На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Финансовая политика Е.Ф. Канкрина

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                                   Ведение
        В данной работе я попыталась подробно рассмотреть финансовую политику Е.Ф. Канкрина.
        К началу XIX века государственные финансы России находились в состоянии глубокого упадка. Неупорядоченность бюджетно-сметного дела, казнокрадство и бесконтрольность в расходовании государственных средств, хронический дефицит бюджета, рост государственного долга и расстройство денежной системы – таковы были черты, характеризовавшие положение финансов страны.
        В течение первого десятилетия XIX века состояние государственных финансов России стало еще более напряженным. Росла государственная задолженность, наблюдалось дальнейшее падение курса ассигнаций. Дефицит государственного бюджета в значительной степени был связан с войнами. Но помимо этих непредвиденных расходов, отдельные ведомства значительно превышали свои расходы по сравнению с утвержденными сметами. Даже в мирные годы сверхсметные затраты достигали огромных сумм.  Усугубил тяжелое положение выпуск фальшивых ассигнаций, который осуществило французское командование во время Отечественной войны 1812 года. Интересы нарождающейся в России капиталистической промышленности требовали чрезвычайных мер для ликвидации кризисного состояния денежного хозяйства. Попытки Сперанского улучшить ситуацию значительных результатов не дали, а война 1812 года окончательно расстроила финансовую систему страны.
        Состояние финансов в России к середине XIX в. было приведено к достаточно устойчивому положению одним из талантливейших министров финансов Е.Ф. Канкриным (1774–1845), занимавшим этот пост более 20 лет. Понимание того, что условие устранения бюджетного дефицита – это упрочение денежной системы, предопределило успех его финансовой политики.
        Денежная реформа, проведённая Е.Ф. Канкриным в 1839– 1843гг. впервые установила в России серебряный монометаллизм. Главной платёжной монетой устанавливались серебряная (российской чеканки), а монетной единицей – серебряный рубль. Государственные ассигнования становились вспомогательным знаком ценности. Завершилась денежная реформа выпуском в обращение государственных кредитных билетов и полной заменой ассигнаций, в результате было обеспечено объединение бумажно-денежных знаков с государственными билетами, получившими повсеместное хождение наравне с серебряными монетами и обеспеченными всем достоянием государства и разменными на двойную монету. Таким образом, оздоровление денежного обращения было достигнуто путём восстановления металлического обращения.  

          
Начало XIX века: финансовые преобразования М.М. Сперанского
        К началу XIX века российские финансы находились в довольно затруднительном положении. Появлялись даже проекты реорганизации монетной системы, исходившие из идеи девальвации монеты. Однако некоторое улучшение в состоянии российской внешней торговли в первые годы нового столетия вызвало повышение курса ассигнаций, несмотря на постоянный выпуск дополнительных бумажных денег.
        Страна оказалась в глубоком кризисе. Было совершенно ясно, что необходимы немедленные и решительные меры для исправления ситуации.
        Главная задача в отношении ассигнаций виделась в том, чтобы поднять их курс и даже уравнять их с серебром. Было признано, что «средство самое прямое возвратить ассигнациям первое их достоинство есть уменьшить их количество». Из возможных путей достижения этой цели решили остановиться на постепенном погашении ассигнаций.
Наряду  с погашением ассигнаций, очень важным средством упорядочения денежного  обращения М.М. Сперанский, крупный политический деятель и автор обширных проектов общественно-политических преобразований в России, считал внедрение усовершенствование монетной системы.
        В 1810 издается манифест о новом устройстве монетной системы, в котором отражены идеи Сперанского. В соответствии с манифестом, главной мерой (монетной единицей) всех монет, обращающихся в государстве, объявлялся серебряный рубль достоинством в 4 золотника и 21 долю чистого серебра. Все прочие золотые и серебряные монеты оставлялись в свободном обращении по курсу к этому рублю. Но чеканиться в дальнейшем должна была лишь монета, определенная манифестом, а именно: банковая, или торговая, — рубль и полтина, серебряная, разменная в 20, 10 и 5 копеек и медная, разменная в 2, 1 копейку и полкопейки, или в одну деньгу. Предписывалось также усилить выпуск серебряной разменной монеты. Также в манифесте говорилось о том, что все выпущенные ранее в обращение ассигнации объявлялись долгом государства, обеспеченным всем богатством Российской Империи. Было заявлено о прекращении дальнейшего выпуска ассигнаций и о решении погасить указанный долг.
