На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Истоки формирования геополитики в России

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВВЕДЕНИЕ 
 

     В начале XX века громкую известность  получила новая наука - геополитика (термин пущен в оборот шведским ученым Р. Челленом). В сфере познания она играет несколько своеобразную роль, а уж в сфере практики и вообще завоевала скандальную славу.
     Между тем геополитика просто наука, такая же, как, например, математика или гляциология. У нее есть свой предмет исследования - взаимодействие и взаимное соотношение географических пространств. Есть у геополитики и метод - системный анализ пространственного положения географических факторов, понимаемых достаточно широко. Наука возникла на стыке с несколькими сотнями общественных и естественных научных дисциплин. Онтологически геополитика представляет собой науку о влиянии географического фактора на политику. Ну а, в конечном счете, геополитика есть философское учение и раздел общей философии, как, например, этика или логика.
     Объектом  исследования  данной курсовой работы является российская школа геополитики.
     Цель  курсовой работы - определить истоки формирования геополитики в России. 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О ГЕОПОЛИТИКЕ 
 

     Геополитика является одним из влиятельнейших интеллектуальных направлений ХХ века, определяющих характер исследований в таких областях, как внешнеполитическая и военная  стратегия государств, национальные интересы, анализ и прогнозирование локальных и глобальных международных конфликтов.
     Более-менее  общепринятого определения геополитики  не существует, что связывается с  относительной молодостью этой научной  дисциплины и сложностью объекта  ее изучения. Критики считают, что такая неопределенность проистекает из паранаучного характера геополитики, перемешивающей реальные факты и концепции, уже изучаемые экономической и политической географией, политологией, теорией международных отношений, военной стратегией и так далее, с не верифицируемыми мифологическими конструкциями и идеологическими установками.
     Обычно  слово «геополитика» употребляется в двух значениях - узком и широком. В узком значении это обладающая собственным методом, исследовательской традицией и научной классикой дисциплина, изучающая зависимость государственной политики, прежде всего - внешней, от географических факторов. Слово «геополитика» составлено из двух греческих корней: «гео» - земля и то, что связано с землей, «политикос» - то, что связано с полисом - государством, гражданством. В широком смысле это понятие обозначает сознательно проводимую или спонтанно формирующуюся политику государств, в той степени, в которой она связана с географическими и территориальными факторами. Предполагается, что геополитика как научная дисциплина изучает, прежде всего, геополитику в широком смысле слова/4, с. 127/.
     Основателем современной геополитики считается  немецкий географ Фридрих Ратцель. В своих работах «Законы пространственного роста государств» и «Политическая география» он формулирует основы «пространственного подхода» к изучению политики. «Биогеографическая» концепция Ратцеля отталкивается от популярной во второй половине XIX века концепции эволюционизма. Он понимает государство как одну из форм жизни на Земле, возникающую из взаимодействия «почвы» и «народа». Для устойчивой жизни и развития государства ему необходимо «жизненное пространство», поэтому экспансия государства, расширение его территории представлялись Ратцелю естественными и неизбежными процессами, входе которых наиболее сильные государства вступают в «борьбу за существование». По предположению Ратцеля, основной линией этой борьбы является противостояние двух типов «организмов-государств» - морских и континентальных. Сформулировав эту оппозицию, Ратцель кладет основание центральной для многих направлений геополитики мифологеме противостояния «суши» и «моря».
     Сам термин «геополитика», или «географическая политика», был впервые употреблен шведским географом и государствоведом Рудольфом Челленом, развившим идеи Ратцеля. В наиболее известной своей работе «Великие державы» и ряде других он предлагает концепцию геополитики как научной дисциплины в системе политических наук, изучающих «государство как географический организм в пространстве», наряду с другими дисциплинами, изучающими влияние на государство хозяйственного, демографического, социального и собственно властного, политического, факторов. В состав геополитики по Челлену входит топополитика - изучающая давление на государство его внешнего окружения, морфополитика - изучающая геометрическую форму государственной территории и ее удобство, и физиополитика - изучающая состав территории, ее естественные ресурсы и т.д. Геополитические факторы, наряду схозяйственными, демографическими и формой государственного правления, являются важнейшими в возникновении мощи государства (одно из центральных для ранней геополитики понятий), силы, без которой государство обречено на гибель. Челленом разработана также концепция «великих держав», которые он делил на просто великие и «мировые державы», каждая из которых обладает большой мощью и имеет достоинства и недостатки своего геополитического положения, стремясь эти недостатки устранить в ходе геополитического противостояния/2, с. 234/.
