Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Развитие отечественной психологии

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 05.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
Введение…………………………………………………………………………..3
1. Общий  обзор развития отечественной  психологии………………………….4
2. Зарождение  отечественной психологии. Две тенденции  в ее развитии…...10
3. Психология  в 20-40-е годы XX века…………………………………………19
4. Психология  во второй половине XX века…………………………………...23
Заключение……………………………………………………………………….27
Список  использованных источников…………………………………………...29
 


     Введение
     История становления отечественной психологии не случайно выделена в отдельную  главу, хотя работы некоторых ученых упоминались и ранее. Необходимо подчеркнуть, что такое разделение никак не указывает на то, что  российская психология развивалась  в отрыве от мировой. Напротив, связь  между ними была очень тесной, отечественные  ученые постоянно ездили на стажировку в лучшие европейские лаборатории. Выходившие за рубежом книги переводились практически мгновенно и печатались (по крайней мере, наиболее значительные из них) в течение нескольких месяцев  после появления на родине. Обзоры научных открытий и дискуссий  публиковались и в журналах, например в «Вестнике Европы».
     Причиной  же для отдельного рассмотрения российской психологии было стремление показать целостную картину становления  этой науки в нашей стране, ее специфику по сравнению с зарубежной и дать анализ тех факторов, которые  определили и ее своеобразие, и динамику ее развития. В соответствии с этим выделены и временные периоды, характеризующие  критические точки в развитии российской науки. 
 
 
 
 
 
 
 

1. Общий обзор развития  отечественной психологии
     Идеологический  кризис в российском обществе в конце XIX в. ознаменовал новый важный период в развитии отечественной психологии, связанный с переосмыслением  ее методологии. Это привело к  возникновению принципиально нового подхода, ориентированного на духовную философию, идеи В.Соловьева и его  последователей. Одновременно (хотя и  не так интенсивно) развивалась и  объективная (естественнонаучная) психология, возникали экспериментальные лаборатории, аналогичные лаборатории Вундта в Лейпциге.
     Следующим важным моментом стало зарождение советской, марксистской психологии, появившейся  в 20-30-х годах. В многочисленных научных  дискуссиях, школах, возникавших в  то время, нашло отражение стремление построить новую психологию, направленную на решение важнейших социальных задач советского общества. Несмотря на то что в то время доминировала, что естественно, объективная и  социогенетическая методология, до начала 30-х годов в России сохранялись  и те научные школы, которые были связаны с гуманитарной, философской  линией развития (например, школа Г. Шпета).
     Однако  уже к середине 30-х годов ситуация в науке и обществе резко изменилась, усилились авторитарные тенденции, что привело к разгрому и запрещению не только философской психологии, но и педологии и психотехники. Фактически запрещенными оказались  все психологические исследования, даже те, которые были идеологически  близки советской власти. Это нанесло  серьезный удар по научным психологическим  школам, которые очень плодотворно  развивались в тот период. Лишь после войны, в середине 40-х годов, психология постепенно начала восстанавливаться, возобновлять свои исследования. Однако отрыв от традиций, заложенных в  начале XX в., потеря связи с зарубежной наукой, внутренняя цензура, отсутствие институтов по подготовке психологов и, следовательно, малочисленность специалистов долгие годы сказывались на творчестве отечественных ученых.
     Вторая  половина XX в. ознаменовалась возрождением школ, запрещенных в 30-е годы (школы  Бехтерева, Выготского), активным поиском  новых путей развития, новыми исследованиями и открытиями в разных областях психологии, прежде всего в когнитивной и  возрастной. Возобновляются и связи  с зарубежной психологией. Многие отечественные  исследования, мало известные за рубежом (нейропсихологические работы А. Р. Лурии, понятие о зоне ближайшего развития Л. С. Выготского), получают широкое  распространение в мировой психологии, дополняются новыми материалами.
     Российские  же психологи в попытке наверстать упущенные за несколько десятилетий  возможности начинают широко внедрять достижения зарубежных коллег. Наряду с положительными эти тенденции  имели и отрицательные последствия, связанные с утерей своих традиций, отходом (хотя и не окончательным) от своей методологии, что в соединении (не всегда продуманном) с принципами разных школ привело к эклектике  и невозможности достоверно интерпретировать полученные результаты. Однако к концу XX в. ориентация на интеграцию, свойственная, как уже говорилось, зарубежной психологии, стала явно проявляться и в  российской науке. Поэтому в последние  годы вновь начинает появляться интерес  к методологическим вопросам, стремление не механически соединить, но интегрировать  достижения, имеющие единую логику научного поиска.
