На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Вменяемость как обязательный признак субъекта преступления

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение 

  Перед правоприменителем при расследовании  уголовных дел всегда стоит задача квалификации. Когда, казалось бы, преступность деяния очевидна, нанесен вред соответствующим  общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, но по определенным причинам субъект выпадает из четкой доктрины построения состава преступления. Помимо соответствия возрастного ценза, необходимо наличие такого обязательного  признака как вменяемость физического  лица. И если вменяемость отсутствует, то об уголовном наказании не может  быть и речи.
  Такие правовые институты как вменяемость, и корреспондирующая вместе с  ней невменяемость, говорят о  неспособности, либо способности лица нести груз уголовной ответственности, и по сему, при решении вопросов, касающихся вышеуказанных правовых категорий следователи, дознаватели, прокуроры и судьи должны с  особым тщанием подвергать анализу  сведения о личности виновного.
  Актуальность  выбранной темы состоит в том, что существует достаточное количество тонкостей, связанных с вменяемостью, касающихся не только непосредственно  юридической науки, но и медицины в частности. Эта работа не открывает  новые горизонты в юриспруденции, она лишь систематизирует все  известные факты, как научного, так  и практического содержания, касающиеся вменяемости и предлагает свежий взгляд на проблемы, с нею связанные.
  Цель  этой работы складывается из всестороннего  анализа проблемы вменяемости и  невменяемости, касающийся исчерпывающего разбора правовых актов, действовавших  раннее и действующих в настоящий  момент; рассмотрение уголовно-правовых и социально-криминологических проблем  применения права в области регулирования  указанного института.
  Из  этих целей вытекают следующие задачи – выявление тенденций развития норм в области правового регулирования  вменяемости и невменяемости; определение  соответствующей терминологии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  § 1. Вменяемость как правовой институт
  1.1. Вменяемость – исторический путь развития. 

  Трудно  назвать вменяемость одной из самых «старых» правовых категорий, применяемых в уголовном праве - она сравнительно недавнего происхождения. Понятие вменяемости со временем претерпевало значительные изменения, и то, что раньше можно было по косвенным признакам отнести  к вменяемости, с точки зрения современной науки, таковым считалось  с большой натяжкой. Так или  иначе, наибольшее развитие этот институт в России претерпевал со времен Советского Союза, и окончательно преобразовался в период Российской Федерации.
  Все дороги ведут в Рим. А если обратиться к корням вменяемости, то можно увидеть, что она исходит из Римского права. Несмотря на расположение римских юристов к обобщенным формулировкам, точное понятие, к сожалению, не выработалось. Способность отвечать за причиненный вред объединялась с возможностью предпринимать действия юридического характера. То есть на лицо сращивания понятий уголовной вменяемости и гражданской дееспособности. Существовали отдельные постановления о безответственности малолетних (infantes), и умалишенных (furiosi), однако общих признаков вменяемости так и не было установлено.
  Одним из наиболее ранних российских правовых источников можно назвать Указ Екатерины II от 1765 года1, который касался ответственности малолетних преступников. По нему была установлена полная невменяемость детей, не достигших возраста десяти лет, за все виды преступлений. В виде прообраза мер воспитательного воздействия, таких детей отдавали на исправление родителям или помещику. Это был довольно либеральный документ, поскольку более ранние законы возрастом полной невменяемости устанавливали только семь лет. Однако, как следует из вышесказанного, Указ устанавливал больше возрастную невменяемость, чем психофизическую.
  Следующим актом, имеющим определенную информативность  об эволюции этого института, следует  признать «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 года2. Он причисляет те состояния, которые исключают уголовную ответственность. Так в нем выделялось безумие, сумасшествие или припадки болезни, приводящие в умоисступление или совершенное беспамятство. Таким образом, в Уложении закреплялся юридический критерий - «когда нет сомнения», что виновный, «по состоянию своему в то время, не мог иметь понятия о противозаконности и о самом свойстве своего деяния» (об этом говорит статья 101). И медицинский - от наказания освобождались «безумные от рождения или сумасшедшие», больные «потерявшие умственные способности и рассудок от старости или дряхлости», «в точно доказанном припадке умоисступления или совершенного беспамятства», а также «лунатики (сонноходцы), которые, в припадках своего нервного расстройства, действуют без надлежащего разумения» (ст. 101-103).  Так же не подлежали наказанию глухонемые, «когда нет сомнения, что они не получили… никакого понятия о обязанностях в законе», за исключением случаев совершения ими «зажигательства» или «смертоубийства» (ст. 104). В таком аспекте не действовало правило, «незнание законов не освобождает от ответственности».
