На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат История местного самоуправления

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 06.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание:
1. Местное самоуправление  в Новгороде и Пскове.............................................3
2. Организация  местного самоуправления после  проведения 
земской реформы. Городская реформа 1870 г......................................................6
3. Организация  местного самоуправления в Советской  России.................................11
4. Местное самоуправление  России в переходный период
(90-е годы xx века)...........................................................................................................17
Список используемой литературы.......................................................................21 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 1.Местное самоуправление в Новгороде и Пскове
 
 Своеобразно развивалась Северно-Западная Русь, где были расположены Новгородская и Псковская земли. Псков первоначально  входил в состав Новгородской земли (1136 - 1478 гг.) и только потом в 1348 г. добился независимости. Поэтому  историю их нужно рассматривать  вместе.
 Новгород - один из древнейших центров Руси. После  образования Древнерусского государства  новгородские земли управлялись  обычно князем, присылаемым из Киева.
 Однако примерно с начала XII в. управление Новгородом приобретает своеобразный характер. Дальнейшее укрепление феодального  землевладения, отсутствие княжеского домена, превращение Новгорода в  центр торговли с Западной Европой  сделали Новгородскую землю сильной, экономически не зависимой от Киева. Новгород добивается права избирать себе посадника и архиепископа.
 В середине XII в. Новгород становится республикой. Новгородская республика существо вала до 1478 г., когда  Новгород окончательно вошел в состав Московского государства.
 Поначалу  земли Пскова входили в состав Новгородской республики, Псков считался пригородом Новгорода, т.е. зависимым  от него городом, хотя с XIII в. Псков имел отдельный княжеский стол. В следующем  столетии Псковская республика получила самостоятельность, и Новгород с  этим был вынужден смириться в  обмен на военную помощь Пскова против шведов. Псковская феодальная республика, хотя и отпочковалась от Новгородской не была точной ее копией. Близость агрессивных  соседей обусловила более сильную  власть князя, а скудость земельных  угодий - отсутствие крупного боярского  землевладения, что в свою очередь  определило меньшую роль боярства в  политической жизни Пскова. В 1510 г. земли  Пскова были присоединены к Московскому  государству1.
   В той или иной степени самоуправление в России существовало на всем протяжении ее истории. В качестве наиболее древнего из известных в нашей стране примеров местного самоуправления можно рассмотреть модель управления, существовавшую в Великом Новгороде. Основным представительным органом власти в городе было вече — народное собрание. По старым русским понятиям, вечем являлось любое собрание народа, рассуждающего о своих делах. В Киевской летописи под 1169-м годом записано, что новгородцы начали веча деяти по дворам тайно на князя своего. В Новгородской летописи вечем назван заговор недовольного кружка черни против архимандрита Есипа. Когда случались разноголосицы в Новгороде и разом возникали противные друг другу собрания народа, каждое из которых называлось вече. При такой неопределенности значения слова вече, после того как единодержавный порядок стал брать верх, понятие о вече переходило в понятие о мятеже, и слово вечники в Москве стало значить то же, что буяны.
 Однако  при неопределенности общего значения слова вече в Новгороде существовало Большое вече, как представительный орган управления, т.е. полное законное собрание, являющееся верховной властью Великого Новгорода. К сожалению, подробностей, относящихся к его существованию, так мало, что многие важнейшие вопросы остаются пока невыясненными.
 Право собрания большого веча принадлежало не только лицам, облеченным властью или правительственной обязанностью. Созвать вече — значило представить дело на обсуждение народа, и потому всякий, кто считал себя вправе говорить пред народом, мог и созвать вече. Удар в вечевой колокол был знаком, что есть требование народного голоса. Случалось, созывал вече князь, поскольку князь, как правитель, имел поводы и необходимость говорить с народом. Вероятно, вече могли собирать и посадники, которые,   будучи   предводителями,   по   ряду   важных   вопросов должны были советоваться с народом.
 Неизвестно, существовали ли какие-либо правила, чтобы  не допускать неправильных созывов  веча. Случалось, однако, что смельчаки  созывали вече и, поддерживаемые своими сторонниками — партией, проводили свои планы по низвержению власти и установлению новой.
