На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Право собственности в Римском частном праве

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 11.10.2013. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 

УЧРЕЖДЕНИЕ  ОБРАЗОВАНИЯ «ЮРИДИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА» 
 
 
 
 
 
 
 
 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА 
 

по дисциплине 
 

“РИМСКОЕ  ЧАСТНОЕ ПРАВО” 
 

Тема:     Право собственности.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Минск, 2011
 

      Введение 

     По  одному известному выражению, римляне  «трижды покоряли мир». Первый раз - легионами, второй - христианством, третий раз - правом. Возведенное в ранг «писаного разума» римское право классического периода было широко воспринято феодальными государствами Западной Европы, оно и по сей день лежит в основе многих институтов буржуазного права. В массе конкретных отношений, возникавших между товаропроизводителями, римские юристы сумели выделить самые общие, самые абстрактные формы. Соответственно с тем общее, абстрактное выражение получили и те правовые нормы, те правовые институты, которые служили урегулированию этих отношений.
     Индивидуальной  собственности отдельного гражданина исторически предшествовала общественная собственность племени, родового объединения, семьи. Можно сказать, что античная собственность [1, c.62] имела форму государственной собственности, вследствие чего право отдельного индивида на нее ограничивалось простым владением. Настоящая частная собственность, появляется у римлян, как и всех древних народов, лишь вместе с движимой собственностью.
     В республиканский период одновременно существовали и государственная, и  общинная, и частная собственность  на землю [2, c.87]. Преимущественное развитие частной собственности стало последствием развития рабовладения и ростовщичества. На определенном этапе развития, место конкретного лица - римского гражданина, вольноотпущенника, иностранца и т. д. - занимает просто «собственник», просто «товаровладелец», абстрактная личность, выступающая как одна из сторон правоотношения. Точно так же товар или услуга, которые являются объектом и целью правоотношения, утрачивают свой специфический характер, приобретенный в прошлый период (земля частная, земля коллективная, вещи, принадлежащие свободному гражданину, вещи раба-пекулианта и т. д.). Они становятся частной собственностью и только.  
     1.  Понятие права собственности
     Право собственности соответствует понятию  вещного права. Вытекающее из вещных прав господство лица над вещью характеризуется  различной степенью и содержанием. Это господство наиболее полно воплощено в праве собственности. Значительный период римской истории не существовало унифицированного термина, обозначающего право собственности.
     Право частной собственности – это  исключительное право лица владеть, пользоваться и распоряжаться вещью в своем интересе [2, c.88]. Исключительное право потому, что оно нераздельно, т. е. принадлежит только собственнику, который ни с кем его не делит. Римляне называли право собственности еще и неограниченным, подчеркивая этим полноту владычества собственника над вещью. На самом же деле право собственности в Риме во все времена подвергалось определенным ограничениям. Как одно из проявлений господствующего класса, оно могло ограничиваться в интересах государства, общества, в пользу сервитутов, залогодержателя и других прав на чужие вещи,  в пользу соседей.
     Право собственности можно определить как:
    прямое и непосредственное господства лица над вещью, связанное с правом распоряжения ею;
    исключительное господство - как устраняющее всякое чужое воздействие на вещь, всякое чужое притязание на нее;
    абсолютное господство предполагающее исключение ограничений, кроме те,. которые установлены законом;
    легко приспособляемое - в том смысле, что при отпадении ограничения автоматически восполняется соответствующая степень господства;
    правовое, т.е. не связанное обязательство с фактическим обладанием вещью (когда она, например, похищена, утеряна, отнята силой и пр.), господство, удерживаемое одним намерением, одной лишь волей, гарантированным правом;
    полная и непосредственная власть над вещью с необходимостью предоставляющая собственнику право пользования и извлечения плодов, ею приносимых [3, c.108].
     Продолжительное время римляне знали и признавали наиболее древний, известный еще Законам ХII таблиц [4, c.95] вид права собственности –  квиритская собственность. Для нее были характерны сделки или обряды. Ее носителями могли быть только полноправные римские граждане, а квиритское право собственности устанавливалось на особо важные с точки зрения хозяйства вещи (рабов, земли,  скот, сервитуты) и лишь позднее распространилось шире.
