На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Вина в гражданском праве

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Федеральное агентство по образованию
    Государственное образовательное учреждение
    высшего профессионального образования 
    Иркутский государственный университет
    Юридический институт
    Кафедра гражданского права 
 

    Вина  в гражданском  праве 

                                             Курсовая работа
                                                 студента 3 курса
                                                 дневного бюджетного отделения
                                                 гр. 09313 – д.
                                                 Борхонова Б.М. 

    Защищена  «    »___________2009 г.
    с оценкой_____________________
    Подписи______________________
                   ______________________
                                                 Научный руководитель:
                                                 преподаватель
                                                 Лапшина А.С.  
 
 
 

      Иркутск 2009 

Содержание
    Введение……………………………………………………………………………………3
    Глава 1. Понятие вины в гражданском  праве: история и современность………….…..5
    Глава 2. Вина как основание гражданско-правовой ответственности: теория и практика………………………………………………………………………………...……….15
    Заключение……………………………………………………………………………..…25
    Список  использованной литературы…………………………………………………....28 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
    Гражданско-правовая ответственность имеет свои особенности, обусловленные спецификой гражданского права. Вопрос об ответственности за гражданские правонарушения нельзя рассматривать в отрыве от социально-экономических условий общества и причин, порождающих эти правонарушения. С одной стороны, это особое последствие аномальной динамики гражданского правоотношения, представляющее собой реализующееся содержание особого правоотношения ответственности, а с другой - основание дальнейшей нормальной динамики гражданского правоотношения (в тех случаях, когда нарушенное отношение продолжает существовать). В последнем своем значении ответственность направлена на выправление аномальной стадии динамики гражданского правоотношения, на исправление существующего положения.
    Гражданско-правовая ответственность состоит в применении к правонарушителю мер имущественного характера, что выражается в возложении на правонарушителя неблагоприятных имущественных последствий за его действия. Ответственность, являющаяся следствием неисполнения обязанности, должна выражаться либо в замене неисполненной обязанности новой обязанностью, как это, например, имеет место при возложении на лицо, причинившее ущерб, обязанности по его возмещению, либо в присоединении к нарушенной обязанности новой, дополнительной, как это, например, имеет место при возложении на лицо, нарушившее договор, обязанности исполнить его и возместить причиненные убытки. Имущественные санкции, возлагаемые на правонарушителя, взыскиваются в пользу потерпевшей стороны.
    Еще одна, характерная для мер гражданско-правовой ответственности, особенность заключается  в том, что, вызывая отрицательные последствия для правонарушителя, она обеспечивает также восстановление прежнего положения для потерпевшего. Благодаря такому характеру гражданско-правовых санкций, их применение оказывает активное воздействие на общественные отношения в двух направлениях. Во-первых, путем установления отрицательных последствий для правонарушителя они оказывают на участников имущественных отношений определенное воспитательное воздействие. Во-вторых, путем возмещения потерпевшему причиненного вреда гражданско-правовые санкции способствуют не только восстановлению имущественной сферы потерпевшего от правонарушения, но и обеспечивают восстановление самих нарушенных правоотношений.
    В качестве основания привлечения  лица к гражданской ответственности  называют вину. 
    В настоящее время существует значительное количество исследовательских работ, посвященных правовой ответственности. Однако, несмотря на достижения в разработке ее теоретических аспектов, многие вопросы, в том числе о содержании понятия вины, ее значении в гражданском праве, особенности применения норм законодательства о вине, продолжают оставаться дискуссионными.
    Продолжая тему использования в отечественном  законодательстве слова «вина» и  однокоренных ему слов, обратимся  к Гражданскому кодексу Российской Федерации (далее - ГК РФ). Указанные термины законодатель использует во многих статьях ГК РФ преимущественно для следующих целей: обязать субъекта гражданских правоотношений доказывать, что обязательство было нарушено не по его вине; обязать сторону доказывать, что заблуждение возникло по вине другой стороны; произвести оценку степени вины субъекта гражданских правоотношений. Помимо этого Гражданским кодексом вводятся такие понятия, как «виновные действия», «ответственность независимо от вины».
    Вина  в гражданском праве специфична в силу специфики самих гражданских правоотношений (особые основания и порядок возникновения, прекращения, изменения, субъектный состав), особенностей правового регулирования (в основном диспозитивное регулирование), характерные основания привлечения к гражданско-правовой ответственности. Однако, на сегодняшний день, до сих пор многие исследователи рассматривают вину в гражданском праве с точки зрения теории вины, выработанной наукой уголовного права.
    Именно  поэтому исследование специфики вины в гражданском праве, применение норм о вине должно стать предметом отдельного исследования с учетом сложившегося законодательства, а так же практики его применения судами.