  Так или иначе, основным критерием вменяемости  считалась познавательная способность  – лица, в силу малолетства, старости, психических и некоторых физических заболеваний не могли нести наказания за свои действия. На составителей Уложения повлияла теория Фейербаха о наказании, по которому уголовный закон был мотивом, удерживающим граждан от совершения преступлений, и ответственность мог нести только тот субъект, который понимает противозаконность своих действий.
  Уголовное уложение 1903 года содержало следующую норму: «Не вменяется в вину преступное деяние, учиненное лицом, которое, во время его учинения, не могло понимать свойства и значение совершенного или руководить своими поступками вследствие болезненного расстройства душевной деятельности, или бессознательного состояния, или же умственного неразвития, происшедшего от телесного недостатка или болезни» 3.
  Уголовный Кодекс РСФСР 19224 определял круг лиц, которые признавались невменяемыми – согласно статье 17, это все лица, совершившие преступление в состоянии хронической душевной болезни, или временного расстройства душевной деятельности, или вообще в таком состоянии, когда они не могли отдавать отчет в своих действиях. То есть, лицо должно было быть психически нездоровым и не могло руководить своими действиями. Факт осознания и наличие конкретной душевной болезни Кодексом еще не устанавливалось.
  Уголовный Кодекс РСФСР 1926 года в разделе 3 «Общие начала уголовной политики РСФСР» в статье 11 говорит об измененной форме прошлой нормы – «меры социальной защиты судебно-исправительного характера не могут быть применены в отношении лиц, совершивших преступления в состоянии хронической душевной болезни, или временного расстройства душевной деятельности, или в ином болезненном состоянии, если эти лица не могли отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими, а равно и в отношении тех лиц, которые хотя и действовали в состоянии душевного равновесия, но к моменту вынесения приговора заболели душевной болезнью»5. В этой норме объединяется не только понятие невменяемости, но освобождение от наказания по «душевной болезни» уже после совершения преступления, в то время как современное право применяет понятие невменяемости только к моменту совершения общественно-опасного деяния. Также Кодексом отмечается, что к таким лицам применяются «меры социальной защиты медицинского характера», а в примечании к указанной статье сказано, что действие этой статьи не распространяется на «лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения».
  Следующий Уголовный Кодекс РСФСР от 27 октября 19606 в 11 статье закрепляет, что «лицо, которое… не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния» не может подлежать уголовной ответственности, и к нему могут быть применены принудительные меры медицинского характера. Эта формулировка уже больше напоминает нынешнюю – разве что за вместо «осознания» употребляется словосочетание «отдавать отчет», а более адекватное современным медицинским терминологиям «психическое расстройство» рокируется с «душевной болезнью». Однако, во втором абзаце вышеуказанной статьи, присутствует обстоятельство, по которому лицо освобождается от наказания, что, повторюсь, в современном аспекте уголовного права не применимо в области невменяемости.
  Уголовный Кодекс от 13 июня 19967 года представляет свежее определение невменяемости, передвинув номер статьи на десть пунктов, по сравнению с последними двумя редакциями – с 11 до 21.  

  1.2  Вменяемость как уголовно-правовая категория 

  Ни  для кого не секрет, что состав преступления включает в себя четыре элемента: объект, объективную сторону, субъективную сторону и субъект. Вменяемость  как обязательный признак относится  к последней категории. Исходя из принципа личной виновной ответственности  российского уголовного права, нести  ее могут только физические лица, однако не каждое физическое лицо может являться субъектом преступления.
  Уголовная ответственность связывается со способностью человека понимать общественную значимость и фактическую сторону совершаемых действий, а также руководить своими поступками. Подобной способностью могут обладать лишь вменяемые лица, достигшие определенного возраста.
  Лица, которые не обладают подобными признаками, нуждаются не в исправлении путем  наказания, а в лечении, пусть и иногда принудительном. Николай Степанович Таганцев, видный правовед и криминалист времен Императорской России, писал: «Физическое лицо только тогда, в смысле юридическом, может быть виновником преступления, когда оно совмещает в себе известную сумму биологических условий, обладает, употребляя техническое выражение доктрины, способностью ко вменению» 8.
