеет понятие приоритета, которое неизвестно авторскому праву. На государственное признание и охрану своих прав могут претендовать только те заявители, которые первыми подали правильно оформленную заявку на выдачу патента.
       Наконец, в качестве принципа патентного права может рассматриваться положение, согласно которому законом признаются и охраняются права и интересы не только патентообладателей, но и действительных создателей изобретений, полезных моделей, промышленных образцов. Данный принцип находит отражение во многих нормах патентного права. Прежде всего именно действительным разработчикам предоставляется возможность  получить патент и стать патентообладателем.  Если в соответствии с законом право на получение патента имеет иное лицо, например работодатель, закон гарантирует получение разработчиками вознаграждения, соразмерного выгоде, которая получена или могла бы быть получена  работодателем при надлежащем использовании разработки. При подаче заявки на выдачу патента лицом, которое не является разработчиком, это лицо должно представить доказательства, подтверждающие его право на подачу заявки. За разработчиками во всех случаях признаются личные неимущественные права на созданный ими объект, которые являются бессрочными и непередаваемыми.
       Названные выше принципы определяют конкретное содержание основных норм патентного права, являются его исходными началами и служат предпосылками его дальнейшего развития. Знание этих принципов помогает лучше понять содержание конкретных патентно-правовых норм, способствует их правильному применению на практике и дает определенные ориентиры для разрешения тех жизненных ситуаций, которые прямо не урегулированы действующим законодательством.
     В настоящее время основным источником патентного права России является ГК РФ. Как следует из ст. 1347 гл. 72, ч. 4 ГК РФ , им регулируются имущественные, а также связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.
     Как следует из кодекса, Патентное ведомство РФ не пользуется по отношению к заявителям никакими властными полномочиями, хотя и выступает в качестве органа государственного управления. Гражданско-правовые начала внедрены и в такую важную сферу, как регулирование отношений между работником и работодателем, возникающих в связи с созданием и использованием служебных разработок, и т.д.
     Гл. 72 ГК РФ, регулирующая патентное право, относительно невелика по объему, она состоит всего из 63 статей, большинство из которых, в свою очередь, включает несколько самостоятельных норм. Подавляющая часть из них является нормами прямого действия; бланкетный характер имеют лишь тринадцать норм. Сравнительно небольшой объем объясняется несколькими причинами. Прежде всего, безусловно, сказалось отсутствие опыта патентно-правовой охраны разработок в нашей стране. Например, совершенно очевидно, что многие вопросы оказались не урегулированными новым Законом. Далее, для создания полноценного патентного закона требовалось, конечно, большее время, чем то, которым располагали его разработчики.
     Структурно  Глава 72 ГК РФ состоит из 8 разделов: I "Основные положения"; II "Патентные права"; III "Распоряжение исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец"; IV "Изобретение, полезная модель и промышленный образец, созданные в связи с выполнением служебного задания или при выполнении работ по договору"; V "Получение патента"; VI "Прекращение и восстановление действия патента"; VII "Особенности правовой охраны и использования секретных изобретений"; VIII "Защита прав авторов и патентообладателей". Группировку норм по указанным разделам следует признать достаточно логичной и удачной.
     Помимо  ГК РФ вопросы, связанные с охраной и использованием объектов патентного права, затрагиваются в ряде других законодательных актов, посвященных в целом регулированию иных общественных отношений. Так, например, Закон РФ о товарных знаках указывает, что не регистрируются в качестве товарных знаков обозначения, воспроизводящие промышленные образцы, права на которые в Российской Федерации принадлежат другим лицам.
     Наиболее  актуальным и важным в этом плане  является принятие законодательных  актов, касающихся предоставления авторам  и хозяйствующим субъектам, которые  используют изобретения, полезные модели и промышленные образцы, льготных условий налогообложения и кредитования.
     Важную  группу источников патентного права образуют подзаконные акты.
     Многие  правила, посвященные сравнительно частным вопросам, например, правила оформления отдельных документов заявки, носят в значительной мере технический характер. Их помещение в один акт с нормами, имеющими для охраны объектов промышленной собственности принципиальное значение, едва ли было бы уместным. Кроме того, закон должен обладать известной стабильностью, подобные же правила достаточно быстро меняются в соответствии с потребностями времени. Наконец, некоторые положения закона могут пониматься в самом различном смысле и потому объективно требуют своего толкования. Оно во многом обеспечивается за счет принятия подзаконных актов. Толкуя и разъясняя закон, компетентные государственные органы, и прежде всего Патентное ведомство РФ, проводят определенную государственную патентную политику.
     В рассматриваемой области подзаконные  акты в основном носят общий характер, т.е. распространяются на всех лиц, так или иначе связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Напротив, ведомственных и локальных актов относительно немного. Среди подзаконных актов общего характера различаются нормативные акты, принятые Правительством РФ, и нормативные акты, принятые Патентным ведомством РФ.
