Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Государственный строй Франции

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     СОДЕРЖАНИЕ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     ВВЕДЕНИЕ 

     Актуальность  темы. Средние века – эпоха возникновения, развития и упадка феодального способа правления, феодального государства и права во всемирном масштабе.
     Вопрос  о периодизации истории феодального  государства и права является весьма сложным. В Европе гибель рабовладельческого строя произошла между III и VII вв. н. э.
     Франция существует как самостоятельное государство со времени раздела Франкской империи (843 г.) и выделения Западно-Франкского королевства, которому достались земли к западу от Рейна. Называться Францией страна стала лишь в X в.
     История средневекового государства во Франции может быть разделена на следующие периоды: период феодальной раздробленности – IX - XIII вв., период сословно-представительной монархии - XIV - XV вв., период абсолютной монархии - XVI - XVIII вв. Государственный строй Франции в эти периоды времени мы и рассмотрим в данном реферате.
      Цель  исследования. В соответствии с темой данного реферата, целью теоретического исследования является теоретический анализ государственного строя Франции в периоды: феодальной раздробленности, сословно-представительной монархии и абсолютной монархии.
      Объект  исследования. Объектом исследования в данном реферате является государственный строй средневековой Франции.
      Задачи  исследования. В соответствии с темой данного реферата, а также поставленной целью был сформулирован ряд задач:
      Изучить специализированную литературу по дисциплине «История», на тему данного реферата «государственный строй средневековой Франции».
      Провести  теоретический анализ сущности государственного строя средневековой Франции в период феодальной раздробленности.
      Провести  теоретический анализ сущности государственного строя средневековой Франции в период словесно-представительной монархии.
      Провести  теоретический анализ сущности государственного строя средневековой Франции в период абсолютной монархии.
      Подвести итог результатов выполненной работы.
     Структура работы. Данный реферат состоит из введения, трех теоретических параграфов, заключения и списка использованной литературы. Общий объем реферата составляет 27 страниц. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     §1. Государственный строй Франции в период феодальной раздробленности 

     Во  Франции в период феодальной раздробленности (IX - XIII вв.) номинальное единое королевство фактически делилось на многие почти независимые феодальные владения, причем в XI в. дробление продолжалось также внутри отдельных герцогств и графств [1, c. 15].
     Складывание двух основных классов феодального  общества - сеньоров и зависимого крестьянства – в целом завершилось к X в. К этому времени сеньоры-бенефициарии добились превращения бенефиция из пожизненного пожалования в наследственную феодальную собственность.
     Оформилась  феодальная иерархия, возглавляемая  королем, с характерной для нее  системой вассалитета. Отношения вассалитета покоились на иерархической структуре земельной собственности: номинально верховным собственником всей земли в государстве считался король – верховный сеньор, или сюзерен, а крупные феодалы, получая от него земли, становились его вассалами. Они, в свою очередь, также имели вассалов, более мелких феодалов, которым жаловали земельные владения [7, c. 163]. Эта лестница состояла из следующих ступеней:
      на ее верху стоял король - сюзерен;
      далее - пэры, то есть «равные королю», герцоги и графы;
      вассалы и подвассалы разных ступеней - арьер-вассалы;
      в самом низу - простые рыцари, шевалье, своих вассалов не имевшие. Зависимое крестьянство составляли сервы и вилланы.
      Первоначально положение сервов было еще близко к поздносантичному рабству - часть сервов использовалась в качестве безземельных дворовых работников, часть была посажена на мелкие земельные наделы. Сервы наследственно подчинялись судебно-административной власти одного и того же сеньора, уплачивали ему поголовную (подушную) подать и оброк, исполняли барщину и были ограничены в следующих своих гражданских и хозяйственных правах:
      право перехода из сеньории в сеньорию;
      право отчуждения земельного держания;
      право свободы наследования;
      право выбора брачной партии.
     Для вилланов, которые считались лично  свободными держателями земли, принадлежавшей феодалу, характерны отсутствие наследственных личных повинностей (их повинности раскладывались не на личность, а на земельный надел), более широкие возможности отчуждения земельного держания, а также переселения в другую вотчину, на свободные земли или в город.