     Потребности имущественного оборота и расширение территории римского государства привели  к появлению в классическую эпоху (середина III в. до н.э. — конец III в. н.э.) новых видов права собственности. В рамках преторского права с помощью особых юридических средств была создана конструкция так называемой преторской, или бонитарной, собственности. Таким образом, бонитарный собственник, владеющий вещью, получал защиту претора от притязаний со стороны квиритского собственника, чье право на вещь становилось «голым».
     В связи с расширением границ римского государства, включением в него все  новых провинций и роста числа  иностранцев получили признание  и правовую защиту также провинциальная собственность (для римских граждан) и собственность перегринов (иностранцев).
     Что касается собственности перегринов, то неримские граждане жили в Риме по праву своей родины. Если иностранец хотел совершить сделку с римским  гражданином (купля-продажа), то приобретаемое им право защищалось эдиктом перегринского претора при помощи фиктивных исков. При этом за истцом воображалось свойство римского гражданина.
     Во II в. н. э. за владельцами провинциальных земель было признано право, обозначаемое термином, близким к владению, а в действительности фактическое право собственности. Они могли не только владеть и пользоваться земельными наделами, но и распоряжаться ими. Предполагают, что защита провинциальных земель посредством владельческих интердиктов наступила еще раньше, примерно в I в. до н. э. Высокое плодородие провинциальных земель, беспощадность и бесконтрольность эксплуатации рабов и местного населения, а в результате высокая доходность в сочетании с развитием оборота широко привлекали наиболее могущественные слои римского населения к этим землям, увеличивая их огромные богатства. Провинциальная собственность на земли отличалась от квиритской на италийские земли главным образом тем,  что собственники провинциальных земель были обязаны вносить в казну специальные платежи, которые не взимались с квиритских собственников. Кроме того, в гражданском обороте собственники провинциальных земель пользовались только средствами права народов,  действие норм цивильного права на них не распространялось, что в значительной мере раскрепощало гражданский оборот в провинциях. 
     Возрастание потребностей Римского государства  в денежных средствах потребовало  распространения специального налога и на италийские земли. Кроме того, была установлена единая форма публичной регистрации сделок по поводу земель на всей территории Рима. Все это привело к устранению правовых различий между италийскими и провинциальными землями.  Таким образом, различия в правовом режиме различных видов собственности в эпоху Юстиниана полностью исчезли. Взамен было выработано единое понятие частной собственности. Характерными признаками права частной собственности стала ее принадлежность частным лицам (физическим и юридическим) и безграничная возможность извлечения нетрудового дохода посредством безудержной эксплуатации рабов и низших слоев свободного населения.
     2. Содержание и виды права собственности
     Объем и пределы права частной собственности  римляне определяли посредством  указания правомочий собственника.  Совокупность этих  правомочий составляла содержание права собственности. Римский собственник имел следующие правомочия: право владения; право пользования; право распоряжения; право получать доходы; право защиты. Однако со временем, заметив, что некоторые правомочия в определенной мере повторяют друг друга, римляне суживают их круг. В результате отпало такое правомочие, как право защиты, поскольку всякое право подлежит защите и выделять специальное правомочие для права собственности просто нет необходимости; право пользования поглотило право получения доходов от вещи. Осталось лишь три правомочия – право владения, право пользования и право распоряжения, охватывающие все возможные формы и способы воздействия собственника на вещь и в то же время отграничивающие посягательства других лиц на эту же вещь. Поэтому право собственности называют еще наиболее полным, правом по объему, поскольку все другие права на вещь уступают ему в этом. 
     Право владения – это правомочие собственника, заключающееся в том, что собственник имеет право фактически обладать своей вещью. Однако это свое правомочие собственник может осуществлять не только самолично, а и передать право владения другим лицам (например, по договору), сохраняя при этом право собственности на вещь [5, c.36]. В таком случае фактические обладатели осуществляли владение не от собственного имени, а от имени собственника, передавшего им вещь на основании договора.  Так, собственник передает свою вещь во владение залогодержателю, прекаристу или по секвестру. Однако не всякий договор о передаче вещи во временное пользование другому лицу переносит на это лицо владение. Более того, большинство договоров предусматривают передачу собственником лишь фактического обладания вещью, т. е. держания, но не владения. Так, по договору найма собственник передает нанимателю вещь только в держание, но не во владение. Наниматель фактически обладает вещью, но у него нет владельческой воли, т. е.  он не может считать ее своей, а следовательно, не может пользоваться средствами посессорной защиты – интердиктами. И вообще наниматель может отражать посягательства третьих лиц на вещь, переданную ему в наем,  только посредством собственника. Сам он таких средств не имеет, что ставит его еще в большую экономическую зависимость от  наймодателя. 