     К компетенции Правительства РФ ч. 4 ГК РФ отнес решение таких важных вопросов, как определение правового статуса Федерального фонда изобретений России, утверждение Положения о патентных поверенных, установление видов, размера и сроков уплаты патентных пошлин  и др.
     Помимо  правил, касающихся составления, подачи и рассмотрения патентных заявок, Патентным ведомством утверждены Правила  проведения аттестации и регистрации патентных поверенных, Правила подачи и рассмотрения ходатайств о прекращении действия на территории РФ авторских свидетельств СССР на изобретения, свидетельств СССР на промышленные образцы, а также патентов СССР, выданных на имя Государственного фонда изобретений СССР, и выдачи патентов РФ на оставшийся срок и др.
     К числу ведомственных подзаконных  актов относятся нормативные  акты различных министерств и  ведомств, посвященные развитию изобретательства, охране и использованию объектов промышленной собственности в соответствующей отрасли народного хозяйства. Количество таких актов, равно как и сфера их действия, в последнее время значительно уменьшилось в связи с реформой патентного законодательства, а также сокращением числа отраслевых министерств. Ведомственный характер имеют, однако, и некоторые акты Патентного ведомства, регламентирующие внутреннюю деятельность организаций, которым поручено выполнение отдельных функций, закрепленных законом за Патентным ведомством, в частности Федерального института промышленной собственности (бывшего Всероссийского научно-исследовательского института государственной патентной экспертизы), Апелляционной палаты и др.
     Локальные подзаконные акты представлены, с  одной стороны, нормативными актами местных органов власти и управления, а с другой — внутриорганизационными актами учреждений, связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Число актов, принятых в рассматриваемой сфере местными органами власти и управления, крайне ограниченно. В качестве примеров можно привести распоряжение мэра Санкт-Петербурга от 1 июля 1992 г. "О правовой охране интеллектуальной собственности Санкт-Петербурга", положения о региональных фондах поддержки деятельности изобретателей и новаторов и т.п. Внутриорганизационные нормативные акты, действующие в пределах издавших их организаций, включают в свой состав индивидуальные уставы (положения) тех юридических лиц, которые занимаются охраной и организацией использования объектов промышленной собственности как одним из основных видов своей уставной деятельности. Сюда же относятся правила их работы, должностные инструкции отдельных работников и т. п.
Прекратили действие все те нормативные акты, которые касались разрешительного порядка патентования объектов промышленной собственности за границей, обмена патентов на авторские свидетельства и др. Наконец, отдельные подзаконные акты, несомненно, будут применяться и в дальнейшем в связи с тем, что на территории РФ будут действовать авторские свидетельства, не обмененные их владельцами на патенты РФ.
     Наряду  с законами и подзаконными актами к источникам патентного права относится также судебная практика. Разумеется, речь в данном случае идет только о той ее части, которая имеет нормативное значение. Данный вопрос был достаточно подробно освещен в предыдущем параграфе, и все сказанное там в равной мере приложимо к сфере патентного права. В развитие этих положений укажем лишь на то, что до последнего времени судебная практика по патентным делам была чрезвычайно скупа. Например, в городском суде Санкт-Петербурга, города с пятимиллионным населением и большим научно-техническим потенциалом, за год рассматривалось не более десятка дел, связанных с нарушением прав на объекты промышленной собственности. Причин такого положения несколько. Основной из них было то, что патентная форма охраны, несмотря на формальное разрешение на ее использование, в действительности российскими изобретателями почти не применялась. Патенты выдавались практически одним лишь иностранным заявителям, которые, однако, ввиду закрытости советского общества и отсутствия средств контроля, не имели реальной возможности в должной степени следить за соблюдением принадлежащих им прав. Отсутствие патентных прав у российских граждан и организаций естественным образом исключало возникновение самой распространенной категории патентных споров, связанных с нарушением чужих патентных прав.
     Кроме того, в соответствии с ранее действовавшим  советским изобретательским правом многие споры, возникающие в сфере  изобретательства, подлежали разрушению в административном, а не в судебном порядке. Так, суду не были подведомственны споры о признании заявленного решения изобретением или промышленным образцом, споры о приоритете, споры, связанные с отказом в принятии к рассмотрению заявки на изобретение или промышленный образец, и др. Эти и некоторые другие категории споров рассматривались органами Патентного ведомства, в частности Контрольным советом научно-технической экспертизы Госкомизобретений. По ряду споров, относящихся к судебной подведомственности, в обязательном порядке применялась процедура досудебного урегулирования (споры о правильности подсчета экономии, размера, порядка и сроков выплаты вознаграждения, споры об установлении фактов использования изобретений или промышленного образца и др.), что также объективно уменьшало число споров, доходящих до суда.
     Наконец, факторами, сдерживающими обращение  изобретателей в суд за защитой  нарушенных прав, были сложность и  длительность судебного разбирательства, невозможность получения квалифицированной юридической помощи в этой области ввиду нежелания адвокатов браться за подобные дела и т. п.
