На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Проблема безработицы в Республике Казахстан

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ПРОБЛЕМЫ  БЕЗРАБОТИЦЫ И  БЕДНОСТИ В КАЗАХСТАНЕ И ПОИСК МЕХАНИЗМОВ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ
Ключевые  слова:
масштаб безработицы, бедность, переписи населения, профсоюзное движения РК, закон "О занятости  населения", комплексная  экономическая политика
Вестник КазГУ. Серия Экономическая. Алматы, 2000, №3-4
Одними из наиболее острых проблем современной экономики  Республики Казахстан являются масштабы безработицы, низкий уровень жизни  населения и распространение  бедности - вопросы, теоретическое и  практическое обсуждение которых было предпринято в рамках научного круглого стола, организованного под руководством ректора Казахского Государственного Университета им. аль-Фараби, доктора экономических наук, профессора Нарибаева Купжасара Нарибаевича, с участием специалистов Агентства РК по статистике, Казахского научно-исследовательского института труда, общественного фонда "Алматинский фонд содействия занятости", а также Немецкого общества по техническому сотрудничеству.
Анализ наблюдаемых  негативных явлений в сфере занятости, а также происходящих постоянных изменений в государственной политике в этой области серьезно затруднен из-за недостатка четких критериев и индикаторов динамики социальных процессов в республике. Особенно это касается показателей безработицы, официально регистрируемый уровень которой, как известно, значительно отстает от ее реальных размеров. К примеру, специалисты Агентства РК по статистике, регулярно публикуя данные Министерства труда и социальной зашиты населения "О численности безработных, состоящих на учете в центрах занятости", приводят и экспертные оценки общей безработицы в Казахстане (см. показатели таблицы 1 "Уровень безработицы в Республике Казахстан").
С другой стороны, данные государственной статистики о численности безработных, полученные расчетным путем, недостаточны в силу того, что Агентство РК по статистике не проводит регулярные выборочные обследования населения и другие исследовательские мероприятия, позволяющие анализировать безработицу с показателями вторичной, дополнительной, временной занятости, а также скрытой безработицы. Хотя в Казахстане исследованием тенденций скрытой безработицы занимается Министерство труда и социальной защиты РК, известно, что это ведомство занимается сбором необходимых данных от предприятий (практикующих вынужденные отпуска и введение режимов неполного рабочего времени) лишь "по мере поступления информации", сомнения о прозрачности которой имеют серьезные основания.
В настоящее  время, согласно информации отдела статистики труда Департамента цен и труда  Агентства РК по статистике, данный государственный орган готовится обнародовать итоги прошедшей год назад переписи населения по "распространению занятого населения по видам экономической деятельности", а также планирует провести пилотный проект специализированного выборочного обследования занятости населения в двух регионах Казахстана - Североказахстанской и Алматинской областях.
Пока лишь известны характерные результаты специального обследования уровня жизни, проведенного статистическим агентством в 1996 году. Так, в материалах четырехлетней давности, опубликованных в 1999 году в сборнике "Уровень жизни населения в Казахстане", отношение населения к возможности потерять работу по критерию "очень беспокоит" распределилось следующим образом: этот ответ статистикам дали 72,9% городских жителей восточного региона страны и 75,8% сельского населения западных областей Казахстана. При этом трудно назвать минимальными аналогичные показатели, зафиксированные в то время счетчиками у горожан западного региона (как оказалось, 59,3% среди опрошенного городского населения были всерьез обеспокоены проблемой безработицы) и сельских жителей южных областей страны, доля которых составила чуть меньше половины сельских граждан юга - 45%. Кстати, удельный вес южного городского населения, опасающегося потерять работу, на тот период оказался равным 77,2%. Характерно, что в г.Алматы процент такой категории жителей был зарегистрирован на уровне 61,4%, в центральных областях - 61,6% среди населения, проживающего в городской и 50,3% - в сельской местности; а на севере - 66% и 55,8% - соответственно (из восточных жителей села подобным образом ответили 64,7% респондентов).
Логично, что "совсем не беспокоит" опасность потерять работу затронула охват горожан  лишь от 2,6% (среди восточных жителей) до 10,5% (на западе страны); при этом к указанной категории ответов можно отнести характерные данные о 3,6% доле граждан сельского юга. Самыми оптимистичными в этом плане можно назвать лишь северо-казахстанских жителей села, 9,5% из которых на тот период оказались относительно уверенными в своем трудовом будущем.