 Вече  устанавливало приговоры по управлению, договоры с князьями и с иностранными землями, объявляло войны, заключало мир, призывало князей, делало распоряжения о сборе войска и охранении страны, уступало в собственность или в кормленье земли, определяло торговые права и качество монеты, устанавливало правила и законы. Таким образом, вече совмещало законодательные и судебные функции, особенно в делах, касающихся нарушения общественных прав.
 Все граждане, как богатые, так и бедные, как бояре, так и черные люди, имели  право быть на вече деятельными членами. Каких-то имущественных цензов не существовало. В вече участвовали посадники, бояре, купцы, житые и черные люди.
 Бояре-землевладельцы являлись представителями всех земель Великого Новгорода, боярин мог жить в своем отдаленном имении, но назывался новгородцем и мог приехать в Новгород, чтобы подать голос на вече. Точно так же и купцы могли проживать не в Новгороде, а в пригороде, и также подавать голос. Житые люди участвовали на вече как жители городских концов, потому что при отправке посольств обыкновенно выбирались житые люди от концов. Что касается до черных людей, то их участие несомненно, но как оно совершалось — неизвестно: участвовали только те кто жил в городе, Или и из волостей присылали выборных.
 Неясно, в какой степени, когда и как  участвовали в новгородском вече пригороды и волости. Есть указания, что часто вместе с новгородцами в решении дел участвовали и пригородные жители, но данные летописей не позволяют сделать заключения, что пригороды постоянно участвовали на вече корпоративно. Неизвестно, существовал ли способ поверки лиц, приходивших на вече, для недопущения прихода тех, которые не имели на это права. Неизвестно также, существовал ли какой-то способ сбора голосов.
 Известно, что на площади, где проводилось  вече, было возвышение, служившее трибуной. Оно находилось у вечевой башни, в которой помещалась вечевая изба, т.е. канцелярия веча. Решение веча называлось приговором и записывалось в грамоту: для этого существовала должность вечного дьяка (секретаря). К грамоте прикладывалась печать. В Пскове Большое вече имело те же права, что и новгородское.
 Кроме князя, главными административными  распорядителями в Новгороде  были посадник и тысячский. Они представляли собой исполнительную власть Великого Новгорода. Слово посадник известно было во всей Русской Земле, и не составляло исключительного достояния Великого Новгорода. В других землях посадник является лицом, имеющим значение княжеского наместника: князь, принимая город и край под свою власть, сажал там своего посадника. Однако в Новгороде и Пскове посадник был правитель, выбранный народом, в то время как в других землях посадник означал княжеского наместника, а если в городе находился князь, посадника при нем не было.
 Новгород  политически являлся единым целым  с пригородами. В пригородах управляли  посадники. Из летописей видно, что  посадников могли переводить с одного места службы на другое. Назначениями посадников из Новгорода пригороды не всегда были довольны, местное население могло не принять посадника. В псковских пригородах управляли посадники Пскова. Пригороды являлись административными центрами управления приписной к ним территории, называвшейся волостью пригорода. Пригороды имели свое торговое место и свою церковь. В пригородах должны были быть непременно и свои веча.
 Учреждение  веч было общее не только по пригородам, но и по селам. Чтоб сойтись в Новгороде, надлежало прежде собираться в пригородах. Пригороды имели свою казну. Из казны, собранной с волости,   относившейся   к   пригороду,    определенная   доля   направлялась в Новгородскую казну. В 1347 г. Новгород устанавливает право Пскова управляться самобытно своим жалованьем: это право состояло в том, что Новгород не назначал туда своих посадников и не звал к суду в Новгороде.
 Великий Новгород часто отдавал свои пригороды  в кормленье призванным князьям.  Князь на пригороде был  в отношении  к пригороду на таком же праве, как князь в Новгороде к  Новгороду: не получал пригорода  во владение, не был в нем государем, но получал известные доходы и  обязывался защищать свой пригород в  случае войны. Обычно пригороды, как  укрепленные места, строились в  таких пунктах, где можно было ожидать неприятеля. Помещение приглашенного  князя в пригороде значило, что  Новгород считает необходимым усилить  защиту пригорода и окружающей его  волости. При появлении князя  пригород не приобретал особой самостоятельности и князь не получал над ним личного права. Отдачи городов Новгородом в кормленья князьям были довольно часты. Волости могли передаваться князьям и наследственно, но при этом они не уходили из-под власти Новгорода. Власть князя в пригородах, отданных на кормленье, не могла расшириться до того, чтоб сделаться для него правом, независящим от воли Новгорода. Если жители пригорода были очень недовольны деятельностью какого-то князя, то нередки случаи, когда они являлись в Новгород, и Большое вече могло перевести князя в другой город, или совсем изгнать его, если он признавался негодным к охранению вверенной ему территории. Таким образом, Великий Новгород принимал князей к себе на службу и поручал им свои волости в управление и защиту по существовавшим в то время правам и обычаям. Доходы, которые шли в пользу князя, являлись вознаграждением за работу по управлению и охранению вверенного ему края.
