На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Принудительные меры медицинского характера: правовая природа, основания и цели применения

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Принудительные  меры медицинского характера: правовая природа, основания  и цели применения 
 
 
 
 
 
 

                    Курсовая  работа
                    студента  2 курса 8 группы
                    дневного  отделения
                    Пархоменко  Романа Михайловича 
                     
                     

                    Научный руководитель
                    кандидат  юридических наук,
                    старший преподаватель
                    Шатихина  Наталья 
                    Сергеевна 
                     
                     

Санкт-Петербург
2007 год
 

Оглавление
 

Введение
 
      По  различным статистическим данным среди  лиц, совершивших преступления, доля страдающих психическими расстройствами составляет до 50%. Особую важность представляет учет особенностей таких лиц, влияния психических расстройств на их поведение во время и после совершения преступления. Соблюдение данного условия является существенным для   достижения целей уголовного права, реализации принципов справедливости и гуманизма. Принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, страдающим психическими расстройствами, и обеспечивают защиту как интересов последних, так и интересов общества.
     Принудительные  меры медицинского характера связанны со значительной степенью государственного принуждения и поэтому нуждаются в четкой регламентации. Вместе с тем, психические расстройства представляют собой настолько сложные явления, что четкое законодательное урегулирование оснований применения принудительных мер медицинского характера затруднительно. Однако отсутствие такого регулирования недопустимо ввиду опасности нарушения прав и законных интересов граждан при применении к ним принудительных мер медицинского характера, а также использования последних в целях, не соответствующих их сущности. Поэтому необходимо изучение различных аспектов психических расстройств и правовой природы принудительных мер медицинского характера.
       В данной работе рассмотрены проблемы невменяемости и ограниченной вменяемости как оснований применения принудительных мер медицинского характера, а также правовая природа принудительных мер медицинского характера и цели их применения. 
 