Конечно, в настоящее  время данные четырехлетней давности несколько утрачивают свое значение. Но интересно, что именно с 1996 года в  официальных статистических сборниках  стали приводиться не только субъективные оценки социального положения казахстанских граждан, а динамика распространения бедности в Казахстане.
Речь идет о  показателе доли населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, которая  в настоящее время в республике составляет 34,5% казахстанцев. А полную картину граждан, живущих ниже черты бедности, за последние четыре года, можно представить в таблице 3 "Уровень бедности в Республике Казахстан".
Однако насколько  цифры о практически 35% доле бедных среди всего населения Казахстана отражают реальный уровень жизни и бедности в республике?
Сегодня, похоже, никто не сможет дать однозначный  ответ на этот вопрос, так как  непрозрачность казахстанской экономики  в целом и особенно социально-трудовых отношений не нуждается в доказательствах. А объективность информации о происходящих процессах в экономике зависит не столько от количества исследований и экспертных оценок государственных органов, сколько от регулярного потока данных от всех субъектов рынка, для которых государство и должно устанавливать четкие правила игры и предоставлять твердые гарантии, заинтересовывая в открытости* .
Тем не менее, именно проблема бедности населения становится ключевой для всего государства, начиная от простых граждан и, заканчивая казахстанским правительством, которое, как известно, с 2000 года "поставило задачу ориентировать всю социальную политику на борьбу с бедностью" (1).
Известно при  этом, что наше государство намерено "предоставлять адресную (выделено авт.) социальную помощь на основе критерия бедности и перенести оказание социальной помощи в регионы" (1). Однако механизм реализации такой социальной политики, а точнее, методы поиска действительно нуждающихся в финансовой поддержке со стороны государства граждан, объективно, в силу той же непрозрачности экономики, остаются неясными. Пока не опубликован проект Закона "Об адресной социальной помощи малообеспеченным гражданам", ожидающий сегодня ратификации со стороны парламента и президента РК, по большому счету, неизвестно, каким категориям граждан и по каким критериям будет оказываться подобная помощь (если не считать планов правительства по введению "субъективного" анкетирования граждан, учета их личного имущества и доходов).
В этом плане  можно согласиться с кандидатом экономических наук, доцентом кафедры "Менеджмент" КазГУ им. аль-Фараби Сейсеном Джумамбаевым, который в ходе круглого стола подчеркнул, что разработка государственной программы с бедностью - положительный факт, но необходимо дать четкие ответы на вопрос, как ее провести, какую разработать при этом методику, каким образом оказать реальную помощь гражданам, чтобы в то же время не пострадала возможность охвата всех нуждающихся. Не секрет при этом, что "усиление адресное™" - это потенциальное повышение административных издержек, от бремени которых как раз должно освободиться государство.
В принципе, в  какой-то степени ответ на вопрос о методах адресной поддержки  малообеспеченных граждан уже должен был дать Закон РК "О прожиточном  минимуме", введенный в действие с 1 января 2000 года. Дело в том, что  этим законом в Казахстане впервые было определено понятие "черты бедности". В частности, в пункте 3 статьи 4 прямо сказано, что "черта бедности служит критерием для оказания социальной помощи малообеспеченным гражданам". Однако в отношении понятия "черты бедности" в законе приведена лишь такая характеристика, что это - "граница дохода, необходимого для удовлетворения минимальных потребностей человека (что, по идее, отвечает существующему в теории и приведенному в законе определению прожиточного минимума - прим. авт.), устанавливаемая в республике в зависимости от экономических возможностей".
Это неконкретное определение, очевидно, подразумевает  экономические возможности регионов, так как с начала прошлого года мы являемся свидетелями процесса "передачи всей основной части социальной помощи вниз". Как было сказано вице-премьером Ержаном Утембаевым на II Конгрессе финансистов Казахстана, государство всерьез рассчитывает на то, что "многие программы должны осуществлять местные органы власти, исходя из своих особенностей, приоритетов и своего перечня социальных программ".