     В настоящее время положение дел  в рассматриваемой сфере начало меняться, что находит подтверждение  в медленном, но постоянном росте  числа судебных споров, связанных с нарушением патентных и изобретательских прав. С перенесением Патентного закона в ГК РФ патент стал единственной формой охраны прав в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Появились не только формальные, но и реальные возможности осуществления и реализации исключительных прав на использование запатентованных объектов, что будет порождать споры. Для представительства и защиты прав и законных интересов изобретателей и патентообладателей создан институт патентных поверенных, способный оказать квалифицированную правовую помощь потерпевшим. Все это дает основания считать, что значение судебной практики в системе источников патентного права в ближайшие годы неизмеримо возрастет.
     Пока, однако, ни Верховным Судом РФ, ни Высшим Арбитражным Судом РФ еще не приняты какие-либо специальные постановления о практике применения нового патентного законодательства. Суды в практической деятельности руководствуются постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 15 ноября 1984 г. "О применении судами законодательства, регулирующего отношения, возникающие в связи с открытиями, изобретениями, рационализаторскими предложениями и промышленными образцами".
     Наконец, в системе источников патентного права важное место занимают международные договоры и соглашения. Советский Союз участвовал с 1965 г. в Парижской конвенции по охране промышленной собственности, а с 1978 г. — в Договоре о патентной кооперации. Кроме того, странами бывшего социалистического лагеря был заключен ряд соглашений, направленных на углубление сотрудничества в области изобретательства. Распад СССР как единого государства создал в рассматриваемой области ту же проблему, что и в сфере авторского права. В отношении себя Российская Федерация решила эту проблему уже 26 декабря 1991 г., официально заявив о том, что "членство СССР в ВОИС и во всех ее органах, а также участие во всех конвенциях, соглашениях и других международно-правовых документах, подписанных в рамках ВОИС или под ее эгидой, продолжается Российской Федерацией". Тем самым обеспечена непрерывность участия нашей страны в универсальных международных соглашениях по охране промышленной собственности.
     Однако  в связи с распадом Советского Союза со всей остротой встал вопрос об охране прав российских изобретателей  и патентообладателей в странах ближнего зарубежья. Причем в отличие от сферы авторского права в рассматриваемой области эта проблема имела важный дополнительный аспект, который связан с признанием охранных документов СССР и их преобразованием в национальные охранные документы независимых государств. Следует отметить, что заинтересованными ведомствами ряда бывших союзных республик была проявлена завидная оперативность в решении данной проблемы. Уже 27 декабря 1991 г. семь стран—субъектов бывшего СССР подписали в Минске Временное соглашение об охране промышленной собственности.
     В соответствии с указанным Временным  соглашением предполагалось создание Международной организации по охране промышленной собственности. Основными  ее задачами должны были быть выдача межгосударственных охранных документов и регулирование отношений в области охраны промышленной собственности. Планировалось создание Административного совета, Патентного ведомства на базе патентной системы СССР и Международного патентного суда.
     Участники Временного соглашения приняли на себя обязательство о признании действия на своей территории ранее выданных охранных документов Союза ССР на объекты промышленной собственности и обеспечении охраны прав их владельцев и авторов (ст. 6). Исключительные права на объекты промышленной собственности, вытекающие из выданных ранее охранных документов и ранее принадлежавшие СССР, должны были принадлежать всем государствам-участникам. После длительной дискуссии участники приняли решение не предусматривать в соглашении процедуру обмена авторских свидетельств на изобретения и свидетельств на промышленные образцы на международные патенты в связи с неизбежным возникновением трудноразрешимых юридических ситуаций, связанных с разделением общесоюзной собственности. Напомним, что постановление Верховного Совета СССР "О введении в действие Закона СССР "Об изобретениях в СССР"" от 31 мая 1991 г. предоставляло право производить обмен авторских свидетельств на патенты СССР. Такой обмен продолжался до 27 декабря 1991 г., а затем согласно Временному соглашению был прекращен. Участники договорились, что данный вопрос будет окончательно решен в ходе разработки и заключения Межгосударственной конвенции, которая призвана заменить собой Временное соглашение. В соответствии со ст. 5 Временного соглашения Межгосударственное патентное ведомство должно было выдавать заявителям межгосударственные патенты на изобретения и промышленные образцы, имеющие одинаковое действие на территориях всех государств-участников и способные передаваться, аннулироваться и прекращать свое действие лишь в отношении всех этих территорий в целом. Соглашение не препятствовало государствам-участникам выдавать национальные охранные документы.