Понятие и правовая природа  принудительных мер медицинского характера
 
      В Уголовном кодексе РФ не содержится определение принудительных мер медицинского характера,1 закон определяет только основания  их применения, цели и порядок их назначения, продления и прекращения. Так, ПММХ применяются к лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями особенной части настоящего кодекса, в состоянии невменяемости; у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания; совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Основания применения ПММХ подробнее будут рассмотрены во второй части настоящей работы.
     Целями  применения ПММХ в соответствии со ст. 98 УК РФ являются излечение вышеуказанных  лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями особенной части УК. Особенностями многих психических расстройств является их трудноизлечимость, в связи с чем Б. А. Спасенников назвал излечение как цель применения ПММХ «правовым романтизмом» и определил улучшение психического состояния как «…своеобразную задачу-минимум при проведении ПММХ».2 В случаях, когда полное излечение невозможно, применение ПММХ должно способствовать такому улучшению психического состояния, что «…лица, к которым такое лечение применено, перестают представлять общественную опасность».3
     Также целью применения ПММХ является частная  превенция преступлений. Существует мнение, что превенция заключается  в том, чтобы лиц, указанных в  ч. 1 ст. 97 УК РФ, «…физически изолировать, чтобы предупредить совершение опасных деяний».4 Разумеется, необходимо исключать возможность причинения лицом, к которому применены ПММХ, вреда себе и окружающим в том числе и путем физической изоляции, но превенция преступлений этим не исчерпывается. Следует согласиться с мнением, что «…оказание медицинской помощи лицам… происходит… для того, чтобы предупредить возможное совершение этими лицами других преступлений».5 Превенция обеспечивается путем улучшения психического состояния лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, с тем, чтобы последние восстановили способность к критическому восприятию и контроль над своим поведением. Превенция в отношении лиц, указанных в п. «б» ч.1 ст. 97 УК РФ, заключается в том, что «…применение ПММХ создает условия реализации… цели наказания – исправления осужденного».6 Другими словами, посредством ПММХ психическое состояние лица улучшается настолько, чтобы оно могло понимать смысл наказания, и наказание достигло бы своего результата. 
     Исходя  из целей ПММХ, можно определить их сущность и правовую природу. Существует мнение, что ПММХ – форма реализации уголовной ответственности. Такое мнение основывается на том, что одной из целей применения ПММХ является предупреждение совершения новых общественно опасных деяний и преступлений, и таким образом достигается исправление. Но по мнению комментаторов УК РФ «…целью применения ПММХ не может быть исправление этих лиц… Когда применение ПММХ соединено с исполнением наказания, исправление осужденного достигается за счет меры наказания, а ПММХ служат улучшению состояния его здоровья».7  Для дальнейшего обоснования неточности данной точки зрения необходимо раскрыть понятие юридической ответственности вообще и уголовно-правовой ответственности в частности.
     Юридическую ответственность можно определить как «…принудительно исполняемую обязанность, возникшую в связи с правонарушением… и представляющую собой претерпевание предусмотренных санкцией правовой нормы лишений личного или имущественного характера…»8 Уголовно-правовая ответственность представляет собой «…результат основанного на уголовном законе порицания совершенного общественно опасного деяния и лица, его совершившего, со стороны государства, выраженного в обвинительном приговоре суда».9 Таким образом, ответственность возникает в связи с правонарушением, выражает отрицательную оценку государства и сопровождается неблагоприятными последствиями для правонарушителя. Что касается лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, то в отношении них ПММХ не могут быть формой реализации уголовной ответственности, так как такие лица не подлежат уголовной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 21 УК РФ. По отношению к лицам, указанным в п. «б» ч. 1 ст. 97 УК РФ, ПММХ также не являются формой реализации уголовной ответственности, так как они не  содержат в себе отрицательной оценки содеянного. Это доказывается дифференциацией ПММХ и наказания в ч. 2 ст. 2 УК РФ. Наказание, как указано в ч. 2 ст. 43 УК РФ, применяется, в том числе, и в целях восстановления социальной справедливости и в этом смысле представляет собой «…легитимный… социальный ответ на недопустимое поведение через реализацию принципа воздаяния».10 Применение же ПММХ такой цели не преследует. Поэтому некорректно утверждать, что ПММХ могут применяться «…вместо уголовного наказания и наряду с ним».11
