На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Монотонность ,пути и методы преодоления

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 06.05.2012. Сдан: 20 О. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ПРОБЛЕМА  МОНОТОННОСТИ В ПРОМЫШЛЕННОМ ТРУДЕ И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПУТИ ЕЕ РАЗРЕШЕНИЯ
Изучение  процесса труда, его роли и значения в развитии общества и отдельной  человеческой личности было всегда одной  из фундаментальных проблем пауки. Хотя принципиальное решение этой проблемы дано в работах классиков марксизма-ленинизма, задача углубленного исследования некоторых  конкретных ее аспектов сохраняется  и в настоящее время. Более  того, в условиях современной научно-технической  революции, когда характер трудовой деятельности людей, их функции и  место в производственном процессе постоянно меняются, вопросы изучения труда приобретают особую актуальность. Не случайно, интерес к ним в  последние годы значительно усилился, о чем свидетельствует выход  в свет ряда книг и монографий по социологии и экономике труда.
В то же время  нельзя не отметить, что несмотря па обилие научной литературы, посвященной  анализу социалистического труда, некоторые весьма существенные стороны  и закономерности его развития изучаются  еще явно недостаточно. Это относится прежде всего к ряду вопросов, составляющих в своей совокупности психологический (а точнее — психофизиологический) аспект трудовой деятельности. В кругу данных вопросов особенно важное место занимает проблема монотонности труда, т. е. проблема влияния на человека простых, расчлененных форм трудовой деятельности и обоснования эффективных мер борьбы с отрицательным их воздействием на организм и личность работающего.
Несомненно, общая тенденция в развитии современного промышленного производства заключается  в том, что технический прогресс ведет к освобождению человека от простого, однообразного, а также  физически тяжелого и неквалифицированного труда. Вместе с тем развитие производительных сил и материально-технической  базы промышленности характеризуется  нередко упрощением, «симплификацией» человеческого труда. На определенном этапе развития техники происходит расчленение сложных производственных процессов на простейшие, элементарные операции, выполнение которых не требует от работника ни большой квалификации, ни сколько-нибудь сложных трудовых навыков. Это неизбежно приводит к монотонности труда, которую многие специалисты расценивают как настоящий бич производства.
Актуальность  и большая практическая значимость изучения поставленной проблемы определяется тем обстоятельством, что монотонность, вызывая некоторые отрицательные  физиологические и психологические  последствия, приводит в конечном итоге  к ощутимому снижению экономической  эффективности труда. Исследования последних лет со всей очевидностью показали, что снижение интереса и  привлекательности труда, формирование негативного отношения к работе и неудовлетворенность ею, переживание  отрицательных психических состояний  и другие психологические последствия  монотонности прямо соотносятся  с такими важнейшими экономическими и производственными категориями  как рентабельность предприятия  производительность труда, текучесть  рабочей силы и т. п.
Проблема  монотонности находится как бы на стыке старых и новых задач  психологии труда. С одной стороны, ее исследование имеет прямое отношение  к рационализации трудовых процессов  и производственных операций как  таковых (традиционный аспект), а с  другой — к выяснению роли в  трудовой деятельности чисто личностных, субъективных Факторов (мотивации, интересов, психических состояний, эмоционального отношения и т. д.). Иначе говоря, решение данной проблемы непосредственно  соотносится с разработкой общей  теории трудовой деятельности.
В советской  психологии и физиологии труда выполнен ряд частных исследований по проблеме монотонности, однако, обобщающих работ  монографического характера по этой теме пока нет. В нашем исследовании, результаты которого излагаются в диссертации была предпринята попытка восполнить указанный пробел. В диссертации ставится цель обобщить и представить в систематизированном виде основные результаты исследований, проведенных автором, а также содержащиеся в специальной отечественной и зарубежной литературе, и изложить практически опыт работы по обоснованию и внедрению некоторых мероприятий направленных на преодоление монотонности труда. В связи с этим решаются следующие главные задачи: 1) раскрывается сущность монотонности в различных видах трудовой деятельности и ее влияние на организм, личность и психическое состояние работающих; 2) дается психологическое и физиологическое обоснование различным путям и методам борьбы с монотонностью труда.
Диссертация состоит из введения, где определяется проблема, цель и задачи исследования, восьми глав, заключения и списка отечественной  и зарубежной литературы. Соответственно поставленной цели и задачам исследования, в диссертации выделено две части. В первой части (I - IV главы) дается теоретический  b экспериментальный анализ проблемы, во второй (V - VIII главы) описывается и анализируется практический опыт работы, на основе которого формулируются рекомендации по научной организации монотонных видов промышленного труда.
Глава I. Сущность монотонности и ее влияние на организм и трудовую деятельность человека.
В главе предварительно уточняются основные понятия, используемые при изучении проблемы. Анализ отечественных  и зарубежных литературных источников показывает, что термины «монотонность», «монотония», употребляются исследователями в различных значениях, что, естественно, приводит к терминологической путанице и смешению понятий. В нашей диссертации они используются исключительно для обозначения объективных свойств и признаков выполняемой человеком работы или окружающей производственной обстановки. Показано, что работы, которым присущи некоторые объективные свойства, могут быть отнесены к разряду монотонных. Выделяются в связи с этим пять основных их разновидностей:
1) индивидуальное  выполнение простых производственных  операции ручным способом или  с помощью несложных инструментов (работы типа упаковки и сортировки  чая. конфет, ручная щипка слюды и т. д.);
2) работа  на простых сборочных и монтажных  операциях, когда изделие обрабатывается  отдельным исполнителем лишь  частично и передается другому для последующей обработки (чаще всего подобные операции имеют место на конвейере);
3) обслуживание  станков и машин, где рабочему  приходится непрерывно или периодически  вводить в машину и извлекать  из нее определенные детали (такие  работы производятся преимущественно  в штамповочных цехах, на полуавтоматических  линиях):
4) длительное  выполнение простых операций, содержание  которых сводится к однообразному  зрительному контролю за качеством выпускаемой продукции (работа браковщиц на крупных сортировочных пунктах в пищевой промышленности);
5) работы, связанные  с длительным пассивным наблюдением  и ограниченным воздействием  на мозг различных производственных  сигналов и раздражителей (например, некоторые виды операторского  труда, обслуживание ряда счетных  и вычислительных машин, работа  на радарных установках и т.  д.).