     Развитие  сельского хозяйства, отделение  от него ремесла и рост населения  способствовали начиная с X в. возникновению  новых и возрождению старых римских  городов как центров ремесла и торговли, хотя правовое положение горожан еще мало отличалось от положения остальных феодально-зависимых людей [5, c. 223].
      В период феодальной раздробленности  король, номинальный глава государства, избирался крупными землевладельцами – вассалами короля и высшими иерархами церкви [3, c 83].
      В органах центрального управления дворцово-вотчинная  система уживалась с управлением, основанным на вассальных отношениях:
      дворцовую систему, как и прежде, представляли министериалы (сене-шал - глава королевского двора, коннетабль, королевский казначей, канцлер);
      управление, основанное на вассальных отношениях, осуществлялось в виде съезда крупнейших феодалов страны, называемого Королевской курией или Великим советом.
      Местное управление характеризуется тем, что власть короля признавалась только в его собственном домене, а в земельных владениях крупных феодалов были свои системы местного управления.
      В судебной системе при сеньориальной  монархии действовала сеньориальная  юстиция - судебную власть между собой делили сеньоры, причем объем их судебных правомочий определялся ступенью иерархической лестницы, на которой они находились.
      Армия состояла из рыцарского ополчения вассалов, исполнявших военную службу, которой  они были обязаны сеньорам. Во время  войн созывалось народное ополчение [4, c. 301].
      В период феодальной раздробленности во Франции институт Большого королевского совета претерпел значительную трансформацию. В условиях ослабления королевской власти совет потерял представительный характер: монарху удавалось привлечь в него лишь зависимых от него епископов и аббатов, а также некоторых прямых вассалов короля из числа графов центральных регионов Франции. Королевский совет (или, как его называли французские хронисты, генеральная курия) оставался крайне аморфным образованием. Он созывался лишь по случаю помазания короля или объявления войны. Ни законодательных, ни фискальных функций этот совет не имел, а его судебные полномочия находились в прямой зависимости от способности короля обеспечить исполнение приговоров совета в отношении крупных баронов. В XI веке, по образному выражению хрониста, «курия опустела»: король был занят подчинением домена и не стремился к установлению своей власти над феодальными княжествами Франции.  

      §2. Государственный строй Франции в период словесно-представительной монархии 

      Развитие  городов и расширение межобластных экономических связей, а также установление прочных экономических связей между городом и деревней создали благоприятные условия для преодоления феодальной раздробленности, для формирования единого общенационального рынка и дальнейшего экономического и социального развития страны. Возникает специализация сельскохозяйственного и ремесленного производства в отдельных районах и городах, что приводит к упрочению торговых связей между различными областями королевства. В этих условиях увеличилась численность населения городов, и усилилось их влияние на положение дел в стране.  
        С завершением периода феодальной  раздробленности государство приобрело форму сословно-представительной монархии. Это стало возможным ввиду того, что:
      укрепились социально-экономические основы союза королевской власти и городов, благодаря росту городской промышленности и торговли города смогли оказывать монархии помощь;
      вокруг королевской власти сплотились основные группы среднего и мелкого дворянства в надежде защитить свое привилегированное положение силами королевской армии, а также ради получения доходных должностей;
      страна нуждалась в сильной королевской власти для борьбы с внешним врагом [5, c. 245].
      В XIV - XV вв. французское общество разделилось  на три наследственных сословия (табл. 1). 

      Таблица 1.
      Сословия французского сообщества в период словесно-представительной монархии 

Сословие Характеристика
Сословие духовенства были  привилегированными, освобождались  от повинностей и государственных  налогов, пользовались преимущественным правом доступа к государственным должностям.
Сословие дворянства
Сословие - купцы, ремесленники, свободные крестьяне было податным
      С развитием товарно-денежных отношений  часть натуральных повинностей  и платежей крестьян заменяют денежным оброком. К XIV в. меняется форма крестьянского землепользования – серваж вытесняется цензивой.  
