На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Россия в годы первой мировой войны

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 05.05.2012. Сдан: 20 С. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  Контрольная работа
  По  истории
  Тема: Россия в годы первой мировой войны 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                         Выполнила:
                                    Банникова Татьяна 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  Содержание 

  Введение. 3
  1.Ситуация  перед Первой мировой войной.
  1.1 Предпосылки  Первой мировой войны 
  1.2 Русская  армия пред войной 
  1.3 Сараевский  выстрел. Российская мобилизация. 
  2. Ход боевых  действий.
  2.1 1914 год 
  2.2 1915 год.  Великое отступление. 
  2.3 1916 год. 
  3. От революции до Брестского мира.
  3.1 Февраль  - октябрь 1917 года. Великие потрясения.
  3.2 Октябрь  1917 года - март 1918 года. Брестский мир. 
  4. Итоги  и значение Первой мировой  войны. 
  Заключение.  

Введение.

  Для этой работы я выбрала тему "Россия в Первой мировой войне" потому что интересуюсь этим периодом, поскольку он сильно повлиял на дальнейшую судьбу России. Первая мировая война стала переломным моментом в истории, и не только нашей страны, а всемирной истории. Тем более я интересуюсь этим временем и хочу больше узнать о нем.
  Эта война  была несправедливо "забыта" в  течение 70-ти лет. По ее истории проводилось  очень мало исследований, а те, которые  были, писались с точки зрения осуждения  войны. На нее было наложено клеймо несправедливой, захватнической и совершенно чуждой русскому народу.
  А было ли это  так в действительности? Неужели  более двух миллионов русских  людей погибли ни за что, были искалечены и ранены свыше 10 миллионов? Неужели  все они погибали и шли под  пули просто так? Неужели не было патриотического подъема России после объявления войны? Почему солдаты воевали так доблестно, когда одна рота уничтожала две роты противника, а одна дивизия опрокидывала три вражеских?
  По-моему  мы не должны забывать тех славных  подвигов русских солдат, не должны забывать ради жизней тех, кто тогда спасал Родину.
  Ни газовые  атаки, ни многократное превосходство  противника, ни отсутствие боеприпасов  не смогли сломить русского солдата. В тяжелейших условиях он совершал героические подвиги. Но солдата сломило время. Война вызвала революцию, а революция вызвала поражение в войне. Образовался замкнутый круг, из которого трудно было найти выход.
  В этой работе я попытаюсь ответить на заданные мной вопросы.

1.Ситуация  перед Первой мировой  войной.

1.1 Предпосылки Первой мировой войны

 
  В 1882 году Германия, Австро-Венгрия и Италия подписали  договор о создании Тройственного  союза. Германия играла в нем ведущую  роль. С момента образования агрессивного блока стран в него входящие начали активную подготовку к будущей войне. У каждого государства были свои планы и цели.
  Германия  стремилась разгромить Великобританию, лишить её морского могущества, расширить "жизненное пространство" за счет французских, бельгийских и португальских  колоний и ослабить Россию, отторгнуть у неё польские губернии, Украину и Прибалтику, лишив её границ по Балтийскому морю, поработить Европу и превратить ее в свою колонию.
  Немцы признавали за собой "историческую миссию обновления дряхлой Европы" способами, основанными  на "превосходстве высшей расы" над всеми остальными. Эта идея с величайшей настойчивостью и систематичностью проводилась и пропагандировалась в массах властью, литературой, школой и даже церковью. Причем немцы без стеснения высказывали свой давний взгляд на славянские народы, как на "этнический материал", или еще проще, как на "навоз" для произрастания германской культуры. Таким же, впрочем, было презрение и к "вымирающей Франции", которая должна дать дорогу "полнокровному немцу". "Мы организуем великое насильственное выселение низших народов" - это старый лейтмотив пангерманизма ( невольно напрашивается сравнение с программой действий гитлеровской Германии ).
  Достойно  удивления, с какой откровенностью, смелостью и безнаказанностью немецкая пресса намечала пути этой экспансии. Вероятно, наиболее определенно писал об этом известный немецкий генерал Бенгарди в своих "Военных заповедях": он требовал от Англии раздела мирового владычества и невмешательства в вопросы территориального расширения Германии. "С Францией необходима война не на жизнь, а на смерть, - говорит он, -война, которая уничтожила бы навсегда ее роль как великой державы и повела бы ее к окончательному падению. Но главное наше внимание должно быть обращено на борьбу со славянством, этим нашим историческим врагом".
  Что нового, в сущности, говорил впоследствии Гитлер? Он просто стремился выполнить план, намеченный его предшественниками еще более 30 лет назад. Я полагаю, что фашизм начал появляться еще перед Первой мировой войной.
  Что касается Австро-Венгрии, то ее цель была намного умереннее: "австрийская гегемония на Балканах" - основной лозунг ее политики. Она рассчитывала захватить Сербию и Черногорию, отнять у России часть польских губерний, Подолию и Волынь.
  Италия желала проникновения на Балканский полуостров, приобретения там территориальных владений и усиления своего влияния.
  Турция, впоследствии поддержавшая позицию центральных  держав, при поддержке Германии претендовала на территорию русского Закавказья.
  В 1904 - 1907 годах  сформировался военный блок Антанта, состоящий из Великобритании, Франции и России. Он был основан в противовес Тройственному союзу ( центральным державам ). Впоследствии, во время Первой мировой войны, он объединил боле 20 государств ( среди них - США, Япония, и Италия, перешедшая в середине войны на сторону антигерманской коалиции ).
  В данном случае царское правительство оказалось  намного дальновиднее советского перед  Великой Отечественной войной: первое, видя серьезную опасность, исходящую  от Германии, принимало активное участие  в формировании антигерманской коалиции; а второе вошло во вторую мировую войну имея в союзниках только монгольского маршала Чойбалсана.
  Что касается стран Антанты, то они тоже имели  свои интересы.
  Великобритания  стремилась сохранить своё морское  и колониальное могущество, разбить Германию как конкурента на мировом рынке и пресечь её притязания на передел колоний. Кроме того, Великобритания рассчитывала на захват у Турции богатых нефтью Месопотамии и Палестины.
  Франция хотела вернуть Эльзас и Лотарингию, отнятые  у неё Германией в 1871 году, и захватить Саарский угольный бассейн.
  Россия тоже имела определенные стратегические интересы на Балканах, желала присоединения  Галиции и нижнего течения  Немана, а также хотела иметь свободный  выход черноморского флота через  турецкие проливы Босфор и Дарданеллы в Средиземное море.
  Также ситуация осложнялась жесткой экономической  конкуренцией европейских стран  на мировом рынке. Каждая из них хотела устранить соперников не только экономико-политическими  методами, но и силой оружия.