  Для уголовной ответственности необходимо наличие вины в действия лица, выражающейся в умысле и неосторожности. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Душевнобольные, не способны осознавать характер совершаемых ими действий, оценивать их социальное значение, а также из-за поражений волевой сферы психики личности, не могут руководить своими действиями. Исходя их этих характеристик, суд, выносит не приговор, по сути являющийся решением о виновности или невиновности лица, а определение.
  Действующие законодательство, в виде «Уголовного Кодекса Российской Федерации» от 1996 года напрямую не выделяет понятие вменяемости. Данный пробел по методу «от противного» сформулировано в науке уголовного права. «Вменяемость есть способность лица сознавать во время совершения преступления фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, обусловливающая возможность лица признаваться виновным и нести уголовную ответственность за содеянное, т. е. юридическая предпосылка вины и уголовной ответственности».9
  В этом понятии, сформулированном еще  в конце XVIII века, настолько точные формулировки, что им можно пользоваться и по сей день.
  Вменяемость можно охарактеризовать двумя видами критериев – юридическим и медицинским, или психологическим и биологическим, что равнозначно. Среди врачей, медицинский критерий определяется так же как и психиатрический, но данное понятие в юридической литературе не получило должного распространения.
    Юридический критерий обозначает способность лица понимать фактические обстоятельства совершаемого им деяния (то есть осознавать внешнюю сторону преступления, которая выражается в форме действия, либо бездействия), понимать общественно опасный характер содеянного, а также способность лица руководить своими поступками. Таким образом, сущность юридического критерия состоит из двух сторон:
    Осознание фактического характера действий, свидетельствующее об интеллектуальном признаке.
    Способность руководить ими, свидетельствующее о волевом признаке.
  «Признание наличия юридического критерия требует установления лишь одного из этих признаков».10
  То  есть, лицо, которое понимает противоправность своих действий, но, несмотря на свое внутреннее сопротивление, обусловленное душевной болезнью, все равно совершает то или иное деяние, будет считаться невменяемым. Лицо, которое может руководить своими действиями, но не понимает их социальную значимость для общества, также будет, по аналогии, признаваться невменяемым.
  Медицинский критерий определяет состояние психики  лица - отсутствие определенных психических  заболеваний. По заключениям врачей можно говорить об импутабельности -  своего рода медицинском синониме вменяемости.
  При взаимодействии этих двух критериев  можно говорить о вменяемости. Если «нужные» заболевания выявились, и они закреплены в Уголовном Кодексе как причины невменяемости, то лицо не будет нести уголовную ответственность.
  Таким образом, вменяемость, в широком  значении этого слова, подразумевает  способность нести ответственность  перед законом за свои действия.
  Наличие вменяемости предполагается, если судебно-психиатрическая  экспертиза не установила обратное.
  Поведение человека определяется и контролируется «сознанием» и «волей» - «двумя психологическими параметрами, характеризующие психическое здоровье человека или болезненное его состояние».11 На тот же аспект указывает В.Г. Павлов: «Сознание и воля представляют собой наиболее важные психические функции, которые вообще определяют повседневное поведение любого человека» 12.
  Одним из наиболее удачных понятий «сознания» дал филолог Дмитрий Николаевич Ушаков в своем Толковом словаре – это «способность мыслить и рассуждать, свойство высшей нервной деятельности человека определять свое отношение к окружающей действительности» 13. Воля же обозначает «способность осуществлять свои желания, поставленные перед собой цели» 14, также определяемая как «произвол действия»15.  Впрочем, точно толковать такие широкие, в каком-то смысле даже философские понятия, очень сложно, и даже представленные выше определения необходимо считать без претензий на догматичность.
