На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Правовые последствия признания недействительности сделок

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление 
 

Введение………………………………………………………………………. 3
   
1. Правовая природа  недействительных  сделок………………………… 5
    1.1. Понятие и  признаки недействительной сделки…………………...
5
    1.2. Общая характеристика  различий действительности и  недействительности сделок……………………………………………..
 
8
2. Последствия признания  сделок недействительными………………... 15
    2.1. Односторонняя и двусторонняя реституция как последствия недействительных сделок……………………………………………….
 
15
    2.2. Убытки как  последствия недействительности  сделок……………
20
    2.3. Дополнительные имущественные последствия недействительных сделок……………………………………………….
 
22
   
Заключение…………………………………………………………………… 27
Список  использованных источников…………………………………….. 29
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение 

       Современный уровень развития гражданско-правовых отношений выдвигает на первый план проблему заключения гражданско-правовых сделок.
       Актуальность темы юридических сделок, и в особенности проблематики, связанной с их недействительностью, вряд ли может вызвать у кого-нибудь сомнение. Сделки служат средством автономной юридической регламентации субъектами гражданского права своих отношений в соответствии с собственными интересами, а, следовательно, основным двигателем гражданского правооборота. Этим объясняется важнейшая, определяющая роль, которую данное средство призвано играть в обществе, провозглашающем в качестве принципов своего существования свободу экономической деятельности и поддержку конкуренции, всемерную гарантированность и защищенность права частной собственности, права наследования и права интеллектуальной собственности (ст. 8, ч. 1, 2, 4 ст. 35, ч. 1 ст. 44 Конституции Российской Федерации). Именно благодаря этой роли в правовой доктрине, законотворчестве и судебной практике тема сделок всегда была и остается одной из наиболее актуальных.
       Недействительность  представляет собой правовое понятие, которое предполагает, что закон  не признает юридической силы за некоторыми действиями (актами) в случаях, если они имеют определенные недостатки с точки зрения права. Однако о неразработанности темы недействительности свидетельствует ничтожно малое количество посвященных ей монографических исследований как в дореволюционной (всего одна монография Н.Г. Растеряева), так и в советской цивилистике (статья монографического характера И.Б. Новицкого, две монографии В.П. Шахматова и одна - Н.В. Рабинович), а также то, что с 1967г. (года выхода в свет книги В.П. Шахматова «Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия») в отечественной литературе не появлялось фундаментальных работ по общим проблемам недействительности сделок. Такие темы, как природа недействительности, соотношение недействительности и порочности, недействительности и противоправности, недействительности и несуществования, ничтожности и оспоримости, исцеление ничтожности и др., порождая многочисленные споры в теории и на практике, не получили в отечественной доктрине должной теоретической разработки, а некоторые из них даже и не стали еще предметом научного анализа.
       Таким образом, цель настоящей работы заключается в исследовании гражданско-правовых последствий признания недействительности сделок и анализе механизма определения недействительности таких сделок.
       Для достижения поставленной цели были решены следующие задачи:
       - изучить понятие и признаки недействительной сделки;
       - дать общую характеристику различий действительности и недействительности сделок;
       - рассмотреть одностороннюю и двустороннюю реституцию как последствия недействительных сделок;
       - определить ответственность в форме возмещения убытков, как последствия недействительности сделок;
       - выявить дополнительные имущественные последствия недействительных сделок.
       Методологической  основой работы является диалектический метод познания и системный подход. В процессе написания работы использовались такие общенаучные методы и приемы как синтез и анализ, методы группировки и сравнения.
       Теоретические выводы, содержащиеся в данной работе направлены на дальнейшее развитие теории недействительных сделок и их последствий в рамках гражданского права. Они могут оказать помощь в исследованиях института гражданско-правовых сделок, результаты работы могут быть использованы в процессе развития и совершенствования гражданского законодательства, подготовки практикующих юристов к судебным разбирательствам, в деятельности правоохранительных органов.
1. Правовая природа  недействительных  сделок 