        Но этот «план финансов» не был осуществлен в полном объеме. Повышение податей и налогов вызывало недовольство населения; единовременный сбор средств с помещичьих земель обратил на Сперанского гнев дворянства. Так как Россия готовилась к войне с наполеоновской Францией, капитал для погашения ассигнаций так и не был собран. Таким образом, не была создана материальная база для уничтожения ассигнаций и введения кредитных денег. Единственным реальным результатом мероприятий стало прекращение падения курса ассигнационного рубля: с весны 1811г. он начал немного повышаться.
        Хотя Сперанский, в отличие от экономистов эпохи Павла ?, разработал подробный план преобразований, он не сумел добиться успеха. И причина заключалась не только в вынужденном прекращении деятельности реформатора, отправленного в начале 1812г. Александром ? под влиянием общественного мнения, прежде всего дворянского, в отставку. Дело в том, что в России в начале XIX века не было благоприятных условий для преобразования денежного хозяйства. Недостаточное развитие буржуазных элементов в экономике страны, слабость банковской системы, отсутствие полноценной сырьевой базы помешали введению в обращение кредитных денег на этом этапе.
        После отставки Сперанского, одной из самых ярких фигур в финансовой жизни страны стал Е.Ф. Канкрин. 

                                        Е.Ф. Канкрин: начало карьеры
        Немец по происхождению, Егор Францевич Канкрин все свои знания и силы отдал России, ставшей для него, как и для многих других иностранцев, родиной. Приехав в 1797г. В Россию, где тогда служил его отец, он вынужден был добывать себе средства к существованию разными способами, и нередко терпел нужду. Карьера Канкрина началась в 1800г. С должности помощника управляющего Старорусским соляным заводом. Затем он занимал различные должности по ведомству министерства внутренних дел.
        В 1809 получил чин статского советника. Опубликовал «Заметки о военном искусстве с точки зрения военной философии», в которых выдвинул идею о необходимости использования в ходе военных кампаний географических преимуществ России (обширность территории, суровость климата). Заметки привлекли внимание близких к Александру I генералов Людвига Вольцогена и Карла Пфуля и военного министра М.Б.Барклая-де-Толли. По их рекомендации в 1811 получил пост помощника генерал-провиантмейстера и чин действительного статского советника. В Отечественную войну 1812 был генерал-интендантом Первой армии, а во время Заграничного похода 1813–1814 – генерал-интендантом всей действующей армии; сумел организовать эффективную систему снабжения войск продовольствием, произвел тщательные расчеты с союзниками и с побежденной Францией, доказав необоснованность многих финансовых претензий к России. В 1818 выдвинул проект отмены крепостного права и постепенного выкупа крестьян с землей за счет средств специального заемного банка. В 1820 ушел с поста генерал-интенданта и был назначен членом Военного совета. Активно занялся научной работой; издал две монографии – «О военной экономике во время войны и мира» (1820–1823) и «Мировое богатство, национальное богатство и государственная экономика» (1821), в которой критиковал политику министра финансов Д.А.Гурьева. В 1821 сопровождал Александра I на конгресс в Любляне; введен в состав Государственного совета. 22 апреля 1823г. император подписал указ о назначении Канкрина министром финансов.
        В высших кругах назначение Канкрина встретили недоброжелательно. Многие говорили тогда, что этот безбожно коверкающий русский язык немец не знает России и разорит её непременно. Но получилось наоборот. «Немец» оказался финансистом высочайшего класса и большим государственным деятелем, который направил свои недюжинные способности на повышение благосостояния страны. 

Начало  преобразований финансовой системы  Е.Ф. Канкриным
        По своим взглядам Канкрин, безусловно, был консерватором, то есть сторонником сохранения основ существующего порядка, противником каких-либо резких перемен и потрясений, последствия которых непредсказуемы. Признавая несовершенство многих из существовавших общественно-политических и экономических институтов, он выступал за их постепенное улучшение, проводимое очень осторожно и продуманно.
        Главные проблемы, которые рассматривал министр финансов: «Какими должны быть деньги, чтобы обеспечить эффективное развитие экономики, какой должна быть денежная система, как добиться её нормального функционирования?»
        Настоящим богатством, настоящим капиталом он считал металлические деньги. Однако при достаточно высоком уровне развития человеческого общества возникают бумажные деньги, которые заменяют звонкую монету и «мысленно совершенно уподобляются ей». Без них не обходится ни одно цивилизованное государство.  По сравнению с металлическими, бумажные деньги имеют ряд преимуществ.  Они более подвижны и значительно облегчают денежные сношения. Их изготовление и восполнение обходятся государству значительно дешевле. Кроме того, бумажные деньги искусственно увеличивают свободный капитал, создавая дополнительные возможности для развития производства и торговли.