1.2 Русская армия пред войной

 
  Русская армия  была преимущественно крестьянской. Ее состав был таким: 80% крестьян, 10% рабочих, 10% других классов. Это вполне понятно, потому что Россия была аграрным государством, и класс, преобладавший  в населении страны, должен был преобладать и в ее вооруженных силах.
  Российская  армия была многонациональной, основную ее часть составляли русские. Проблем  с национальной нетерпимостью не было. Это состояние не идет даже в сравнение с Астро-Венгрией, где господствовавшие швабо-модьяры смотрели на солдат-славян, как на представителей низшей расы; или с Германией, где, не говоря уже об издевательствах над поляками, прусские офицеры, командированные на юг, с нескрываемым презрением относились к солдатам - выходцам из южных немцев.
  Русский солдат жил в обстановке бедной и суровой. Спали на соломенных тюфяках и таких же подушках без наволочек. Накрывались шинелью, грязной после учений, мокрой после дождя. Только в 1905 г. было введено снабжение войск постельным бельем и одеялами.
  Обмундирование русской армии обладало одним крупным недостатком: оно было одинаковым для всех широт - для Архангельска и для Крыма.
  Пища солдата  отличалась скромностью. Типичное суточное меню рядового: утром - чай с ржаным хлебом ( в день около 1200 грамм хлеба ), в обед - борщ или суп с 200 граммами мяса или рыбы ( после 1905 года - 300 грамм ) и каша, на ужин - жидкая кашица, заправленная салом. Но по числу калорий и по вкусу пища была вполне удовлетворительна. Солдатский желудок был предметом особой заботливости командиров и начальников всех уровней. "Проба" солдатской пищи была традиционным обрядом, выполнявшимся самыми высокими начальниками, даже царем, при посещении казарм.
  Нужно заметить, что русское законодательство раньше других покончило с телесными  наказаниями ( 1860-е годы ), хотя даже в английской армии они были отменены в 1880 г., а в английском флоте - в 1906 г.
  Вообще русское  законодательство, карательная система  и отношение к солдату были много гуманнее, нежели в иностранных  первоклассных армиях. В германской, например, армии царила исключительная жестокость и грубость. Об этом говорила возмущенно не только пресса, но и официальные приказы. В течение одного 1909 г. было вынесено 583 приговора военными судами за жестокое обращение командиров с солдатами.
  У нас в  армии были установлены наказания: арест, назначение не в очередь на работы, воспрещение отпуска, смещение на низшие должности и т. д. Бывала и грубость, но только как изнанка  казарменного быта - скрываемая, осуждаемая и преследуемая. Но это опять же не шло ни в какое сравнение с бытом немецкой армии. Розни между рядовыми и офицерами не было. Это подтверждают случаи, когда из-под пуль и вражеских проволочных заграждений, рискуя жизнью вытаскивали своих раненых - солдат офицера, офицер солдата.
  Военная наука трудно давалась солдату-крестьянину, благодаря безграмотности, отсутствию допризывной подготовки и спорта. Перед Первой мировой войной призывы в войска давали до 40% неграмотных. И армия, в которой с 1902 г. было введено обязательное обучение грамоте сама восполняла этот пробел, выпуская ежегодно до 200 тысяч запасных, научившихся чтению и письму на службе.
  Солдат русской  армии был храбр, вынослив, неприхотлив  и вполне дисциплинирован.

1.3 Сараевский выстрел.  Российская мобилизация.