       Цензивой называлось наследственное  земельное держание, держатель которого (цензитарий) ежегодно выплачивал  своему господину ценз - твердо  фиксированную денежную, реже натуральную  ренту, а также выполнял определенные повинности. При соблюдении этих условий цензитарий имел право передавать по наследству свою цензиву, закладывать, сдавать в аренду и продавать ее с согласия сеньора и с уплатой особой пошлины.
     В системе судебных учреждений произошли следующие изменения:
      королевская юстиция потеснила сеньориальную и церковную, значительно расширилась юрисдикция королевских судов: они могли пересмотреть любое решение сеньориального суда;
      хотя судебные органы по-прежнему не были еще отделены от административных, наметилось их обособление и соответственно формирование судебной системы.
     При Людовике IX был создан специальный  судебный орган - Парламент, в дальнейшем ставший высшим апелляционным судом королевства, важнейшей апелляционной инстанцией. Парламент рассматривал наиболее важные уголовные и гражданские дела, мог пересматривать решения и приговоры нижестоящих судов с новой проверкой всех ранее рассмотренных или вновь представленных доказательств, осуществляя, таким образом, контроль над местными судами [5, c. 292].
     Правосудие  на местах от имени короля вершили бальи, сенешали и прево, рассматривая основную массу уголовных и гражданских дел. Церковный суд превратился в специальный суд по делам особой предметной и персональной подсудности и образовал инстанционную систему:
      низшая инстанция – суд официалов, специальных уполномоченных епископа;
      вторая инстанция - суд архиепископа;
      следующая инстанция - суд кардинала;
      высшая инстанция - суд римской курии, который рассматривал наиболее важные дела.
     В XIV в. был создан специальный орган  уголовного преследования и обвинения – прокуратура, члены которой именовались королевскими прокураторами и выступали в судах как обвинители по делам, затрагивавшим интересы монархии («интересы короны») [3, c. 244].
     В ходе военных реформ второй половины XIV в. и первой половины XV в. королевская армия становится регулярной, значительной по численности, с централизованным руководством и четкой системой. К этому времени правительство после введения постоянных налогов имело в своем распоряжении значительные средства, которые использовались для вербовки наемников, по большей части иностранцев (немцев, шотландцев и т. д.). Офицерские должности занимало по преимуществу дворянство. 
 

      §3. Государственный строй Франции в период абсолютной монархии 

      Возникшее в IX веке с распадом франкской державы Королингов французское королевство, внесло существенное изменение в социально-экономическое развитие областей, входивших в ее состав [6, c. 358]. В период с IX-XIII вв. господствовали феодальная раздробленность и соответствующие ей производственные отношения.
       Они определили классовую структуру общества и антагонистические отношения между феодалами и зависимыми крестьянами. Земля, как основное средство производства, стала монопольной собственностью  
господствующего класса.

      Хотя  установление абсолютной монархии во Франции связано, главным образом, с именами кардинала Ришелье  и короля Людовика XIV, нельзя сказать, что она была их творением. Они  только достроили то здание, которое  постепенно возводилось в течение нескольких столетий. Рост королевской власти во Франции самым тесным образом связан с постепенным территориальным и национальным объединением страны после Столетней войны. Причем объединение обособленных первоначально феодальных территорий в королевский домен способствовало естественным образом и сплочению национальному. и то, и другое вместе способствовали упрочению королевской власти. Объединенная в руках короля Франция давала прочную реальную опору королевскому могуществу и тем самым обеспечила процесс дефеодализации королевской власти, то есть процесс постепенного ее отрыва от средневековых феодальных основ и утверждения ее на новых, государственно-правовых началах [6, c. 373].