  Сознание  и воля всегда обусловлены объективной  действительностью, условиями существования  социума, той средой, в которой  находится человек. Воздействие  внешних факторов проходит через  сознание. Здоровый человек, как разумный индивид, принимая решение, способен оценить  фактические обстоятельства, характер и значение последствий своих  действий. «Если личность не имеет  возможности контролировать и оценивать  свои действия, так как непосредственной причиной оных явлений является психическое  заболевание, следует говорить о  невменяемости субъекта, а значит, поведение не может рассматриваться как преступное».16 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  § 2. Невменяемость и психические расстройства
  2.1. Критерии невменяемости 

  Невменяемость – краеугольный камень субъекта преступления. Для признания у лица невменяемости необходимо два критерия – наличие строго определенного психического заболевания и отсутствие у лица возможности осознавать значение своих действий или руководить ими. В случаях, когда у следствия, или суда возникают сомнения о вменяемости, назначается судебно-психиатрическая экспертиза. «Порядок проведения судебно психиатрической экспертизы регулируется уголовно-процессуальным законодательством».17
  Медицинский критерий невменяемости содержит четыре положения, охватывающий все известные болезненные расстройства психики человека:
    хроническое психическое расстройство;
    временное психическое расстройство;
    слабоумие;
    иное болезненное состояние психики.
  Что представляют собой эти расстройства? Ответ на этот вопрос дает такой раздел медицины как психиатрия.
Первые  две категории болезней характеризует  их продолжительность.
  Хроническое психическое расстройство – это трудноизлечимая болезнь затяжного, длительного характера, которая связана с периодическим или постоянным нарастанием болезненных процессов, протекающих непрерывно, или приступообразно. Как правило, имеет тенденцию к прогрессированию. К данному виду болезней относится эпилепсия, шизофрения, биполярное аффективное расстройство, паранойя, предстарческие и старческие психозы, прогрессивный паралич, некоторые органические заболевания центральной нервной системы и т.д.
  Ниже  разбираются самые основные виды перечисленных болезней.
  Эпилепсия – (от греч. «нападаю») – болезнь, характеризуемая повторяющимися припадками. Они возникают из-за «внезапных избыточных возбуждений нейронов коры головного мозга18». К медицинской симптоматике можно отнести сумеречное помрачение сознания, транс; со стороны социальной дисфункции – чрезмерный болезненный педантизм, полярность эмоций, хмурый фон настроения. Существует две международных классификации этой болезни – одна относится конкретно к припадкам (ILAE, 1981), другая – к синдромам (1989).
  Шизофрения – (от др. греч. «раскалываю рассудок») особое расстройство, проявляющееся в распаде единства психики, нарушении координации и разлаженности психических функций. Как правило, риск подверженности к заболеванию начинается «в старшем подростковом возрасте19». Относится к эндогенным заболеваниям, проявляющаяся в таких симптомах как бред, отсутствие тяги к общению, снижению волевой активности, вплоть до полной апатии. В настоящее время существует две методики диагностики шизофрении – американская  «DSM-IV-TR20», и международная «МКБ-1021».
  Паранойя – (др. греч. «безумие») психическое расстройство, оформленное в виде систематизированного бреда, обоснованного системой сверхценных идей. Характеризуется «длительными периодами необоснованного недоверия к окружающим, а также повышенной восприимчивостью».22 «У больных паранойей нет вычурного поведения, эмоциональной нестабильности, гротескных галлюцинаций и необычных идей, отмечаемых при других психопатологических состояниях».23 Больным присуща обидчивость, злопамятство, мнительность, повышенная конфликтность.
  Биполярное  аффективное расстройство – психическое отклонение, которое проявляется в аффективных состояниях: маниакальных (веселое настроение, с чрезмерной говорливостью, подвижностью), депрессивных (тоска, скорбь, скованность) и смешанных. Ранее болезнь была известна под названием «маниакально-депрессивный психоз». Эти состояния в виде фаз сменяют друг друга без снижения психических функций. Число фаз нельзя предсказать — все может ограничиться только одной фазой (мании, гипомании или депрессии) за весь период жизнедеятельности, а может «проявляться только маниакальными, только гипоманиакальными или только депрессивными фазами или же их сменой с правильными или неправильным чередованием24». Характеризуется повышенным настроением, двигательным возбуждением, либо подавленным настроением, замедленным мышлением, двигательной заторможенностью.
  Временное психическое расстройство – это быстро развивающиеся психические заболевания, длящиеся непродолжительный период времени, и, как правило, заканчиваются полным выздоровлением. К ним относится: алкогольный психоз, острый психоз на фоне инфекционного заболевания, реактивное состояние, сумеречное состояние сознания, патологический аффект и т.д.