     Влияние социокультурной ситуации в середине XIX в. на процесс формирования отечественной  психологии, ее методологии и ведущей  проблематики проявилось и в том, что главными уже в то время  стали не вопросы познания, как  в европейской науке, а вопросы  нравственного, духовного развития человека, его ментальности. Оказавшись на перепутье реформ, Россия должна была решить, как ей двигаться дальше, какой путь соответствует русскому характеру. Ситуацию усугубляло и то, что реформы проходили не гладко, они тормозились в разных слоях общества по разным причинам, поэтому для того, чтобы продолжать движение вперед, необходимо было понять причины пробуксовки реформ. Таким образом, кардинальные социальные изменения, происходившие в этот период, модернизация всего уклада русской жизни стали стимулом к стремлению осознать свои национальные особенности, понять истоки традиций, былин и мифов, происхождение своих положительных и отрицательных качеств.
     До  середины XIX в. проблема осознания своих  национальных особенностей не стояла перед русским обществом, в котором  существовало скорее не национальное самосознание, а национальное самоощущение. Единство народа было больше внешним, неосознанным, оно связывалось с  единством языка, территории и религии, при этом не вставал вопрос о том, как это единство отражается на характере, психологических особенностях народа. Научный интерес к проблеме национального  самосознания начал пробуждаться в  «уваровскую эпоху», когда народность была провозглашена официальным  правительственным курсом. Однако именно в 60-х годах начало осознаваться и осмысливаться смутное переживание  своей самобытности, причем в связи  с тем, что процесс реформирования затрагивал практически все общественные группы; стремление к самопознанию, описанию своих национальных психологических  качеств проявлялось во всех слоях  общества. Это был тот редкий случай, когда национальная идея становится идеей всего общества, хотя и не всеми в достаточной мере осознается.
     Важным  фактором, оказавшим влияние на белорусскую  психологию, была и идеология отечественной  интеллигенции, о чем упоминалось  выше, так как становление психологических  школ происходило внутри этой группы, в которой находились и основные оппонентные круги новых психологических теорий.
     Белорусская интеллигенция, которая не имеет  аналогов в Европе ни по своему мироощущению, ни по своей роли в развитии общества, при своем возникновении была тесно связана с духовенством, которое по своей роли в развитии просвещения фактически и стало  первой интеллигенцией. В эпоху Петра I интеллигенция была правительственная, так как обучение происходило  по воле правительства и на благо  государства. И только в середине XIX в. появилась собственно интеллигенция, научная и по преимуществу университетская, которая не только не состояла на государственной  службе, но и сознательно противопоставляла  себя государству.
     Несмотря  на помощь, которую большая часть  интеллигенции оказывала реформам, по своему настроению и по осознанию  своей роли в этом процессе она  оставалась оппозиционной, что фатально сказалось не только на жизни общества, но и на развитии науки, так как  она замыкалась в своем достаточно узком кругу, не делая свои знания достоянием всего общества. Эта замкнутость  способствовала превращению некоторых  идей в догмы, породила неоднозначное  отношение к народу, переживание  своей оторванности от него и желание  его обучать и просвещать, так  как сама интеллигенция не ощущала  себя выразителем, носителем творческого  духа народа. При этом проблема взаимоотношений  власти, интеллигенции и народа стала  одной из центральных для отечественной  науки, в отличие от европейской, где она практически не рассматривается.
     Так как просвещение происходило  главным образом при помощи толстых  журналов, становится ясной их исключительная роль в развитии науки и культуры. В этих журналах печаталось все - от беллетристики и литературной критики  до исторических и философских трактатов, лекций по естествознанию, психологии и экономике, обзоров финансового и политического состояния Европы и России. Это же объясняет и тот факт, что русские писатели, журналисты и критики часто были и первыми философами, правоведами и психологами в России.
     Повлияли  на процесс становления психологии и особенности русской ментальности. Влияние менталитета на науку  происходит несколькими путями. Прежде всего, это определенный стиль мышления, язык, свойственный данной нации. Выбор  темы и подход к ее исследованию во многом определяются тем, что стремление к рациональному поиску истины или  к построению идеального общества задает разные точки отсчета для науки, определяет взгляды на человека, его  предназначение, на ценности, которые  он должен исповедовать. Поэтому возникновение  и развитие материализма и идеализма, рационализма или агностицизма, мистики  связаны не только с социальной обстановкой, историческим периодом, уровнем знаний, которые диктуют моду на ту или  иную теорию, но и с глубинными характеристиками данного народа.