     С другой стороны, ПММХ связаны с ограничением прав и свобод лиц и в определенном смысле являются неблагоприятным последствием, но при этом само лишение и ограничение не является ни содержанием, ни целью ПММХ, а представляет лишь  неизбежное последствие их применения. Этим ПММХ также существенно отличаются от наказания, которое в соответствии с ч. 1 ст. 43 УК РФ «…заключается в… лишении и ограничении прав и свобод…»12
     В УК РФ ПММХ отнесены к иным мерам  уголовно-правового характера, которые наряду с наказанием способствуют решению задач Уголовного кодекса (ч. 2 ст. 2 УК РФ). Как было отмечено, между наказанием и ПММХ имеются существенные отличия, однако у этих институтов есть  и сходство – это меры государственного принуждения. ПММХ применяются исключительно по решению суда, осуществляются независимо от воли лица и его близких и сопряжены с определенным ограничением прав и свобод. ПММХ – уголовно-правовой институт, так как он в большей части регламентирован уголовным законодательством. Кроме того, ПММХ применяются в связи с нарушением уголовно-правового запрета. Также ст. 443 УПК РФ гласит, что ПММХ не могут быть применены к лицу, совершившему деяние небольшой тяжести, что свидетельствует о связи ПММХ с тяжестью содеянного. Это является еще одним доказательством уголовно-правовой природы ПММХ.
     Таким образом, в самом общем виде ПММХ можно определить как «…уголовно-медико-правовые меры государственного принуждения».13 В данном определении делается упор на комплексный характер исследуемого института. ПММХ также имеют и медицинский аспект. Он выражается в том, что содержание ПММХ состоит в осуществлении психиатрического лечения, и тем самым ПММХ подпадают под сферу регулирования законодательства о здравоохранении, в частности Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».14
     Существует  мнение, что «…применение ПММХ, сопряженных  с наказанием – право, а не обязанность  суда».15 В комментарии к УК РФ отмечается, что «…в соответствии с ч.2 ст. 97 УК ПММХ… назначаются лишь тогда, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения данными лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это означает, что применение принудительного лечения является правом суда, а не его безоговорочной обязанностью…»16 Неясно, почему из положения ч. 2 ст. 97 делается такой вывод. Также неясно, почему именно применение ПММХ, сопряженных с наказанием, является правом суда. Такие выводы обусловлены тем, что в ч. 2 ст. 99 УК РФ указано, что суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера. В таком случае, если быть до конца последовательным, применение ПММХ в любой форме следует считать правом суда, так как в соответствии с ч. 1 ст. 97 ПММХ могут быть назначены судом. 
     В литературе приводится большое количество определений ПММХ. Они отражают важнейшие  признаки ПММХ. Многие авторы включают в свои определения также и  второстепенные признаки данного института, в результате чего, по мнению Г. В. Назаренко, «…созданы излишне громоздкие определения».17 Так или иначе, исходя из вышеизложенных рассуждений, ПММХ можно определить как меру государственного принуждения, применяемую по решению суда к лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости, лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, а также лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, состоящую в принудительном осуществлении психиатрического лечения с целью улучшения психического состояния до той степени, чтобы лицо перестало представлять общественную опасность. Данное определение, не претендуя на всеохватывающий характер, содержит основные признаки института ПММХ. 
 