        Но они имеют и серьёзные недостатки. Кредит бумажных денег поддерживать трудно. Нельзя практически определить, сколько их можно выпустить в известное время. В самой природе бумажных денег заключается стремление к их чрезвычайному умножению, а излишний выпуск нарушает необходимое равновесие в денежной системе, звонкая монета вытесняется из обращения, курс бумажных денег падает. Когда же начинают принимать «искусственные и неудачные административные меры» для поддержания их курса, «тогда является ещё новое зло: ценность их начинает колебаться; тогда и цены вещей становятся колеблющимися к ущербу торговли, и часто делаются ни с чем не сообразными». При этом процветает ростовщичество, отвлекающее капиталы от более полезных занятий.
        Поэтому, по мнению Канкрина, обращаться с бумажными деньгами нужно «умно и рассудительно с государственной точки зрения» и при их использовании соблюдать ряд обязательных условий. Бумажные деньги должны служить только «воспособлением» к деньгам металлическим и быть обеспечены неприкосновенным, хотя бы и умеренным разменным фондом. Разменный фонд он считал самым рациональным основанием бумажноденежной системы, при условии, что он будет состоять не из государственных имуществ, не из бумаг, а из монеты. Бумажные деньги должны приниматься во всех публичных кассах и размениваться в них на звонкую монету, по крайне мере в пределах определённой суммы. Новые их выпуски следует производить на умеренную сумму и постепенно, чтобы можно было, при неблагоприятных последствиях, остановить эмиссию. При этом тайные выпуски не допустимы. Вновь выпущенные суммы нельзя использовать на покрытие дефицита в обычных государственных бюджетах, их надо употреблять на общественные предприятия, умножающие национальное богатство.
        В случае войны лучше прибегнуть к помощи займов, выпуску облигаций государственного казначейства и специальным налогом и лишь в самом крайнем случае – к эмиссии бумажных денег. Причем делать это необходимо открыто. А по окончании войны следует как можно скорее принять надлежащие меры к поддержанию их курса.
        Все операции с деньгами (например, обмен, уничтожение негодных и т.п.) должны производиться таким образом, чтобы не вызвать в обществе никаких сомнений. И, конечно, надо изготавливать бумажные деньги так, чтобы их было сложно подделать, и всемирно противодействовать выпуску и сбыту фальшивых.
        Количество бумажных денег должно соответствовать потребности в обращающихся платежных средствах, с включением в это число металлических денег, подчеркивал Канкрин.
        Если бумажных денег становится чересчур много, они падают в цене. В такой ситуации, полагал министр, лучше всего прекратить их дальнейший выпуск, оставить в обращении по существующему курсу и ожидать возможности довести их до стоимости серебра, а наихудшим решением является «обращение их сполна или отчасти в какой-нибудь процентный долг», так как это только усилит уже нанесенный вред. Канкрин не считал бумажные деньги государственным долгом: «…Бумажные деньги всякого рода в существе своем вовсе не то, что какой-либо государственный долг, и вовсе нелогично величают их так. Бумажные деньги скорее имеют сходство в сущности своей с ухудшенными металлическими монетами…». Эта позиция противоположна той, которой придерживалось правительство с 1820г. и которую Канкрин считал ошибочной.
        Канкрин отрицательно относился к заключению займов на погашение ассигнаций. Он был также против самой цели, для достижения которой совершались такие усилия. Наиболее разумным министр финансов считал поддержание постоянного курса ассигнаций – «систему фиксации» - и отказался от проводившейся в  предшествующие годы линии на его искусственное повышение.
        Мнение нового министра финансов, выступившего за прекращение погашения ассигнаций, получило одобрение государственного совета (точнее, особого комитета из председателей совета и его департаментов) и императора. Предназначавшиеся для этой операции средства должны были в дальнейшем использоваться для выкупа действительных государственных долгов. С этого времени количество ассигнаций – 595 776 310 руб. – оставалось низменным до конца 30-х годов. Вместе с тем расширялось обращение звонкой монеты, и правительство в последующие годы предприняло ряд мер для постепенного его облегчения. Приняв на себя управление российскими финансами, Канкрин застал их в расстроенном виде: дефицит государственного явления стал хроническим явлением; обыкновенные государственные доходы снизились с 447 млн. рублей в 1820г. до 391 млн. в 1822г., росли недоимки; обыкновенные государственные расходы покрывались за счет средств, полученных от внешних займов, заимствований из кредитных учреждений. Такие заимствования противоречили правильной организации системы государственного кредита.