     Таким образом, можно выделить несколько  основных особенностей российской психологии, которые характеризуют ее состояние  на всем пути развития. Идеологические установки интеллигенции, развитие народничества привели к исследованию взаимоотношений и ценностных установок  разных социальных групп, прежде всего  власти, интеллигенции и народа. Стремление к просвещению народных масс, а также тот факт, что  развитие психологии в России направлялось не университетскими кафедрами, как  на Западе, а общественной ситуацией, способствовали ориентации на практику, стремлению не столько решать теоретические  проблемы, сколько разрабатывать  их практическое применение в реальной жизни. Отсутствие развитого гражданского общества, замкнутость небольшого слоя образованных людей, занимавшихся научными исследованиями в России, стали основой  социальной ангажированности, идеологизации  науки. Универсализм и антропологизм (центрация на человеке) отечественной науки также во многом являются следствием ее социально-исторического развития; это подтверждается и тем фактом, что некоторые из перечисленных особенностей свойственны и европейской науке. Влияние ментальности сказывается в том, что в научной проблематике центральными вопросами являются этические (главным образом проблемы свободы воли), а не познавательные, как в западной психологии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2. Зарождение отечественной  психологии. Две тенденции  в ее развитии
     Хотя  отдельные психологические концепции  были достаточно популярны еще в XVIII в., научная психология в нашей  стране начала формироваться с середины прошлого века. Шестидесятые годы XIX в. - один из самых знаменательных этапов в отечественной истории и  науке. Ослабление цензурного гнета, открытие либеральных изданий, возобновление  многих университетских курсов пробудили  надежды прогрессивной части  общества на то, что и в стране наконец произойдет реформирование старого уклада, просвещение.
     60-70-е  годы XIX в. остались в эмоциональной  памяти поколений как время  освобождения, причем имелось в  виду не только освобождение  крестьян, но и общее духовное  освобождение человеческой личности  вообще. Отсюда и появился термин  «семидесятники», аналогичный современному  «шестидесятники», который был символом  группы людей, проникнутых идеями  освобождения, появившимися в обществе  после долгого перерыва благодаря  реформам, как в нашем веке  благодаря хрущевской оттепели. Неудивительно поэтому, что книга  Сеченова «Рефлексы головного  мозга» была воспринята многими  людьми как руководство к поведению,  как своего рода катехизис,  по которому надо сверять свою  жизнь. Так же позднее воспринимались  сочинения Чернышевского, Некрасова,  Добролюбова.
     Так как и правительство в это  время разделяло мысли интеллигенции  о том, что просвещение российского  общества является одной из основных задач новой эпохи, то кроме старых университетских центров был  организован в 1862 г. первый Российский свободный университет. Он стал важной школой для многих людей, не имевших возможности поступить в высшие учебные заведения, так как свободный университет могли посещать все желающие. Несколько позже появились первые научные кружки и общества, например Психологическое общество в Москве, о котором будет еще сказано ниже. Именно литературная, научная, правовая деятельность таких кружков и была той питательной средой, в которой развивалась наша наука.
     В 1863 г., после долгого перерыва, возобновилось  преподавание философии в российских университетах. Это стимулировало  научные исследования в области  психологии и логики, которые хотя и не были запрещены, как философия, но находились в забвении. Конечно, длительный перерыв не мог не сказаться  на уровне преподавания этих наук, поэтому, прежде чем оказать заметное влияние  на российское общество, многие дисциплины, и психология в их числе, должны были организоваться и упрочиться. В новых  социальных условиях психология оживает  не только и не столько в стенах учебных заведений, сколько в  общественных кружках и в публицистике. Это приводит к формированию одной  из важнейших особенностей отечественной  психологии, о которой говорилось выше, - ее развитие направляется не кафедрой, как на Западе, а литературой. Об этом говорит и тот факт, что  многие исследователи, как отечественные, так и зарубежные, считали именно художественную литературу наиболее значительной русской философией и психологией  прошлого века.