     К сожалению, Временное соглашение так  и не вступило в силу в связи  с изменением позиции по этому вопросу некоторыми странами-участницами. В результате был упущен прекрасный шанс не допустить раскола в области, в которой объединение усилий и средств различных государств имеет несомненные преимущества перед национальной разобщенностью. Суверенизация патентных ведомств и введение национальных патентов в странах СНГ больно ударили прежде всего по изобретателям, права и законные интересы которых практически перестали защищаться в других независимых государствах — субъектах бывшего Союза ССР. Кроме того, вновь созданные в ряде независимых государств патентные ведомства были не в состоянии выполнять возложенные на них функции ввиду трудностей с кадровым составом, практическим отсутствием патентных фондов и т. п. Поэтому необходимость объединения усилий стран СНГ в рассматриваемой области диктовалась самой жизнью.
     После ряда встреч и переговоров представителей национальных патентных ведомств был  подготовлен проект рамочного Соглашения о мерах по охране промышленной собственности  и создании Межгосударственного совета для координации совместной деятельности по созданию межгосударственной системы охраны промышленной собственности. Данное соглашение было подписано 12 марта 1993 г. главами правительств восьми стран СНГ. Одной из главных задач Совета стала разработка Патентной конвенции открытого типа и вытекающего из нее перечня документов.
     17 февраля 1994 г. на третьем заседании  Межгосударственного совета в  штаб-квартире ВОИС в Женеве  был принят текст Евразийской  патентной конвенции. 9 сентября 1994 г. главы правительств десяти стран СНГ подписали эту Конвенцию и после ее ратификации парламентами первых трех государств она вступила в действие с 12 августа 1995 г. (для Российской Федерации Конвенция вступила в действие с 27 сентября 1995 г.). С 1 января 1996 г. у заявителей не только из стран — участниц Конвенции, но и из других государств появилась возможность подавать заявки в Евразийскую патентную организацию (ЕАПО), созданную государствами-участниками, и получать патенты на изобретения, которые действуют на территории всех государств, участвующих в Конвенции. Вновь созданная организация имеет своим образцом Европейскую патентную организацию, которая успешно функционирует уже почти четверть века. Создание евразийской патентной системы и выдача евразийских патентов не умаляет суверенитета стран СНГ в развитии своих национальных систем по охране изобретений, в частности функционирования национальных патентных ведомств. Членство в Конвенции открыто для любого государства-члена ООН, связанного также Парижской конвенцией по охране промышленной собственности и Договором о патентной кооперации. Как сообщается в печати, интерес к Конвенции уже проявили Вьетнам, Турция, Монголия. Есть основания надеяться, что к новой Конвенции примкнут страны Балтии, а также Болгария. Таким образом, странами СНГ сделан важный шаг в направлении углубления сотрудничества в области охраны промышленной собственности.
Подписание  Евразийской патентной конвенции  и создание Евразийского патентного ведомства не решило, однако, всех проблем, возникших в рассматриваемой сфере в отношениях между бывшими республиками единого Советского Союза. В частности, Конвенция не затрагивает вопрос о признании действия на территории независимых государств охранных документов бывшего СССР. Актуальными продолжают оставаться проблемы упрощения процедуры подачи заявок на выдачу национальных патентов, уплаты патентных пошлин в национальных валютах, посредничества патентных поверенных, перевода материалов заявки на национальные языки и т. д. и т. п. Для решения этих и некоторых других проблем, которые, к сожалению, так и не удалось урегулировать на многосторонней основе, Российской Федерацией заключены двусторонние соглашения с рядом стран СНГ.
     Как отмечают представители российского  Патентного ведомства, заключению соглашений предшествовал сложный договорный процесс. Первоначально Роспатент разработал типовой проект соглашения и разослал его в конце 1992 г. в патентные ведомства всех стран ближнего зарубежья. С представителями патентных ведомств, положительно ответивших на предложение заключить соответствующее соглашение, были согласованы тексты проектов, переданные в последующем для рассмотрения в Правительство РФ. Первые двусторонние соглашения о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности были заключены с Арменией (25 июня 1993 г.) и Украиной (30 июня 1993 г.), а в последующем — с Казахстаном, Узбекистаном и Киргизией. Не вдаваясь здесь в анализ содержания этих соглашений, отметим лишь, что они направлены на решение указанных выше проблем (в частности упрощение процедуры взаимного патентования), и потому также являются важными источниками патентного права.  
 

2. Объекты патентных  прав.
      Изобретение как объект патентного права.
 
    Часть 4 ГК РФ не содержит определения понятия изобретения, лишь указывает на условия его патентоспособности: изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо. Подобный подход согласуется с мировой патентной практикой, которая, как правило, акцентирует внимание не на всех признаках изобретения, а лишь на тех, которые необходимы для его охраны. При этом, однако, остается открытым вопрос: что же представляет собой изобретение как таковое?
    Отечественная наука, равно как и действовавшее  ранее законодательство, традиционно рассматривала изобретение в качестве технического решения задачи. В этот родовой признак изобретения вкладывался двоякий смысл. С одной стороны, изобретательское предложение должно было не просто, ставить ту или иную задачу, а указывать конкретные пути и средства ее решения. С другой стороны, требовалось, чтобы решение задачи было техническим, а не каким-либо иным, в частности организационным или экономическим. При этом акцент делался не на самой задаче, а на сущности ее решения. Иными словами, с помощью изобретения могла решаться любая практическая задача в области техники, сельского хозяйства, культуры, образования и т. д., но исключительно техническими средствами.