     В научных кругах геополитика предполагает географический, исторический и социологический анализ вопросов, связанных с политикой и пространственными структурами на различных уровнях (от государственного до международного). При этом рассматриваются политическое, экономическое и стратегическое значение географии, в зависимости от местоположения, размера, функции и взаимоотношения местностей и ресурсов.
     В сфере познания она играет несколько  своеобразную роль, а уж в сфере  практики и вообще завоевала скандальную  славу. В СССР ее запретили в 1934 году, в Германии пытались признать преступной на Нюрнбергском трибунале в 1946 году, в остальном мире ею пользуются, ее изучают, но при этом как-то стесняются ссылаться на геополитические данные, предпочитая изливать водопады лицемерной болтовни о правах человека и о мире во всем мире.
     Геополитика, в некотором роде, сама отбирает те науки и те направления в  науке, которые представляются ей полезными, оставляя без внимания всё остальное. В современном мире она представляет собой «краткий справочник властелина», учебник власти, в котором даётся резюме того, что следует учитывать при принятии глобальных решений - таких как заключение союзов, начало войн, осуществление реформ, структурная перестройка общества, введение масштабных экономических и политических санкций.
     Геополитика как научная дисциплина имеет  многообразные связи с жизнью отдельного государства, союза государств, противостоящих блоков. Она отражает объективные связи и закономерности реальной жизни, что позволяет ей выполнять определенные функции. Наиболее важные из них познавательная, или гносеологическая, прогностическая, управленческая, идеологическая. Некоторые ученые называют в качестве самостоятельных функций аксиологическую, или оценочную, воспитательную, или функцию политической социализации, формирования гражданственности, политической культуры населения. Но, на наш взгляд, они органически входят в познавательную, прогностическую, управленческую и идеологическую функции.
         Познавательная функция связана  прежде всего с изучением тенденций геополитического развития стран и народов, изменением различных явлений, процессов, событий. В научном познании геополитической жизни чаще всего пользуются совокупностью теоретических знаний из жизни государств, стран, народов, используя методы сравнения, аналогий, экстраполяции, но также широко применяют и эмпирические исследования. Они обеспечивают приоритет новых эмпирически обоснованных знаний о геополитической действительности.
         Прогностическая функция геополитики  вытекает из познавательной, тесно смыкается с ней. Собственно, любые исследования - теоретические, эмпирические - проводятся во многом для того, чтобы дать более или менее верный прогноз развития геополитических сил, полей, обозначить конфигурацию стран или союзов, их влияние на развитие международных, этнических отношений, уладить возможные локальные конфликты и выработать рекомендации для их предотвращения или погашения.
         Управленческая функция геополитики  проявляется прежде всего в  сборе анализе эмпирической информации, выработке конкретных управленческих решений и рекомендаций. Без оптимального объема информации, без должного ее анализа, выводов и рекомендаций ученых политическим лидерам, военным руководителям, экономистам невозможно принимать верные решения, управлять геополитическими процессами, да и вообще руководить конкретной сферой общественной, политической, финансово-экономической жизни.
         Итак, управленческая функция геополитики  конкретно проявляется в том,  что ее прикладная часть напрямую участвует в подготовке, разработке практических рекомендаций для управления геополитическими событиями, формирования, руководства.
         Идеологическая функция геополитики  так же многогранна, как и  предыдущие.
     Сама  по себе эта дисциплина долгие десятилетия  была яблоком идеологического раздора и считалась в СССР лженаукой, идеологией империализма, фашизма, оправдывающей агрессивные устремления высокоразвитых стран к мировому господству. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     2 ИСТОКИ РУССКОЙ ШКОЛЫ ГЕОПОЛИТИКИ 
 

     2.1 Русские геополитические истоки
     Геополитика в России подпитывалась многими  течениями, берущими начало в лоне географических, гуманитарных, естественных наук.