В первых трех группах монотонной работы ведущую  роль в трудовом процессе играет энергетический фактор (т. е. при их выполнении человек  затрачивает определенные физические усилия, они требуют напряжения мышц опорно-двигательного аппарата и  соответствующих функций вегетативной неявной системы) . В двух же последних группах преобладающую роль играет информационный фактор (т. е. здесь, напротив, доминирует напряжение центральной нервной системы, сенсорного аппарата и различных психических функций). С учетом сказанного в диссертации формулируется положение о двух объективных видах монотонии: двигательной (однообразное повторение простых рабочих движений) и сенсорной (бедность внешних впечатлений, недостаточный приток информации и однообразие воспринимаемых раздражителей). В особую категорию выделяется монотонное воздействие окружающей рабочей обстановки, которое имеет место в тех случаях, когда основная деятельность, выполняемая человеком, сопровождается посторонними раздражителями, вызывающими последствия, сходные с эффектом монотонной работы.
В главе далее  подробно освещаются основные психологические  и физиологические теории монотонности. К числу первых относятся «психоэнергетические» концепции Г. Мюнстерберга (1914) и Г. Винклера (1922), теория «ненасыщенного интереса» С. Уайта (1937), теория «сопротивления колебаниям внимания» А. Поффенбергера (1942), теория «пониженной психической активности» Г. Бартенверфера (1957) и другие. Авторы названных теорий, рассматривая монотонность как особое психическое состояние, пытались определить психологический механизм воздействия на человека однообразной стимуляции. В связи с этим они выдвигали различные объяснительные принципы, часто недооценивающие объективной природы монотонности, но, вместе с тем, совершенно справедливо заострявшие внимание на психологических аспектах проблемы.
Из физиологических  теорий, несомненно, важное значение для понимания сущности монотонного воздействия имеет учение И.П. Павлова о высшей нервной деятельности. С позиций этого учения в физиологической основе монотонности лежит тормозящее влияние однообразных повторных раздражителей, которое проявляется тем скорее и глубже, чем ограниченнее раздражаемая область коры мозга. Современные нейрофизиологические исследования свойств и функций ретикулярной формации ствола мозга позволяют также сделать вывод, что монотонные раздражители изменяют реактивность не специфических структур ретикулярной формации — вследствие чего снижается ее активирующее влияние на корковые процессы. Опираясь на данные указанных исследований, немецкий физиолог М. Гайдер (1962), выдвинул «дезактивирующую теорию» монотонности. Он исходит из того, что однообразная и бедная раздражениями ситуация, уменьшая специфическую кортикальную и неспецифическую ретикулярную афферентацию, приводит к дезактивации мозга. В результате продуктивность выполняемой человеком деятельности резко снижается, возникают и интенсивно переживаются состояния скуки, сонливости и некоторые другие.
Открытие  так называемых «нейронов новизны» (Е.Н. Соколов, 1969), обнаруживающих свойство быстрого привыкания к повторной  стимуляции и сосредоточенных по большей частя в морфологических  структурах ретикулярной формации, подтверждает роль последней в регулировании  не только общей физиологической  активности организма, но и психического тонуса работающих в условиях монотонности. Вместе с тем, имеются данные, показывающие, что изменение структуры мотивации  через возбуждение интереса к  деятельности оказывает точно такое  же активирующее действие на мозг, как и афферентная стимуляция, поступающая в центральную нервную систему от органов чувств. Это дает научно-теоретическую базу для разработки психологических путей борьбы с монотонностью труда, на рассмотрении которых мы специально останавливаемся во второй части диссертации.
В главе излагается также методика лабораторного изучения монотонных трудовых процессов, с помощью  которой изучались особенности  выполнения различных по содержанию трудовых операций, их влияние на работоспособность  и функциональное состояние организма, динамика возникновения и протекания психических состояний, психофизиологические аспекты чередования трудовых операций и другие вопросы.
Результаты  проведенных экспериментов отражаются нами в ряде глав диссертации, здесь  же приводятся только данные, относящиеся  к выяснению общей картины  функционально-физиологического и  психического состояния работающих при выполнении монотонных трудовых операций. Анализируются, и частности, факты, указывающие на закономерное понижение функциональной активности основных физиологических систем организма  при выполнении монотонной работы. Приводятся также данные, свидетельствующие  о периодическом, фазном характере  проявления этой закономерности, что  находит свое отражение в соответствующих  колебаниях пульса, дыхания, электрической  активности мышц, общего психического состояния работающих и временных  параметров выполняемых трудовых действий (длительности, вариативности, ритмичности).
Изложенный  в главе материал позволил сформулировать следующие основные положения:
— при исследовании проблемы монотонности надо четко различать  ее объективный и субъективный аспекты. Объективный аспект — существование  простых, однообразно повторяющихся  видов промышленного труда и  производственных ситуаций, характеризующихся  бедностью внешней стимуляции; субъективный — воздействие указанных трудовых процессов и рабочих ситуаций на человека, его организм и психику;
— понятие  «монотонность» («монотония») целесообразно употреблять для обозначения соответствующих видов промышленного труда, а именно, в тех случаях, когда трудовая деятельность характеризуется однообразием и простотой рабочих действий, большой повторяемостью однотипных операции, малой или средней степенью сложности, коротким временным циклом выполняемых операций, бедностью внешних раздражителей, ограниченным полем наблюдения, длительностью общего периода работы;
— субъективное отражение монотонность получает в  ряде психологических и физиологических  симптомов, к числу которых следует  отнести быстрое появление чувства  усталости, возникновение отрицательных  психических состояний (пресыщения, сонливости, скуки, апатии), понижение  частоты пульса и дыхания, снижение потребления кислорода и некоторые  другие. Имеются и определенные производственные симптомы, на рассмотрении которых мы останавливаемся в главе IV;
— анализ литературных данных, а также результаты наших  экспериментов, дают основание сделать  вывод, что сущность монотонности с  психологической точки зрения заключается  в ослаблении внутренних побудителей  деятельности (мотивов, интересов, целевой  направленности и т. д.), а с физиологической  — в снижении функциональной активности и дееспособности организма. Монотонная работа, а также монотонное воздействие  окружающей обстановки, вызывают понижение  активирующего влияния не специфических  структур ретикулярной формации на корковые процессы больших полушарий мозга;
— важной закономерностью  динамики функционально - физиологической  и психической активности работающих при выполнении простых и однообразно  повторяющихся трудовых операций является циклический, волнообразный характер этих изменений;
— выполнение различных по типу монотонных операций связано с определенной спецификой функционального и психического состояния работающих. На некоторых  из них (типы операций описаны в главе) функциональная активность может резко падать, вызывая снижение уровня работоспособности и производительности труда. На других же функциональное состояние и субъективный фон трудовой деятельности (психическое состояние) сохраняются на вполне удовлетворительном уровне. В практических условиях это необходимо учитывать при установлении норм времени на отдых и труд, при решении вопросов разделения и кооперации производственных процессов, а также при разработке других организационно-практических мероприятий.