      Исходным  пунктом этого процесса во Франции, как и всюду, является возрождение римского права с сопутствующей ему идейной реставрацией неограниченной власти государя. Итальянское возрождение римского права скоро нашло отголоски во Франции уже при Филиппе Августе (годы правления 1180-1223), Людовике IX Святом (1226-1270) и при Филиппе IV Красивом (1285-1314). Про короля начинают говорить, что он — живой закон. С конца XVI века наступает новый подъем королевской власти, и вместе с тем наблюдается решительный поворот в области политических идей, выразителем которых стал один из замечательных мыслителей своего века Жан Боден (1530-1596). В своем сочинении «О республике» (1576 год) он возвращается к римскому пониманию государства и власти. Сущность государства, по его представлению, заключается в верховной власти, которая обладает тремя главными атрибутами: постоянством, неограниченностью и единством. Она постоянна, потому что всякая временная власть не может быть верховной. Не верховная она, если ограничена какими-либо условиями. Она едина, значит, не может быть поделена, например, между монархом и народным представительством.
      Другим  существенным фактором процесса была постепенная победа принципа наследственности над принципом избирательности  в порядке передачи королевской  короны. Родоначальником первой царствующей династии во Франции стал Гуго Капет, избранный на престол в 987 году. Нужно заметить, что избиравшие его феодальные сеньоры отнюдь не собирались отказываться от права выбирать себе королей и впредь, но делать им этого больше не пришлось: королевская корона из избирательной превратилась в наследственную. Случилось это благодаря целой совокупности обстоятельств, из которых наиболее существенную роль играли:
      непрерывность мужской линии капетингской фамилии в течение трех с половиной столетий (987-1328 гг.);
      общая тенденция к наследственности всякого рода государственных должностей;
      дальновидная политика самих капетингских королей, которые искусно умели пользоваться обоими отмеченными обстоятельствами в целях упрочения положения своей династии  [6, c. 463].
      При наличии первых двух обстоятельств  каждому из королей не стоило особенного труда склонить феодалов к «избранию» своего старшего сына на престол в  качестве предполагаемого наследника. Вплоть до коронации Филиппа Августа  монархи систематически заручались таким предварительным избранием. Начиная с Филиппа II Августа такая практика прекращается: она становится излишней формальностью. В силу длинного ряда прецедентов факт успел уже приобрести значение права.
      К началу XVI века завершается территориальное  собирание Франции и вместе с ним заканчивается государственно-правовой процесс дефеодализации королевской власти. Франциск I (годы правления 1515-1547) представляет собой уже государя в новом смысле. Он — государь Божьей милостью, управляющий государством посредством чиновников, командующий всеми вооружёнными силами королевства, держащий в своих руках верховную судебную и законодательную власть и не знающий никаких правовых ограничений своей власти. Одним словом, он — государь и государь абсолютный. Не существует более никакой власти в государстве, которая могла бы конкурировать с короной. С этого момента абсолютизм представляет собой совершившийся факт. Сам парижский парламент, который столетие спустя сделается ярым антагонистом короны, провозгласил во всеуслышание неограниченность королевской власти в качестве одного из основных начал государственного строя Франции. «Мы хорошо знаем, — говорил, обращаясь к Франциску, от имени парламента его президент, — мы хорошо знаем, что Вы выше законов, и ордонансы не имеют для Вас принудительной силы». Сравнивая современную им эпоху с ещё недавним прошлым, старые вельможи меланхолически вздыхали: когда-то наши короли именовались «короли над свободными людьми», теперь им следовало бы именоваться «короли над рабами» [3, c. 69].
      Свои  идеи и представления о королевской  власти Генрих IV активно проводил на практике. Начать с того, что вопреки  многочисленным прецедентам, он по вступлении на престол не счёл нужным созывать Генеральные штаты, а ограничился  лишь созывом именитых граждан в Руане в 1596 году для простого «совещания». Не особенно щадил Генрих и муниципальные вольности городов, замещая при случае выборные городские должности по своему усмотрению. Нельзя сказать также, чтобы он относился с неизменным уважением к традиционной независимости суда, не отступая при случае перед личным вмешательством в дело правосудия, что, впрочем, не противоречило тогдашним правовым понятиям, по которым король был главным судьей в королевстве. Не особенно церемонился новый монарх и с вольностями церкви, назначая, где нужно, епископов по своему усмотрению, и не стесняясь каноническими правилами. Одним словом, Генрих IV ведет себя совершенно, как абсолютный государь, и во все продолжение своего царствования ни разу не созывает Генеральных штатов. Единственная ограниченность королевского абсолютизма заключается в личной умеренности и такте самого короля, считавшего за правило, что «король не должен делать всего, что может».