    Признаваемые  законом виды технических решений  раскрывались через понятие «объект  изобретения». К числу объектов изобретений относились устройства, способы, вещества, а также предложения по Применению уже известных устройств, способов и веществ по новому назначению. Таким образом, изобретением как техническим решением задачи могло быть признано лишь конкретное работоспособное решение, предложенное в виде устройства, способа, вещества или предложения по использованию этих объектов по новому назначению. Обращаясь к гл. 72 ч. 4 ГК РФ, легко заметить, что хотя сам термин «техническое решение задачи» и не употребляется, конкретные требования, предъявляемые к изобретениям в соответствии с этим критерием, в Законе присутствуют. ГК РФ, как и прежнее законодательство, прямо указывает на возможные объекты изобретений, лишь расширяя их круг за счет штаммов-микроорганизмов, культур клеток растений и животных. Все они могут быть отнесены к техническим решениям в соответствии с энциклопедическим определением, техники как совокупности средств человеческой деятельности, созданных для осуществления процессов производства и обслуживания непроизводственных процессов общества. Напротив, объединяющим признаком объектов, не признаваемых патентоспособными изобретениями, является их нетехнический характер. Остановимся на этом чуть подробнее.
    Итак, любое решение задачи, заявляемое в качестве изобретения должно подпадать под один из названных в законе объектов, то есть быть устройством, способом, веществом, штаммом либо предложением по использованию указанных объектов по новому назначению.  К устройствам относятся конструкции и изделия. Под устройством понимается система расположенных в пространстве элементов определенным образом взаимодействующих друг с другом. Для характеристики устройств используются конструктивные средства наличие конкретных элементов наличие связи между элементами, их взаимное расположение, формы выполнения элементов, Материал, из которого они выполняются, и т.п.
    К устройствам как объектам изобретений  относятся машины, приборы, механизмы, инструменты, оборудование и т. п. По сравнению с другими видами технических решений изобретения-устройства обеспечивают наиболее действенный контроль за их фактическим использованием, что и определяет их относительную распространенность. К способам относятся процессы выполнения действий над материальными объектами с помощью материальных же объектов. Способ – это совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательностью соблюдением определенных правил. Для характеристики способов используются технологические средства – наличие определенной совокупности действий, порядок их выполнения (последовательно, одновременно, в различных режимах), условия осуществления действий и т. п.
    Изобретения-способы  подразделяются на:
    а) способы, направленные изготовление продуктов,
    б) способы, направленные на изменение состояния предметов материального мира без получения конкретных продуктов (транспортировка, обработка и т. д.
    в) способы, в результате применения которых  определяется состояние предметов  материального мира контроль, измерение  диагностикам т.п.). Специфика изобретений-способов, направленных на изготовление продуктов, заключается в том, что действие патента, выданного на такой способ, распространяется и на продукт, изготовленный непосредственно этим способом (так называемая охрана способа через продукт)
    Вещество  как самостоятельный вид изобретения  представляет собой Искусственно созданное  материальное образование, являющееся совокупностью взаимосвязанных  элементов. Изобретения-вещества подразделяются на: 1) индивидуальные химические соединения, к которым также условно отнесены высокомолекулярные соединения и объекты генной инженерии; 2) композиции (составы смеси, сплавы, керамика и т. д.); 3) продукты ядерных превращений (например, новые изотопы).
    Штамм микроорганизма, культуры клеток растений или животных означает совокупность клеток, имеющих общее происхождение и характеризующихся одинаковыми устойчивыми признаками. Штаммы составляют основу биотехнологии и применяются в лечебных, профилактических целях, в качестве стимуляторов роста и т. д. Создание штаммов предполагает отыскание нужной среды для микроорганизмов, оптимального температурного режима, выявление средств, способствующих их росту и сохранению, и т. п. К штаммам относятся индивидуальные штаммы (например, штаммы традиционных микроорганизмов – бактерии, микроскопические грибы, дрожжи и т.д.) и консорциумы микроорганизмов.
    Наконец, применение ранее известных устройств, способов, веществ, штаммов по новому назначению состоит в том, что  известное техническое средство предлагается использовать с иной целью для решения задачи, которая не имелась в виду ни автором, ни другими специалистами, когда впервые стали применять данные устройства, способ, вещество или штамм. Иными словами, сущность так называемых изобретений на применение заключается в установлении новых свойств уже известных объектов и определении новых областей их использования. К применению по новому назначению приравнивается первое применение известных веществ (природных и искусственно полученных) для Удовлетворения общественной потребности.