 
 

       
 

Основания применения принудительных мер медицинского характера
Невменяемость 

      В соответствии с п. а ч. 1 ст. 97 УК РФ ПММХ могут применяться к лицам, совершившим общественно опасное деяние, запрещенное статьями особенной части УК, в состоянии невменяемости. Понятие невменяемости раскрыто в ст. 21. Согласно ч. 1 ст. 21 состояние невменяемости характеризуется тем, что лицо не могло во время совершения деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Такие лица не подлежат уголовной ответственности, поэтому в п. а ч. 1 ст. 97 употребляется термин общественно опасное деяние,  а не преступление.
     Выделяют  два критерия невменяемости –  медицинский и юридический.18 Медицинский критерий заключается в наличии психического расстройства, указанного в ст. 21 УК РФ. Закон не устанавливает четкий перечень психических расстройств, поэтому в литературе высказываются различные мнения по поводу отнесения того или иного расстройства к категориям, отмеченным в УК, а также по выделению общих признаков психических расстройств, входящих в ту или иную категорию.
     Хронические психические расстройства характеризуют  как трудноизлечимые или практически  неизлечимые.19 Также их определяют как «…непрерывно или приступообразно протекающие психические заболевания, имеющие тенденцию к прогрессированию и приводящие к глубоким и стойким личностным изменениям».20 Чаще всего к таким расстройствам относят шизофрению, маниакально-депрессивный психоз, старческое слабоумие, прогрессивный паралич и т. д.
     К временным психическим расстройствам относят «…психические расстройства, имеющие различную продолжительность и заканчивающиеся выздоровлением».21 Данная категория представлена такими расстройствами, как реактивные психозы, исключительные состояния, алкогольные психозы. Основной отличительной чертой временных психических расстройств «…является… принципиальная возможность полного выздоровления, которая при хронических психических болезнях практически отсутствует».22
     Слабоумие представляет собой «…стойкие, необратимые расстройства познавательной деятельности с обеднением психики, поражением интеллекта, памяти, нарушениями личности».23 Различают врожденное (олигофрения) и приобретенное слабоумие.
     К иным болезненным состояниям психики  относят психопатии, инфантилизм  и некоторые другие расстройства. Что касается самого понятия иных болезненных состояний психики, то такие состояния определяют как «…психическое расстройство, которое может быть как хроническим, так и временным, и не попавшим ни в одну из трех первых групп, но способное исключить вменяемость»,24 или как «…состояния, не являющиеся психическими заболеваниями в узком смысле этого слова, но характеризующиеся теми или иными нарушениями психической деятельности…»25 Первое определение неточно отражает смысл описываемого института. Из него можно сделать вывод, что данной группой охватываются все болезненные состояния кроме упомянутых в пп. «а»-«в» ч. 1 ст. 21 УК РФ, так как любое расстройство психики, указанное в ст. 21, может исключать вменяемость. Б. А. Спасенников подчеркивает, что включение в перечень иных болезненных состояний психики всех неупомянутых расстройств психики является грубой ошибкой.26
     Юридический критерий невменяемости состоит  из двух компонентов: волевого и интеллектуального. Интеллектуальный компонент представляет собой невозможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия. Волевым компонентом является невозможность руководить своими действиями.
     Для принятия решения о том, что лицо совершило общественно опасное  деяние в состоянии невменяемости, необходимо установить наличие медицинского критерия и хотя бы одного компонента юридического критерия в момент совершения рассматриваемого деяния. Таким образом, невменяемость нельзя установить, основываясь лишь на психиатрическом диагнозе. В рамках судебно-психиатрической экспертизы необходимо также определить, влияло ли психическое состояние подэкспертного на его волю и восприятие окружающей действительности, и имело ли место такое влияние в момент совершения общественно опасного деяния. Кроме того, суд не должен выносить решение о признании подсудимого невменяемым по отношению к инкриминируемому деянию, руководствуясь исключительно заключением судебно-психиатрической экспертизы. Суд должен изучить все материалы дела, чтобы решить вопрос о невменяемости. Данная позиция нашла отражение в решениях Верховного Суда РФ.27
     ПММХ  применяются к лицам, совершившим  общественно опасные деяния в  состоянии невменяемости, только в  случаях, если такие лица по своему психическому состоянию представляют опасность для себя или окружающих. В случае, когда такие лица не представляют опасности по своему психическому состоянию, суд в соответствии с ч. 4 ст. 97 УК РФ «…может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении».28
     Как было отмечено выше, хронические психические  расстройства в большинстве случаев  не поддаются излечению. Поэтому в отношении лиц, страдающих такими расстройствами, критерием прекращения ПММХ является такое улучшение их психического состояния, когда они перестают представлять общественную опасность. Однако, как отмечает Б. А. Спасенников, далеко не всегда есть возможность точно установить, представляет ли лицо опасность по своему психическому состоянию или нет. В этом смысле необходимо дальнейшее изучение психических расстройств, выявление и законодательное закрепление четких критериев, позволяющих судить о состоянии психики лица. Данная мера направлена на то, чтобы исключить, или, по крайней мере, свести к минимуму, вероятность излишне длительного применения ПММХ по отношению к лицам,  не опасным по своему психическому состоянию, и возможность преждевременного прекращения ПММХ по отношению к потенциально опасным в силу психического состояния лицам. Выработка подобных критериев позволит суду сознательно принимать решения по поводу продления или отмены ПММХ и не превращаться в «…глашатая решения комиссии».29 
 