Конечно, большой  практический интерес вызывает экономическая  основа "политики децентрализации  государственных функций и разделения ответственности центра и регионов за финансирование республиканских  и местных бюджетных программ". Именно за указанными положениями в упомянутом Заявлении Национального банка и Правительства РК был приведен целый перечень "неотложных мер по реформированию бюджетной системы государства", где признается, что "предусматривается разработать и внедрить среднесрочные стабильные нормативы. Межбюджетные взаимоотношения потребуют усовершенствования методики расчета субвенций из республиканского бюджета в местные бюджеты и изъятий из местных бюджетов в республиканский бюджет".
В ходе круглого стола, в отношении конкретных вопросов борьбы с безработицей, членом рабочей группы по разработке готовящихся изменений в Закон РК "О занятости населения", директором общественного фонда "Алматинский фонд содействия занятости" Анастасией Курасовой было подчеркнуто, что в этот проект вносится предложение о необходимости ежегодного (с 2001 года) выделения целевого транша каждому региону для финансирования политики занятости в объеме 1 % от поступлений социального налога, ставка которого, как известно, составляет 26% от фонда оплаты труда* * .
Несмотря на то, что норматив отчислений социального  налога в местные бюджеты с  начала 2000 года составляет 80,8% (а 19,2% направляется в республиканский бюджет, ориентированный  в социальной сфере в основном на выплату "солидарных" пенсий), судя по выступлению Анастасии Курасовой, действующая система изъятий из бюджетов регионов и нормативов расходования средств по местным бюджетным программам на образование и первичную медицинскую помощь, оформленных Законом "О республиканском бюджете", не позволяет говорить о полноценном распределении поступлений части социального налога на "нужды" занятости и борьбы с безработицей.
Конечно, с финансовой стороной проблемы о распределении  средств на программы безработным  тесно связан вопрос об организационной структуре государственного муниципального менеджмента. Другими словами, всех интересует "положения" об ответственности за направление бюджетных денег, а также механизма реальной отдачи от их инвестирования.
В Казахстане, где  в 1999 году в соответствии с изменениями в законе "О занятости населения" был ликвидирован Государственный фонд содействия занятости и упразднены областные центры занятости - биржи труда и модельные центры г. Алматы и г. Астаны "с передачей их функций коммунальным государственным казенным предприятиям за счет средств местных бюджетов", вряд ли неожиданным можно назвать недавнее выступление министра труда и социальной зашиты Николая Радостовца, который констатировал "проблему полного развала системы занятости. Если раньше трудоустройством занимались государственные структуры, то сейчас они превращены в республиканские госпредприятия, которые необоснованно зарабатывают деньги, заключая нередко фиктивные договоры с работодателями, что вызывает недоверие людей к системе трудоустройства..." (2).
Действительно, в Республике Казахстан, по словам бывшего  директора Алматинского модельного центра занятости, а в настоящее  время
главы общественного  фонда "Алматинский фонд содействия занятости" Анастасии Курасовой, было закрыто 16 бирж труда, и, как оказалось, свои виды уполномоченных организаций существуют лишь в Кзыл-Ординской, Южно-Казахстанской и Павлодарской областях, где работают областные управления занятости, имеющие свои региональные подразделения. Что касается г. Алматы, то здесь осталось лишь 6 казенных предприятий, созданных взамен служб занятости, но не имеющих сегодня источников финансирования.
Характерно, что  в настоящее время по вновь  готовящиеся изменения в проект закона "О занятости населения" закладываются рекомендации рабочей группы о возобновлении единой структуры занятости, имеющей статус государственной службы, - то есть то, от чего только в прошлом году отказался Казахстан. Показательно, что Казахстан, согласно выводам (сделанным в ходе круглого стола) доктором Ириной Кауш (главного координатора проекта "Политика рынка труда" Немецкого общества по техническому сотрудни-честву), не имея государственной структуры занятости вертикального подчинения, тем самым противоречит Конвенции № 88 Международной организации труда "Об организации службы занятости".
По словам немецкого  специалиста, на региональном уровне такая  служба должна иметь областные управления занятости, а в городах и районах -городские и районные управления занятости, выделенные из состава управлений труда, занятости и социальной защиты населения, -практика, которая наблюдается в настоящее время в Казахстане лишь в указанных трех регионах. Считается, что компетенция подобной структуры позволит более четко осуществлять функции статистики и анализа состояния рынка труда, организации общественных работ, организации по обучению и переобучению безработных граждан, содействия развитию предпринимательства, социальной защиты безработных.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.