 
  Австро-Венгрия, страдавшая внутренними недугами - "лоскутностью" национального состава населения, немецко-венгерским соперничеством, не обладала достаточными средствами для выполнения намеченных задач по ведению мировой войны. Но за спиной ее стояла могущественная Германия, поддерживающая ее в агрессивных начинаниях. Не только союзник, но и руководитель.
  Об этом говорит тот факт, что еще в  июне 1913 года Австрия решила зажечь мировой пожар нападением на Сербию и поставила в известность  об этом берлинский кабинет министров, то из Берлина, считавшего данный момент неподходящим, пришел резкий ответ: "...Австро-Венгрия, из-за волнующего ее ...кошмара великой Сербии, не должна играть судьбами Германии". Таким образом без согласия Германии Австро-Венгрия не решалась начинать войну, т. к. поперек австро-германских путей стояла Россия, с ее вековой традицией покровительства балканским славянам, с ясным сознанием опасности, грозящей ей самой от воинствующего пангерманизма. Поперек этих путей стояли также и весьма серьезные политические и экономические интересы Англии и Франции.
  28 июня 1914 года  раздался сараевский выстрел,  как следствие австрийского режима  в захваченных Австро-Венгрией  Боснии и Герцеговине, как следствие  национально-освободительного подъема  южных славян. Наследник Австро-венгерского престола, эрцгерцог Франц Фердинанд, при посещении города Сараево был убит босняком, австрийским подданным Гаврилой Принципом.
  На другой день после убийства австро-венгерский канцлер Берхтольд писал венгерскому  премьер-министру графу Тиссо о своем намерении "использовать сараевское преступление, чтобы свести счеты с Сербией". Но для этого нужны были согласие и помощь Германии. Поэтому австро-венгерский император Франц-Иосиф посылает письмо германскому императору Вильгельму, в котором цель предстоящего выступления определялась следующими словами: " Нужно, чтобы Сербия, которая является ныне главным двигателем панславянской политики, была уничтожена, как политический фактор на Балканах".
  5 июля Вильгельм  дал ответ австро-венгерскому  послу в Германии - графу Сечени:
  "Если  бы дело дошло даже до войны  Австро-Венгрии с Россией, вы  можете быть уверены, что Германия  с обычной союзнической верностью  станет на вашу сторону... Если  в Австрии признается необходимость  военных действий, было бы жалко  упустить столь благоприятный случай".
  Значит, теперь момент считался подходящим.
  Австро-Венгрии  запутать в это дело сербское правительство  не удалось, но здесь были замешаны сербские граждане.
  19 июля австро-венгерское  правительство окончательно решило  вопрос о войне с Сербией.
  23 июля Австрия  предъявила Сербии ультиматум - вызывающий, оскорбительный, произведший повсюду  ошеломляющее впечатление своим  содержанием. Ультиматум, для выполнения  которого было дано 48 часов, требовал, немедленного исключения со службы всех сербских офицеров и чиновников, имена которых будут указаны Австро-Венгрией, "как ведущих пропаганду против Австрии". Пункт 5-й требовал учреждения в самой Сербии "австро-венгерских органов для сотрудничества в подавлении революционных движений против монархии ( Австро-Венгрии ) ". Пункт 6-й - "допущения австрийских чиновников к производству следствия на сербской территории". И т.д.
  Сербия приняла  с небольшими оговорками восемь из девяти пунктов австрийских требований и только от 6-го отказалась. Ответ ее произвел всюду большое впечатление своей умеренностью и уступчивостью. Получив сербский ответ, австро-венгерская миссия, даже не запрашивая свое министерство, покинула Белград.
  Россия делала ряд попыток непосредственными  сношениями с Австрией склонить ее к возобновлению переговоров на базе сербского ответа, но встречала категорический отказ. Великобритания, поддержанная Францией и Италией, предлагала Берлину и Вене передать конфликт на обсуждение конференции четырех великих держав. Отказ.
  Сербский королевич-регент Александр обратился к русскому императору с просьбой о помощи, вручая в его руки судьбу своей страны. Николай II ответил:
  "...Пока  остается хоть малейшая надежда  на избежание кровопролития, все  мои усилия будут направлены  к этой цели. Если же... мы ее не достигнем ...можете быть уверены, что Россия ...не останется равнодушной к участи Сербии".
  Австро-Венгрия, отвергнув и русское, и английское предложения, 28 июля, ровно через  месяц после сараевского выстрела, объявила войну Сербии.
  Сущность основных соглашений, связывавших заинтересованные державы, можно вкратце определить так:
  1. Германия, одобряя нападение Австро-Венгрии  на Сербию, выступит против России, если та заступится за Сербию.
  2. Франция  выступит на стороне России, если  последняя, заступившись за Сербию, подвергнется нападению Германии.
  Вечером 31 июля император Австро-Венгрии Франц-Иосиф  подписал указ о мобилизации, сосредоточив войска против России в Галиции.
  По оценке и нашего, и немецкого Генеральных  штабов, Германия уже в 1909 г. была совершенно готова к войне. В 1911-1912 гг. прошли через рейхстаг законы о чрезвычайном военном налоге, об увеличении контингента и больших формированиях специальных частей. А в 1913 г. состоялось новое увеличение набора, усилившее мирный состав германской армии на 200 тыс. человек, т. е. на 32%.
  Усиливалась значительно и австро-венгерская армия, по мнению австрийского генерала Конрада готовая уже в 1908-1909 гг. Конечно, расценивалась она нами несоизмеримо ниже германской, а разноплеменный состав ее со значительными контингентами славян представлял явную неустойчивость. Тем не менее для скорого и решительного разгрома этой армии наш план предусматривал развертывание 16 корпусов против предполагавшихся 13 австрийских.
  Тотчас после  объявления Австро-Венгрией войны Сербии и ввиду мобилизации австрийских сил не только на сербской, но и на русской границе, на совете в Царском Селе 25 июля постановлено было объявить не фактическую мобилизацию, апредмобилизационный период, предусматривавший возвращение войск из лагерей на постоянные квартиры, проверку планов и запасов. Вместе с тем, чтобы не быть застигнутыми врасплох, решено было в случае надобности ( определяемой министерством иностранных дел ) произвести частичную мобилизацию четырех военных округов - Киевского, Казанского, Московского и Одесского. Варшавского округа, граничившего непосредственно и с Австро-Венгрией, и с Германией, поднимать не предполагалось, чтобы не дать повода последней увидеть в этом враждебный акт против нее.
  Русский план мобилизации и ведения войны предусматривал только одну комбинацию - борьбу против объединенных австро-германских сил. Плана противоавстрийской мобилизации не существовало вовсе.
  Частичная мобилизация заранее не предусматривалась  и была чистой импровизацией. Она  могла только повредить боеготовности войск и создать невероятную путаницу. В самом деле:
  1. Наша мобилизация  поднимала полностью военные  округа, а не корпуса.
  2. Строго  территориальной системы комплектования  у нас не было, и следовательно,  мобилизованные корпуса не могли получить предназначенного им пополнения из немобилизованных округов.
  3. Некоторые  корпуса Казанского и Московского  военных округов по плану должны  были сосредотачиваться в Варшавском  округе, что при такой частичной  мобилизации было невозможным.
  4. Изменения  железнодорожного графика в случае  необходимости во время частичной  мобилизации перейти к общей  ( что было вполне вероятным  ), вызвало бы невероятную путаницу, если бы не полный паралич  нашего транспорта. Таким образом,  быстрый переход от частичной мобилизации к полной был практически невозможен. Между тем, ввиду огромных российских расстояний ( и отсутствия в то время автомобильной тяги ), готовность нашей армии, требовавшей от 20 до 30 дней для главной массы, и так сильно запаздывала против австрийской, где она проходила за 15 дней, не говоря уже о германской ( 10 дней ).
  5. Если бы  Варшавский округ не был своевременно  мобилизован, то его южная часть,  примыкавшая к Австрии, оказалась  бы совершенно незащищенной. А  именно туда, между Бугом и  Вислой, австро-венгерское командование направляло свой главный удар силами 28 1/2 дивизий.
  28 июля приходит  известие об объявлении Австрией  войны Сербии и об отказе  Берхтольда от прямых переговоров  с Петербургом. Министр иностранных  дел Сазонов дает указание  Генеральному штабу о начале мобилизации. В Царское село посылаются два проекта указа об общей и частичной мобилизации. 29-го утром возвращается, подписанный царем, указ об общей мобилизации.
  В этот день, когда Россия не приступала еще ни к какой мобилизации, германский посол граф Пурталес вручил Сазонову ультимативное заявление: " Продолжение военных приготовлений России заставит нас мобилизоваться, и тогда едва ли удастся избежать европейской войны ". Ультиматум в отношении всякой мобилизации.
  В 9 часов  вечера, когда центральный телеграф готовился передавать указ, пришла отмена: царь повелел вместо общей мобилизации объявить частичную, которая и началась в ночь на 30-е июля.
  Император Николай II решил сделать еще одну попытку предотвратить войну  и предложил по телеграфу Вильгельму перенести конфликт на рассмотрение Гаагской конференции. Относительно Гааги Вильгельм вообще не ответил, а только указал в своей телеграмме на "тяжкие последствия" русской мобилизации, и закончил: "Теперь вся тяжесть решения легла на твои плечи, и ты несешь ответственность за войну или мир".
  30-го июля  министр Сазонов делает еще  одну отчаянную попытку предотвратить  конфликт: он вручает послу Пурталесу  следующее заявление: "Если Австрия,  признав, что австро-сербский  вопрос принял характер общеевропейского, заявит готовность удалить из своего ультиматума пункты, посягающие на права Сербии, Россия обяжется прекратить свои военные приготовления". Эту формулу и Сазонов, и Пурталес понимали так, что за полный отказ от мобилизации Россия не потребует даже от Австрии немедленного прекращения ею военных действий в Сербии и демобилизации на русской границе.
  Через несколько  часов приходит ответ из Берлина - категорический отказ.
  В русском  Генеральной штабе понимали, что  еще один день, и нельзя будет безболезненно перейти от частичной мобилизации к общей. Сазонов предложил Николаю II объявить общую мобилизацию, аргументируя свое предложение грядущим разгромом наших частей и гибелью сотен тысяч людей. Царь отдал приказ об общей мобилизации.
  1-го августа Германия объявила войну России, 3-го - Франции. 4-го немцы вторглись на бельгийскую территорию и английское правительство сообщило в Берлин, что оно "примет все меры, которые имеются в его власти, для защиты гарантированного им нейтралитета Бельгии". Таким образом Англия 4-го августа тоже вступила в Первую мировую войну.
  Австрия медлила. И Николай II, все еще надеясь  потушить пожар, отдал приказ не открывать  военных действий до объявления ею войны, которое состоялось 6 августа. Вследствие этого, наша конница, имевшая всего четырехчасовую мобилизационную готовность, смогла бросить свои передовые эскадроны за границу только на 6-й день.
  Из приведенных  фактов видно, что русское правительство  пыталось предотвратить войну любой  ценой, "на ходу" придумывало условия, при которых можно было бы затушить разгоравшийся пожар. Но для Германии война была вопросом решенным и уже никакие средства не могли повлиять на ее позицию.