    Настоящее исследование выполнено на основе изучение нормативно-правовых актов, научной и учебной литературы разных лет, а так же последней судебной практики, вынесенной на основании норм гражданского законодательства о вине.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 1. Понятие вины в гражданском праве: история и современность
    В римском праве не существовало общего определения понятия вины - она характеризовалась через формы. «В дореволюционном гражданском законодательстве России также не было общей нормы о вине. Гражданское законодательство зарубежных стран в большинстве случаев не содержит такой нормы»1. Долгое время в советской цивилистической литературе правовая категория вины не анализировалась специально. Ее характеризовали через формы (умысел и неосторожность) и считали это достаточным для понимания сущности вины. Такой подход к определению вины О.С. Иоффе метко назвал «перечневым»2.
    Как совершенно справедливо отмечал  В.Т. Смирнов, «если бы можно было ограничиться определением вины лишь через ее виды (формы), то не было бы и самой проблемы вины»3. Аналогичная мысль была высказана в свое время Г.К. Матвеевым, который считал, «что разработанность учения о вине уголовно-правовой наукой не освобождает цивилистов от ее исследования. Несмотря на общность понятия вины в советском праве, вина в гражданском праве имеет ряд существенных специфических черт и зачастую приобретает особый смысл: «вина юридического лица», ответственность «за чужую вину», случаи «безвиновной» ответственности»4.
    Вина, как и противоправное деяние, является собирательным понятием, которое  имеет общий характер и должно включать в себя единые признаки, присущие всем ее формам и видам. В Гражданском кодексе РФ, в отличие от прежних отечественных гражданских кодексов, впервые введено определение понятия вины.
    По  мнению сторонников «объективистской»  концепции вины, в этом определении  нашел отражение именно объективный подход. Причем его появление расценивается как начало кардинальных изменений в направлении исследований вины в гражданском праве, «ранее сориентированных на усиленно насаждаемые в цивилистике уголовно-правовые подходы к пониманию вины». Однако эти надежды не оправдались. В цивилистической литературе продолжает господствовать понимание вины как психического отношения правонарушителя к своему противоправному поведению и его последствиям (А.М. Белякова, Т.И. Илларионова, Н.С. Малеин, Г.К. Матвеев, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак и др.). В литературе последних лет многие авторы также придерживаются «психологической» концепции вины (Е.В. Бутенко, О.В. Дмитриева, А.А. Тебряев, А.Ю. Францифоров, Ю.В. Францифоров, В.А. Хохлов и др.).
    Такое понимание вины сформировалось в цивилистике под влиянием исследований уголовного права. В уголовном праве правовая ответственность наиболее ярко выступает как личная ответственность физических лиц, поэтому в центре внимания всегда находились вопросы их психического отношения к совершенному преступлению и его последствиям. В уголовно-правовой литературе главенствует представление о вине как об особом психическом явлении - психическом отношении лица, совершившего общественно опасное деяние, преследуемое уголовным законом. Хотя существует и другая, оценочная концепция вины, согласно которой суть вины составляет отношение общества к противоправному поведению правонарушителя и последствиям этого поведения.
    В любом случае сторонники «психологического» понимания вины видят ее суть в психическом отношении. Подходы к рассмотрению вины у психологов и правоведов неодинаковы. Юристы при описании данного феномена ссылаются на «необходимость наличия психологических познаний для точного определения содержания вины. Однако психологам неизвестно данное понятие, оно считается чисто юридической дефиницией. Формы вины (умысел и неосторожность) также не имеют «готовых» психологических аналогов»5.
    В цивилистике виновное психическое  отношение глубоко не исследуется. Характеристика ограничивается, как правило, указанием на наличие такового при вине, без детального анализа. Конечно, это не означает, что психологические аспекты вины не исследовали в гражданско-правовой литературе, но все же акцент делался в основном на волевом компоненте вины. Особенно значительный вклад в разработку понятия воли при вине внес В.А. Ойгензихт, работы которого до сих пор считаются базовыми в цивилистике.
    Вина - один из видов психического отношения  к окружающей действительности. Для  уяснения сущности вины необходимо иметь представление о свойствах, присущих данному психическому отношению. Оно как особое психологическое явление обладает определенными сущностными признаками:
    1) наличие сознательного отношения  субъекта, при котором адекватно  отражается окружающая действительность и ее явления;
    2) наличие осознанного отношения  субъекта. Сознание понимается как  общее свойство всех проявлений  психики человека; обладая сознанием,  субъект способен адекватно относиться  к окружающей действительности. Осознание же более узко и предполагает понимание значения каких-то определенных действий. Осознанность является общей чертой, присущей вине и ее формам. Исключение составляет неосторожность, при которой результат противоправного деяния не осознается. При неосторожности существует лишь абстрактное предвидение возможных неблагоприятных последствий. Однако неосторожность не была бы формой вины, если бы в ней не отражалось психическое отношение, но проявляемое субъектом только к своему противоправному деянию, а не к его результату;