Глава П. Психические состояния при монотонной работе
Глава посвящена  рассмотрению и характеристике основных психических состояний, возникающих  при выполнении монотонной работы: психического насыщения (пресыщения), скуки, сонливости, пониженной бдительности. Основное положение, которое здесь  доказывается, состоит в том, что  при выполнении однообразных трудовых процессов часто именно воздействие  на психическое состояние работающих позволяет добиться повышения уровня функциональной дееспособности организма, улучшения самочувствия исполнителей, а вместе с тем и увеличения производительности труда.
Безусловно, как и все другие виды физического  и умственного труда, монотонная работа вызывает состояние утомления, но оно имеет некоторые особенности. В условиях двигательной монотонии утомление отличается локальным характером, оно не связано с усилением возбудительного процесса, что обычно наблюдается при работе больших масс мускулатуры, а наоборот, углубляет торможение в нервных центрах, находящихся в недеятельном состоянии. Отсюда следует, что если при общем утомлении для обеспечения восстановительных процессов в организме необходим отдых, то при утомлении, вызванном монотонной работой, в качестве эффективного средства, восстанавливающего работоспособность, может также выступить и перемена деятельности.
Важная особенность  утомления в условиях монотонности заключается также в том, что  оно возникает и развивается  значительно быстрее, чем при  других видах работы. С позиции  гипотезы Э. Грандьена (1965), предполагающей существование в таламусе и в различных отделах гипоталамуса специальных центров утомления, данный факт может быть объяснен антагонистическими отношениями между центрами ретикулярной формации и центрами утомления. При монотонной работе утомление (а точнее ощущение усталости как субъективное отражение состояния утомления) возникает быстрее потому, что отсутствие интереса и другие особенности однообразной деятельности снижают активирующее влияние ретикулярной формации. Это приводит к нарушению нервного равновесия в пользу преобладания угнетающего воздействия центров утомления и, как следствие, к появлению субъективного ощущения усталости, которое может возникать задолго до объективных признаков утомления.
В отличие  от утомления, как показано в главе, собственно психические состояния, перечисленные выше, подчиняются  иным закономерностям. Кроме того, каждое из них имеет свою психологическую  специфику, не сводимую к утомлению. Так, наиболее существенной характеристикой  насыщения (пресыщения) является то, что  оно приводит к «конфликтному» состоянию  психики. Хотя утомление и насыщение  действительно имеют некоторые  общие симптомы (ухудшение качества работы, желание прервать выполняемую  деятельность и сделать паузу  отдыха), их отличие совершенно отчетливо  сводится к следующим основным пунктам:
1) субъективно  переживаемые симптомы утомления  заключаются преимущественно в  ощущении усталости; при психическом  же насыщении первично ощущается  раздражительность, нервозность  и аффективное беспокойство;
2) утомление  наступает при любой деятельности как только она переходит рамки определенных временных границ и уровень соответствующих энергетических возможностей организма, а психическое насыщение наступает только при деятельности, к которой у индивида возникает особое негативное отношение;
3) утомлению  можно некоторое время противодействовать  с помощью повышенного психического  напряжения или интенсивного  волевого усилия, т. е. оно на  некоторое время может быть  «подавлено», а при психическом  насыщении, напротив, усиление волевого  напряжения способствует процессу  насыщения;
4) утомление  может быть снято только при  помощи отдыха, психическое же  насыщение легко и быстро устраняется  путем переключения на другой  вид деятельности.
В главе дается критическая оценка экспериментальным  данным английского физиолога И. Бармака (1938; 1939), который связывал появление отрицательных психических состоянии при монотонной работе (в частности, состояния скуки) с недостаточной жизненной активностью «побочных», «второстепенных» органов человеческого тела (эндокринных желез, пищеварительной системы и т. д.). Мы показываем, что эти данные, напротив, свидетельствуют о том, что главная причина скуки — в характере выполняемой работы. Скука, как психическое состояние, появляется не вследствие подавления жизненной активности «побочных» органов, а исходит из субъективного отношения к заданной деятельности. Разумеется, любому психическому состоянию, в там числе н скуке, соответствуют определенные физиологические корреляты, но каждое из них имеет и свою психологическую специфику, которая раскрывается в диссертации.
Большое внимание уделено в главе анализу состояний  пониженной бдительности и сонливости, особенно часто возникающих в  тех видах труда, для которых  характерна ярко выраженная сенсорная  монотония. К настоящему времени появилось много теорий, объясняющих причины пониженной бдительности, но все их можно свести к следующим основным:
1. Теория  утомления. Снижение бдительности  рассматривается как следствие  развития утомления. Этой точки  зрения придерживаются немногие  исследователи. Большинство же  считает, что пониженная бдительность, подобно психическому насыщению  и скуке, состояние отличное  от утомления, о чем говорит  тот факт, что после перемены  вида деятельности оптимальная  готовности к работе восстанавливается  в кратчайшее время.
2. Теория  «фильтра». Снижение бдительности  рассматривается как результат  увеличивающейся адаптации к  раздражителям и сигналам, за  которыми надо следить. В начале  наблюдения человек выделяет  из рабочей зоны только раздражители, связанные с его основной задачей,  а на остальные не обращает  внимания, т. е. нервная система,  подобно фильтру, пропускает лишь  сигналы определенного рода. Со  временем, однако, этот «фильтр»  начинает «пропускать» побочные  раздражители, в результате чего  внимание к основным ослабевает.
3. Теория  подкрепления. Она основывается  на том положении, насколько  часто ответные реакции наблюдающего подкрепляются переживанием успешности действий. Осознание успешности выполняемых действий подкрепляет, усиливает состояние бдительности. Напротив, при малой частоте следования раздражителей и отсутствии информации о результате деятельности роль подкрепления понижается, что, соответственно, ведет к ослаблению бдительности.
4. Теория  ожидания. Снижение бдительности  объясняется нерегулярным и редким  поступлением сигналов, на которые  необходимо реагировать. Наблюдающий всегда напряженно ожидает наступление сигнала. Чем больше его ожидание соответствует вероятности наступления сигнала, тем выше бдительность. Если же сигнал появляется редко и нерегулярно, вероятность его ожидания уменьшается, что ведет к снижению бдительности.