     Большой интерес представляют труды вице-адмирала, крупного теоретика морского дела, этнографа, экономиста и политика Василия Михайловича Головнина. Его книгой «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах» зачитывались не только в России, но и во всей Европе. Сочинения мичмана Мореходова (под таким псевдонимом публиковался Головнин) «О состоянии Российского флота в 1824 году», напечатанные в Санкт-Петербурге в 1861 году, содержат много идей, которые гораздо позже развил американец А. Мэхэн/2, с. 345/.
     Наиболее  глубоко исследовал проблему морской  истории старший лейтенант флота  E.H. Квашнин-Самарин. Его фундаментальную работу «Морская идея в Русской земле. История до Петровской Руси с военно-морской точки зрения» можно назвать настольной книгой по геополитике. В ней прекрасно показано огромное значение флота в становлении русской государственности с VIII по XVIII века. Книга была издана Морским Генеральным штабом в Санкт-Петербурге в 1912 году.
     Нельзя  не упомянуть труды Михаила Васильевича Ломоносова, написавшего трактат «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» и работу «Примерную инструкцию морским командующим офицерам, отправляющимся к поисканию пути на Восток Сибирским океаном». Идеи гениального русского ученого, по сути, стали востребованы только в начале XXI века.
     В 1853 году была издана любопытная книга Владимира Ивановича Даля «Матросские досуги». Автор известного четырехтомного «Толкового словаря живого великорусского языка» тоже видел Россию могучей морской державой.
     Следует упомянуть и о вкладе в развитие морской идеи величайшего ученого Дмитрия Ивановича Менделеева. В архивах найден черновой вариант его докладной записки С.Ю. Витте «Об исследовании Северного Полярного океана».
     Но  решающее воздействие на формирование геополитических идей все же оказали труды российских географов. Сочинения крупных русских ученых-географов А.И. Воейкова («Будет ли Тихий океан главным морским путем земного шара?»), географа и демографа П.П. Семенова-Тян-Шанского («Значение России в колонизационном движении европейских народов»), труд Л.И. Мечникова («Цивилизация и великие реки. Географическая теория развития современных сообществ»), военного географа Д.А. Милютина, A.A. Григорьева, Н.Я. Данилевского и других ученых подготовили хорошую теоретико-методологическую базу для формирования отечественной геополитической школы/3, с. 86/.
     Ее  основателями можно считать военного географа, статистика Д.А. Милютина, а также А. Вандама, издавшего в 1912 году геополитический труд «Наше положение». Наиболее крупным представителем русской геополитической школы по праву считается В.П. Семенов-Тян-Шанский - единственный автор, развивавший геополитические идеи в Советской России.
     Но  первыми в России, кто поняли огромную важность роли пространств в развитии государства, были полковник Языков и генерал-фельдмаршал России Д.А. Милютин. Войны Французской республики и Наполеона, их огромный пространственный размах дали толчок к осмыслению роли пространства (географического фактора) в военных операциях. Первый русский учебник по военной географии был написан для русской Академии Генерального штаба полковником Языковым. Он поставил вопрос о влиянии на военные действия не только топографии, но и состава населения, экономики, государственного устройства, военной администрации, климата, этнологии, философии и даже богословия.
     2.2 Д.А. Милютин: геополитические приоритеты России
     Дмитрий Алексеевич Милютин - автор многих трудов, но наибольший интерес с точки зрения геополитики представляет работа «Критическое исследование значения военной географии и военной статистики». В ней заложены идеологические и теоретические основы русской геополитики. В 1846 году полковник русской армии Д.А. Милютин подвел черту под дискуссией о предмете военной географии, выпустив брошюру «Критическое исследование значения военной географии и военной статистики».