1.1. Понятие и признаки  недействительной  сделки 

       Недействительность  представляет собой правовое понятие, которое предполагает, что закон  не признает юридической силы за некоторыми действиями (актами) в случаях, если они имеют определенные недостатки с точки зрения права. Анализируя правовые проблемы недействительности сделок, необходимо остановиться на спорном вопросе о том, является ли недействительная сделка вообще сделкой. Можно выделить два признака, предлагаемых довольно часто для обоснования различий в правовой природе действительных и недействительных сделок:
       - правомерность (неправомерность)  действий;
       - способность их порождать те  юридические последствия, на которые  они направлены.
       Д.В. Дождев отмечал, что недействительная сделка не вызывает желаемого ее сторонами правового результата. Ученый проводит разграничение сделок на определенные виды в зависимости от их способности порождать правовые последствия:
       - «ничтожность сделки - сделка признается несуществующей;
       - недействительность - сделка не производит  ожидаемого эффекта, и требование  кредитора лишено исковой защиты, однако исполнение по такой  сделке не считается исполнением  недолжного; при восполнении отсутствующих  реквизитов в дальнейшем такая  сделка может получить силу;
       - обратимость - сделка действительна,  но по требованию одной из  сторон ее эффект может быть  отменен;
       - оспоримость - эффект, производимый  сделкой, может быть блокирован  решением суда по заявлению  одной из сторон»1.
       Относительно  недействительных сделок Д.В. Дождев указывает: «...важно, что тот эффект, который должно производить волеизъявление, не наступает»2.
       Д.Д. Гримм также утверждал об отсутствии у недействительных сделок способности  вызывать предусмотренные ими правовые последствия: «...недействительной или ничтожной называется юридическая сделка, которая не приводит к тому объективному правовому результату, который при нормальных условиях связан со сделкой данного типа. Оспоримой называется сделка, которая сама по себе хотя и приводит к связанному со сделками ее типа правовому результату, но при которых этот результат по требованию той или другой стороны или третьего лица может быть опять уничтожен»3.
       Многие  дореволюционные цивилисты рассматривали  ничтожность сделки как недействительность, которая имеет место в отношении всех лиц и не подлежит по общему правилу исправлению. К.П. Победоносцев пишет: «...что само по себе ничтожно, то ничтожно с самого начала, когда бы эта ничтожность ни обнаружилась»4. В.М. Хвостов утверждает, что «ничтожная сделка не может получить силы»5.
       Г.Ф. Шершеневич указывал, что «недействительная сделка не производит таких последствий, которых предполагалось достигнуть совершением ее. Недействительность сделки является недостатком сделки, неспособностью произвести определенный юридический эффект, вследствие чего сделку надо понимать как юридически неправильную, недействительную»6. О.А. Красавчиков пишет, что «в результате недействительности сделки не наступают те юридические последствия, которые стороны желали вызвать своими действиями»7.
       Таким образом, недействительная сделка не влечет последствий, которые имели в  виду стороны при ее совершении, при этом наступают последствия  недействительности сделки. Можно ли на основании этого обстоятельства отказать недействительной сделке в статусе сделки? Считаем, что не имеется каких-либо обоснованных аргументов для признания необходимым признаком сделки того правового результата, на достижение которого она была направлена. Действующие правовые нормы не предусматривают оснований для включения в понятие «сделка» вызываемых ею правовых последствий, в том числе непосредственно тех, на достижение которых было направлено действие.
       Согласно  ст. 153 ГК РФ8 сделками являются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, т.е. основанием для признания конкретного действия сделкой выступает его направленность, а не правовой результат. Соответственно, в законе не указывается, что сделка должна вызывать именно те последствия, на которые была направлена воля сторон, главное, чтобы действие обладало определенной направленностью.
       Таким образом, понятие недействительности по своему определению, прежде всего, относится  к юридическим последствиям, а  не к самой сделке как к юридическому факту.
       Однако, в результате анализа работ, посвященных  недействительности сделок, можно сделать  вывод об отсутствии единства взглядов на понятие и правовую природу  недействительных сделок. 