Уголовно-процессуальная и уголовно-исполнительная недееспособность 

     УК  РФ в ч. 2 ст. 97 предусматривает возможность  применения ПММХ к лицам, у которых  после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Данное положение фактически содержит в себе два различных основания применения ПММХ, которые будут рассмотрены и сопоставлены ниже.
     Первое  основание образует наступление  у лица после совершения преступления, но до назначения наказания вступившим в законную силу обвинительным приговором суда, психического расстройства, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими. Данное положение закона направлено, в том числе, и на защиту прав таких лиц. Наличие у них указанных психических расстройств делает невозможным осуществление ими своих прав в ходе уголовного судопроизводства, что в свою очередь обусловливает невозможность совершения отдельных следственных действий на досудебной стадии и разрешения дела по существу в ходе судебного разбирательства. В таких случаях можно говорить об уголовно-процессуальной недееспособности лица. При этом наступление упомянутых психических расстройств после совершения преступления соотносится с уголовно-процессуальной недееспособностью как причина со следствием. В этом смысле уголовно-процессуальная недееспособность является фактором, обусловливающим необходимость применения ПММХ.
     В случаях наступления у лица указанных психических расстройств, применение к нему ПММХ должно иметь целью такое улучшение его психического состояния, при котором он восстановит возможность понимать происходящее в ходе уголовного судопроизводства. Безусловно, преследуются и цели излечения и предупреждения совершения лицом общественно опасных деяний.30 Однако приоритетной должна быть указанная цель восстановления уголовно-процессуальной дееспособности. Кроме того, как отмечают некоторые авторы, «…психическое расстройство, возникшее после привлечения к ответственности и выявленное при судебно-психиатрической экспертизе, препятствует достоверной оценке психического состояния обвиняемого в период совершения общественно опасного действия».31 Таким образом, в вышеуказанных случаях применение ПММХ продиктовано также необходимостью установить, совершено ли общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, или же имело место преступление.
     Вторым  основанием является наступление у  лица указанного психического расстройства после вынесения приговора или во время отбывания наказания. В данном случае такое психическое расстройство обусловливает уголовно-исполнительную недееспособность лица, состоящую в «…неспособности лица, совершившего преступление, понимать происходящее в период исполнения наказания и отбывать назначенное наказание…»32 К таким лицам ПММХ применяются с целью восстановить их способность к адекватному восприятию окружающей действительности и волевому поведению. Это необходимо для того, чтобы осужденный понимал смысл наказания, и оно могло бы достигнуть своих целей.
     УК  РФ регламентирует институт освобождения от наказания. Ст. 81 УК РФ содержит положение, согласно которому лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. К таким лицам также могут быть применены ПММХ.
       Б. А. Спасенников отмечает, что психотравмирующая обстановка в местах лишения свободы приводит к увеличению заболеваемости психическими расстройствами и к обострению уже имеющихся расстройств психики. При этом из числа лиц, обращавшихся за медицинской помощью в исправительных учреждениях, психическими расстройствами страдали до четверти осужденных.33 Б. А. Спасенников предлагает развивать систему пенитенциарных психиатров с тем, чтобы обеспечить надлежащую психиатрическую помощь в рамках исполнения наказания, а не освобождать значительную часть осужденных от наказания в порядке ст. 81 УК РФ и применять к ним ПММХ. Однако в литературе высказывается точка зрения, согласно которой «…наступление психического расстройства, лишающего возможности сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий… либо руководить ими, влечет обязательное освобождение от наказания лица, у которого такое состояние наступило после совершения преступления или в период отбывания наказания».34 Данное мнение вытекает из грамматического толкования положений ч. 1 ст. 81 УК РФ. Б. А. Спасенников считает данное положение закона необоснованным, т. к. «…даже при хроническом психическом расстройстве его проявления динамичны, в силу закономерностей течения психического расстройства могут возникать многолетние «светлые промежутки», которые не препятствуют исполнению наказания».35 Таким образом, многие психические расстройства могут быть излечены, или же психическое состояние улучшено, без освобождения от наказания. В этом смысле, решая вопрос об освобождении от наказания в порядке ч. 1 ст. 81, суд должен в каждом конкретном случае учитывать характер психического расстройства и прогноз его течения. И если суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы придет к выводу, что подэкспертному может быть оказана адекватная его состоянию психиатрическая помощь в рамках отбывания наказания, то освобождение от него не должно применяться к данному лицу. Однако закон не позволяет суду принимать подобные решения. При этом возможность применения ПММХ, соединенных с исполнением наказания, предусмотрена лишь в отношении лиц, совершивших преступление и нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости.
     Существует  мнение, что лица, у которых после совершения преступления наступило хроническое психическое расстройство, не поддающееся лечению, должны освобождаться от уголовной ответственности, а не от наказания.36 Данная точка зрения представляется необоснованной. Во-первых, ст. 81 УК РФ, предполагает именно освобождение от наказания. Кроме того, данная статья находится в 12 главе кодекса, посвященной освобождению от наказания, а не от ответственности. Мнение об освобождении от ответственности в связи с психическим расстройством обусловлено неверным толкованием ч. 4 ст. 81, которая гласит, что лица, указанные в ч. 1 этой статьи, в случае их выздоровления могут подлежать  уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 и ст. 83 УК РФ. Из данного положения нельзя сделать вывод, что лица, у которых выздоровление не наступило, не могут подлежать ответственности, т. к. ответственность в статье упоминается в свете ст. 78, предусматривающей освобождение от ответственности в связи с истечением сроков давности. Таким образом, лицо, у которого наступило психическое расстройство после совершения преступления, может быть освобождено от ответственности только в том случае, если психическое расстройство наступило до вынесения приговора, и лицо не восстановило способности к волевому поведению к моменту истечения срока давности по инкриминируемому преступлению. Верховный Суд РФ, в частности в постановлении по делу Моржухиной, также сформулировал позицию об освобождении от наказания, а не от ответственности37 и подтвердил свою позицию в последующих решениях.38
 