    Наряду  с объектами изобретений гл. 72 ГК РФ указывает на те творческие результаты, которые не признаются изобретениями ввиду их нетехнического характера. К ним, в частности, относятся, научные теории и математические методы; методы организации и Усиления хозяйством; условные обозначения, расписания, правила; методы выполнения умственных операций; алгоритмы и программы для вычислительных машин; проекты и схемы планировки сооружений, зданий» территорий; решения, касающиеся только внешнего вида изделий направленные на удовлетворение эстетических потребностей; топологии интегральных микросхем; сорта растений и породы животных и др. Большинство названных достижений охраняется правом, но как изобретения, а в качестве иных объектов интеллектуальной собственности, подпадая под действие либо норм авторского права (например, программы для вычислительных машин, проекты зданий и сооружений) либо норм иных правовых институтов (например, топологии интегральных микросхем, новые сорта растений и породы животных).
    Таким образом, в соответствии с действующим законодательством изобретением считается всякий достигнутый человеком творческий результат, сущность которого состоит в нахождении конкретных технических средств решения задачи, возникшей в сфере практической деятельности.
    Вопрос  о том, охраняется ли данный результат  законом, лежит в иной плоскости  и сам по себе не играет решающей роли в признании того или иного  предложения изобретением. Одни изобретения, которые отвечают предусмотренным  законом требованиям, становятся в установленном порядке официально признанными объектами охраны; другие изобретения, которые таким требованиям не соответствуют или хотя бы и соответствуют, но не оформлены в установленном порядке, охраной не пользуются, хотя и не перестают быть из-за этого изобретениями. К числу последних могут быть, в частности, отнесены такие технические решения, которые не обладают объективной новизной, хотя и являются результатами самостоятельной творческой работы; решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали, и др.
    Правовой  охраной пользуются те изобретения, которые являются новыми, имеют изобретательский уровень и промышленно применимы. Рассмотрим указанные критерии охраноспособности изобретений более детально.  Техническое решение практической задачи, заявляемое в качестве изобретения, должно быть прежде всего новым,. Признак новизны предъявляется к изобретениям во всем мире.
    Гл. 72 ч. 4 ГК РФ «Патентное право» определяет новизну как неизвестность изобретения из сведений об уровне техники. Далее раскрывается само понятие «уровень техники»: сведения об уровне техники включают любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения.  Данная формулировка позволяет акцентировать внимание на трех основных моментах. Во-первых, при исследовании новизны заявленного решения используются лишь общедоступные сведения, то есть сведения, с которыми может ознакомиться любое заинтересованное лицо. При этом к общедоступным источникам информации, в частности, относятся: опубликованные описания к охранным документам; российские издания (с даты подписания в печать); другие издания (с даты выпуска в свет); отчеты о выполнении НИР и ОКР; материалы диссертаций; экспонаты, помещенные на выставках; устные доклады, лекции, выступления; сведения об открытом применении аналогичных решений и т. д. Напротив, всякого рода служебная, закрытая, секретная информация во внимание при исследовании новизны не принимается.
    Из  этого правила есть, однако, одно исключение. При исследовании новизны в сведения об уровне техники входят также ранее поданные неопубликованные заявки на изобретения и полезные модели других авторов, а также запатентованные в РФ изобретения и полезные модели. Совершенно очевидно, что эти заявки не могут относиться к общедоступным сведениям. Однако едва ли нужно доказывать необходимость их учета при исследовании новизны изобретения. Патентное право не допускает выдачи двух патентов на тождественные изобретения, патент выдается лишь по заявке, обладающей приоритетом. Поэтому закон подчеркивает, что сведения о ранее поданных заявках и запатентованных объектах учитываются, но исключительно при определении новизны. При оценке изобретательского уровня они во внимание не принимаются.
    Во-вторых, при проверке новизны учитываются сведения, ставшие общедоступными не только в России, но и в зарубежных странах. Иными словами, новизна изобретения должна носить абсолютный мировой характер.
    В-третьих, при определении новизны могут  использоваться только те сведения, которые  стали общедоступными до даты приоритета изобретения.
    Таким образом, понятие новизны тесно  связано с понятием приоритета. По общему правилу, приоритет изобретения  устанавливается по дате поступления  в Патентное ведомство заявки, содержащей заявление о выдаче патента, описание и формулу изобретения.
    Наряду  с общим правилом определения  приоритета патентное законодательство РФ содержит ряд специальных льготных правил, которые могут применяться при установлении приоритета в случаях, указанных в законе. Прежде всего, речь идет о так называемом конвенционном приоритете–которым могут воспользоваться заявители из стран– Участниц Парижской конвенции по охране промышленной собственности В этом случае приоритет может быть установлен по дате подачи первой заявки в стране– участнице Конвенции при условии, что на изобретение поступила в Патентное ведомство РФ в течение 12 месяцев с указанной даты. Кроме того, приоритет заявки может быть установлен:
    а) по дате подачи более ранней заявки того же заявителя, если он заменяет одну заявку на другую, не меняя сущности заявленного решения;
    б) по дате подачи дополнительных материалов, если в последующее эти дополнительные материалы оформлены в качестве самостоятельной заявки;
    в) по дате подачи первоначальной заявки, если заявитель до принятия по ней решения выделяет из этой заявки другую, самостоятельную заявку, и т. д.