        Перед Канкриным со всей остротой встал вопрос о приведении в равновесие государственный бюджет. Первой своей обязанностью он считал содействие уменьшению расходов, необходимому для облегчения положения народа и безопасности самого государства. При составлении сметы он старался привести расходную часть в соответствие с ожидавшимися доходами, сокращая суммы, требовавшиеся различными ведомствами, исключая из них необязательные, по его мнению, затраты. Понимая неизбежность роста потребностей общества и государства, Канкрин считал, что «потребности должны быть умеряемы до такой степени, чтоб платежи не служили к излишнему отягощению, а ещё менее к обеднению народа».
        Другая сторона деятельности министра финансов, другая его забота – увеличение доходов и расширение источников их поступления. В связи с этим необходимо было всеми способами, зависящими от министерства, содействовать развитию внутренней и внешней торговли и промышленности. не разбирая подробно все меры правительства в этой сфере, можно отметить, что торговля успешно развивалась, и не только внутренняя, но и внешняя. Несмотря на протекционистский таможенный тариф, введенный в 1822г., внешнеторговый оборот России увеличился с 97,4 млн. рублей серебром в 1823г. до 176,45 млн. рублей в 1839г. Не остановив рост торговли, протекционистская политика, сторонником которой являлся Канкрин, способствовала развитию российской промышленности. Этой же задаче отвечали введение льгот вновь создавшимся фабрикам, привлечение иностранных специалистов и промышленников в Россию.
        Канкрин полагал, что, стремясь к увеличению государственных доходов, следует по возможности избегать новых налогов и даже уменьшать существующие повинности. В первые годы его управления были введены некоторые налоговые послабления в области торговли и промышленности. Но постоянный недостаток средств заставил Канкрина все же повысить размеры некоторых налогов. Был введен и один новый – акциз с табачных изделий (в 1839г.). Но это косвенный налог, затрагивавший далеко не самую значительную часть населения, а сума его была невелика. Серьезному преобразованию подверглось взимание питейного дохода. Казенная продажа, поступления от которой постоянно падали, в 1827г. была заменена откупной системой, принесшей государственной казне рост дохода по этой статье со 116,6 млн. рублей ассигнациями в 1826г. до 152,9 млн. рублей в 1839г.
        Несмотря на рост недоимок населения, поступление обыкновенных  государственных доходов (без оборотных доходов) возросло с 380 млн. рублей ассигнациями в 1824г. до 557,8 млн. рублей в 1839г. Однако расходы, вопреки всем стараниям министра финансов, росли ещё быстрее: с 393,7 млн. рублей ассигнациями в 1826г. до 590 млн. рублей ассигнациями в 1839г. (без оборотных расходов)
        Очень сильно ударили по государственному бюджету расходы, связанные с русско-иранской (1826-1828 гг.) и русско-турецкой (1828-1829 гг.) войнами и подавлением Польского восстания (1830-1831 гг.), а также эпидемии холеры и чумы.
        Добиваться равновесия бюджета за счет обычных доходов в таких условиях не удавалось, нужны были дополнительные средства. Хотя Канкрин считал, что следует «изворачиваться естественными доходами государства, а потому избегать новых займов, особенно внешних», необходимость заставляла прибегать к этому средству. Но внешние займы давали лишь незначительные суммы по сравнению с общими цифрами дефицитов за годы министерства Канкрина. Самым обычным делом были так называемые позаимствования из казенных банков, из сумм некоторых казенных учреждений и запасного капитала, и из оборотного капитала комиссии погашения государственных долгов. Это не были правильные займы, государство занимало само у себя, использовало деньги, предназначенные на погашение государственных долгов, на покрытие текущих государственных расходов. Такой способ покрытия государственных расходов таил в себе серьезную опасность: при увеличении по каким-либо причинам востребований вкладов банки могли оказаться несостоятельными, а это стало бы серьезным ударом по системе государственного кредита и могло привести к катастрофе. Подобная ситуация сложилась в 1830-1831 гг. положение оказалось настолько серьезным, что Канкрин, всегда подчеркивавший гибельность для государства новых ассигнаций, был готов пойти даже на этот шаг.