2. Ход боевых действий.

2.1 1914 год

 
  Итак, Первая мировая война началась. Необходимо описать соотношение численности вооруженных сил противоборствующих сторон. Оно было таково: после окончания мобилизации и сосредоточения войск Антанты, по сравнению с Тройственным союзом, было 10 к 6. Таким образом численность армий Антанты была больше. Но нужно принять во внимание слабость бельгийской армии ( Бельгия невольно оказалась втянутой в войну несмотря на объявленный нейтралитет ); неорганизованность и полное несоответствие стандартам того времени вооружения и снаряжения сербской армии - армии храброй, но носившей характер милиции, и плохое вооружение русской армии. С другой стороны превосходство центральных держав в количестве артиллерии, особенно тяжелой ( количество орудий на корпус: Германия - 160, Австрия - 123, Франция - 120, Россия - 108 ), а немецкой армии - в технике и организации уравновешивало, если не перевешивало эту разницу. Из этого сравнения видно, что уровень технического и артиллерийского оснащения Тройственного союза был намного выше, чем у Антанты.
  Особенно  тяжелым было положение России, с ее огромными расстояниями и недостаточной сетью железных дорог, что затрудняло сосредоточение и переброску войск и подвоз боеприпасов; с ее отсталой промышленностью, которая не справлялась и не могла справиться с все возрастающими потребностями военного времени.
  Можно сказать, что если на Западноевропейском фронте противники состязались в мужестве и технике, то на Восточном Россия могла противопоставить агрессорам только мужество и кровь.
  Что касается радикально-либеральной общественности, то она пришла к "приятию войны" не сразу и не без колебаний. Для примера можно рассмотреть, как менялась позиция газеты " Речь " ( либеральная политическая партия ). Она ярко характеризует метания и противоречия заблудившейся либеральной мысли.
  В начале июля газета протестовала против "русских и французских вооружений", как "тяжелых жертв, приносимых на алтарь международного воинствующего национализма". 25 июля требовала "локализации сербского вопроса и воздержания от какого бы то ни было поощрения по адресу Сербии". Но после австро-венгерского ультиматума газета признала его "традиционной политикой уничтожения Сербии", а сербский ответ - "пределом уступок". В день объявления войны "Речь" была закрыта властью Верховного главнокомандующего, а 4-го августа появилась вновь, определив в первой же статье свое новое направление следующими словами:
  " "В  грозный час испытания да будут  закрыты внутренние распри, да  укрепится еще сильнее единение  царя с народом". "Эти знаменательные  слова высочайшего манифеста  точно указывают задачу текущего момента"...
  Вопрос о  приятии войны вызвал раскол в  социалистическом лагере. Часть социалистов  считала, что " путь, ведущий к  победе, ведет к свободе ". Большевики твердо заняли " пораженческую " позицию, желая превратить мировую войну  в мировую революцию.
  Однако эти  колебания и пестрота позиций  были лишь отдельными пятнами на фоне общего патриотического подъема  России. В противоположность тем  настроениям, которые существовали в стране в начале русско-японской компании, Первая мировая война была принята всем народом, как отечественная.
  Немецкий  план ведения войны заключался в  том, чтобы первоначально быстро расправиться с Францией, нанеся главный  удар через нейтральные Люксембург и Бельгию, армии которых были слабы и не могли представлять серьезной силы, которая могла бы сдержать немецкий натиск. А на Восточном фронте предполагалось оставить только заграждение против русских войск ( в данном случае Германия рассчитывала на внезапность удара и долгую мобилизацию в России ). Для этого первоначально планировалось сосредоточить на западе в 7 раз больше сил, чем на востоке, но позже из ударной группировки были выведены 5 корпусов, 3 из которых были направлены для охраны Эльзаса и Лотарингии, а 2 - позже в Восточную Пруссию для остановки наступления Самсонова и Ренненкампфа. Таким образом Германия планировала исключить войну на два фронта и, разбив Францию, бросить все силы на только что отмобилизовавшуюся Россию.
  Немцы нанесли  удар по Бельгии. Маленькая и слабая бельгийская армия отчаянно сопротивлялась, и вместо 3 дней, за которые Германия рассчитывала выйти к границам Франции, немецкие войска сделали это только за 15. Несмотря на такой срок французы совершенно не подготовились к удару со стороны Бельгии и развернули почти все свои армии вдоль восточной границы. 16 августа немцы взяли Льеж и легко отбросили бельгийскую армию к морю (Антверпен). Слабые атаки французских войск в Эльзасе и Арденнах успеха не имели. 4 английские дивизии потерпели серьезное поражение, и генерал Клук, главнокомандующий германской ударной группировкой, стал приближаться к Парижу.
  Французское правительство эвакуировалось в  Бордо и обратилось к русскому со странной и неисполнимой просьбой перебросить во Францию 4 русских  корпуса морем, через Архангельск. Вместе с тем французский президент Пуанкаре, генерал Жофр и Палеолог ( французский посол в России ) требовали скорейшего перехода в наступление наших войск.
  Согласно  русско-французской договоренности, в случае нанесения немцами главного удара по Франции, русский Северо-Западный фронт должен был начать наступление на 14-й день мобилизации, а Юго-Западный - на 19 день. Это легкомысленно данное обещание ставило наши войска в очень тяжелое положение. Мобилизационная готовность Северо-Западного фронта была на 28-й день, когда мы имели бы 30 пехотных и 9,5 кавалерийских дивизий, к началу же наступления ( 17 августа ) у нас оказалась только 21 пехотная дивизия и 8 кавалерийских. Причем к войскам не успело подойти достаточное количество транспортов и хлебопекарен, а некоторые дивизии во 2-й армии не имели даже дивизионных обозов.
  Во главе  фронта стоял генерал Жилинский, карьера которого в военных кругах вызывала недоумение. Поэтому его  провал, как главнокомандующего фронтом, выпустившего совершенно из рук управление войсками и направлявшего их не туда, куда следовало, не был неожиданным. Но армиями фронта командовали опытные генералы ( 1-й - Ренненкампф, 2-й - Самсонов), вынесшие блестящую боевую репутацию из русско-японской войны.
  Вот как  описывает Ренненкампфа генерал  Деникин: "Генерал Ренненкампф был природным солдатом. Лично храбрый, не боявшийся ответственности, хорошо разбиравшийся в боевой обстановке, не поддававшийся переменчивым впечатлениям от тревожных донесений подчиненных во время боя, умевший приказывать, всегда устремленный вперед и зря не отступавший...".
  Армии Северо-Западного  фронта вторглись в Германию с  целью отрезать немецкие корпуса  от Вислы и овладеть Восточной  Пруссией. Они наступали по обе  стороны Мазурских озер, имея между  собой большой интервал.