    Завершая  анализ признака новизны, необходимо коснуться  вопроса о так называемой льготе по новизне. По общему правилу, решение  перестает быть новым с того момента, когда сведения о нем опубликованы или решение начинает открыто использоваться. Но самому разработчику предоставляется возможность подать заявку еще в течение шести месяцев, и она в течение этого срока считается новой.
    Предоставление  самим разработчикам льготы по новизне обусловлено тем, что нередко до подачи заявки необходимо на практике проверить такие качества решения, как его конкурентоспособность, возможность быстрого промышленного освоения, стоимость внедрения и т. п. Чтобы сделать это в спокойной обстановке и без опасений утратить патентоспособность, заявителям во всем мире предоставляется льготный период, в течение которого они могут проверить наличие у изобретения подобных качеств.
    Следующим критерием охраноспособности изобретения  является изобретательский уровень. Необходимость особого критерия, позволяющего признавать патентоспособными изобретениями лишь такие разработки, которые вносят вклад в научный и технический прогресс, никем не ставится под сомнение. На первый взгляд, эту функцию может выполнять признак новизны, который обычно выражает творческое начало. Однако далеко не всякое решение, которое с полным основанием должно быть признано новым, может считаться и вносящим вклад в уровень техники.
    Например, обладая некоторыми доступными знаниями в той или иной области техники, любой средний специалист легко может составить большое количество комбинаций известных средств, каждая из которых будет новой, но едва ли в большинстве случаев это будет означать выход за уже известное науке и технике. Поэтому в патентных законах подавляющего большинства стран присутствует, хотя и под разными названиями (изобретательский уровень, неочевидность, изобретательская деятельность, изобретательский шаг, существенное отличие), критерий, с помощью которого охраноспособное изобретение отграничивается от обычных инженерных разработок или объектов» которым не предъявляются подобные требования.
    В соответствии с п.2 ст. 1350 гл. 72 ч. 4 ГК РФ изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники. Как видим, уровень техники служит исходной базой для определения не только новизны разработки, но и ее изобретательского уровня. Безусловно, это свидетельствует о близости указанных критериев, но отнюдь не означает их совпадения. При анализе уровня техники во время проверки новизны заявленного изобретения выявляются аналоги изобретения и производится сравнение изобретения с каждым из аналогов в отдельности. При определении новизны изобретения не допускается приведение нескольких источников информации для доказательства известности совокупности признаков изобретения.
    Напротив, при исследовании того, обладает ли заявленное решение изобретательским уровнем или нет, в расчет может  приниматься информация о любых решениях, обладающих признаками, характерными для исследуемого решения. Иными словами, изобретательским уровнем будет обладать лишь то решение, которое имеет признаки, еще не известные из уровня техники. При этом во внимание принимаются только общедоступные сведения. Поданные заявки на изобретение и полезные модели, а также запатентованные в России изобретения и полезные модели, если сведения о них не опубликованы, в уровень техники при исследовании данного критерия не включаются.
    Изобретательский  уровень, как и новизна, устанавливается на дату приоритета. Заявителю точно также предоставляется 6-месячный льготный срок, в течение которого, несмотря на обнародование сведений о существе решения самим разработчиком, оно считается еще не утратившим изобретательский уровень. При анализе существа критерия «изобретательский уровень» первостепенное значение имеет трактовка понятий «специалист» и «очевидность», через которые он определяется.
    В гл. 72 ГК РФ понятие «специалист» не раскрывается. Опираясь на опыт тех стран, в патентных законах которых используется эта условная фигура, можно сделать вывод, что под специалистом подразумевается лицо, обладающее доступными средними знаниями в области, в которой оно работает и к которой относится заявленное изобретение.
    Очевидно, что в современных условиях нельзя быть специалистом тех областях знания, «специалистом вообще». Поэтому при проведении экспертизы изобретательский уровень должен проверяться по общедоступным источникам информации, однако в пределах той области знаний, к которой относится заявленное изобретение. Чтобы быть патентоспособным, изобретение не должно явным для специалистов образом следовать из уровня техники, то есть быть для специалиста очевидным. Очевидное – это значит не выходящее за пределы нормального прогресса в технологии, а само собой разумеющееся или же логически вытекающее из уровня техники, то есть не предполагающее использования изобретательского таланта. Это те решения, к которым способен прийти любой квалифицированный специалист в определенной области техники.
    Наконец, критерием патентоспособности изобретения является промышленная применимость. Изобретение является промышленно применимым, если оно может быть использовано в промышленности сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности. Сам термин «промышленная применимость» не вполне адекватно отражает вкладываемое в него содержание. В России, как и везде, ему дается самое широкое толкование, означающее, по сути дела, возможность практического использования изобретения в любой сфере человеческой деятельности. Следует особо подчеркнуть, что в соответствии с ГК РФ промышленно применимыми считаются и методы профилактики, диагностики и лечения заболеваний людей и животных, которые по законодательству многих стран не признаются патентоспособными.