      Внешняя торговля также не ускользает от внимания Генриха. Открытие Америки и морского пути в Индию разом широко раздвинуло рамки международной торговли. Заслуживает быть отмеченным тот факт, что при Генрихе IV Франция впервые становится колониальной державой. Первая колония, основанная при нем в Северной Америке (Канаде), получила название Новой Франции [3, c. 102]. Тогда же были сделаны первые попытки основать французскую колонию в Гвиане, осуществленные, правда, лишь при Ришелье. Результатом хозяйственной политики Генриха IV было упорядочение финансов, уменьшение налогового бремени (кстати, с тех пор податная тяжесть во Франции никогда не уменьшалась) и подъем народного благосостояния. Генрих IV был последним из французских королей, который оставил своему преемнику запасной фонд, последующие монархи неизменно завещали своим преемникам долги, размеры которых увеличивались с каждым царствованием.
      Генриха IV уже можно назвать абсолютным монархом. Но абсолютизм этот был слишком  тесно связан с личностью самого монарха и с конкретными условиями  исторического момента. Ему по-прежнему недоставало сколько-нибудь прочной организации: у королевской власти не было постоянных и послушных органов [3, c. 104]. Выполнение этой задачи во французской истории связано, главным образом, с двумя именами: кардинала Ришелье и короля Людовика XIV. Слабость монархической организации обнаружилась тотчас после смерти Генриха IV, когда власть за малолетством Людовика XIII оказалась в слабых руках к тому же недалекой женщины Марии Медичи, объявленной опекуншей своего малолетнего сына. Все, что скрепя сердце, преклонялось перед мощью Генриха IV, снова подняло голову.
      Феодальная  знать в XVI-XVII веках представляла собой элемент хронического мятежа. По своим сословным традициям класс этот был живым отрицанием всякого государственного порядка. Именно поэтому Ришелье, сокрушая дворянство как политическую силу, был далек от мысли подкапываться под его социально-экономическое положение как привилегированного сословия. Для кардинала Ришелье, у которого на первом плане стояли государственные интересы, заключавшиеся в водворении внутреннего порядка, важно было реформировать дворянство, поскольку оно являлось противогосударственной силой. Поэтому первым делом Ришелье после того, как он получил в 1524 году властное положение, было сломить господствовавший во дворянстве дух своеволия и приучить его к повиновению государственной власти. Последовал ряд суровых мер: нескольким мятежным магнатам пришлось сложить свои головы на плахе, другие были вынуждены доживать свой век в мрачных казематах Бастилии. Затем, в 1626 году по его инициативе вышел королевский эдикт, предписывавший «сравнять с землёй все укреплённые замки, не находящиеся вблизи границ». Снос замков имел значение не столько фактического, сколько символического сокрушения феодальной знати. Наконец, по инициативе Ришелье был издан указ короля, запрещающий дуэли под страхом смертной казни. Массовые поединки носили все признаки частной войны, в которой ежедневно гибли десятки дворян. Но запрещенная дуэль приобрела лишь новую привлекательность из-за связанного с ней риска, поэтому указ не принёс желаемого результата [4, c. 409].
      С утратой былого политического значения французское дворянство не теряет своего привилегированного положения в социально-экономическом отношении. Так, за дворянским сословием было сохранено право не платить королевской подати, хотя в это время оно фактически уже не несло на себе тяжести воинской повинности, которой ранее оправдывалась эта привилегия. Нетронутым остался и сеньориальный суд, приносивший феодалам материальные выгоды. Парламент, неохотно сносивший повелительный тон Генриха точно также поднял голову, как только последний навеки закрыл глаза. Вследствие малолетства наследника престола, на долю парижского парламента выпала важная политическая миссия — назначить опеку над королем.