  Командующий 8-й германской армией генерал Притвиц развернул один корпус заслоном против Самсонова, а двумя ударил по Ренненкампфу. Произошел бой у Гумбинена ( 20-го августа ), у противников оказались почти равные силы, но у немцев большое превосходство в артиллерии: 500 германских орудий против 380 русских. В бою у Гумбинена Ренненкампф нанес немцам тяжелое поражение, корпуса их, понеся большие потери, отступали на юг. Ввиду неожиданности столь раннего русского наступления и поражения под Гумбиненом, генерал Притвиц отдал приказ своей армии отойти к нижней Висле, чем вызвал гнев Вильгельма, и был сменен Гинденбургом с начальником штаба Людендорфом, который и стал фактическим руководителем намечавшейся операции. Новое командование немедленно отменило приказ об отходе, применив контрманевр, который имел большие шансы на успех уже потому, что все наши карты оказались открыты: по непонятному и преступному недомыслию русских штабов, директивы фронта и армии передавались войскам радиотелеграммами в незашифрованном виде.
  На усиление 8-й армии немцы спешно двинули с французского фронта 2 корпуса, 1 кавалерийскую дивизию и новые формирования, созданные внутри страны. Тем временем, вместо согласованных действий наших 1-й и 2-й армий, не управляемых надлежаще свыше, армии продолжали расходиться и интервал между ними увеличился.
  Ренненкампф, у которого было всего 6,5 дивизий, обнаружив  отступление немцев, стал продвигаться вперед, но медленно, ввиду утомления  войск и расстройства тыла. Придерживаясь  полученной от Жилинского задачи, он шел  на запад, чтобы отбросить немцев к морю и блокировать Кенигсберг. Самсонов, вместо движения на север, для совместных действий с 1-й армией, уклонялся все более к западу, растянув свою армию в одну линию на 210 километров, без резервов.
  Гинденбург, оставив небольшой заслон против Ренненкамфа, всеми силами ударил на Самсонова, и тот был жестоко разбит. Два русских корпуса погибли полностью, а остатки армии отступили к Нареву. Самсонов в критический момент боев отправился со своим штабом на передовую; там, в дремучем лесу, запутавшись в немецком окружении, он потерял связь со штабом фронта и своими корпусами. Считая для себя позором неминуемый плен, он в ночь на 30 августа застрелился.
  Ренненкампф получил приказ Жилинского идти своим  левым флангом на помощь Самсонову лишь 27 августа. В это время расстояние между армиями было 95 километров. 1-я армия выступила 28-го, а в ночь на 30-е получила приказ остановиться, т. к. 2-я армия была уже разбита и отступала.
  Между тем  Гиндербург, сильно подкрепленный новыми корпусами, частью сил преследовал 2-ю армию, а главный удар направил против Ренненкампфа. Его армию, ввиду создавшегося положения, следовало бы отвести к русской границе, но Ставка приказала: "Ни шагу назад". Последовал ряд тяжелых боев, в которых Ренненкампф, постепенно отступая и не имея поддержки 2-й армии, нес очень тяжелые потери и к середине сентября отошел к среднему Неману.
  Итак, захватить  Восточную Пруссию нашим войскам  не удалось. Но русское командование выполнило свои обязательства перед  союзниками, выполнило их дорогой ценой и отвлекло силы, средства и внимание противника от англо-французского фронта. Немцы перебросили два корпуса на русский фронт и тем самым дали французам возможность выиграть сражение на Марне. И не раз за эту войну наши действия руководствовались соображениями помощи союзникам, наши войска гибли, выигрывая сражения для них. Союзники же никогда не предпринимали "срочных" наступлений, а если и устраивали операции в помощь России, то они были либо безуспешны ( Галлиполийская операция ) и не приносили ощутимой пользы, либо начинались слишком поздно. Таким образом союзники никогда не приносили таких жертв для России, как наши войска во имя Франции и Великобритании. Однако французский маршал Фош имел благородство сказать впоследствии: " Если Франция не была стерта с лица Европы, то этим прежде всего мы обязаны России ".
  После окончания  операции Жилинский обвинил в  провале Ренненкампфа, заявив, что  тот "совсем потерял голову". Великий  князь Николай Николаевич, назначенный  верховным главнокомандующим, послал своего начальника штаба генерала Янушкевича проверить "состояние Ренненкампфа". Ответ его был короток: "Ренненкампф остался тем, кем был". Жилинский был заменен генералом Рузским.
  Общественное  мнение обвинило Ренненкампфа в предательстве. Многих на эту мысль наводило немецкое происхождение его фамилии. Оправдания для него были невозможны, т. к. все военные операции были облечены строгой тайной. Погиб он в Таганроге, где разнузданная толпа солдат-дезертиров убила его, подвергнув предварительно жестоким пыткам.
  По стране понеслась волна злобы против немцев, большей частью давно обрусевших, но только сохранивших свои фамилии. Кое-где это вылилось в погромы. Вероятно, под напором общественного  мнения, в начале 1915г. состоялось массовое увольнение немцев с гражданских постов, а в армии был получен секретный приказ немцев в штабы не определять, а отчислять в строй.
  Несомненно, во всей этой истории пострадало много  вполне патриотичных людей, но нельзя не признать, что в Прибалтийских  губерниях германофильские симпатии, совершенно чуждые коренному населению ( эстонцам, латышам ), проявлялись в немецком населении городов и прибалтийском дворянстве. И это не взирая на то, что последние в течение нескольких веков пользовались в России привилегированным положением и благосклонностью династии. Эти симпатии обнаружились впоследствии, после занятия германской армией прибалтийского края, когда в местной немецкой печати и в воззваниях предводителей дворянства позвучали неожиданные мотивы:
  1. Признание,  что "с горячей симпатией и пламенным восторгом ( дворянство ) следило за успехами германского оружия и болело душой, что не имело возможности на деле доказать свой германизм" ( Ф. Деллингсраузен - Этсляндское дворянство ).
  2. Радость,  что "столь долго желанное  отделение от России стало, наконец, действительностью" ( Ф. Эттинген - Лифляндское дворянство ).
  3. Призыв "пожертвовать  самым дорогим - послать своих  сыновей в германскую армию,  чтобы они сражались вместе  со своими освободителями" ( Барон  фон Раден - Курляндское дворянство ).
  Хотя эти  призывы практического значения не имели и в армии, где служило  много прибалтийских дворян, отклика  не получили, но появление их не могло  не отразиться на усилении неприязненного отношения к немцам русского общества и народа.
  В то время, когда происходили описанные события в Восточной Пруссии, Россия получила большую моральную компенсацию от разгрома австро-германской армии на полях Галиции.