    В отличие от признаков новизны  и изобретательского уровня критерий промышленной применимости прямо не связывается законом с уровнем техники и датой приоритета. Между тем такая связь, безусловно, имеется, хотя подход к использованию известных сведений, охватываемых понятием «уровень техники», является иным. Если с точки зрения новизны и изобретательского уровня обязательно должен иметь место выход за пределы уровня техники, то при проверке промышленной применимости должно быть установлено, что изобретение осуществимо именно при данном уровне техники.
    В законе не указано, на какой момент должна оцениваться промышленная применимость заявленного изобретения. Это представляется не упущением законодателя, а его сознательной позицией. В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня, которые могут быть утрачены изобретением, признак промышленной применимости, напротив, может у изобретения в данный момент отсутствовать, а впоследствии появиться. В этих условиях, несомненно, целесообразно четкое определение даты, на которую устанавливаются новизна и изобретательский уровень изобретения, и нецелесообразна жесткая регламентация момента определения промышленной применимости.
    В самом деле, если таким моментом признать дату приоритета, то есть дату подачи заявки, отказное решение экспертизы выглядело бы нелепо если бы на момент ее проведения заявленное решение стало промышленно применимым. Если же за точку отсчета заранее принять момент проведения экспертизы, что может показаться логичным, то, во-первых, это было бы достаточно неопределенным решением и, во-вторых в некоторой степени ориентировало бы изобретателей на такие работки, которые на момент их создания и оформления заявки не способны к практическому осуществлению. Этим и объясняется отсутствие в законе ясности относительно момента определения промышленной применимости. Представляется, что данный вопрос должен решаться не ранее, чем на момент проведения экспертизы, хотя в самом законе указание на это могло бы выглядеть не вполне корректным. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    2.2.Полезная модель как объект патентного права.  

    Полезная  модель - это новое конструктивное воплощение идеи, которое позволяет на практике решать определенную задачу в области техники. 
В общепринятом смысле словом полезная модель принято называть новое техническое решение, относящееся к устройству или механизму. 
Новое техническое решение - это улучшенное устройство или механизм.

Техническому  решению может быть предоставлена  правовая охрана, только в случае признания  его новым, а также промышленно  применимым.  
Новым техническим решением называется, совокупность существенных признаков неизвестная из уровня техники, то есть из любых опубликованных в мире сведений о средствах или устройствах такого же назначения, что и заявленное решение, а также информации об их применении на территории РФ, общедоступных до даты получения заявки патентным ведомством (даты приоритета).

    Техническое решение признается промышленно  применимым, если возможно его использование  в промышленности, здравоохранении, сельском хозяйстве и других отраслях.
Права на полезную модель охраняются Гражданским Кодексом РФ и удостоверяются получением патента, действовать который может десять лет с даты подачи заявки в Роспатент.
     Патент  указывает на авторство, приоритет и исключительное право на то, кто может использовать данное техническое решение. Автором может быть только физическое лицо, в результате творческой деятельности которого, это техническое решение и было создано. Владельцем Патента может являться автор, его работодатель или их правопреемник.  
Заявку на получение патента на полезную модель может подать как юридическое, так и физическое лицо, а также группа лиц. В заявочной документации помимо заявителей должны быть указаны авторы данного технического решения, которые в соответствии с ГК РФ имеют право на вознаграждение от владельца патента. Автором и заявителем может быть одно и то же физическое лицо или группа лиц.

Патент  на полезную модель может относиться к одному, либо к группе технических  решений, объединенных между собой таким образом, чтобы представлять собой единый творческий замысел (требование единства). 
Предоставленный патентом на полезную модель, объем правовой охраны, определяется указанной в патенте формулой полезной модели, огромное значение имеет правильность определения такого объема - то есть, будет ли «работать» патент или его можно будет достаточно легко опротестовать в палате по патентным спорам (ППС), суде или обойти конкурентам, зависит именно от формулы.

    Только  лишь грамотный специалист по интеллектуальной собственности способен выбрать верный объект защиты, качественно дополнить формулу, чтобы у государственного патентного эксперта не возникало лишних сомнений, а также правильно оформить заявку на полезную модель.
    Изобретение - это определенное техническое решение, которое является существенным достижением, иногда позволяющим сделать огромный шаг вперёд в какой-либо сфере. У полезных моделей и изобретений много общего, так как под полезной моделью подразумевается тоже результат творческой деятельности человека, представляющий в своей основе какое-либо техническое решение задачи, и воплощенное в конкретный объект или устройство.
    Отличия полезной модели и изобретения:
Законодательство  РФ в качестве полезных моделей охраняет, только те технические решения, которые можно отнести к категории устройств.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.