 Слово волость означало подвластную кому бы то ни было территорию. Поэтому в обширном смысле вся Новгородская Земля была волостью Великого Новгорода, пригородом, распадавшимся, в свою очередь, на несколько волостей. В общем смысле волостью называлось соединение поселений, принадлежащих к одному владению. В зависимости от того, кому перечислялись доходы, различались волости новгородские, т.е. принадлежащие Великому Новгороду, волости боярские, волости монастырские и волости княжеские.
 Несмотря  на то, что в результате централизации  власти в Москве местное самоуправление в Новгороде было постепенно ликвидировано, традиции, заложенные еще в те времена, несомненно, оказали существенное влияние на формирование местного самоуправления в последующие периоды развития нашего государства2. 

 2. Организация местного самоуправления после проведения земской реформы. Городская реформа 1870 г. 

 Сразу же после  отмены крепостного права, крестьянское общественное устройство в сельской местности (по Положению 1861 г.) представляло из себя сословные волости. Волостное  управление составляли волостной сход, волостной старшина с волостным  правлением и волостной крестьянский суд. Должности крестьянского общественного  управления замещались по выбору на три  года. Сельский сход и сельский староста составляли сельское общественное управление. Сход выбирал сельских должностных  лиц, решал дела о пользовании  общинной землей, вопросы общественных нужд, благоустройства, призрения, обучения грамоте членов сельского общества, осуществлял раскладку казенных податей, земских и мирских денежных сборов и т.п. Сельский староста наделялся  обширными полномочиями как по делам  общественным, в пределах компетенции  сельского общественного управления, так и административно-полицейским (охрана общественного порядка, безопасность лиц и имуществ, паспортный контроль). В отсутствие сельского старосты решения сельского схода считались  незаконными.
 “Положением о губернских и уездных по крестьянским делам учреждениях” для контроля крестьянского управления и разрешения возможных недоразумений между  крестьянами и помещиками учреждались  должности мировых посредников, уездные мировые съезды и губернские по крестьянским делам присутствия. На должность мировых посредников  избирались местные потомственные  дворяне-помещики, удовлетворяющие  определенным имущественным условиям. Мировые посредники в дальнейшем приобрели немалое влияние в  земских учреждениях. Этому способствовало то, что они выступали и земскими гласными, и начальниками крестьянского  самоуправления, имеющими возможность  оказывать давление на выборы гласных  из крестьян.
 Волостное и  сельское самоуправление при таких  условиях развития не получило. Основным недостатком крестьянского самоуправления было сохранение сословного принципа в его формировании. Органы крестьянского  общественного управления находились под двойным контролем как  со стороны местных учреждений по крестьянским делам, основной состав которых  формировался из помещиков, так и  со стороны судебно-административных органов, представители которых  одновременно замещали должности по крестьянскому управлению. Массовое недовольство крестьян своим положением, осознание местным дворянством бедственного состояния дел в губерниях привело к всплеску политической и общественной активности, ответным репрессиям административного аппарата, открытой борьбе и противостоянию на всех уровнях власти, включая правительство и императорский двор. Результатом явилось утверждение Александром II компромиссного Положения о земских учреждения, которое, после опубликования 1 января 1864 года, в течение нескольких лет было распространено на тридцать четыре губернии Европейской России. Собственно введение земских учреждений началось с февраля 1865 г. и в большинстве губерний закончилось к 1867 г.
 Введение  в действие Положения о земских  учреждениях было возложено на временные  уездные комиссии, состоявшие из предводителя дворянства, исправника, городского головы и чиновников от палаты государственных  имуществ и от конторы удельных крестьян. Комиссии эти составляли избирательные  списки и предположительно назначали  сроки созыва избирательных съездов. И то, и другое окончательно утверждалось губернской временной комиссией, под  предводительством губернатора. На первом земском собрании выбиралась управа, которая должна была к первому  очередному собранию представить свои соображения по различным сторонам хозяйства и вступить в заведование  капиталами, принадлежавшими дореформенным  учреждениям.