1.2. Общая характеристика  различий действительности и недействительности сделок 

       В соответствии с указанным в ст. 166 ГК РФ понятием недействительной сделки основное различие между действительной и недействительной сделками состоит  в том, что действительная сделка вызывает результат, которого хотели достичь стороны, а недействительная сделка не порождает желаемый сторонами правовой результат (согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения).
       Поскольку недействительные сделки имеют основополагающий волевой признак, необходимый для  сделок, - направленность действий на возникновение  правового результата (данный признак  есть у всех недействительных сделок, кроме мнимых), то недействительные сделки следует считать именно сделками, а не иными правовыми явлениями9. При этом, как правильно указывал О.С. Иоффе, «последствия совершения и исполнения недействительной сделки регламентируются не каким-то особым законодательством, а именно законодательством о сделках»10.
       Данная  позиция находит подтверждение  в работах ряда ученых. Д.И. Мейер  считал, что недействительная сделка «фактически» существует, и «если не наступают прямые последствия сделки - те последствия, которые влекла бы она за собой, будучи действительной, то отсюда не следует еще, что сделка лишена всякого юридического значения! Факт, что сделка совершена, все-таки существует и может влечь за собой другие юридические последствия»11.
       И.Б. Новицкий признает за недействительной сделкой статус юридического факта, указывая: «...факт никак не может превратиться в «нефакт». Раз воля выражена и направлена на определенный результат, этот факт наступил и ненаступившим стать не может. Факт может быть безразличным с точки зрения права, но недействительным быть не может. Другое дело - те юридические последствия, которые с ним нормально связываются: они могут не наступить, и в этом последнем случае имеет место недействительная сделка. Таким образом, факт существования недействительной сделки не представляет собой какой-то логической бессмыслицы»12.
       При недействительности сделки имеет место  не отрицание самого юридического факта, а отрицание правом тех последствий, которые стремились достигнуть стороны. Соответственно, недействительная сделка должна считаться юридическим фактом и сделкой, поскольку она влечет определенные юридические последствия (предусмотренные законом для недействительных сделок). Само понятие недействительности относится к юридическим последствиям сделки, которые желали достигнуть стороны сделки, а не к сделке - юридическому факту.
       С одной стороны, правовые последствия  сделок наступают не потому, что  этого желают стороны: частная воля определяет только желательные для  нее предположения для достижения намеченного в данном случае практического результата, но не от нее зависит придать этим предположениям юридически обязательную силу; с другой стороны, объективное право не порождает никаких реальных последствий, а устанавливает только абстрактные критерии, на основании которых производится оценка силы и значения конкретных волевых актов, облеченных в форму сделки.
       Любой договор при его исполнении вызывает определенные правовые последствия. В  реальной жизни до момента, пока заинтересованное лицо не заявило о недействительности сделки, суд не применил последствия недействительности ничтожной сделки, она исполняется сторонами, т.е., как и действительная, она влечет возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Получается, что сделка до момента признания ее недействительной вызывает правовые последствия, и они совершенно не отличаются от тех последствий, на которые она была направлена и которые наступили бы и при действительности сделки. Поэтому несостоятельным представляется утверждение о том, что ничтожные сделки всегда являются безразличным для права явлением. Данные сделки должны считаться правовым основанием для совершения действий по их исполнению, пока они не признаны недействительными в судебном порядке.13
       Соответственно, недействительность следует рассматривать  как форму лишения сделки юридической силы, предусмотренную с целью защиты нарушенных прав и интересов общества и его отдельных субъектов, т.е. как способ защиты права. Данный способ защиты гражданских прав указан в ст. 12 ГК РФ (признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий недействительности оспоримой и ничтожной сделки).
       Перейдем  к рассмотрению вопроса о том, является ли недействительная сделка неправомерным деянием. Правомерность сделки - этот элемент вызывает активную научную дискуссию уже несколько десятилетий. Поскольку сделка трактуется именно как правомерное действие, возникает проблема оценки недействительных сделок. В отечественной правовой литературе имеются разные мнения по данному вопросу. Одни ученые полагают, что правомерность или неправомерность действия не выступает обязательным признаком сделки, а определяет лишь те или другие ее последствия14.
       Другие  авторы, отмечая, что и действительные, и недействительные сделки являются сделками, правомерность действия считают  признаком действительной сделки.15 Третьи авторы указывают, что сделкой могут признаваться только правомерные действия, недействительные сделки не относятся к разряду сделок; при этом иногда делаются определенные уточнения.16
       Н.В. Рабинович видела в недействительной сделке природу и сделки (по содержанию, форме и направленности), и правонарушения (нарушает норму закона, установленный правопорядок). Автор указывает: «Недействительные сделки, несомненно, являются действиями неправомерными. Они потому и признаются недействительными, что противоречат нормам права. Именно неправомерность недействительной сделки обусловливает аннулирование сделки и определяет те последствия, которые влечет за собой объявление ее недействительной»17.