  Юго-Западный фронт, в составе 4-х армий, имел задачей  охват с обоих флангов австро-германцев, с целью отрезать их от Днестра и Кракова. Западная группа, более слабая ( 4-я и 5-я армии ), должна была наступать между Вислой и Бугом в общем направлении на Перемышль, а восточная группа ( 3-я и 8-я армии ), развернувшаяся в районе Ровно и Проскурова, - в направлении на Львов. Группы были не полностью укомплектованы, но вновь во исполнение франко-русского договора перешли в наступление.
  Австро-венгерское командование, выставив заслоном против восточной группы 1,5 армии ( 3-я армия  и группа Кавеша ), главные силы направило против слабейшей западной группы. Между Вислой и Бугом разыгрались кровопролитные встречные бои, неудачные для русских частей. Войска вынуждены были отступить к Люблину и Замостье. Но к 1 сентября произошел перелом. Подвезены были подкрепления и сказались победы восточной группы.
  Весь фронт  перешел в наступление. Четыре австро-венгерские армии были разбиты и в беспорядке отступали. Наши армии заняли Львов, Галич и почти всю восточную  Галицию, захватили огромное количество боеприпасов, орудий и сотни тысяч пленных.
  Русским не удалось обхватить и полностью  уничтожить австрийскую армию, но последняя  уже не смогла оправиться от нанесенного  ей удара. Все дальнейшие активные боевые операции ее могли осуществляться только при поддержке германской дивизий.
  Усталость войск, расстройство тыла и активность немцев, которые, оставив одну армию  для прикрытия Восточной Пруссии, начали подводить корпуса для  выручки австрийцев, побудили генерала Иванова ( главнокомандующего Юго-Западным фронтом ) придержать наступление Юго-Западных армий, дав им отдых, длившийся около трех недель.
  К концу  сентября вражеская группа генерала под руководством генерала Макензена  и менее пострадавшая 1-я австрийская  армия ( всего 52 авсро-германские дивизии ) перешли в наступление с линии Краков - Честнохов, к северу от верхней Вислы. Искусным маневром русское командование, успевшее сосредоточить у Варшавы и Ивангорода 4 армии, встретило удар. Целый месяц шло сражение, закончившееся поражением для австро-германцев, и 27 октября противник начал поспешное отступление на всем фронте, преследуемый русскими войсками.
  В то же время  севернее две наших армии вновь  вторглись в Восточную Пруссию. " Положение опять стало крайне напряженным на Восточном фронте, - писал впоследствии про этот момент генерал Людендорф, - исход войны висел опять на волоске ".
  Почти вся  русская Польша была освобождена, почти  вся Восточная Галиция - искони русские  земли - воссоединена с Россией. Наступала  русская зима. Необходимо было дать нашим армиям возможность пополниться, привести себя в порядок и наладить всегда хромавшую материальную и техническую часть. Но этого не удалось сделать опять-таки благодаря требованиям союзников.
  Битва на Марне  окончилась в середине сентября победой  французов и отступлением немцев на реке Эн. Противники в октябре и ноябре протянули свой фронт к морю после кровопролитных сражений на Изере и Ипре, где погибли вновь сформированные внутри Германии корпуса, почти полностью укомплектованные молодежью. После этого и французы и немцы, исчерпав свой порыв, зарылись в землю, создав сплошную линию окопов от Ла-Манша до швейцарской границы, и перешли к позиционной войне.
  Ввиду неудачи "блицкрига" против Франции и  разгрома австрийской армии, немцы, перейдя на Западном фронте к активной обороне, начали переброску своих корпусов на восток.
  Под влиянием тяжелых боев во Фландрии, представители  союзников в России обратились к  русской Ставке с горячими просьбами  и даже настойчивыми требованиями - продолжать наступление в глубь  германии с целью отвлечения немецких сил. Ставка уступила этим настояниям. Четырем армиям Северо-Западного фронта была поставлена задача вторгнуться в Силезию и Познань, тогда как одна армия ( 10-я ) должна была теснить немецкий заслон в Восточной Пруссии. Эта операция, получившая имя Лодзинской, была для России явно непосильна и несвоевременна.
  Выполняя  директиву, наши армии, оторвавшись  от своих баз, и не успели еще наладить снабжение, как немцы быстрым  контрманевром перебросили свои главные силы севернее Калиша и охватили две армии. В произошедшем сражении оба противника проявили необыкновенную активность, и бывали моменты, когда судьба битвы висела на волоске. Обе стороны дрались с большим ожесточением: под Лодзью наша вторая армия, окруженная со всех сторон, благодаря отчаянным атакам успела пробиться к своим. У Брезин германская дивизия генерала Шеффера попала в кольцо русских войск и только после тяжелых боев ей удалось прорваться. Эта битва окончилась вничью.
  В конце  ноября и начале декабря немцы  перебросили с французского фронта на наш еще семь корпусов. Ввиду такого значительного ( вдвое ) усиления противника, ставка отказалась от наступления, и командующий Северо-Западным фронтом генерал Рузский отвел свои армии без давления со стороны противника, несколько назад, на позиции по рекам Бзуре, Равке и Ниде, где они в течение зимы успешно отбивались от немцев.
  Остальные три австрийские армии, приведенные  несколько в порядок, также перешли  в наступление против сильно растянутого  фронта 3-й и 8-й армий. Последняя  с 4-го октября вела тяжелые позиционные бои против вдвое сильнейшего противника. В начале ноября, под влиянием неудач германцев в районе Ивангорода и Варшавы, австрийцы начали отступление, преследуемые 3-й армией, наступавшей на Краков и 8-й армией, направлявшейся к Карпатам.
  С конца 1914 года у главнокомандующего Юго-Западным фронтом Иванова возник план большого наступления через Карпаты на Будапешт, с целью добить австрийцев. Но Ставка не соглашалась, считаю по-прежнему главным направление на Берлин. Генерал  Иванов самостоятельно приступил к подготовке планируемой им операции, поэтому в течение ноября и декабря на фронте 8-й армии, стоявшей в предгорьях Карпат, шли непрерывные и тяжелые бои. С нашей стороны они имели целью захват горных перевалов, а с австрийской - деблокаду Перемышля. Во второй половине ноября 8-я армия, отразив очередное наступление австрийцев, сама двинулась вперед к перевалам.
  20 ноября  дивизии, согласно приказу, перешли  в наступление. Сперва войска  вели его довольно активно,  но с тяжелыми боями. Отдельные  части спустились по обледенелым спускам с гор в Венгрию ( при очень плохих погодных условиях - сильном морозе, метели ), но из-за несогласованности действий были окружены и с огромным трудом смогли прорваться к своим. Операция, столь блестяще начатая, окончилась неудачей для русских войск.
  После того, как 8-я армия растянулась тонкой завесой на 250 километров, австрийцы  вновь попытались перейти в наступление, которое было остановлено, и к  концу года наши войска снова заняли линию Карпат.