 Положение 1864 г. делило избирателей на 3 курии:
 землевладельцев всех сословий,  
горожан — собственников недвижимого имущества в городе,  
сельских обществ.

 Выборы производились  раздельно: от первых двух курий проводились  на съездах их представителей. На съезде представителей первой курии могли  присутствовать крупные и средние  помещики. Мелкие землевладельцы выбирали из своей среды уполномоченных. На съезде представителей второй курии  присутствовали домовладельцы, фабриканты, заводчики, купцы и другие состоятельные  горожане. В выборах не могли принимать  участия: а) лица моложе 25 лет; б) судившиеся и не оправданные судом; в) отрешенные от должности; г) состоящие под судом  и следствием; д) признанные несостоятельными; е) исключенные из духовного ведомства.
 Выборы гласных  от крестьян были многоступенчатыми: сначала  сельские общества посылали своих представителей на волостной сход, на волостных  сходах избирали выборщиков, а затем  из их cреды выбирали установленное  количество гласных уездного земского собрания.
 Из статистических таблиц, приведенных в книге М.И.Свешникова “Основы и пределы самоуправления”, видно, что число гласных в  разных уездах было не одинаково. Даже в пределах одной губернии разница  могла составлять 4-5 раз. Так, в Воронежской  губернии земское собрание Бирючинского уезда состояло из 61 гласного, а Коротоякского  уезда — из 12 гласных.
 Если на съезде количество избирателей не превышало  число лиц, которых надо было избирать, то все съехавшиеся на съезд признавались гласными земского собрания без проведения выборов. Избирались гласные на 3 года.
 После избрания гласных, чаще всего осенью, собирались уездные земские собрания, на которых  обычно председательствовали уездные  предводители дворянства. На первом заседании уездные гласные избирали из своей среды губернских гласных: от 6 уездов — 1 губернский гласный. В состав губернских земских собраний входили предводители дворянства, председатели управ всех уездов, 2-3 чиновника от казенных и удельных имений. Т.о., более высокое звено земского самоуправления формировалось на основе непрямых выборов и представительства чинов.
 Губернские  собрания проводились 1 раз в год, но могли созываться и чрезвычайные собрания. На заседаниях председательствовал  губернский предводитель дворянства. Для текущей работы и уездные, и губернские собрания избирали Управы в составе 3-х человек: председателя и двух членов (число членов земских  управ могло быть увеличено до 4-х — в уездах, до 6-8 — в губерниях).
 В основу Положения 1864 г. был положен принцип имущественного ценза, причем на первый план выдвигались  интересы дворян-землевладельцев, с  интересами же промышленников и крестьян считались мало. Преобладающее влияние  на местные дела было предоставлено  дворянству.
 Когда в Государственном  Совете был выдвинут вопрос о земстве, министр внутренних дел и одновременно председатель земской комиссии П.А.Валуев, как бы извиняясь за половинчатость реформы, заявил, что “первый шаг  не должен считаться последним, что  учреждение земства — есть лишь создание формы, которая, засим, по указанию опыта, будет наполняться соответствующим  содержанием”.
 Результатом работы комиссии стало законодательное  определение функций земств. Земские  собрания получали в свое ведение  по преимуществу дела местного хозяйства, являясь, по определению Валуевской комиссии, местными хозяйственными общественными  союзами.
 Положением  о земских учреждениях устанавливалось, что ведению земских учреждений подлежит распоряжение местными сборами  губернии и уезда. При этом по Земскому Положению все местные повинности и некоторые государственные  должны были относиться к ведению  земства. Но и без того небольшие  финансовые средства земства были еще  более урезаны при составлении  Временных правил о разверстании земского сбора между казною и  земством. На основании временных  правил все государственные повинности были изъяты из компетенции земства. Из общих губернских повинностей  в ведении земских учреждений находились: а) устройство и содержание дорог, мостов, перевозов и верстовых  столбов; б) наем домов для рекрутских присутствий, становых приставов и  судебных следователей; в) содержание подвод при полицейских управлениях  и становых квартирах; г) содержание посредников по специальному межеванию  и канцелярий посреднических комиссий; д) содержание местных по крестьянским делам учреждений; е) содержание статистических комитетов.