     Изменялось  не только содержание психологии, изменялось ее место в системе других наук. В начале XIX в. она была связана  преимущественно с философией, ориентация на которую была поставлена под сомнение в 60-80-е годы. Это было время расцвета, интенсивного развития естественных наук в России, на них сосредоточились  главный интерес общества и основные научные достижения. Это наложило естественно-научный отпечаток и  на развитие психологии, положив начало формированию физиологической психологии.
     Огромный  интерес к позитивизму привел «семидесятников» к убеждению, что только позитивные науки способны обеспечить истинный прогресс, поэтому искусство, особенно искусство формальное, безыдейное, а также философия и психология в том виде, в котором она существовала в то время, лишь тормозят движение общества вперед. Трудность критики данной точки зрения была связана с тем, что она вытекала из идеологии народничества, которая доминировала в среде интеллигенции в то время и рассматривала ценность культуры прежде всего с позиций ее необходимости для простого народа, его просвещения.
     Реформы давно ожидались и требовались  мыслящей частью общества как вполне созревшая народная потребность, даже как историческая необходимость. Они  не только не опередили свое время, но скорее запоздали. Ощущение запаздывания придало реформам несколько торопливый, нервный ход, который не мог не отразиться на их успехе. Трудность  преобразователей была в том, что  они не находили и не могли найти  готовых исторических решений, на которые  могли бы опереться в своей  деятельности. Простых «рецептов» не было ни в народном сознании, так  как Россия еще не переживала подобного, ни в исторической литературе, так  как западные реформы не могли  стать полным аналогом отечественных.
     Оказавшись  на перепутье, страна должна была решить, как ей двигаться дальше, какой  путь соответствует национальному  характеру. Эти проблемы стали центральными не только для социологии, философии  и юриспруденции, но и для психологии того времени. В то же время как  естественные, так и гуманитарные науки того периода имели тенденцию  к созданию универсальных теорий, каждая из которых претендовала на открытие основных закономерностей  развития человека и общества. Так, Ковалевский заложил основы эволюционного  направления в палеонтологии, Менделеев - основы химии, Сеченов - основы нервной  физиологии и психологии, Михайловский и Лавров занимались социологией, разрабатывая свою теорию общественного прогресса. Значительное место в их работе занимали психологические проблемы, в частности изучение развития личности и развития критичности мышления у человека.
     Универсализм  лежал и в основе теории «психологизма», весьма распространенной не только в  середине XIX, но и в начале XX в. Согласно этой теории, одним из основателей  которой является П.Л.Лавров, психология должна стать основой всех наук о  человеке, так как именно она может  объективно объяснить и происхождение  знаний, и изменение общественного  и личного сознания. Таким образом  подходили к разработке психологии права Л.И. Петражицкий, психологии творчества Д.Н. Овсянико-Куликовский  и другие исследователи.
     Известные историки Костомаров и Соловьев писали об удельно-вечевой истории Руси, исследуя роль народа и государства  в формировании особенностей истории  страны. Фактически ими были написаны первые очерки социальной истории России. Веселовский занимался проблемой  эволюции поэтического творчества, а  также изучением развития мифов  и сказаний, поиском их праисточников, путей распространения и влияния  мифов и легенд разных народов  друг на друга.
     Однако  дело не только в том, что ученые в тот период занимались широким  кругом вопросов, но и в том. что  это был период творческой синтетичности. Широта охвата может быть и при  систематизации изучаемого материала, при подведении итогов работ нескольких групп или даже поколений ученых. Но бывают эпохи, когда научное мышление проявляет широту в открывании новых  перспектив, в создании новых точек  зрения, не только объединяющих и систематизирующих  уже открытые, известные факты, но и проливающих на них свет с  новых сторон. В этот момент ученые не только решают новые задачи, но и  открывают дорогу для ученых следующих  поколений. Это и есть, по определению  Райнова, эпохи творческой синтетичности, одной из них были 60-80-е годы XIX в. Учеными такой эпохи были Сеченов, заложивший основы не только физиологии, но и психофизиологии, Кавелин и Потебня.
     Если  до этого времени отечественная  психология развивалась в основном под влиянием зарубежных теорий и  взглядов на ее предмет и задачи, то в 70-х годах, в связи с развитием  отечественной научной мысли, а  главное, с развитием рефлексии  своей самобытности, своих научных  и психических особенностей, начала формироваться и самостоятельная  отечественная психология, начался  поиск путей ее построения, ее методологии  и собственного предмета, ее отличий  от других наук и европейской психологии.