2.2 1915 год. Великое отступление.

 
  Несогласие  на верхах русского командования по поводу направления главного удара продолжалось. Ставка оставалась при прежнем решении - удержания Карпат и наступления  на Берлин. Генерал Иванов настаивал  на сосредоточении главных сил для  форсирования Карпат и направления на Будапешт.
  Германское  главное командование, продолжавшее переброску войск с англо-французского фронта на русский ( к лету 1915 года немцы  имели на нашем фронте 67 дивизий ), в свою очередь намечало три  удара: немецкими силами - на Наревский фронт и Гродно и австро-германскими - от Кракова на все еще державшийся Перемышль и с Карпат на Львов.
  В конце  января 8-я армия произвела неудачную  попытку перейти в наступление, которое сменилось австрийским  контрнаступлением. В Буковине, наш слабый заслон был атакован 13,5 австрийскими дивизиями и отброшен к Днестру и Пруту. В феврале, марте и апреле в предгорьях Карпат шли тяжелые кровопролитные бои с переменным успехом. В конце концов, австро-германцы были отброшены и своей цели - деблокады Перемышля - не достигли. Русские силы вновь овладели главными карпатскими перевалами, но усилия форсировать Карпаты не увенчались успехом.
  22 марта  пал Перемышль. В руки наших  войск попали 9 генералов, 2500 офицеров, 120 тысяч солдат, 900 орудий, огромное количество всякого оружия и боеприпасов. Также освободилась осаждавшая 11-я армия, которая была направлена Ивановым на Карпаты.
  Между тем  немцы и на Восточно-прусском театре стали двигаться вперед. В феврале  разыгрались бои под Августовом, где обе стороны понесли большие потери, а в марте русские войска, в свою очередь, перешли в наступление с целью отбросить немцев с линии Варты и Нарева. Весь март шли бои с переменным успехом, дважды, под Праснышем, наши войска наносили сильные удары противнику, но операция кончилась вничью: немцы отошли к границе, и на всем Восточнопрусском фронте перешли к обороне.
  26 марта,  вследствие болезни генерала  Рузского, во главе армий Северо-Западного  фронта встал генерал Алексеев. 19 марта великий князь Николай  Николаевич, Верховный главнокомандующий, отдал приказ: Северо-Западному фронту перейти к обороне, а Юго-Западному - наступать через Карпаты на Будапешт. Новая директива по существу фиксировала только создавшееся положение.
  С декабря  месяца армии Юго-Западного фронта употребляли нечеловеческие усилия, чтобы форсировать Карпаты. В жестокие морозы, в снежны вьюги, о крутые, обледенелые скаты гор буквально разбивались русские силы.
  В начале войны  до 50% унтер-офицеров находилось на солдатских должностях. Поэтому они почти в полном составе погибли в первых боях. Кадры таяли на глазах, а пополнения приходили недоученными и безоружными.
  Собственно, уже в конце 1914 года обнаружился  острый недостаток снарядов и патронов, но военный министр Сухомлинов умел убеждать царя, Думу и общество, что "все обстоит благополучно". И к весне 1915 года окончательно назрел страшный кризис вооружений и особенно боеприпасов. Расход снарядов и патронов, напряжение огненного боя в эту войну достигли таких масштабов, которых не предполагали ни русские, ни западные теоретики. Но если промышленность западных стран путем чрезвычайных усилий справилась с этой сложной задачей, создав огромные запасы и арсеналы, - то Россия этого не смогла.
  И только к  весне 1916 года путем крайнего напряжения, привлечения к заготовкам общественных сил и иностранных заказов, наши войска получили большое пополнение своей тяжелой артиллерии и пополнили свои запасы снарядов и патронов. Конечно, далеко не в таких размерах, как наши союзники, но в достаточных для продолжения войны с надеждой на победу.
  С какими затруднениями, однако, был сопряжен наш заграничный  путь снабжения, хорошо описывает в  своих воспоминаниях премьер-министр  Ллойд Джордж:
  " Когда  летом 1915 года русские армии  были потрясены и сокрушены  артиллерийским превосходством  Германии ...военные руководители обеих стран ( Англия и Франция ) так и не восприняли руководящей идеи, что они участвуют в этом предприятии вместе с Россией и что для успеха этого предприятия нужно объединить все ресурсы так, чтобы каждый из участников был поставлен в наиболее благоприятные условия для достижения общей цели. На каждое предложение относительно вооружения России французские и британские генералы отвечали и в 1914 - 1915 годах, и в 1916 - что им нечего дать и что, если они дают что-либо России, то лишь за счет своих собственных насущных нужд. Мы предоставили Россию ее собственной судьбе и тем самым ускорили ...трагедию, которая сыграла такую роль в затяжке войны "...
  И в то время, когда на всем Юго-Западном фронте было 155 орудий, французы, в осеннем сражении в Шампани ( 1915 год ) имели на узком, 25-киломтровом участке фронта в 12 раз больше ( около 1860 ).
  Вот как  описывает тяжелую ситуацию со снабжением армии боеприпасами генерал Деникин, командир Железной дивизии:
  " Эта  весна 1915 года останется у меня навсегда в памяти. Тяжелые кровопролитные бои, ни патронов, ни снарядов. Сражение под Перемышлем в середине мая. Одиннадцать дней жесточайшего боя Железной дивизии... Одиннадцать дней страшного гула немецкой артиллерии, буквально срывавшей целые ряды окопов вместе с защитниками их... И молчание моих батарей... Мы не могли отвечать, нечем было. Даже патронов на ружья было выдано самое ограниченное количество. Полки, измотанные до последней степени, отбивали одну атаку за другой... штыками или, в крайнем случае, стрельбой в упор. Я видел как редели ряды моих стрелков, и испытывал отчаяние и сознание нелепой беспомощности. Два полка были почти уничтожены одним огнем...
  И когда  после трехдневного молчания нашей  шестидюймовой батареи ей подвезли пятьдесят снарядов, об этом сообщено было по телефону всем полкам, всем ротам, и все стрелки вздохнули с облегчением".