 Земство располагало  очень скудными средствами. Главным  источником новых доходов являлось право облагать земских налогоплательщиков новыми налогами. При всяком улучшении, которое предпринималось земством, за неимением других источников, приходилось  прибегать к повышению налогов. Но и в этой сфере компетенция  земства была ограничена: право земства  на обложение торгово-промышленных предприятий было значительно урезано  Временными Правилами; для новых  налогов оставались одни земли, хотя земли и без того несли высокие  платежи, которые на крестьянских участках нередко превосходили доходность.
 Участие земских  учреждений в народном образовании, в создании условий народного  здравоохранения было допущено только в хозяйственном отношении, т.е. земство  могло ассигновать известные  суммы на дело народного образования  и на врачебную часть, но распоряжаться  этими суммами оно не имело  права. К хозяйственным делам, на которые распространялась компетенция  земства, относились также дела по взаимному  страхованию и по развитию торговли и промыслов.
 Но даже в  таких узких пределах земства  не пользовались свободой и самостоятельностью: многие постановления земств, заключения займов, проекты смет требовали утверждения  губернатором или министром внутренних дел. Каждое постановление могло  быть опротестовано губернатором. Дела по таким протестам в последней  инстанции решались Сенатом. Наконец, оставляя местную полицейскую власть в ведении правительственных  учреждений и тем лишая земство  исполнительной власти, закон 1864 г. еще  более обессилил их. Для взыскания  принадлежавших земству сборов оставался  лишь один путь — обращение “к содействию”  местной полиции, что не всегда обеспечивало проведение в жизнь земских распоряжений.
 В начале 60-х  годов правительство относилось еще довольно благосклонно к деятельности земских собраний, не смотря на столкновения и шероховатости, которые установились между отдельными земствами, с одной  стороны, и местной администрацией — с другой. Но уже в начале 1866 г. появились угрожающие симптомы. В январе 1866 г. министр внутренних дел издал циркуляр, ограничивающий право обложения земствами сплавных лесов. Подготавливалось также ограничение  в обложении казенных земель. Все  это проводилось правительством достаточно поспешно, причем совершенно игнорировалось мнение земств. Циркуляром от 17 мая 1866г. разъяснялось, что земства  не имеют права “облагать сборами  самые изделия и продукты, выделываемые или продаваемые на фабриках и  заводах, а равно и других промышленных и торговых заведениях, оплачиваемых акцизом в пользу казны”. Циркуляры  подготовили почву для появления  закона 21 ноября 1866 г., окончательно парализовавшего, по мнению А.А.Головачева, какую-либо полезную деятельность земских собраний. Выработка  закона 21 ноября совершалась в полной тайне и в печати не было об этом никаких известий; издание закона совпало с проведением очередных  губернских заседаний, и управам  пришлось спешно переделывать доходные сметы для согласования с новым  законом, лишившим земства притока  значительных средств.
 13 июня 1867 г.  был издан закон, еще более  стеснивший земскую деятельность, т.к. земские доклады, журналы  и т.д. должны были теперь  проходить губернаторскую цензуру.  Кроме того, закон 13 июня значительно  расширил власть председателя  и запретил земствам различных  губерний взаимодействовать друг  с другом. Отныне печатание постановлений  и земских речей допускалось  только с разрешения губернатора  — для земских изданий была  также установлена предварительная  цензура. Вскоре последовало новое  существенное стеснение для земской  деятельности: Высочайше утвержденным  положением Комитета министров  от 19 сентября 1869 г. земства были  лишены права бесплатной пересылки  корреспонденции. 
 Несколько лучшая судьба сложилась у наиболее прогрессивной  реформы городского самоуправления, объявленной с утверждением Александром II 16 июня 1870 г. Городового Положения .
 Городовым Положением 1870 г. избирательное право, как активное, так и пассивное, предоставлено  было каждому городскому обывателю, к какому бы состоянию он ни принадлежал, если он был русским подданным, имел не менее 25 лет от роду и владел в  пределах города какой-нибудь недвижимой собственностью или же уплачивал  в пользу города сбор со свидетельств: купеческого, промыслового на мелочной торг (лицензию на право мелкой торговли) и т.п. Т.о., каждый, кто владел хоть крошечным домиком, кто в качестве торговца или ремесленника платил в  казну города, пользовался правом не только избирать, но и самому быть избранным в гласные.