       Но  далее она конкретизирует: «...из этого еще не следует, что она перестает быть сделкой, представляет собой деликт, точно так же как не перестает быть административным актом тот акт, который является незаконным, неправильным, как не перестает быть договором тот договор, который не исполняется»18.
       При этом Н.В. Рабинович предлагала считать недействительную сделку правонарушением особого порядка, одним из видов правонарушений в широком смысле этого слова, не тождественным тем противозаконным действиям, которые предусматривались в ст. ст. 403 - 415 ГК РСФСР 1922г. (правонарушения в узком смысле). Автор выделяет отдельную категорию «неделиктных правонарушений», к которым наряду с недействительными сделками относит такие неправомерные (по ее мнению) действия, как неисполнение договора, неосновательное обогащение, причинение вреда, незаконное завладение чужим имуществом и т.д. Таким образом, Н.В. Рабинович недействительные сделки называла одновременно и сделками, и правонарушениями «особого порядка».
       И.Б. Новицкий употреблял понятие «противоправная сделка», отмечая, что определенные правовые последствия она вызывает, но эти последствия иные, чем те, к которым стремились стороны. Ученый указывал, что четкое разграничение сделки и правовых последствий необходимо и для противоправной сделки, так как нельзя утверждать, что она вообще не влечет никаких юридических последствий: она не приводит к тем результатам, которые желали достигнуть стороны сделки, и вследствие ее исполнения для лиц, ее заключивших, наступают иные предусмотренные законом отрицательные последствия19. И.Б. Новицкий с определенной долей условности все же считал недействительную сделку сделкой.
       В.А. Тархов пишет, что понятие недействительных сделок логически противоречиво, поскольку  сделка - правомерное действие, а  потому недействительным быть не может20. Мнение, в соответствии с которым под сделкой следует понимать только правомерные действия, а так называемые недействительные сделки собственно сделками не являются, обосновывали многие ученые. Разделяющие эту позицию приходят к выводу: недействительные сделки, по сути, являются правонарушениями.
       И.В. Матвеев отмечает по рассматриваемому вопросу следующее: «Решения суда, связанные с признанием сделок недействительными и применением последствий недействительности сделок по отношению к их виновным контрагентам, есть возложение гражданско-правовой ответственности на них. Поскольку основанием гражданско-правовой ответственности является совершение гражданского правонарушения, то можно сделать вывод, что недействительные сделки в большинстве своем являются именно гражданскими проступками»21. Указывая на «большинство» случаев, автор тем самым признает, что в определенных случаях недействительные сделки не могут считаться правонарушениями.
       Далеко  не все недействительные сделки являются неправомерными. Так, например, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, не содержит ничего противозаконного. Стороны действуют добросовестно при заключении данной сделки. Одна из сторон заблуждается при определении предмета либо правовой природы сделки. Но данное обстоятельство не является неправомерным. Сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, также не должна быть отнесена в разряд противозаконных.
       При этом Н.Д. Шестакова делает следующий  вывод: «недействительны только сделки ничтожные либо те оспоримые, по которым существует соответствующее решение суда, - остальные действия, даже не соответствующие каким-либо положениям закона, являются сделками действительными»22.
       Необходимо  отметить, что ученые, обосновывающие признак правомерности сделки, подтверждение  своей позиции находят в традиционной классификации юридических фактов, в соответствии с которой сделки относятся к правомерным действиям. Однако представляется неверным с точки зрения создания классификации юридических фактов проводить их деление одновременно по двум основаниям: волевому признаку, а затем - по признаку правомерности, поскольку данные признаки являются совершенно самостоятельными и в результате оценивают действия по различным основаниям.
       Юридические факты следует делить по одному основанию - волевому признаку, и в этом случае оснований для признания правомерности  основным признаком сделки не имеется. Более правильной представляется следующая классификация юридических фактов: факты делятся на действия (волевые) и события (неволевые); в свою очередь, действия делятся на сделки и поступки; сделки могут являться действительными и недействительными; поступки могут создавать правовой результат или являться правонарушениями.
       Таким образом, признак неправомерности - это разнопорядковый, более низкий по отношению к направленности критерий, что позволяет в системе юридических  фактов отнести недействительные сделки к классу сделок, а не правонарушений.23
       Подтверждение указанной позиции содержит и  ст. 153 ГК РФ, из содержания которой следует, что сделками признаются действия граждан  и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение  гражданских прав и обязанностей. Данное понятие не определяет ни характер действия (правомерное оно или нет), ни последствия. Не указывается, что сделкой считается правомерное действие, вызывающее правовые последствия, желаемые сторонами.
       Следуя  буквальному толкованию норм ГК РФ, можно прийти к выводу, что сделками выступают и действительные, и недействительные сделки, при этом основополагающим фактором для признания действий сделками является их направленность на возникновение, изменение, прекращение правоотношений. Действительные сделки вызывают правовые последствия, желаемые сторонами, а недействительные - те последствия, которые предписаны законом. Такая позиция полностью соответствует содержанию положений ГК РФ о сделках. 
 