     Милютин верно определил геополитические  приоритеты России. Основным противником  он считал Британскую империю, но предпринимать  активные действия против нее считал преждевременным. Россия еще не залечила раны Крымской войны 1853-1856 годов. Для поддержания равновесия в Европе и на Ближнем Востоке, по его мнению, нужен был военно-политический союз России и Германии. В Средней Азии Россия стремилась подчинить себе огромный Туркестанский край, где необходимо было ликвидировать феодальную зависимость среднеазиатских городов от полудиких племен кочевников. По сути, в Туркестане Милютин делал все для того, чтобы занять необходимые позиции, с которых можно было бы угрожать Индии - основе могущества Британской империи и одновременно ее ахиллесовой пяте.
     Сложны  и противоречивы были и геополитические  отношения России с Турцией. По плану  военного министра турок нужно было изгнать из Европы и создать Балканскую конфедерацию под общим покровительством Европы, а проливы должны получить нейтральный статус/2, с. 367/.
     Персия  и Китай получали гарантии Российской империи от всех превратностей английской политики. Эти страны, как и США, Милютин считал естественными союзниками России.
     Плоды геополитических расчетов генерал-фельдмаршала, умевшего «мыслить континентами», Россия смогла пожинать уже в 1877-1878 годах. Русские войска тогда били турок на Балканах, а английская эскадра смогла решиться только на маневрирование в проливе Дарданеллы. Британию больше беспокоили казачьи полки, расквартированные в Мерве и Ташкенте, нацеленные на Индию.
     Таким образом, за 10-11 лет в Европе и на Балканах создалась совершенно иная геостратегическая и геополитическая ситуация. Все это стало возможным в силу ряда объективных условий и субъективных факторов. Одним из последних было практическое применение знаний по военной географии, разработанной русскими офицерами-учеными Языковым, определившим военную географию как науку теоретическую, как отрасль или часть военной стратегии, а в большей степени благодаря научным трудам и практическим делам Милютина.
     Последний генерал-фельдмаршал России справедливо  критиковал работу Языкова и других ученых (европейских), старавшихся военной географии придать значение «специальное и самостоятельное». Он отмечает, что «ни один не достиг этой цели в самостоятельном исполнении, и что в немногих сочинениях, служащих образцами отдельных описаний театров войны, все исследования к другим эпохам применены быть не могут».
     Предметом военной географии и военной  статистики, по мнению Милютина, являются общие и частные закономерности функционирования и развития государства - политическая система, экономическая и военная мощь, территория, географическое положение, а также общие топографические свойства - очертания границ, включая соседей.
     «...иное государство растянуто на большое протяжение или разбросано отдельными частями, другое округлено и составляет сплошную  массу; одно по своему положению есть государство исключительно континентальное, другое исключительно морское; одно принуждено иметь для обороны сравнительно гораздо большие войска, чем другое; одно обращает главное внимание на сухопутные войска, другое на флот».
     Как видно из этого фрагмента работы, русский военный ученый еще в 1846 году, т. е. задолго до рождения X. Маккиндера и в то время, когда другому крупнейшему теоретику США, автору теории «морского могущества» А. Мэхену было только шесть лет, ставил вопросы о роли пространства, об очертаниях береговых линий и границ, о роли того или иного вида войск в защите государства.
     Далее в своей работе последний генерал-фельдмаршал Российской империи рассуждает как классик геополитической науки, предвосхищая будущие идеи Ратцеля и Челлена:
     «Производительность почвы, климат и другие свойства местности определяют собственные средства государства... Наконец, сообщения водные и сухопутные, искусственные и естественные... облегчают или затрудняют перевозку...».
     Под углом зрения основных принципов  геополитики рассматривает Д.А. Милютин роль народонаселения, государственного устройства в геополитических и геостратегических отношениях.
     2.3 Геополитические концепции Н.Я. Данилевского
     Николай Яковлевич Данилевский был универсальным ученым. Наиважнейшее его сочинение - фундаментальная книга по геополитике под названием «Россия и Европа». Методологическим основанием книги является органическая теория: на ней базируется теория социальных общностей (наций) и формируется область знания, называемая ныне геополитикой. Данилевский вводит в науку категорию «культурно-исторические типы». Впоследствии его идеи развивали немецкий философ О. Шпенглер и английский историк А. Тойнби/3, с.108/.