  Алкогольные психозы – (металкогольные) разновидность психозов, возникающих из-за употребления спиртных напитков.
  Алкогольный делирий – (белая горячка) психоз, протекающий в форме галлюцинаторного помрачения сознания с преобладанием бредовых расстройств, зрительных галлюцинаций, изменчивого аффекта, который сопровождается сохранностью самосознания и двигательным возбуждением. В свою очередь делится на классический, редуцированный, атипичный смешанный и тяжелый.
  Алкогольный галлюциноз – психоз с преобладанием слуховых и вербальных галлюцинаций, наличием бреда и аффективных расстройств (тревоги). «После делирия алкогольные галлюцинозы занимают второе место среди всех алкогольных психозов»25. Различают следующие подвиды галлюцинозов – острый, затяжной, и хронический.
  Алкогольные бредовые психозы – психозы, основным проявлением которых является бред. Выделяют бред преследования, затяжной алкогольный параноид и бред ревности.
  Алкогольный энцефалопатии – психоз, для которого характерно сочетание психических нарушений с системными неврологическими расстройствами. «Условно выделяют острые и хронические формы алкогольных энцефалопатий, к острым относится энцефалопатия Гайе–Вернике, к хроническим — Корсаковский психоз и алкогольный псевдопаралич26».
  Патологическое  опьянение – острое психическое расстройство, представляющее собой форму сумеречного помрачения сознания, которая характеризуется внезапным возникновением бредового, искажённого восприятия обстановки в сочетании с аффектами страха, гнева, тревоги, ярости, с развитием резкого двигательного возбуждения, часто с агрессивными действиями в отношении окружающих. Обычно, возникает при приеме даже небольших доз алкоголя. Делится на эпилептоидную и галлюционо-параноидальную формы.
  Слабоумие – болезненное состояние психики, которое характеризуется неполноценностью умственной деятельности.
  В зависимости от момента возникновения, слабоумие можно определить как  врожденное – олигофрения (от лат. малоумение), и приобретенное – деменция. По степени поражения умственной деятельности МКБ-10 выделяет  четыре формы олигофрении: дебильность (легкая), имбецильность (умеренная), субнормальность (тяжелая), идиотия (глубокая).
  Иное  болезненное состояние  психики – это форма нарушения психической деятельности болезненного характера, возникающее на фоне разного рода расстройств здоровья, заболеваний и иных неблагоприятных факторов. Такие состояния не являются психическими заболеваниями. Сюда можно отнести наиболее тяжелые формы психопатии, аномалии психики у глухонемых, травматическую энцефалопатию (последствия черепно-мозговой травмы) и др.
  Отнесение психического расстройства к той  или иной категории из числа названных  не имеет самостоятельного значения для вывода о невменяемости субъекта. Соответствующий вывод может быть сделан только при условии, что данное болезненное изменение психики привело к невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Поскольку этот вывод имеет юридическое значение, последний критерий и называют юридическим.
  Юридический критерий невменяемости характеризуется двумя признаками: интеллектуальным, под которым подразумевается невозможностью осознавать значение своих действий, и волевым -неспособностью руководить своими действиями. Для признания лица невменяемым достаточно одного из этих признаков, если он обусловлен болезненным состоянием психики (любого вида из четырех названных выше). 27
  Только  после установления медицинского критерия, возможно определение наличия или отсутствия юридического. Выяснение данного обстоятельства должно проводиться полно и всесторонне, во избежание симуляции преступников, стремящихся уйти от ответственности.
  Если  человек болен хронической психической  болезнью, например, шизофренией, но в  момент совершения общественно опасного деяния находился в состоянии  ремиссии, т.е. значительного улучшения  течения болезни, а потому мог отдавать отчет в своих действиях, он будет признан вменяемым и ответственным за свои поступки, так как отсутствует юридический критерий.
    По этому, существенным фактором в признании невменяемости важно психическое состояние лица конкретно на момент совершения преступления. Согласно материалам судебной практики, для суда не имеет решительного значения, имелись ли у виновного ранее проблемы с психикой.