     Право пользования заключается в том, что собственник имеет право извлекать из вещи полезные качества, получать доходы и приращения от нее. Пользование вещью может осуществляться в различных (но не противоречащих закону) формах и способах: передачи в наем, аренду, путем потребления (например, продукты питания,  сырье, стройматериалы и т. д.). Полезные качества можно извлекать из вещи посредством ношения украшений,  одежды, проживания в жилище, получения приплода животных, птиц, урожая земли, садов и других форм приращения. В римском праве просматриваются некоторые общие правила пользования вещью: а) нельзя при этом причинять вред или какие-то неудобства другим лицам; б) пользоваться вещью вопреки закону. По общему правилу объем пользования,  осуществляемый в соответствии с законом, практически не ограничен, кроме случаев, когда это вытекает из закона, договора или иных прав других лиц. Так, пользование может быть ограничено в интересах соседа или же другого лица, имеющего право на такое ограничение. Право пользования вещью  наиболее важное правомочие собственника. В нем заложена возможность последнего удовлетворить личные, бытовые, хозяйственные и иные потребности. С этой целью нужная вещь и приобретается. Собственника интересует не столько само по себе владение, сколько реализация указанного правомочия. В Риме право собственности наиболее полно проявлялось именно в правомочии пользования. Собственник может делать со своей вещью все, что прямо не запрещено законом. Право пользования он также мог уступать другим лицам, сохраняя за собой право собственности. Так, собственник мог передать свою вещь по договору ссуды во временное и безвозмездное пользование другому лицу.  В этом случае он лишался права пользования своей вещью, не получая взамен ничего. Ссудополучатель осуществлял пользование вещью не от своего имени, а от имени собственника. По договору найма (тоже форма пользования, но видоизмененная) право пользования вещью переходило к нанимателю за определенное вознаграждение. 
     Право распоряжения заключалось в том, что собственник мог определять правовую судьбу вещи, т. е.  отчуждать, завещать, устанавливать сервитуты в пользу других лиц и т. п. Владельцы земельных наделов продолжительное время не обладали этим правомочием и получили его только по закону Спурия Тория в III в. до н. э.,  в соответствии, с которым земельные наделы стали объектами неприкосновенной частной собственности, а их владельцы – частными собственниками. Право распоряжения вещью может осуществляться в разнообразных правовых формах при одном непременном условии – оно не должно противоречить закону. Это правомочие собственник также может передавать другим лицам. Например, будучи лишенным, возможности лично осуществить правомочие (болезнь,  старческий возраст и т. п.), он может поручить другому лицу, произвести продажу вещи и т. п. Решить правовую судьбу вещи – это значит определить ее правовой статус, изменить его по своему усмотрению и т. п., т. е. изменить или прекратить отношения собственности [6, c.61]. Изменить можно, например, установлением сервитута в пользу другого лица, а прекратить – одним из способов прекращения права собственности (физическим уничтожением вещи, изъятием из гражданского оборота, отчуждением). Разумное физическое уничтожение вещи может иметь место в тех случаях, когда на одной вещи изготавливают другую, т. е. при спецификации. При этом действительно меняется правовой статус вещи – право собственности на новую вещь устанавливается в соответствии со специальными  правилами. При других формах физического уничтожения вещи право собственности на нее просто прекращается. Изъятие вещи из гражданского оборота также ведет к прекращению права частной собственности на нее. Наконец, отчуждение может быть произведено путем продажи, мены, дарения, передачи в заем, перехода права собственности при наследовании и т. п. Во всех этих случаях изменение правового статуса вещи происходит по волеизъявлению самого собственника, т. е. по его распоряжению. 
     3. Способы приобретения  и прекращения  права собственности
     Уже в древнейший период в Риме большое  внимание уделялось способам приобретения вещных прав. Вещи, находящиеся в общем пользовании (воздух, море и т.п.), а также ряд других хозяйственно важных вещей рассматривались как находящиеся вне имущественного, торгового оборота. Однако государственные земли расхищались патрицианской знатью, что вело к появлению крупного землевладения, а поэтому по вопросу о выделении участков земли из общественного фонда в течение значительной части республиканского периода шла острая борьба между плебеями и патрициями. Эта борьба была несколько смягчена законом Лициния (около 367 года до н.э.), по которому были предусмотрены равные права плебеев и патрициев на пользование землей и устанавливался максимальный размер участка, выделяемого из общественного фонда — 500 югеров (около 125 га).