     Прежде  всего необходимо было разработать  методологию новой науки, понять, какой ей надлежит быть - естественной или гуманитарной. Из ответа на этот вопрос вытекало и то, на какую дисциплину следует ориентироваться психологии - на философию, с которой она и  была связана главным образом  до того времени, либо на физиологию, как  того требовали новые веяния в  науке и общественные предпочтения. В то время были предложены две  концепции построения психологии.
     В 40-50-е годы у ученых появилось  стремление к разработке опытной  психологии, построенной на естествознании. Так, А. Н. Фишер с своей работе «Введение в опытную психологию»  возражал против внесения философского умозрения в эту науку, а также  против применения метафизического  метода, который мешает трансформации  психологии в позитивную науку.
     Однако  наибольшее распространение такие  взгляды получили в 60-70-е годы XIX в. Стремление к работе над основными  для отечественной науки проблемами - этическими, нравственными -привело  к тому, что именно на долю естественных наук выпало решение этих вопросов. Родоначальником такой психологии стал И.М.Сеченов (1829-1905). Именно его  подход к разработке объективной психологии и его взгляды на природу психического получили большое распространение во второй половине XIX в.
     И.М. Сеченов был одним из наиболее интересных и значительных ученых того времени. Он во многом определил развитие отечественной психологии, подходя к ней как к материалистической и естественной науке. Сеченов, несомненно, был не только значительным ученым, но и яркой личностью, находившейся в середине века в центре не только научных, но и социальных дискуссий, и повлиял на мировоззрение целого поколения.
     В концепции Кавелина зарождаются  контуры отечественной психологии личности, так как в его работах  на первый план выдвигается прежде всего идея самоценности личности, ее свободы и независимости от давления общества. В своей работе «Задачи этики» (1887) он доказывал, что  нравственная личность представляет собой  «живой двигатель» индивидуальной и  общественной жизни людей. Он также  считал, что нравственная личность имеет объективные моральные  основы, которые руководят ее деятельностью. Поэтому важнейшими чертами философии, психологии, правоведения и других наук являются, с его точки зрения, антропологизм и этическая направленность.
     Большое внимание уделял Кавелин и проблеме развития искусства, рассматривая ее в  призме этической проблематики. В  разработке этого вопроса он не только угадал отношение современного ему  общества к искусству, но и предвосхитил дальнейшее его развитие.
     Он  считал, что психические состояния  детерминированы тремя факторами - идеальностью, сознательностью и  волей. При этом идеальность служит основой нашей критичности, стремления к абсолюту, к лучшей действительности. Сознание связано с возможностью самопознания, оно требует памяти и способности раздваиваться  внутри себя, оставаясь цельным душой. В этой способности души раздваиваться, обращаясь к самой себе, Кавелин видел одно из главных ее свойств, объясняющих и способность к самонаблюдению, и возможность волевого поведения. Утверждая, что психику нельзя свести к физиологии, так как физиология - лишь условие возникновения психических явлений, он доказывал, что психическое, как несводимое к материальному, не может подчиняться материальным законам, главным образом закону причинности, т.е. детерминизму, отрицающему свободу воли человека. Поэтому без свободы воли нет личности, так как она формируется в борьбе с внешними обстоятельствами.
     С ориентацией психологической науки  на решение этических проблем  не был согласен Сеченов, совершенно по-другому подходивший и к  предмету и к задачам психологии. Считая ее наукой о поведении, он главную  задачу видел в исследовании законов  поведения и психических процессов, хотя не отрицал и возможности  психологии влиять на воспитание человека. Свои взгляды на программу построения психологии он изложил в работе «Кому  и как разрабатывать психологию», которая вышла, как и статья Кавелина, в 1872 г.
     Главные вопросы, по которым происходила  полемика, были связаны также с  проблемой свободы воли и методов  исследования психики.
     Особенность 60-70-х годов XIX в. в психологии заключалась  в том, что положения, разработанные  Кавелиным, критиковались не только Сеченовым, но и философами-идеалистами, в частности Ю.Ф. Самариным, который также опубликовал свои критические замечания на работу Кавелина. При этом он, как и Сеченов, выступал главным образом против идеи Кавелина о двух детерминантах психического развития, отстаивая идею о единственной, идеальной детерминации и полностью отрицая влияние физиологии на психику.
     В тот период, т.е. в 60-70-е годы, общество безоговорочно приняло программу  Сеченова, положив начало построению психологии как науки о поведении, существенно отличавшейся от других психологических направлений. О программе Кавелина, так же как и о его критических замечаниях, забыли почти на 20 лет.