  Как пример, можно разобрать следующее  дело. В Верховный Суд РФ поступила кассационная жалоба на приговор Красноярского краевого суда, по которому некого К., а также его соучастников, приговорили к лишению свободы за совершение разбойного нападения и убийства. Защитник считала, что выводы судебной экспертизы касательно признания К. вменяемым «нельзя признать научно обоснованными», поскольку «история болезни по последнему месту лечения… не была предметом экспертного исследования». В кассационном определении суд не согласился с доводами адвоката, поскольку в распоряжение экспертов были представлены «достаточные, необходимые данные, позволяющие им сделать научно обоснованные выводы». К ним относилась информация о том, что, будучи несовершеннолетним, К. в 2004 году дважды лечился в психиатрическом учреждении – об этом также свидетельствуют выписные эпикризы, отражающие его диагноз. Согласно им, К. страдал «психическим расстройством в форме легкой умственной отсталости с умеренно выраженными эмоционально-волевыми расстройствами». Однако во время совершения инкриминируемого деяния, К. не находился в каком-либо временном расстройстве психической деятельности; «аналогичное состояние у него было и в период проведения экспертизы». Так как суд первой инстанции «обоснованно признал К. вменяемым как в период совершения преступлений, так и в настоящее время», судебная коллегия определила приговор нижестоящего суда оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения28.
  Из  данного дела также можно сделать следующее практическое заключение - для суда не является значительным такое обстоятельство, как полная история болезни; вполне достаточно выводов психолого-психиатрической экспертизы и выписных эпикризов, по сути являющихся итогом определения заболеваний.
  Представляется  довольно любопытным право лиц с психическими заболеваниями (в том числе свидетельствующими о невменяемости) на возможность получения копии постановления о направлении уголовного дела в суд, на возможность/обязательность участия защитника в применении мер медицинского характера, и другие права, предусмотренные статьями 402; ч. 3 ст. 433; ст. 437; ст. 438; ч. 3 и 6 ст. 439; ч. 1 ст. 441; ст. 444; ч. 1 ст. 445 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации. В соответствии с «Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.11.2007»29, вышеуказанные нормы оказались во взвешенном, вполовину недействующем состоянии. «Отсутствие в нормах главы 51 УПК Российской Федерации… прямых предписаний относительно прав, предоставленных лицам, страдающим психическими расстройствами, в уголовном судопроизводстве, истолковывается в правоприменительной практике как позволяющее не учитывать фактическую способность лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, лично участвовать в производстве по делу и самостоятельно осуществлять процессуальные действия, направленные на защиту своих интересов». Конституционный суд признал подобную практику порочной, и определил, что вышеуказанные статьи действуют только в такой мере, в какой они не противоречат правам граждан, гарантируемых Конституцией и международным законодательством. В соответствии с ФКЗ «О конституционном суде»30 нормы, признанные неконституционными, утрачивают силу, следовательно, и обозначенные статьи УПК также действуют только частично, что внове для современных российских кодифицированных актов. 

  2.2. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости 

  Вопрос  об ответственности лиц с аномалиями психики законодатель регулирует в  статье 22 Уголовного кодекса. Часть первая указанной статьи, в частности, закрепляет, что «вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности».
  Часть вторая говорит, что «психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается  судом при назначении наказания  и может служить основанием для  назначения принудительных мер медицинского характера».  
  Данные  положения закона и в настоящее время среди юристов считаются дискуссионными. Здесь прослеживается проблема на стыке правоприменительной практики, толкования и определений норм закона.
  Если  абстрагироваться от текста статьи, то по большому счету, в ней частично просматривается ответственность лиц с так называемой «уменьшенной вменяемостью».  Подобный термин в Уголовном Кодексе ни разу не встречается, однако у этого понятия достаточно долгая и богатая история.
  На  раннем этапе развития судебной психиатрии, было обнаружено, что резкой границы  между душевной болезнью и полным психическим здоровьем не существует. Для отметки промежуточных состояний в позапрошлом веке была предложена концепция «уменьшенной», так же называемой, «ограниченной» вменяемости. Данную теорию неоднократно критиковали, в частности российский психиатр Владимир Петрович Сербский писал в своей книге «Судебная психопатология»31: «Введение в законодательство этого понятия – при невозможности дать какую-либо правильную мерку для приложения его на практике – вызвало бы значительные недоразумения и дало бы ложное направление разрешению вопроса о невменяемости, который допускает только два решения: или человек обладал свободой действия – и тогда он вменяем, или же он не обладал ею – и тогда он невменяем».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.