     Возвращаясь к квиритскому праву, и в частности к Законам XII таблиц, отметим, что примечательной чертой Законов было четко проведенное разделение вещей на две категории. К первой принадлежали главным образом земля, рабы, рабочий скот. Ко второй - все остальные вещи. Практическое значение такого разделения обнаруживалось в способе отчуждения вещей; при их продаже, дарении и пр. Именно по этому признаку определилось и само название указанных категорий. Первая называлась res mancipi (pec манципи), вторая - res nес mancipi (pec нек манципи). Отчуждение земли, рабов, рабочего скота должно было совершаться в строго установленной форме. Она называлась манципация.
     Манципация  относилась к числу строго формальных сделок, заключаемых «посредством меди и весов». Она предполагала приглашение пяти свидетелей и весодержателя. Покупатель, держа в руках кусок меди, произносил торжественную формулу: «Утверждаю, что этот раб по праву квиритов принадлежит мне и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов». Затем он ударял этим металлом о весы (этот обряд возник, когда еще не было чеканной монеты) и передавал его в качестве покупной суммы тому, от кого приобретал вещь посредством манципации [4, c.96].
     Неманципируемые вещи продавались путем простой их передачи (традиции) за медь или за деньги без каких-либо особых формальностей.
     Древнейшему праву был известен еще один формальный способ передачи права собственности  путем сложного обряда, который мог  применяться как к манципируемым, так и неманципируемым вещам. Данная процедура представляла собой фиктивный судебный спор, который разыгрывался в присутствии претора. Покупатель делал вид, что отчуждаемая вещь принадлежит ему и торжественно заявлял о своем праве собственности («данная вещь по праву квиритов принадлежит мне»), отчуждатель не возражал против такого утверждения, и претор присуждал данную вещь приобретателю, как будто являющуюся его собственностью. Тогда же (в древнейший период) в Риме сложился порядок, согласно которому вещь могла быть приобретена в собственность в силу длительного владения ею. Законы XII таблиц запрещали лишь приобретение права собственности по давности в отношении краденых вещей. Для движимых вещей срок приобретательной давности устанавливался в один год, для едвижимых вещей — в два года. Этим способом пользовался приобретатель вещи в тех случаях, когда, например, при совершении манципации допускались неточности в формальностях, а поэтому при строгости квиритского права покупатель не приобретал права собственности на вещь, и квиритский собственник мог даже требовать возвращения последней через суд.
     В римском праве классического  и постклассического периода  большое внимание уделялось способам приобретения права собственности, поскольку развитие имущественного оборота требовало большой точности юридических отношений и предельной ясности в вопросе о титуле (юридическом основании) приобретения права собственности. Наряду с манципацией, которая использовалась все реже, а в период домината практически вышла из употребления, решающее значение как основной способ переуступки права собственности приобрела «традиция». Удобство этого способа заключалось в его простоте и неформальном характере. При традиции право собственности приобреталось в силу самой фактической передачи вещи лишь при условии наличия «справедливого», т.е. законного основания.
     В классический период, особенно в «праве народов», получил более детальную разработку и ряд других способов приобретения права собственности, некоторые из которых были известны еще с древнейших времен. Это захват брошенных вещей, а также вещей, которые не имели хозяев (например, продукты рыбной ловли, охоты и т.п.). Сюда же относились вещи, захваченные у врага. Согласно рескрипту Адриана, найденный клад делился пополам между лицом, нашедшим его, и собственником земли, на участке которого он был обнаружен. К числу особых способов приобретения права собственности относилось создание новой вещи из чужого материала (спецификация).
     Право собственности могло возникнуть также путем соединения вещей. Так, если на участке, принадлежавшем одному лицу, был выстроен дом из материалов, собственником которых являлось другое лицо, земельный собственник приобретал право собственности на выстроенный на его участке дом.
     Дальнейшее  развитие в классический период получила приобретательная давность. В преторском праве был расширен круг лиц, которые могли приобрести право собственности по давности владения. Так, после десяти лет добросовестного и непрерывного владения это право признавалось даже за перегринами.