Приведенные теории проливают определенный свет на причины снижения бдительности и  позволяют сделать некоторые  практические выводы, касающиеся организации  режимов труда и отдыха для  работ, связанных с длительным наблюдением. В наших экспериментах было, кроме  того, установлено, что на уровень  бдительности существенное влияние  оказывает характер предшествующих психических состояний и степень  «включенности» испытуемого в выполняемую  деятельность. Было обнаружено также, что бдительность зависит от чисто  психологических, личностных факторов. Это требует при дальнейшем исследовании проблемы обратить особое внимание на раскрытие роли собственно психологических  компонентов состояния пониженной бдительности.
Таким образом, утомление — не единственный психофизиологический фактор, влияющий на эффективность  труда. В условиях монотонной работы важное значение имеют сопутствующие ей психические состояния, от которых часто зависит и самочувствие человека, и технико-экономические показатели его труда. Следовательно, одна из актуальнейших задач современной психологии и физиологии труда заключается в том, чтобы изучить внутренние механизмы и закономерности развития указанных состояний и научиться активно воздействовать на них. Во второй части диссертации мы показываем, как эта последняя задача может практически решаться.
Глава III. Монотонность и личностные особенности работающих
Многие исследователи (Г. Мюнстерберг, 1914; Г. Винклер, 1922; Н.Д. Левитов, 1924; С. Уайт, 1937; К.К. Платонов, 1970 и другие) пришли к единодушному мнению, что в идентичных производственных условиях не все работающие подвержены влиянию монотонности в равной мере, что существуют люди более и менее предрасположенные к ее субъективному переживанию. В данной главе, опираясь на результаты собственных исследований, а также соответствующие литературные данные, мы рассматриваем роль личностных особенностей, от которых может зависеть подверженность влиянию монотонной работы, а следовательно, и успешность ее выполнения. Анализу и изучению подвергались, в частности, следующие вопросы:
1. чувствительность  к монотонности и общий тип  личности;
2. чувствительность  к монотонности и уровень развития  интеллекта;
3. типологические  особенности нервной системы  и успешность выполнения монотонной  деятельности;
4. пол, возраст  и образование при монотонной  работе.
Краткие результаты этого изучения излагаются в приводимых ниже положениях.
По первому  вопросу. Хотя говорить о каких-либо вполне определенных профессионально-психологических  типах людей, пригодных для той  или иной работы, еще преждевременно, тем не менее можно с достаточной уверенностью утверждать, что чувствительность к монотонности и субъективная подверженность ее влиянию зависят от темперамента, характера, склада психики и ряда других психологических свойств личности. Многочисленные данные показывают, что люди живого, сангвинического темперамента более склонны к переживанию монотонности, чем обладающие спокойным, флегматическим темпераментом. Наличие таких черт характера как выдержка, настойчивость, целеустремленность также повышает сопротивляемость монотонности.
Исследования  Ж. Флехнера (1937), С. Уайта (1937), Г. Бартенверфера (1957) и других авторов позволяют сделать вывод, что большую чувствительность к монотонному воздействию обнаруживает тип людей, стремящихся к активному контакту с внешним миром («экстраверты»). Лица же, концентрирующие свое внимание на внутренних переживаниях («интроверты»). подвержены влиянию монотонности в меньшей степени. При объяснении различий в степени подверженности монотонности важное значение мы придаем феномену автоматизации рабочих движений. Имеющиеся данные показывают, что чувствительность к монотонности зависит от такой личностной особенности человека как способность успешно и быстро автоматизировать трудовые действия и навыки. В главе VII мы специально останавливаемся на том, что с этой действительной и безусловной связью, подтвержденной экспериментальными фактами, необходимо считаться при организации монотонных трудовых процессов.
По второму  вопросу. Работы С. Уайта (1929—1937) и других зарубежных исследователей послужили  основой широко распространенного  мнения, что индивиды с высоким  уровнем интеллекта не приспособлены  к выполнению однообразных и повторяющихся  видов деятельности. Однако доказательства подобной точки зрения, как мы показываем, недостаточны и противоречивы. Далеко не во всех случаях, на которые ссылается  С. Уайт, связь между уровнем интеллектуального  развития и чувствительностью к  монотонности носила статистически  достоверный характер.
Г. Рин (1947), подробно проанализировавший результаты исследований С. Уайта, также пришел к выводу, что они имеют слишком ненадежную базу для того, чтобы на их основании говорить о закономерном прогнозе относительно стойкости против монотонии. В исследовании П. Смит (1955) была установлена даже противоположная зависимость. Применив такую же методику, как и С. Уайт, она нашла, что в группе работниц - швей, переживающих состояние скуки особенно интенсивно, интеллектуальный уровень в среднем был значительно ниже, чем в группе работниц, подверженных влиянию монотонности в меньшей степени.
Таким образам, если уровень интеллекта и связан с чувствительностью к монотонности, эта связь не является достаточно определенной и бесспорной, как ее представляют себе некоторые авторы.
По третьему вопросу. В советской психологии наибольшее внимание при изучении проблемы индивидуальных различий людей в  трудовой деятельности уделялось раскрытию  роли типологических особенностей нервной  системы (Е. А. Климов, 1969; К. М. Гуревич, 1971 и многие другие). Плодотворность такого подхода при изучении монотонной работы демонстрируют исследования В.И. Рождественской, Э.А. Голубевой, Л.Б. Ермолаевой-Томиной (1969), В.И. Рождественской и И.А. Левочкиной (1972). Авторам удалось показать довольно четкую связь между успешностью выполнения монотонной работы и таким типологическим параметром личности как «сила — слабость» нервной системы. Они установили, что продуктивность выполнения несложной, но отличающейся однообразием, умственной работы выше у лиц со слабой нервной системой. Однако в литературе отмечается и противоположная зависимость. Так, в опытах В. Н. Пушкина и М. М. Филатовой (1967), где использовалась другая модель монотонной деятельности, более высокий уровень работоспособности и бдительности наблюдался, напротив, у испытуемых с сильной нервной системой.
Очевидно, в  реальных производственных условиях связи  между типологическими особенностями  нервной системы и успешностью  выполнения монотонной работы еще сложнее  и многозначнее. Мы изучали этот вопрос непосредственно на производстве. У двух групп калибровщиц слюды (успешно справляющихся с плановыми нормами и систематически не выполняющими их) определялся тип нервной системы и полученные данные сравнивались с производственными показателями обследованных.