 
 
 
 
 

2. Последствия признания сделок недействительными 

2.1. Односторонняя и двусторонняя реституция как последствия недействительных сделок 

       Судебная  практика свидетельствует о том, что применение законодательства о  сделках не характеризуется однообразным подходом. Это предопределяет необходимость  исследования института сделок, в том числе изучение последствий их недействительности, которые могут быть материально-правовыми и процессуально-правовыми. Первыми являются реституция, возмещение стоимости имущества, взыскание в доход государства и взыскание убытков. Ко вторым относится процедура лишения юридической силы акта поведения как сделки, состоящая в определении круга лиц, уполномоченных заявлять иски о недействительности сделок и о применении последствий их недействительности, в исчислении давностных сроков при недействительности и прочих.
       Наличие условий (оснований) ничтожности или  оспоримости сделки влечет за собой  ряд последствий, направленных на то, чтобы:
       - во-первых, не допустить ее существования;
       - во-вторых, устранить последствия  ее совершения;
       - в-третьих, воздействовать на ее участников.
       Гражданский кодекс РСФСР 1922г. отделял основания  недействительности сделок (ст. 29 - 35) от последствий признания их недействительными (ст. 147, 151). Условия недействительности сделок были перечислены в IV разделе  общей части ГК РСФСР 1922г., который регулировал как взаимные, так и односторонние сделки. Нормы же о последствиях признания сделок недействительными были помещены в разделе о договорах, хотя они распространялись и на односторонние сделки. Неудобство такого расположения правовых норм отмечалось в юридической литературе24.
       Гражданский кодекс РСФСР 1964г.25 устранил недостатки старого законодательства. Он объединил основания недействительности сделок с последствиями признания их недействительными. Эти нормы были помещены в разделе «Общие положения» и имели отношение как к взаимным, так и к односторонним сделкам. Именно этими нормами (ст. 48 - 58 ГК РСФСР) регулировалось изъятие имущества у стороны при признании сделки недействительной и определялась его дальнейшая судьба. Закон (ч. 2 ст. 48 ГК РСФСР) установил, что общим последствием признания сделок недействительными является двусторонняя реституция и лишь в случаях, специально предусмотренных в законе, возможны иные последствия (например, ст. 49 и 58 ГК РСФСР).
       Действующий ГК РФ сохранил этот порядок и установил в ст. 167 общие положения о последствиях недействительности сделок. Эта норма предусматривает двустороннюю реституцию, если иные последствия недействительности сделок не предусмотрены законом (например, ст. 169 и 179 ГК РФ).
       Двусторонняя  реституция должна применяться не только в случаях, прямо предусмотренных  в законе (ст. ст. 171, 172, 175 - 178 ГК РФ), но и при отсутствии таковых указаний (недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его  правоспособности; недействительность сделки, совершенной с превышением полномочий; недействительность мнимой и притворной сделок и сделок с нарушением требуемой законом конститутивной формы). Отличительной особенностью реституции при недействительности договора является действие обеих сторон невиновно или по неосторожности, но без прямого умысла. При недействительности односторонней сделки решение вопроса о возмещении стоимости имущества в деньгах должно основываться на функциональной связи норм ст. 168 и п. 1 ст. 1102 ГК РФ26. Стоимость имущества, полученного по такой сделке, следует изымать по режиму неосновательного обогащения.
       Из  буквального смысла п. 2 ст. 167 ГК РФ следует, что указанная в законе компенсационная  реституция представляет собой безусловную  обязанность получателя возместить другой стороне при недействительности сделки реальный ущерб, вызванный невозможностью возврата полученного, независимо от того, в результате чьих действий и по чьей вине наступила эта невозможность. Но такая трактовка реституции противоречит принципам гражданского права, игнорирует правила о бремени несения риска случайной гибели вещи и об ответственности за невозможность исполнения обязательства, поэтому п. 2 ст. 167 ГК РФ должен применяться не изолированно, а в совокупности с другими нормами.
       В отличие от двусторонней реституции односторонняя реституция состоит  в возврате в первоначальное положение  одной стороны, а к другой стороне  применяется изъятие имущества  в доход государства (п. 2 ст. 179 и  ч. 3 ст. 169 ГК РФ). Причем в п. 2 ст. 179 ГК РФ указано, что при невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Посредством этих правил осуществляется защита нарушенного интереса и происходит целенаправленное воздействие на нарушителя путем ущемления его имущественных прав и интересов. Предпосылкой изъятия имущества в доход государства является, во-первых, признание правом имущества неосновательно приобретенным или сбереженным, что обусловливается фактом недействительности сделки, а во-вторых, отсутствие правовых оснований владения полученным имуществом.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.