     В постклассический период (при императоре Юстиниане) в результате непрерывного владения вещью в течение более 30 лет право собственности признавалось даже в случае отсутствия законного титула, т.е. «справедливого основания владения» (так называемая экстраординарная приобретательная давность).
     Право собственности могло возникнуть в порядке законного отчуждения. Такой способ можно назвать основным, он возникал в том случае, когда отчуждение вещи совершалось полноправным хозяином, в установленном законом формах (купли-продажи, дарении и т.д.).
     Приобретение  права собственности в порядке наследования имело место при составлении завещания на имущество собственника. С развитием преторского права получил окончательное юридическое оформление еще один самостоятельный вид вещного права — институт владения. Он вытекал из всего строя частнособственнических отношений и в известном смысле дополнял право собственности. Под владением вещью понималось фактическое обладание ею, сопровождавшееся намерением владеть ею самостоятельно, как на праве, собственности. Последнее обстоятельство отличало владение от простого держания вещи, которое часто возникало на основе договора и передачи, вещи держателю самим собственником.
      Наряду  с приобретением, право собственности  в римском праве считалось  утраченным в следующих случаях:
      а) если вещь погибает физически (например, сломана или разбита) либо юридически (изымается из оборота);
      б) если собственник отказывается от своего права (будет ли это сопровождаться передачей права другому лицу или без такой передачи, например, собственник просто выбрасывает  свою вещь);
      в) если собственник лишается права помимо своей воли (вследствие конфискации вещи, приобретения права собственности на нее другим лицом в силу давностного владения и т.д.) [2, c.99].
     4. Защита права собственности
      Защита  собственности в рабовладельческом  обществе была чрезвычайно разнообразна по своим источникам (обычай, цивильное, преторское право), по своим видам и направленности. Способы защиты собственности изменялись и приспособлялись к тем видам собственности, которые она принимала в классическом и позднейшем праве Юстиниана.
      Собственник признается владельцем (если владение не перешло к другому лицу), так  что он может защищать свою связь  с вещью от нарушений со стороны  третьих лиц посредством владельческих  интердиктов, а не только посредством  исковых средств, а, утратив вещь - прибегнуть как к интердикту для восстановления владения, так и к иску о праве собственности (виндикации).
      Термин  “виндикация”, используемый и в  настоящее время, уходит корнями  в глубокую древность, когда словами  лицо объявляло: применю силу! [3, c.89] В свою очередь это означает истребование своей вещи из чужого неправомерного владения, право истребования собственной вещи всюду, где она оказывается. С течением времени самовольное изъятие вещи было устранено, и претор предоставлял защиту (интердиктом) всякому добросовестному владельцу.
      Вместе  с тем претор предоставлял собственнику право искать в суде должную защиту притязания, а в известных случаях  – возмещение понесенных им убытков. В то же время добросовестному  владельцу не возбранялось требовать возмещения расходов на сделанные им улучшения, если они имели целью и результатом пользу и прибыль, то есть не были порождены причудой или тщеславием.
      Ответчик, если он уклонялся от спора, был обязан выдать вещь добросовестно. Если же чинил препятствия, то вмешивался претор.
      В римском праве была введена дифференциация исков на петиторные и негаторные. Петиторная форма иска давала защиту невладеющему собственнику против владеющего несобственника и могла заключать в себе обязанность истца возместить добросовестному владельцу его издержки.
  Защита от любого нежелательного эффекта деятельности соседа: проникновения запаха, дыма, звуков, света, камнепадов, — осуществляется посредством негаторного иска. Согласование интересов соседей принимает за основу принцип собственности: если производственная деятельность оказывает материальное воздействие на соседнее имение, собственник может требовать ее прекращения. Однако он обязан терпеть нежелательный эффект деятельности соседа, необходимой для самого его существования. Бремя доказывания лежит на нарушителе-ответчике. Цель негаторного иска – восстановить собственника в его праве, а при необходимости возместить ему нанесенный вред.
      Защита  интересов собственника оказывается  напрямую связанной с самой природой собственности. Только та деятельность может быть запрещена без ущерба для свободы собственника, которая сама ограничивает свободу других собственников, непосредственно задевая объект их исключительной власти.