      Таким образом, правительница Мария Медичи в качестве опекунши была ставленницей парламента. Но прошло немного времени, и Ришелье пишет членам этого представительного органа: «У вас нет иной власти, кроме той, которая вам дана королем» [6, c. 187]. Парламенту было решительно поставлено на вид, что его полномочия исчерпываются вопросами правосудия. На этом основании парламенту от имени короля предписывалось все эдикты, касающиеся правительства и администрации, вписывать в свои реестры без дальнейших формальностей. C первой половины XVII века парламент, ставший фактически единственной преградой абсолютизму, был значительно ограничен в своих действиях [7, c 422].
      Это была та сторона внутренней политики Ришелье, которую можно назвать  отрицательной, поскольку кардинал пытался парализовать или сломить  силы, противодействующие абсолютизму  центральной власти: дворянство, протестантов, парламенты и остатки сословно-представительных учреждений. Но существовала положительно-созидательная сторона деятельности Ришелье, имевшая своей целью создать то, чего до сих пор не хватало королевской власти: соответствующую административную организацию. Нужно отметить, что организаторская деятельность Ришелье в данном направлении не имела характера единой планомерной реформы. В этом отношении он был верным продолжателем традиции французских королей, постепенно возводивших новое здание государственности рядом со старым, не столько ломая последнее, сколько предоставляя ему разрушаться от собственной ветхости. В результате получается коренная перемена в существе дела, мало заметная, однако, внешне. Прежние учреждения сохранились, но одни из них утратили своё былое значение, не приобретя взамен нового, другие — не потеряв старого, приобрели настолько новое значение, что роль этих учреждений в государстве коренным образом изменилась. К первым относятся высшие коронные чины, генерал-губернаторы и финансовые присутствия, ко вторым — королевский совет, статс-секретари и местные интендантства с подчиненными им субделегатами [4, c. 431-432].
      Еще до Ришелье королевский совет  начинает заслонять собой высшие коронные чины, которые из-за своей  наследственности стали непригодны в качестве органов королевской власти. Поэтому все важнейшие законодательные и административные акты подготавливаются советом, и большая часть актов монаршей воли издается от имени «короля в своем совете» [4, c. 448]. Этот орган становится как бы воплощением высшей правительственной власти. Ришелье не внес никакой существенной перемены в это положение дела, он только сделал состав совета более послушным орудием королевской власти, сократив число его независимых членов, заседавших там в силу привилегии сана или по праву рождения, и увеличив количество советников по назначению короны. Расширение правительственной деятельности королевского совета должно было естественным образом отразиться и на роли его ближайших органов — статс-секретарей, которые в то время являлись простыми канцелярскими посредниками и между советом и прочими административными учреждениями. При Ришелье, который был не только первым, но, в сущности, и единственным министром в королевстве, статс-секретари стали в ближайшую зависимость от первого министра. Со смертью кардинала статс-секретари освободились от этой зависимости и из канцелярских чиновников превратились почти в министров. История статс-секретарей после Ришелье есть история беспрерывного роста их правительственного значения. При Людовике XIV статс-секретарей будут уже величать монсеньорами — титулом, остававшимся до тех пор исключительной привилегией принцев крови и высших коронных чинов.
      Ришелье не уничтожил генерал – губернаторства как учреждения, но он положил начало той политике, конечной целью которой было превращение должности генерал-губернатора в почётную и доходную синекуру для придворной знати — в пышный титул без всяких действительных функций. А военное командование постепенно перешло в руки главнокомандующих в провинциях. Как правило, это были незнатные и небогатые дворяне, что заставляло их дорожить своей должностью и не противоречить государственным интересам. Что касается финансовых присутствий, то Ришелье даже не пытался их реформировать: для этого понадобилось бы выкупить у казначеев их благоприобретенные должности, на что потребовалась бы колоссальная сумма, которой у правительства не было. Поэтому кардинал пошел своим излюбленным путем» наряду со старым учреждением создал новое — интендантство, которое даже не было оформлено законодательно. Оно появилось и развивалось постепенно, путем правительственной практики. Королевские комиссары и интенданты послужили тем материалом, из которого Ришелье создал провинциальные интендантства.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.