В результате исследования было установлено, что  в первой группе калибровщиц преобладают  работницы с сильной подвижной  нервной системой (76,5%), в ней далее  имеется некоторое количество работниц с сильной инертной нервной системой (17,6%) и небольшая часть — со слабой нервной системой (5,1%). Во второй группе калибровщиц большую часть  составляли лица с сильной инертной нервной системой (73,7%). Работницы  с сильной подвижной нервной  системой аттестуются на предприятии  как лучшие производственники. Из их среды выдвигаются настоящие  виртуозы своего дела — победители конкурсов «мастер — золотые  руки». Но и инертные калибровщицы из группы успешно справляющихся с работой также характеризуются администрацией положительно. От подвижных их отличает качество выполнения производственного задания: они добиваются больших успехов в экономии материала и почти не допускают брака. Иначе говоря, у них складывается свой индивидуальный стиль деятельности, который помогает им успешно справляться с работой.
Все сказанное  позволяет заключить, что хотя успешность выполнения монотонной работы (как  и любой другой) зависит от типологических особенностей нервной системы, в  какой-либо конкретной разновидности  монотонного труда в качестве профессионально важных свойств  личности могут выступать различные  их комбинации, причем доминирующим свойством совсем не обязательно будет слабость нервной системы. Так, применительно к разновидности монотонного труда, изучавшегося нами, можно утверждать, что наиболее успешно адаптируются к ней представителя сильного подвижного типа.
По четвертому вопросу. Нам неизвестны специальные  исследования, где бы изучалась связь  половых различий с предрасположенностью к переживанию монотонности. Тем  не менее бытует мнение, что женщины обладают большей врожденной сопротивляемостью по отношению к монотонности, чем мужчины. В главе приводятся данные, показывающие, что женщины действительно более успешно выполняют однообразные трудовые процессы, например, сборочно-монтажные операции на конвейерах в часовой промышленности и многие другие работы подобного типа. Но дело здесь заключается не в каких-то природных, врожденных половых отличиях, а в том, что женщина, благодаря некоторым особенностям психомоторики, с большей эффективностью использует так называемые личностные приемы борьбы с монотонностью и вследствие этого в меньшей степени, чем мужчина, склонна замечать и реагировать на однообразие труда.
Считается также, что особенно чувствительны к  переживанию монотонности люди молодые, с небольшим стажем работы и относительно высоким уровнем образования. Лица же пожилого возраста, много лет  проработавшие по специальности  и имеющие невысокий образовательный  уровень преимущественно не испытывают отрицательного психологического воздействия  монотонности труда. Исходя из материалов специального анкетного опроса, проводившегося на ряде предприятий с монотонным характером труда, мы пришли к выводу, что указанная тенденция в  определенной степени проявляется, но общей закономерности здесь все же не наблюдается.
Таким образом, влияние монотонной работы на человека преломляется через его личность и индивидуально-психологические  особенности, однако, не все «личностные» факторы имеют в данном отношении  одинаковое значение. С большой долей  уверенности можно утверждать, что  подверженность монотонности зависит  от общего склада психики (экстраверт — интроверт), темперамента и некоторых  черт характера. Тип нервной системы  также влияет на успешность выполнения того или иного вида монотонной работы, но для полного решения вопроса  о связи между типологическими  особенностями нервной системы  и субъективной склонностью к  переживанию монотонности пока еще  нет достаточных данных. Что касается таких показателей личности как  уровень развития интеллекта, возраст, а также образование и стаж работы, то между ними и чувствительностью  к монотонности прямой и доказанной связи не существует.
Глава IV. Критерии монотонности труда
В главе излагаются результаты исследования проблемы критериев монотонности труда. При решении многих научно-практических задач часто бывает необходимым оценить уровень монотонности различных работ и производственных операций. В связи с этим остро встает проблема разработки соответствующих критериев (показателей) которые бы помогали устанавливать степень монотонности труда. Мы выделяем и даем характеристику четырем группам таких критериев: 1) объективно-технологическим, указывающим на определенные производственные особенности операций; 2) критериям, отражающим динамику количественно-временных показателей трудовой деятельности; 3) физиологическим (психофизиологическим), указывающим на своеобразие функциональных сдвигов в организме работающих, 4) психологическим, указывающим на личностное отношение к выполняемой работе и определенную специфику психических процессов и состояний во время работы.
К первой группе относятся критерии повторяемости, длительности и степени сложности  операций. Они, как правило, чаще всего  и применяются в настоящее  время при оценке степени монотонности того или иного производственного  процесса. Однако наши наблюдения и  специальные лабораторные исследования показали, что этих критериев часто  бывает недостаточно для определения  действительного уровня монотонности. Нами установлено, что при определенных условиях деятельности выполнение операций сравнительно сложных и мало повторяемых  может вызывать в организме работающего  даже более значительные функциональные сдвиги и субъективно переживаться как более монотонная деятельность, чем выполнение операций простых  и гораздо чаще повторяемых в  течение рабочего дня. Это объясняется  тем, что степень монотонности каждой производственной операции определяется не одной-двумя объективно-технологическими характеристиками трудового процесса, а всей совокупностью «производственных  детерминант» (Д.А. Ошанин, 1959). Среди последних особенно важное значение имеет темп работы.
В проведенных  нами экспериментах, где моделировалось выполнение различных по структуре  и деятельности производственных операций, было обнаружено, что парадоксальная картина в характере функциональных сдвигов и в субъективной оценке работающих (когда объективно скучная, однообразная операция оценивается  как интересная, «веселая» и наоборот) наблюдается именно в том случае, когда высокий темп работы выступает  в качестве очень жесткой детерминанты трудовой деятельности. Вот почему мы считаем, что при оценке уровня монотонности совершенно необходимо использовать критерий операционного темпа, под которым следует понимать степень насыщенности единицы рабочего времени трудовыми движениями. При прочих равных условиях производственная операция тем монотоннее, чем больше насыщенность единицы рабочего времени трудовыми движениями, т. е. чем выше операционный темп
Ко второй группе относятся критерии почасовой  выработки продукции, изменения  средней длительности выполнения операций и временной вариативности. Еще  С. Уайт и его сотрудники из Британского  комитета по изучению производственного  утомления пришли к выводу, что  при выполнении монотонной работы кривая почасовой производительности имеет  типичную U-образную форму и ее вследствие этого можно использовать как  своеобразный критерий монотонности труда. Однако значительные вариации в производительности труда, наблюдавшиеся в конкретных производственных условиях, заставили  некоторых авторов подойти критически к выводу британских исследователей. Г. Роуз (1946) и П Смит (1953) отметили отсутствие стабильности и идентичности форм кривых работы, что, по их мнению, не подтверждает существование типичной «кривой монотонности»
В течение  продолжительного времени мы наблюдали  на ряде слюдяных фабрик за работой  женщин, выполняющих простую однообразную операцию щипки слюды, которая во всех отношениях (ручной труд, свободный  темп работы, сдельная оплата и т. д.) была очень удачным объектом для  изучения индивидуальной динамики продуктивности труда Мы проанализировали свыше  трехсот кривых работы и установили, что при значительном конкретном разнообразии все они имеют некоторые сходные, объединяющие их в единый тип, особенности. Так, в первой половине рабочего дня на кривых ясно выделяются две фазы: в начале смены производительность труда растет, в последующий же период падает, причем перепад носит резкий, «пикообразный» характер. Это — одна из важнейших их особенностей при выполнении монотонных операций. Во второй половине рабочего дня выработка периодически колеблется: она то увеличивается, то резко уменьшается, то снова значительно возрастает — в чем выражается еще одна отличительная особенность кривых работы.