     Большинство идей Данилевского актуально и в  третьем тысячелетии, когда идет столкновение цивилизаций, заново перекраиваются карты Европы, Евразии, Ближнего Востока. Сейчас идет очередной виток социального и национального переустройства России и мира, так что главная тема книги «Россия и Европа» - судьба России, условия выживания русского народа и славян вообще - не потеряла своей остроты и в наши дни.
     Н.Я. Данилевский анализирует историю  России почти за 200 лет. В этом труде ученый дал образец системного подхода к анализу взаимодействия России с государствами Европы. Автор подчеркивает, что социальные преобразования в стране окажутся не только безуспешными, но и разрушительными, если они будут осуществляться по рецептам западных советников. Чужеродные специалисты-советчики никогда не будут учитывать национальные интересы России (это они не раз демонстрировали в 1990-х годах и в начале XXI века).
     В глубоко аргументированном труде  Данилевского рассмотрены геополитические закономерности, объясняющие место России в Европе. Он предложил «морфологический принцип», наделенный универсальностью, для построения всемирной истории. Господствующую, искусственную систему объяснения истории, он полагал заменить естественной. Первая система объяснения истории опиралась во многом на гегелевский спекулятивный панлогизм, европоцентризм, паневропеизм. Модель европейского развития принималась за универсальную, всеобщую/3, с. 97/.
     «Морфологический  принцип», по его мнению, позволяет рассматривать исторический процесс более объективно. Его можно представить как совокупность разнообразных, индивидуализированных форм жизни народов и национальных образований, существующих самобытно, причем определяются они внутренними факторами, детерминирующими исторический процесс. Таким образом, он идет от конкретных объектов, создает теорию множественности и разнокачественности человеческих культур. Отрицая идею общественного прогресса, ученый, по сути, критикует идею «общечеловеческих ценностей», которую с подачи заокеанских советников продвигал в свое время М.С. Горбачев.
     Данилевский совершенно справедливо утверждал (вслед за ним об этом писал первый русский профессиональный социолог М.М. Ковалевский), что народы разновременно проходят однотипные ступени развития, что объектом истории следует считать не человечество (понятие абстрактное), а культурно-исторические типы, формирующиеся из народностей (племена и племенные союзы) и наций. Данилевский обозначил нацию термином «культурно-исторический тип», что не совсем корректно с позиций науки, но он подразумевал под этим социальную общность, носящую локальный характер и единообразие условий существования. Культурно-исторический тип обладает связями и внутренними структурами, его организация отличаются от других по индивидуальным видовым признакам, но имеет и совпадающие родовые характеристики/3, с. 67/.
     Данилевский указывает на культурно-исторические типы, уже выразившие себя в истории:
    египетский;
    китайский;
    ассирийско-вавилонско-финикийский, халдейский или древне-семитический;
    индийский;
    иранский;
    еврейский;
    греческий;
    римский;
    новосемитический или аравийский;
    романо-германский или европейский.
     По  мнению ученого, из классификации народов  по культурно-историческим типам вытекают следующие законы:
     «Закон 1. Всякое племя или семейство народов, характеризуемое отдельным языком и группою языков, довольно близких между собою для того, чтобы сродство их ощущалось непосредственно, без глубоких филологических изысканий, составляет самобытный культурно-исторический тип, если оно вообще по своим духовным задаткам способно к историческому развитию и вышло уже из младенчества.
     Закон 2. Дабы цивилизация, свойственная самобытному «культурно-историческому типу», могла зародиться и развиваться, необходимо, чтобы народы, к нему принадлежащие, пользовались политической независимостью.
     Закон 3. Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает ее для себя при большем или меньшем влиянии чуждых, ему предшествовавших или современных цивилизаций.
     Закон 4. Цивилизация, свойственная каждому культурно-историческому типу, только тогда достигает полноты разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, его составляющие, когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию или политическую систему государства.
     Закон 5. Ход развития культурно-исторических типов всего ближе уподобляется тем многолетним однополым растениям, у которых период роста бывает неопределенно продолжителен, но период цветения и плодоношения относительно короток и истощает раз и навсегда их жизненную силу».