     К концу XIX в. практически во всех крупных  университетах появились кафедры  психологии, приписанные, как правило, к филологическому и историческому  отделениям. На этих кафедрах и формировалась  новая отечественная психология, здесь появились ученые, составившие  цвет российской психологии и определившие почти на 30 лет путь ее развития.
     В своих концепциях и Троицкий, и  Владиславлев подчеркивали, что для  развития научной психологии необходимо отделить веру от знания. В отстаивании  этих принципов им приходилось противостоять  позиции таких ученых, как Самарин  и Козлов, которые доказывали, что  подобное разграничение в принципе невозможно.
     Ю.Ф. Самарин также отрицал зависимость  поведения от внешних условий, доказывая, что такое подчинение свидетельствует  о пассивности души, об отсутствии у нее свободы воли. Естественно, что при этом подходе он практически  отвергал психологию как объективную  науку, так как считал, что ни психология, ни философия не могут объяснить  душу человека, выработать в ней  нравственные начала. Это дело только религии, к которой и должны обращаться люди и которая единственная может  избавить их от уныния, разочарования  и дать им идеалы, развить у них  чувство долга и силу для сопротивления  внешним обстоятельствам.
     По  своим взглядам на роль психологии и ее место в системе гуманитарных наук близок к Ю.Ф. Самарину и А.А. Козлов, который в своей книге  «Философские этюды» (1876) писал, что  философские знания могут приобрести характер верховной истины, объемлющей результаты всех наук, в том числе  и психологии.
     Основу  развития отечественной психологии Козлов видел в распространении в обществе психологических знаний, прежде всего взглядов немецких ученых - Лейбница, Шопенгауэра и Гартмана. Представляет несомненный интерес попытка Козлова соединить рационалистический характер теории Лейбница с традициями российской науки. Так, он доказывал, что именно монадология, в которой ученый рассматривает активность монады в стремлении к истине, отвечает характеру российской науки, объясняет ее поиски абсолютного знания. При этом Козлов, как и Самарин, исходил из приоритета цельного, интуитивного знания над логическим. Эти идеи развивал в дальнейшем и ученик Козлова Лосский. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

3. Психология в 20-40-е  годы XX века
     Советская психология, которая формировалась  в начале 20-х годов XX в., развивалась  не на пустом месте, она вобрала в  себя многие традиции отечественной  психологии, естествознания, педагогики и философии. Интенсивное развитие экспериментальной психологии продолжалось и после 1917 г., так как в отличие от философов ведущие психологи не эмигрировали и не были высланы из страны. Однако уже в первые годы советской власти появились новые имена и новые проблемы, главной из которых была задача построения иной, марксистской психологии. Именно в этом видели свою цель П.П. Блонский, К.Н. Корнилов, М.Я. Басов, А.Б. Зал-кинд, Л.С. Выготский и другие психологи.
     Двадцатые годы стали временем рождения советской  психологии, активных поисков ее методологических основ и путей развития. Необходимо было пересмотреть основные открытия дореволюционной психологической  науки и, выделив из них главное, нужное для новой науки, соединить  с теорией марксизма. В отечественной  психологии в этот момент было несколько  школ и направлений, сторонники которых  резко расходились во взглядах на многие проблемы. Поэтому в первые 6-7 лет своего развития она переживала трудный этап формирования, становления. Отсюда и неизбежный в этот период отрыв теоретических исследований от психолого-педагогической практики и большое количество конференций, широких дискуссий по основным теоретическим  проблемам психологии.
     Значение  психологии в это время объясняется  задачей, стоявшей перед новым обществом, - необходимостью воспитания нового человека, гражданина. Поиски объективного метода исследования, являющегося основой  материалистического подхода к  психике, привели к увлечению  биогенетическими теориями (теория рекапитуляции, психоанализ). В то же время задача формирования нового человека заставляла вглядываться в значение среды, ее роли в ускорении и изменении развития психики. Поэтому главные дискуссии 20-х годов проходили в борьбе этих подходов.
     Так как направление, ориентированное  на немарксистскую философию, не могло  полноценно развиваться в новой  социальной действительности, ведущими течениями, которые в это время  развивались в России, стали учение о поведении, основы которого были заложены Сеченовым, а также педология  и психотехника, ориентированные  на практическое использование психологии в новой школе и на новом  производстве.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.