        Ещё один способ пополнения государственного бюджета – выпуск билетов Государственного казначейства, так называемых «серий», впервые появившихся в 1831г., соединявших в себе черты срочных кредитных обязательств (облигаций) и государственных денежных знаков. С одной стороны, билеты выпускались на определенный срок (на 4 года) и по ним платились проценты, с другой стороны, они могли использоваться как наличные деньги во всех платежах, кроме платежей кредитным учреждениям. Хотя в манифесте, объявившем о выпуске билетов Государственного казначейства, говорилось, что они «совершенно различны от ассигнаций», министр финансов и Финансовый комитет полагали, что они могут, «подобно ассигнациям, быть последствием расстройства денежной системы». Поэтому выпуск «серий» допускался лишь для самых настоятельных нужд и в не очень больших размерах.
        Но, тем не менее, не всегда удавалось уравновесить расходную и доходную части. Реальные расходы превосходили доходы. А поскольку гласность в сфере финансов отсутствовала, то истинное их состояние было известно довольно узкому кругу. Таким образом, создавалась некая иллюзия финансового благополучия.
        Международное положение рубля было относительно стабильным. Кредит России пользовался доверием, хотя и стоял ниже государственного кредита Англии, Франции и Пруссии, но выше Австрии. Ее фонды ценились довольно высоко, кроме 1831г.,  - тогда они очень сильно упали в связи с Польским восстанием. Значительное влияние на международное положение рубля политические факторы, политический авторитет Российской империи в Европе. Внутри же страны дела  с ним обстояли неблагополучно. Неблагополучие финансов в целом проявлялось в расстройстве денежного обращения. Когда Канкрин принял на себя управление финансами, в России существовала система денежного обращения, заключавшаяся в совместном обращении сильно обесцененных бумажных денег и звонкой монеты, имевшей высокий лаж. Однако лаж существовал не только на звонкую монету, но и на бумажные деньги, что нашло выражение в явлении так называемых простонародных лажей.
        Из губерний в Петербург приходили сообщения о затруднениях в сборе податей. Местные власти объяснили это нехваткой ассигнаций, которыми на основании манифеста 9 апреля 1812г., должны были производиться все казенные платежи, тогда как серебряная монета, которой было достаточно, в них не принималась. Казалось бы, надо разрешить вносить подати серебром по курсу, и проблема исчезнет. Но министр финансов не пошел на такой единовременный акт, и решение этой проблемы растянулось на годы.
        Первой мерой Канкрина в этой сфере стало распоряжение 1824г. о том, чтобы в ряде губерний в казначействах начали обмен серебра на ассигнации по курсу 3 руб. 70 коп. за серебряный рубль, но чтобы делалось это только для тех, кто обязан платить подати, и чтобы подати вносились только ассигнациями.
В дальнейшем под влиянием объективных обстоятельств, правительство вынуждено было расширять  сферу действия звонкой монеты. Делалось это постепенно, по частям, по отдельным видам платежей, по отдельным губерниям. Лишь в декабре 1830г. министр финансов, в соответствии с императорским указом от 11 декабря, предписал казенным палатам в 27 губерниях принимать в уплату всех податей и сборов серебряную и платиновую монету по курсу 3 руб. 60 коп. ассигнациями за 1 рубль серебром. В 1833г. указ разрешил вносить все подати и сборы золотой монетой российской чеканки по установленному курсу. Соответственно и казенные расходы могли производиться любой из этих монет по тому же курсу. И, наконец, в 1834г. было разрешено (временно, с 1 сентября 1834г. по 1 сентября 1835г.) принимать даже иностранную монету на определенных условиях. Таким образом, постепенно был допущен прием звонкой монеты по всем казенным платежам, кроме долговых взносов в казенные кредитные учреждения и откупных платежей, которые лишь частично принимались в звонкой монете. Звонкая монета должна была использоваться на государственные расходы, и никто из получателей не имел права отказываться от нее и требовать ассигнации.
        Изменение податного курса за эти годы диктовалось изменением курса биржевого. Наблюдалось медленное повышение курка ассигнаций и, соответственно, понижение серебра.