  При таких  условиях никакие стратегические планы - ни на Берлин, ни на Будапешт - не могли  и не должны были осуществляться.
  2-я армия  Макензена, в составе 10 германских дивизий, при 700 орудиях ударила по русской 3-й армии имевшей ( Юго-Западный фронт ) 5,5 дивизий и 160 орудий. Вскоре фронт ее был прорван у Горлицы. Только после этого генерал Иванов, стягивавший доселе все свободные силы к Карпатам, послал корпус на подкрепление 3-й армии. Но было поздно...
  Обстановка  требовала быстрого отвода армий. Такого было мнение и начальника штаба Юго-Западного  фронта, и командующего армией генерала Радко-Дмитриева. Но генерал Иванов и Ставка требовали: " Не отдавать ни пяди земли ".
  Произошел неравный бой. 3-я армия была разбита  и покатилась назад. Отступление 3-й  армии обнажило фланг 10-й, и 10 мая  всему Юго-Западному фронту был  отдан приказ отходить к Сану и  Днестру.
  Армии Юго-Западного  фронта удержались некоторое время на линии Перемышь - Миколаев и дальше по Днестру. Выдержали сильнейший натиск австро-германцев, имели даже крупный успех, разбив и отбросив австрийцев, пытавшихся через Днестр выйти в тыл Львову. Но 24 мая армия генерала Макензена возобновила наступление и к 3 июня заняла Перемышль и утвердилась на Среднем Сане.
  Отступая  шаг за шагом, наши армии отходили от Сана и 22 июня оставили Львов. Русские  контратаки и необходимость подтянуть  тылы заставили генерала Макензена  в первой половине июля приостановить наступление; затем оно возобновилось и к августу наши войска ушли за Буг. Так проходило великое отступление 1915 года на Юго-Западном фронте.
  Большими  силами немцы, еще до прорыва у  Горлицы, перешли в наступление  против Северо-Западного фронта генерала Алексеева, потеснили наши войска в Курляндии и захватили Либаву. В каких трудных условиях происходили бои на этом фронте, видно из следующих эпизодов.
  У Прасныша 1-я русская армия в течение  шести дней задерживала сильнейший напор 12-й германской армии, имевшей полуторное превосходство сил и 1264 орудия против наших 317.
  В конце  мая южнее Варшавы, на фронте 2-й  русской армии, немцы произвели  первуюгазовую атаку на русском фронте, и, несмотря на неожиданность использования этого средства и отсутствие у оборонявшихся противогазов, в результате чего оказалось 9 тысяч отравленных, немецкие атаки были отбиты. Из этого эпизода видно, какие тяжелые бои вела германская армия при наступлении и как доблестно защищались наши войска, раз немцы решились на применение боевых отравляющих веществ - хлора и иприта.
  В начале июля, в связи с отступлением Юго-Западного  фронта, Ставка сочла невозможным  удержание Польши, и генералу Алексееву  был отдан приказ отводить войска за Вислу. Началось и там великое  отступление, длившееся три месяца, отмеченное трудными боями и потерями для России. Наиболее тяжелое положение создалось под Вильной ( конец августа и начало сентября ), когда фронтальной атакой и прорывом 6 конных дивизий в наш тыл немцы попытались окружить и уничтожить 10-ю армию. Но упорным сопротивлением русских войск и умелым маневром генерала Алексеева прорыв был ликвидирован и армия вырвалась из окружения.
  К концу  сентября откатившийся русский фронт  проходил по линии Рига - Двинск - Черновцы. Придавая большое значение направлениям на столицы ( Петроград, Москва ), Ставка сосредоточила в руках Алексеева 7 армий, оставив Иванову, южнее Полесья, только 3 армии.
  Великое отступление 1915 года стоило России дорого. Потери составляли более миллиона человек. Огромные территории - часть Прибалтики, Польша, Литва, часть Белоруссии, почти вся Галиция - были потеряны. И несмотря на это отступление не имело панического характера. Русские войска наносили немцам тяжелые потери, а австрийцы, благодаря постоянным контратакам наших частей потеряли при наступлении сотни тысяч пленными.
  К осени 1915 года австро-германское наступление  выдохлось.
  Часть русских  сил была отвлечена на Кавказский театр боевых действий. Еще в конце  октября 1914 года Турция вступила в войну  на стороне Германии. Наши, слабые тогда силы, остановили 3 турецких корпуса, наступавших из Эрзерума на Карс, у границы и здесь зазимовали. Но в декабре турецкий главнокомандующий Энвер-паша рискнул перейти в наступление на Карс силами до 90 тысяч человек - в сильные морозы и вьюгу, по занесенным снегом горным дорогам. Произошло сражение под Сарыкамышем, где турки потерпели полное поражение: половина их замерзла в пути, другая была разбита и взята в плен. В течение всего 1915 года на Кавказском театре царило сравнительно затишье.
  В 1915 году центр тяжести мировой войны перешел в Россию. Это был наиболее тяжелый год войны. В начале его англо-французы произвели ряд атак Шампани и у Арраса, не имевших стратегического значения. 9 мая Фош и Френч атаковали немцев в Артуа, бои длились полтора месяца, привели к большим потерям и имели результатом исправление фронта и занятие союзниками 40 километров территории.
  В конце  июня состоялась межсоюзная конференция  в Шантильи, на которой, ввиду тяжелого положения русского фронта, решено было англо-французам вновь перейти в наступление в Шампани и Артуа. Подготовка началась с 12 июля, но затянулась до 25 сентября, когда великое отступление уже закончилось.
  Наступление в Шампани велось французами в  большом превосходстве сил и  с применением огромного количества артиллерии. После семидневной артиллерийской подготовки оно увенчалось захватом первой линии немецких укреплений, взято было 25 тысяч пленных и 150 орудий. Но на второй линии наступление захлебнулось. Ввиду больших потерь генерал Жофр прекратил атаку.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.