На факт колебания  выработки в условиях монотонности указывали и раньше, но эти сведения базировались, в основном, на данных лабораторных экспериментов. Наши данные, полученные непосредственно в реальных производственных условиях, согласуются  с результатами исследований других авторов и позволяют сделать  вполне определенный вывод, что периодические  колебания производительности, нестабильный и неравномерный характер кривой работы — типичная особенность монотонного  труда. Отсюда следует, что несмотря на сложность и многозначность показателя выработки, анализ и изучение кривых работы может иметь важное значение для диагностики уровня монотонности производственных операций. В главе показано, что и другие критерии из рассматриваемой группы (изменение средней длительности операций и временной вариативности) также могут служить этой цели.
К третьей  группе критериев мы отнесли психофизиологические показатели, отражающие изменения временной  вариативности простой двигательной реакции и критической частоты  исчезновения зрительного фосфена. В результате нашего обследования представителей различных видов труда: монотонного конвейерного (клейщицы резиновой обуви), физического немонотонного (грузчики) и умственного (аспиранты) было установлено, что выполнение монотонной работы влечет за собою своеобразные сдвиги как по показателю временной вариативности двигательных реакций, позволяющему судить о равновесии процессов возбуждения и торможения, так и по показателю критической частоты исчезновения фосфена, характеризующему лабильность возбуждения. Мы пришли к выводу, что закономерные изменения этих показателей в условиях монотонной работы можно рассматривать как своего рода интегральные функционально-физиологические критерии монотонности труда. На основе обобщения многочисленных наблюдений за их динамикой в главе приводятся примерные величины изменения вариативности и КЧФ, указывающие на ту или иную степень монотонности труда.
Другой разработанный  нами подход к определению уровня монотонности связан с оценкой величины развивающегося в процессе работы утомления. Опираясь на предложенную НИИ труда  классификацию категорий утомления (1968), мы попытались выяснить, как изменяется функциональное состояние различных  систем организма при выполнении разнотипных производственных операций и на этой основе найти определенную связь между величиной утомления  и соответствующим уровнем монотонности работы.
На основании  результатов исследования мы составили  специальную таблицу, в которой  категории утомления (по данным изменения  состояния основных физиологических  систем) соотносятся с определенным типом операции. Эта таблица иллюстрирует принципиальную возможность диагностики  монотонности по совокупности функциональных сдвигов, отражающих определенную величину утомления. Кроме того, такой подход позволяет установить, на какую функциональную систему организма приходится наибольшая нервно-мышечная нагрузка при выполнении той или иной операции и учесть затем это обстоятельство при  разработке и внедрении практических рекомендаций, направленных на ослабление монотонности труда.
В четвертую  группу (психологическую) мы включили критерии удовлетворенности работой, субъективной оценки времени, критерии, указывающие на особенности некоторых  психических процессов и состояний, а также динамику субъективного  чувства усталости. Все эти критерии не позволяют давать строгую дифференциацию уровней монотонности, но их применение полезно, поскольку в известной  мере дополняет другие приемы диагностики. Так, например, анализируя и сопоставляя  личностные, субъективные оценки разнотипных  производственных операций, определяя  показатель удовлетворенности работой, можно получить важную дополнительную информацию, необходимую для правильного  решения вопроса о степени  монотонности того или иного производственного  процесса.
Разумеется, проблема критериев требует еще  дальнейшей разработки. Необходимо, в  частности, уточнить количественные показатели степени монотонности по каждой их группе, установить более детально градацию уровнен монотонности, определить ведущую группу критериев для  различных разновидностей труда, а  также решить ряд других вопросов. Тем не менее, уже сегодняшнее  состояние проблемы позволяет вести  успешную работу по обоснованию мер  борьбы с монотонностью труда. В  следующей главе диссертации  мы показываем, как, опираясь на выделенные и охарактеризованные выше критерии, нами решалась конкретная практическая задача — подбор производственных операций для организации системы  чередования трудовых функций в  условиях поточно-конвейерного производства.
Глава V. Чередование производственных операций и его психофизиологические основы
Данной главой начинается вторая часть диссертации, в которой рассматриваются основные пути и методы преодоления монотонности труда. Идея чередования (перемены) работ  и производственных операций как  средства борьбы с монотонностью  промышленного труда получила в  настоящее время широкое признание. В общефилософском и социально-экономическом  плане она была научно обоснована К. Марксом, открывшим объективный  экономический закон перемены труда. «Природа крупной промышленности, писал  он, обусловливает перемет труда, движение функций, всестороннюю подвижность  рабочего. С другой стороны, в своей  капиталистической форме она  воспроизводит старое разделение труда  с его окостеневшими специальностями... Это отрицательная сторона. Но если перемена труда теперь прокладывает себе путь только как непреодолимый естественный закон и со слепой разрушительной силой естественного закона, который повсюду наталкивается на препятствия, то, с другой стороны, сама крупная промышленность делает вопросом жизни и смерти признание перемены труда, а потому и возможно большей многосторонности рабочих, всеобщим законом общественного производства, к нормальному осуществлению которого должны быть приспособлены отношения»'.