      Особое  средство защиты предусматривалось  претором  в случае, если нерадивость хозяина создавала угрозу ущерба. На пользу бонитарного собственника, утратившего фактическое обладание владельческой вещью, был изобретен Публицианов иск. По иску претора Публиция добросовестный владелец (не собственник!) получал право истребования вещи на том же основании, как если бы он был ее квиритским собственником. Действительно, Публицианов иск “создавал”, когда удовлетворялся, квиритского собственника благодаря “простому” допущению, что он добросовестно провладел законный давностный срок. Этот иск не годился для защиты права собственности на вещи, отмеченные пороком, - кражи, насильственного изъятия и т.д. он был надежной опорой против всякого третьего лица, намеревавшегося сыграть на формальных упущениях, да и против самого собственника вещи, не говоря уже о конкурирующем владельце.
      Действие  иска распространялось и на натуральные  обязательства, требовавшие преторской защиты. Обладание исключительным правом на вещь означает, что третьи лица обязаны воздерживаться от установления какой-либо связи с вещью помимо воли собственника. Это всеобщее требование исходит как от собственника, так и от общества в целом, находя выражение в положениях закона. Нарушение права собственника создает на его стороне конкретное требование к нарушителю. В зависимости от того, утратил ли собственник владение, его претензия воплощается либо в виндикационном иске о возвращении вещи, либо в негаторном иске о недопустимости действий, нарушающих непосредственную связь господина с вещью и создающих препятствия для реализации воли собственника, направленной на вещь. Права собственника защищаются также специальными исками об установлении границ имения.
      Виндикационный  иск имел различные формы в разные эпохи законный иск о вещи nocpeдством присяги, вещный иск посредством спонсии и вещной иск посредством петиторной формулы [4, c.91]. В процессе виндикационного иска  обе стороны — невладеющий собственник и владеющий несобственник — одновременно исполняют роли и истца, и ответчика. Оба одинаково претендуют: “MEUM ESSE АIO” (“Я заявляю, что вещь принадлежит мне”), и судебная власть не имеет возможности не решить спор в пользу одного из них, даже если ни одна сторона в процессе не является истинным собственником. Выясняется, кто из претендентов относительно лучше управомочен на вещь, а не наличие абсолютного права. Поэтому возможно повторение процесса. Претендент рискует суммой присяги (а в древности — подвергнуться санкции за клятвопреступление), но сама форма процесса не нацелена на установление абсолютной принадлежности вещи. Это обстоятельство согласуется с тем, что спор о принадлежности вещи переходит на второй стадии процесса  в спор о неправомерном поведении, которое один из претендентов, очевидно, допустил в социально и сакрально значимом месте (in iure). Сама идентичность заявленных претензий исключает праведность одной из них и предполагает последующую смену предмета разбирательства. Когда новый предмет спора установлен, претор присуждал владение вещью одной из сторон.
      Примечательно, что поручителей в том, что вещь будет восстановлена победителю процесса вместе со всеми плодами и приращениями, полученными после litis contestatio, — praedes litis et vindiciarum — получает противник, тогда как претор заботится лишь об обеспечении уплаты суммы присяги. Форма временной принадлежности вещи не имеет значения для процесса, в котором идея исключительной власти над вещью отрицается самим фактом множества претендентов. Вещь будет присуждена опосредственно, когда выявится, чья виндикация была противоправной. Право на вещь принадлежит одной из сторон, и магистрат не вмешивается в это отношение.
      Разрыв  между средством защиты и подлежащим материальным правом отражает как неразвитость индивидуальной свободы, когда претензия  “MEUM ESSE” не имела значения частной собственности, так и квази политический характер господства патриархальной семьи над имуществом, который исключал возможность прибегнуть к государству как всеобщему авторитету для решения спора о принадлежности вещи. Конфликт принимает форму личного противостояния представителей семейств, которые, вооружившись символом управления — жезлом, в ритуальной форме демонстрируют исключительность своего права распоряжаться вещью. В этом контексте обсуждаться может только правомерность такого  - относительного в условиях принадлежности вещи семейству - полномочия, индивидуальный характер которого допускает посредничество гражданского общества квиритов. Эта распорядительная власть, значимая только в отношениях оборота, соотносится к субъектами волеизъявления по поводу вещи так, что индивидуальное право, которое становится предметом спора, зависит от серии сделок и целой сети личных отношений, связывающих участников гражданского оборота. Текучесть и разнообразие этих отношений определяет невозможность учесть в процессе между двумя лицами весь комплекс установленных связей. Процесс об индивидуальной подвластности вещи в обороте, при исключении из этой сферы субъекта абсолютной и абстрактной принадлежности — семейной группы, — обречен на неадекватность. Судебное определение неизбежно ограничивается фиксацией относительных преимуществ одной из сторон, тем самым оставляя открытой возможность пересмотреть дело.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.