     Учение  о нациях, их сущности, происхождении, признаках и законах – это и есть теория о культурно-исторических типах Данилевского. Признаки, законы культурно-исторических типов по смыслу близки тем признакам нации, которые названы Сталиным через 40 лет после выхода в свет книги «Россия и Европа», т.е. обнаруживается связь русской философско-социологической мысли XIX века с русским марксизмом. Особенно ясно видна эта связь в трудах русского философа Н.А. Бердяева. Русская цивилизация существенно адаптировала, изменила западное понимание марксизма.
     Теория  культурно-исторических типов Данилевского явно противостоит универсалистским европейским концепциям истории. Евроцентристский подход не давал объективного научного объяснения истории России, народов Востока. История огромного Евразийского региона превращалась усилиями ученых-европейцев в приложение к европейской истории. Предложенный Данилевским полицентризм типов культур давал возможность видеть не однолинейный, а многовариантный образец развития человечества.
     Данилевский в своей книге аргументированно защищал политические интересы не только русских, но и всех славян. Защита национальных интересов, полагал Н.Я. Данилевский, должна уважать права и достоинства людей иных национальностей, если они не претендуют на какую-то особую роль в отношениях с другими нациями. Автор делает вывод:
     «Для всякого славянина: русского, чеха, серба, хорвата, словенца, словака, болгара (желал бы прибавить и поляка), после Бога и Его святой Церкви идея Славянства должна быть высшею идеей, выше свободы, выше науки, выше просвещения, выше всякого земного блага», ибо эти блага - «суть результаты народной самодеятельности».
     За  это ученого критиковали философ-идеалист, сторонник экуменизма B.C. Соловьев и социолог-субъективист Н.К. Михайловский.
     Анализируя  отношения России со странами Европы, ученый отмечал, что они чаще всего  были неравными и невыгодными для России. И он делает вывод: «Европа враждебна России». История, справедливо утверждал он, учит, что экспансия с Запада - явление постоянное. Европейские политики при принятии решений, особенно касающихся России, всегда руководствуются «двойным стандартом». Для безопасности России и всего славянского мира, по убеждению Данилевского, нужно уметь добиваться разобщенности целей Англии, Франции, Германии, Австрии - их объединение всегда опасно для русских и всех славян/3, с. 78/.
     Европейская семья всегда оттесняла Россию на Восток. Вхождение нашей страны в «европейский дом» произошло в конце XX - начале XXI веков. Но вошла туда Россия, а ранее СССР, уйдя из Восточной Европы, согласившись на одностороннее разоружение, на утрату исконно русских земель (на севере – до Ивангорода, Пскова; на западе - до Смоленска, а на юге – до Ростова).
     По  его мнению, «восточный вопрос» не должен решаться дипломатами, часто преследующими свои личные, временные интересы. Сущность «восточного вопроса», который должен привести к мировой борьбе, и закончиться созданием новой цивилизации, - борьба «Романо-Германского» и «Греко-Славянского» миров, из которых один – наследник римской цивилизации, а другой - наследник греческой:
     «Древняя борьба Романо-Германского и Славянского миров возобновилась, перешла из области слова и теории в область фактов и исторических событий. Магометанско-турецкий эпизод в развитии Восточного вопроса окончился: туман рассеялся, и противники стали лицом к лицу в ожидании грозных событий, страх перед которыми заставляет отступать обе стороны... Отныне война между Россией и Турцией стала невозможной и бесполезною; возможна и необходима борьба Славянства с Европою, – борьба, которая решится, конечно, не в один год, не в одну кампанию, а займет собой целый исторический период. С Крымскою войною окончился третий период Восточного вопроса и начался четвертый, последний период решения вопроса, который должен показать: велико ли славянское племя только числом своим и пространством им занимаемой земли, или велико оно и по внутреннему своему значению; равноправный ли оно член в семье арийских народов; предстоит ли ему играть миродержавную роль суждено ли ему образовать один из самобытных культурных типов всемирной истории, или ему предназначено второстепенное значение вассального племени, незавидная роль этнографического материала, долженствующего питать собой своих властителей и сюзеренов? Вся историческая аналогия убеждает нас... употребить все средства, все силы, всю энергию на этот решительный спор...»/3, c. 116/.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.