В современных  условиях закон перемены труда находит  свое наиболее характерное проявление в развернувшемся в промышленности движении за совмещение различных профессий  и специальностей. Чередование операций как форма совмещения производственных функций в условиях сильно расчлененною труда (например, на конвейере) представляет собою частный случай проявления закона перемены труда. Уже первые практические опыты и исследования показали, что  использование системы чередования  операций дает положительные результаты и способствует преодолению монотонности труда. Однако из-за недостаточной научной  и методической разработанности  вопроса чередование еще не получило широкого применения в практике организации  различных видов промышленного  труда. Так, до сих пор не сложилось  общепринятого мнения о том, каким  должен быть ведущий принцип чередования. Одни исследователи, например, предлагают сменять более монотонные операции на мене монотонные; другие указывают, что чередовать надо операции, отличающиеся по величине затрат мускульной энергии; третьи утверждают, что любая смена  операций, независимо от их содержания, имеет положительное значение и  т. д.
Между тем, если исходить из сущности так называемого  «феномена Сеченова», дающего естественнонаучную базу для решения проблемы активного  отдыха в процессе труда, сформулировать основной теоретический принцип  чередования не столь уж трудно. Мы считаем, что в качестве такового должен стать принцип замещения  и компенсации психофизиологических функций. Его смысл заключается  в том, что при организации  чередования необходимо подбирать  такие операции, выполнение которых  активизирует у исполнителей различные  мышечные группы, нервные центры и  физиологические системы организма, или, по крайней мере, активизирует их в неодинаковой степени. Цель подобного  переключения функций — компенсировать пассивное состояние отдельных  органов и систем организма при  длительном выполнении монотонных операций определенного типа активной их работой  при переходе на производственные операции другого типа, или, наоборот, снизить  состояние чрезмерной интенсивности  и напряженности односторонне активизируемых систем и органов за счет их переключения на операции, требующие участия иных мышечных групп и нервных центров.
Мы провели  специальные лабораторные исследования, в которых экспериментальным  путем проверяли эффективность  чередования различных пар операций, смоделированных по принципу компенсации  психофизиологических функций, и оценивали  его влияние на функциональное состояние  и работоспособность исполнителей.
В ходе опытов было обнаружено, что при смене  разнотипных трудовых комплексов создаются  благоприятные физиологические  условия для проявления соответствующих  индукционных отношений между нервными центрами. Чередование способствует тому, что в ранее заторможенных  клетках центральной нервной  системы развиваются процессы возбуждения, которые усиливаются по закону нервной  индукции. Это приводит к повышению  функциональной дееспособности организма, снижению утомления и к более  продолжительному сохранению состояния  устойчивой работоспособности.
Общий вывод, к которому мы пришли в результате проведенного эксперимента, сводится к тому, что создание определенного  чередующегося «ансамбля» из простых  и однообразных движений оказывается  на функциональном состоянии организма  иначе, чем влияние отдельных  составляющих его компонентов. Практически  это означает, что из неблагоприятных  в отдельности производственных операций можно составить с помощью  чередования благоприятный трудовой комплекс, который обеспечит удовлетворительное физиологическое и психическое  состояние работающих, а также  равномерное распределение нагрузок на различные органы и части тела.
Непосредственно для практических целей нами разработана  методика организации системы чередования. Ее важнейшей составной частью является требование проведения тщательного  психофизиологического анализа  производственных операции. Последний включает в себя изучение следующих основных параметров операций: а) двигательных и временных особенностей (количества приемов и движений, их повторяемости, сложности элементов и траектории движений, силы и точности мускульных усилий, ритма и темпа); б) особенностей сенсорной и психической регуляции трудовых действий (.ведущего типа афферентации, степени напряжения отдельных сенсорных систем, характера процесса внимания). Кроме того в ходе анализа выясняется характер субъективных реакций работающего (отношение к выполняемой операции, степень переживания чувства скуки и усталости), а также динамика работоспособности и картина функциональных сдвигов в организме работающего.
Данные всестороннего  психофизиологического анализа, после  их соответствующей обработки, переносятся  на специальные карты-характеристики, в которых различные производственные операции оцениваются по ряду количественных и качественных показателей: величине напряжения отдельных мышечных групп  и сенсорных систем, уровню развивающегося в процессе работы утомления, степени  монотонности и т. д. Это позволяет  подобрать и рекомендовать для  чередования такие пары операций. которые в процессе труда функционально компенсируют друг друга.
Опыт организации  системы чередования операций был  осуществлен нами на одном из конвейерных  потоков Иркутской обувной фирмы  «Ангара». Как мы и предполагали на основании данных лабораторного  эксперимента, в условиях чередования  наблюдалось прежде всего значительное сокращение затрат времени на выполнение операций. Слабее также было выражено предфинальное увеличение длительности трудовых циклов, которое обычно происходит вследствие интенсивного развития утомления к концу рабочего дня. Сравнение кривых временной вариативности операций показало, что чередование положительно сказывается и на ритмичности совершения трудовых действий. Коэффициент временной вариативности операций при смене деятельности не превышал 15%, тогда как при непрерывной работе на одной и той же операции он был равен 20%.
Данные психофизиологического  обследования рабочих, приводимые в  главе, говорят о том, что и  функциональное состояние организма  во время чередования улучшается. Так, частота пульса у всей группы обследованных лиц хотя и увеличивалась  к концу работы, по сравнению с  исходной величиной, но в меньшей  мере, чем без смены деятельности. Артериальное давление сохранялось  в течение рабочего дня относительно стабильным. В меньшей степени снижался также показатель мышечной силы и выносливости. Но особенно существенные сдвиги в положительную сторону отмечались по показателю времени зрительно-моторной реакции. Если без перемены деятельности время реакции возрастало в среднем на 21,2% по сравнению с фоновыми замерами, то при чередовании оно увеличивалось лишь на 5,1%. Это, несомненно, говорит о менее интенсивном развитии процессов торможения вследствие ослабления монотонности работы. На основании опроса и анализа «фотографий самочувствия» было также установлено, что при перемене деятельности в меньшей степени переживается субъективное ощущение усталости.
В силу комплекса  причин физиологического и психологического характера чередование операций приводит к значительному улучшению  производственно-экономических показателей  труда. В главе приводится расчет экономической эффективности от внедрения чередования. Показано, в  частности, что в результате сокращения затрат времени на операции удалось  добиться снижения трудоемкости работы на 4496 чел.-час. и повысить производительность труда на 16,1%. Общая же условно-годовая экономия (с учетом повышения сортности продукции) составила на нашем потоке 14451 руб. Таким образом, систему чередования производственных операций, построенную на основе предложенного нами психофизиологического принципа, можно рассматривать как одну из наиболее перспективных форм дальнейшего совершенствования организации труда и снижения его монотонности.