Психические расстройства, не исключающие вменяемости
 
     УК  РФ предусматривает возможность  применения ПММХ к лицам, совершившим  преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемость. Исходя из ст. 22 УК РФ, психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, является такие расстройства, в силу которых лицо не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Такие лица подлежат уголовной ответственности.
     Данное  состояние лица часто называют ограниченной или уменьшенной вменяемостью.39 В то же время Б. А. Спасенников критически относится к данным терминам. Ученый полагает, что у вменяемости не может быть степеней или градаций, лицо либо может быть признано вменяемым, либо невменяемым.40 УК РФ прямо указывает в ст. 22, что описываемые лица являются вменяемыми.
     Среди психических расстройств, не исключающих  вменяемости, выделяют психопатии, слабоумие  в степени дебильности, хронический алкоголизм и некоторые другие расстройства. Все эти психические расстройства объединяет то, что они существенно снижают критическую оценку собственных действий и предвидение их возможных последствий. Кроме того, данные расстройства, особенно психопатии, часто приводят к личностной и социальной дезадаптации.41 Таким образом, преступление считается совершенным лицом с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, если такое расстройство позволяло лицу осознавать смысл своих действий и руководить ими, но существенно снижало данные возможности.
     В соответствии с ч. 2 ст. 22 УК РФ психическое  расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить  основанием для назначения ПММХ. При  этом, для назначения ПММХ необходимо, чтобы лицо по своему психическому состоянию представляло бы опасность для себя или других лиц. С одной стороны, здесь заключено определенное противоречие, т. к. указанные психические расстройства «…протекают без общественно опасной ауто- и гетероагрессии,
т. е. заведомо не достигают клинической тяжести… для того, чтобы быть основанием для применения недобровольной меры медицинского характера».42 С другой стороны, как уже было отмечено, такие лица характеризуются социальной дезадаптацией, что само по себе может обусловливать их общественную опасность. В этом смысле ПММХ применяются для того, чтобы сгладить негативный эффект психических расстройств на поведение человека с целью его включения в нормальные социальные отношения. Другими словами, указанные лица могут и не представлять непосредственной опасности, однако их психическое состояние может стать причиной девиантного поведения, в т. ч. и совершения ими новых преступлений. Таким образом, применение ПММХ к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, будет преследовать те же цели, что и применение ПММХ к другим категориям лиц.
 

Применение  принудительных мер  медицинского характера  в отношении лиц, совершивших преступления, страдающих алкоголизмом или наркоманией 

      Первоначальная  редакция УК РФ предусматривала возможность  применения ПММХ к лицам, совершившим  преступление и страдающим алкоголизмом или наркоманией. В декабре 2003 г. данная норма утратила силу. Ниже будет рассмотрен вопрос о целесообразности применения ПММХ к указанным лицам и основания для законодательного отказа от их применения.
      Алкоголизм  и наркомания43 рассматривается различными авторами как психическое расстройство, или как болезненное состояние организма человека. Так, наркоманию определяют как болезненное состояние, обусловленное злоупотреблением наркотиками, вызывающими привыкание и болезненное пристрастие. При этом возникает и психическая, и физическая зависимость от наркотиков.44 Данное положение относится также и к алкоголизму. Общественная опасность лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, заключается, как и в случае с лицами, страдающими расстройствами личности, в их социальной дезадаптации. Кроме того, злоупотребление психоактивными веществами может обострить уже имеющиеся, или вызвать новые психические расстройства. Так, Б. А. Спасенников приводит статистику, согласно которой среди злоупотребляющих алкоголем доля лиц без психических расстройств составляет только 6%.45 Также преступное поведение таких лиц может быть обусловлено необходимостью постоянно получать новые дозы психоактивных веществ, в результате чего указанными лицами совершаются различные имущественные преступления.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.