 К недостаткам  Положения 1870 г. можно отнести заимствование  прусской трехклассной избирательной  системы. Согласно закону, все лица, имеющие право участия в выборах, вносились в списки в том порядке, в каком они следуют по сумме  причитающихся с каждого из них  сборов в доход города; затем они  делятся на три разряда. К первому  разряду причислялись те горожане из показанных в начале списка, которые  уплачивали вместе одну треть общей  суммы сборов со всех избирателей; ко второму — следующие за ними по списку, уплачивающие также треть  сборов; к третьему — все остальные. Каждый разряд составлял особое избирательное  собрание под председательством  городского головы и выбирал одну треть гласных в городскую  думу.
 Первый разряд обычно насчитывал лишь десятки (если не единицы) избирателей, принадлежавших к наиболее крупным домовладельцам или торговцам, а третий — тысячи, т.е. основную массу городского населения, и тем не менее каждый из них  посылал в думу одинаковое количество представителей. Неравенство в пользовании  избирательными правами доходило до огромных размеров. Так, в начале 70-х  годов в Петербурге разница в  представительстве первого и  третьего разряда составляла 65 раз(!).
 Что же касается внутренней организации городского управления, то она была достаточно рациональной. Распорядительные функции  были предоставлены городской думе, исполнительным органом, действующим  в рамках, отведенных ей думой, стала  управа. Распределение занятий и  порядок действий управы и подчиненных  ей органов устанавливались инструкцией, издаваемой думой. Члены управы избирались думой и не нуждались в утверждении  администрацией. Постановлением думы члены управы могли быть отстранены от должности и преданы суду. Городской  голова также избирался думой, но утверждался в должности губернатором или министром внутренних дел (в  зависимости от ранга города). Городской  голова, как правило, занимал руководящее  место не только в управе, но и  являлся также председателем  думы. К.А. Пажитнов отмечал: “Такой порядок  нельзя, однако, считать правильным, т.к. он может при известных обстоятельствах  легко затруднить критику действий управы; более целесообразным поэтому  является предоставление думе права  выбирать из своей среды особого  председателя”.
 Лучшей стороной реформы 1870 г. было предоставление городскому общественному управлению сравнительно широкой самостоятельности в  ведении городского хозяйства и  решении местных дел. Утверждению  губернской администрации или в некоторых случаях министерства внутренних дел подлежали лишь наиболее важные постановления думы (как правило, финансовые). Огромное же большинство дел, в том числе и годовые сметы, решались думою окончательно и не нуждались ни в чьем утверждении. На губернатора возлагался надзор лишь за законностью действий органов городского самоуправления. Судебную защиту городского самоуправления должны были обеспечивать губернские по городским делам присутствия. В состав губернского по городским делам присутствия входили: губернатор, вице-губернатор, председатель казенной палаты, прокурор окружного суда, председатель губернской земской управы, городской голова губернского города и председатель мирового съезда. А.А.Головачев замечал по этому поводу: “У нас считается необходимым все вопросы, возникающие в административной практике, разрешать также административным порядком... У нас забывают, что вопросы, возникающие в административной практике, т.е. вопросы о так называемых пререканиях о пределах власти и законности административных распоряжений суть также вопросы о праве и, как таковые, подлежат разрешению судебных мест. ... Нет никакой необходимости учреждать особое присутствие, т.к. все вопросы, в случае замеченной незаконности действий Городского Управления или жалоб и пререканий, могли бы рассматриваться судом в общем порядке, законами установленном”.
 Но при  всех своих недостатках Положение 1870 г. все же являлось крупным шагом  вперед как по сравнению с предшествующим периодом, так и с той ситуацией, в которой оказалось городское  самоуправление в конце ХIХ —  начале ХХ веков. Будучи построено на идее доверия к общественной самостоятельности, оно вызвало российские города из спячки и придало им ту силу и  значение, о которых лишь мечтали  преобразователи ХVIII века. Оно позволило  говорить о реальных предпосылках формирования в России муниципального права, и, несмотря на усиление административных начал 90-х  годов ХIХ столетия, способствовало всплеску муниципального законотворчества 1906-1917 годов3
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.