Глава VI. Внутрисменный режим труда и отдыха при  выполнении монотонной работы
Принципы  рациональной организации режима труда  и отдыха для различных отраслей промышленности разработаны в исследованиях  М.И. Виноградова (1935), 3.М. Золиной (1967), С.А. Косилова (1971), С. И. Горшкова и Н.П. Калининой (1963; 1970) и других авторов Мы рассматриваем в главе особенности его построения в условиях монотонной работы. Так, в частности, на основе имеющихся исследований формулируются некоторые общие положения о необходимом количестве, длительности и распределении перерывов на отдых, о роли сторонних раздражителей (функциональной музыки, чтения художественной литературы) и по ряду других вопросов.
Большое внимание уделено в главе описанию и  анализу, практического опыта по проектированию и внедрению рационального  режима труда и отдыха для особо  монотонного вида работы (ручная щипка  слюды), который был осуществлен  на Нижнеудинской слюдяной фабрике. Принимая участие в разработке плана НОТ для указанного предприятия, мы изучили динамику работоспособности у щипальщиц слюды, провели наблюдения за их субъективным состоянием, а выборочную группу работниц подвергли тщательному психофизиологическому обследованию, в ходе которого установили характер, уровень и направленность функциональных сдвигов в основных физиологических системах организма.
Анализ полученных материалов позволил нам придти к  заключению, что установленный в  цехе режим труда и отдыха не учитывал объективных сдвигов в динамике работоспособности. Регламентированные перерывы на отдых не предваряли фазы утомления и приходились на такие  моменты рабочего дня, когда производительность труда начинала уже интенсивно снижаться. Когда мы сопоставили величину и  направленность функциональных изменений  по всем регистрировавшимся в ходе обследования показателям (пульсу, артериальному  давлению, времени зрительно-моторной реакции, мышечному тремору руки и другим), то обнаружили, что наиболее интенсивные сдвиги (статистически  значимые) наблюдались чаще всего  в первой половине рабочего дня. Изменения  психофизиологических показателей  корректировали с результатами хронометражных замеров, которые также свидетельствовали, что особенно выраженные спады в  производительности труда приходятся на первую половину рабочего дня. Этот факт говорил о серьезных недостатках  в организации режима труда и  отдыха.
Учитывая  полученные результаты, мы разработали  для цеха щипки слюды новый  режим труда и отдыха, отличавшийся от прежнего количеством, содержанием  и местоположением регламентированных перерывов на отдых. Важным его элементом стала функциональная музыка, применение которой на монотонных прудовых процессах приносит заметную пользу. Мы также посчитали целесообразным сохранить в структуре нового режима труда и отдыха и такое мероприятие, широко используемое на слюдяных фабриках, как чтение художественной литературы. Этот своеобразный путь борьбы с монотонностью труда, рожденный непосредственно практикой, высоко оценивается самими работающими и руководством предприятий. Мы, однако, внесли ряд рекомендаций, направленных на более разумное его использование.
Все режимные моменты рабочего дня (.вводная и  производственная гимнастика, перерывы на отдых, сеансы вещания функциональной музыки, литературное чтение) были равномерно распределены на протяжении смены, но они в новых условиях не просто насытили рабочий день, а были приурочены к «критическим» моментам в трудовой деятельности, т. е. к таким временным  точкам, когда намечался спад производительности труда, интенсивнее начинало развиваться  утомление, усиливалось состояние «насыщения» и т. д.
После нескольких месяцев опытной проверки рекомендованного к внедрению режима труда и  отдыха было проведено контрольное  психофизиологическое обследование работниц и изучена динамика производительности труда (наблюдению подвергалась та же группа щипальщиц, что и на первом констатирующем этапе исследования). Приводимые в главе данные показывают, что общее функциональное и психическое состояние работающих при новой структуре режима труда и отдыха значительно улучшилось. Следует особо подчеркнуть то обстоятельство, что понизилась категорийность развивающегося в процессе работы утомления. Последнее по степени проявления приблизилось к нормальному физиологическому уровню. Новый режим положительно отразился и на производительности труда. Если раньше работница расщипляла в среднем 1,98 г слюды в минуту, то после внедрения наших рекомендаций выработка готовой продукции поднялась до 2,21 г в минуту.
В течение 1969—1970 гг. на новый режим труда и отдыха перешли все участки и цеха, где производится щипка слюды. По итогам производственно-финансовой деятельности за 1971 г. Нижнеудинская слюдяная фабрика впервые за 40 лет своего существования превратилась из планово-убыточного предприятия в рентабельное. Это стало возможным не только за счет постоянного совершенствования технологии производства, но и за счет широкого использования мероприятий по научной организации труда, среди которых положительную роль сыграли, несомненно, и психофизиологические рекомендации, внедренные на фабрике.
Огромное  разнообразие видов и форм труда, в том числе и монотонных, исключает  возможность дать какой-либо универсальный  «рецепт» построения рационального  режима труда и отдыха. Поэтому  в каждом конкретном случае для его  обоснования пока еще требуется  проведение специальных исследований. Тем не менее, литературные данные и  результаты нашей работы позволяют  сделать ряд общих выводов, с  которыми следует считаться при  организации монотонной трудовой деятельности.
Во-первых, необходимо, чтобы режим труда и отдыха учитывал факт быстрого развития процессов  торможения в нервной системе  уже в первые часы работы на монотонных операциях. В связи с этим в первой половине смены целесообразно устанавливать вводную гимнастику, дополнительные перерывы на отдых, функциональную музыку и другие виды сторонних раздражителей, повышающих функциональную дееспособность организма. Подобную же структуру должна иметь и вторая половина рабочего дня. Кроме того, в период снижения общей физиологической готовности организма к работе, который приходится на участок времени между 14 и 16 часами суток, полезно предусматривать большую частоту воздействия сторонних раздражителей и увеличивать количество регламентированных перерывов на отдых.
Во-вторых, режимные моменты рабочего дня (гимнастика, перерывы, действие сторонних раздражителей) оказываются эффективными только в  том случае, если их характер и местоположение строго учитывают соответствующие  «критические моменты» трудового процесса, выявить которые позволяет анализ динамики работоспособности и изучение психофизиологических сдвигов в  организме работающих. Вот почему без необходимых научных данных указать точное время расположения режимных моментов на том или ином конкретном производстве невозможно, однако, общее правило состоит здесь в том, что при монотонной работе их должно быть больше, чем при другой.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.