        Сложившаяся в стране система совместного обращения монеты и ассигнаций привела к тому, что постоянные колебания их курсов должны были бы вызвать соответствующие изменения в ценах товаров и услуг, традиционно выражавшихся в ассигнациях. Но любое их изменение приводит к потрясениям в экономическом положении всего населения. Необходимо было найти выход из положения. Им стал переход к выражению цен в ассигнациях, но не по их реальному, постоянно изменявшемуся курсу, а по условному, фиксированному. На практике установился курс 4 руб. ассигнациями за 1 руб. серебром или 1 руб. ассигнациями за четверть серебряного рубля. Именно эти «фиктивно - постоянные» ассигнационные рубли, олицетворяющие серебряный четвертак, и стали особой денежной единицей, счетными деньгами. Исчисление цен в счетных или, «монетных» рублях получило название «счета на монету». Цены, выраженные в «монетных рублях», не зависели от колебаний курса ассигнаций и монеты. Но поскольку курс ассигнаций повышался, а курс серебра соответственно понижался, то, платя реальными деньгами по цене, покупатель либо переплачивал (при расчете ассигнациями), либо недоплачивал (при расчете серебряной монетой). Справедливый расчет в этой ситуации возможен только по средне пропорциональному курсу между условным и действительным, то есть по такому курсу, который во столько же раз менее благоприятен, чем реальный, во сколько раз он более благоприятен, чем условный. Если действительный курс составляет 351,15 руб. ассигнациями за 100 руб. серебром, а условный – 400 руб. ассигнациями за 100 руб. серебром, то из пропорции 351,15 : Х = Х : 400 получается курс 375 руб. ассигнациями за 100 руб. серебром. Тогда, например, для оплаты товара, цена которого – 100 условных рублей, требуется: 
        351,15?375?100 = 375?400?100 = 93,75 руб. ассигнациями (реальными).
        Следовательно, если покупатель дает продавцу сто рублей ассигнациями, он переплачивает 6,25 руб. ассигнациями (100 – 93,75), и они должны быть возвращены ему в виде «сдачи». Эта поправка в ассигнационном расчете и выражает «лаж на ассигнации». 6, 25 руб. составляют 6,66% от 93,75 руб., то есть в этом примере «лаж на ассигнации» равен 6,66%.
        Если же оплата производится серебром, то за этот товар следует уплатить не 25 руб. (по условному курсу 100 руб. ассигнациями = 25 руб. серебром), а:
                                 400?375?25 = 375?351,15?25 = 26,66 руб. серебром,
то есть в расчете необходима поправка, составляющая 1,66 руб. серебром (26,66 - 25). Поправка в 1,66 руб. на 25 руб. равна тем же 6,66% и выражает «лаж на монету».
        Эти поправки, составляющие «простонародные лажи», так регулировали расчеты между покупателем и продавцом, что они вполне соответствовали действительному курсу 351,15 руб. ассигнациями = 100 руб. серебром, потому что
                                   93,75:26,66 = 351,15:100.
        Такова суть этого явления. Но в реальной жизни мало кто понимал внутренний механизм действия «простонародных лажей», и обычно торговец представлял дело так, как будто через лаж покупатель получает скидку в цене товара или надбавку к цене серебра, которое якобы принимается выше, чем по биржевому курсу. Таким образом, у покупателя складывалось впечатление, что он «выгадывает» от сделки некоторую сумму, хотя на самом деле он платил за покупку ровно столько, сколько она стоила если цену ее перевести в реальные рубли.
        Непонимание основной массой населения арифметических расчетов, на которых основывались простонародные лажи, создавало благоприятные условия для злоупотреблений и обмана. Кроме того, возникли отдельные лажи на разные виды монет и на ассигнации разного достоинства. В различных районах страны существовали различные лажи. Значительный прилив в Россию в начале 30-х годов иностранной монеты, ходившей по курсу, превышавшему ее внутреннюю стоимость, вызвал повышение лажа на российскую монету, что в свою очередь привело и к ускоренному росту лажа на ассигнации.
        Многообразие и изменчивость простонародных лажей окончательно дезорганизировали денежное обращение. Со всех сторон шли жалобы на их произвольность и на связанные с ним многочисленные злоупотребления.
        Больше всего от лажа страдали «класс служащих, живущих единственно жалованием; владельцы имений, и в особенности оброчных; сословие сельских обывателей, которому тонкость курсовых расчетов недоступна и сбыт по цене, соразмерной с ценой денег, не всегда возможен; работники, получающие поденную плату, и вообще простой народ», — записано в одном из журналов заседаний соединенных департаментов экономики и законов, посвященных вопросам преобразования денежной системы (1839г.). То есть болезненнее всего сложившаяся система отражалась на тех, кто был лишен способов возмещения своих потерь, получая фиксированные доходы в звонкой монете, курс которой снижался. Но недовольство выражала также и основная часть купечества и промышленной буржуазии, которым колебания лажа приносили значительные потери в торговых оборотах.
        В 1834г. министр финансов высказал Комитету финансов свое мн
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.