    3) «выражение определенных эмоций, чувств правонарушителя, которые, как правило, имеют негативную окраску»6. Виновный правонарушитель при совершении противоправного деяния выражает отрицательное отношение или пренебрежение к установленным в обществе обязательным правилам поведения (хотя не исключено и безразличное отношение). Исследователи вины выделяют такой ее признак, как отрицательное отношение правонарушителя к интересам общества, справедливо полагая, что он позволяет отграничить вину от других форм субъективного отношения к поведению и его результату. Этот дополнительный признак вины был впервые назван О.С. Иоффе и в настоящее время признан большинством цивилистов.
    Для виновного психического отношения  характерно сочетание интеллектуальных и волевых моментов, которое является определяющим при установлении форм вины, разграничении умысла и неосторожности. Для понимания сущности самой вины вариант сочетания значения не имеет - важно наличие самого психического отношения к противоправному деянию и его результату, в котором отражается пренебрежение или безразличие к интересам общества;
    4) негативное отношение правонарушителя  к интересам государства и  общества проявляется в выборе  противоправного варианта поведения.  Многие правоведы расценивают  выбор такого поведения как дефект (порок) воли правонарушителя и именно в этом видят суть вины. В частности, Г.К. Матвеев полагал, что правонарушением может считаться лишь такое противоправное действие лица, которое является результатом его порочной воли. Т.И. Илларионова также полагала, что психическое отношение при вине проявляется в отношении к избираемому варианту поведения и его последствиям и свидетельствует об определенном пороке воли. По мнению Е.В. Бутенко, выявление порочной воли в договоре само по себе достаточно для вывода о наличии вины. Он определяет вину как выраженную вовне умышленно или неосторожно такую волю должника, которая отлична от его воли, закрепленной в договоре.
    Но  не только воля правонарушителя определяет вину (скорее, воля является следствием отрицательного отношения к интересам общества). Вина представляет собой сложное явление, основанное на взаимосвязи всех психических процессов, в том числе и волевых. Негативное отношение вызвано эмоциями и чувствами, которые влияют на волю, обусловливают принятие решения, противоречащего интересам общества.
    Представляется, что осознанный выбор противоправного  варианта поведения нельзя рассматривать  как порок воли. Если у человека была объективная возможность выбирать, какое действие совершить в определенной ситуации, то дефект воли отсутствует. При этом из имеющихся вариантов правомерного и противоправного поведения правонарушитель сознательно и осознанно выбирает второй.
    В.Н. Кудрявцев справедливо отмечал, что «механизмы правомерного и противоправного поступков по форме состоят из одних и тех же психологических элементов, наполненных разным социальным и идеологическим содержанием. В обоих случаях в механизмах поведения отражается внешняя среда, в которой проявляется личность человека. Конечно, поведение правонарушителя можно расценивать как неадекватное, если иметь в виду, что с точки зрения общества он действует вопреки закону. Однако нельзя не видеть, что это поведение вполне соответствует тому субъективному значению, которое лицо придает данному событию в условиях ограниченности кругозора, особенностей социальной ориентации, взглядов, интересов виновного и т.д.»7;
    5) отношение общества к правонарушению  и субъекту, его совершившему, которым  выражается оценка неправомерного  поведения сознательного индивида с точки зрения реально существующих в конкретный исторический период и одобряемых большинством членов общества правил.
    Идея  «объективистской» («поведенческой») концепции вины заключается в том, что вина должна определяться через объективные, а не субъективные признаки. По мнению сторонников этой концепции (Б.И. Путинский, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, Е.А. Суханов), вина представляет собой непринятие мер по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения. Разумеется, право на существование имеет любая научная концепция вины. Но при игнорировании элементов психического отношения правонарушителя к своему противоправному поведению и его результату возникает опасность возврата к тому самому принципу объективного вменения, от которого долгие годы пытались отойти ученые, исследующие правовую ответственность. И первый шаг в этом направлении - размывание границы между противоправным поведением и виной. Вина неразрывно связана с другим обязательным условием правонарушения противоправностью поведения. Однако эта связь не должна расцениваться как отождествление. Вина характеризует лишь внутреннее психическое отношение правонарушителя к совершенному деянию. Само противоправное деяние и его последствия - это выраженный вовне объективный результат такого отношения.
    Приверженцы «объективистской» теории вины считают, что в определении понятия вины (ст. 401 ГК РФ) заложен именно объективный подход. При этом они ссылаются на абзац второй п. 1 данной статьи, где невиновность лица характеризуется как принятие всех мер, которые требовались от него по характеру обязательства и условиям оборота.
    Такой взгляд совершенно обоснованно подвергается сомнению. В частности, отмечается, что так называемый объективный  критерий содержит и элементы субъективного. Внимательность и заботливость являются психологическими категориями, свидетельствующими об определенной степени активности психических процессов человека. Они находятся в плоскости субъективной реальности и относятся к его личным критериям. О.В. Дмитриева считает, что «внимательность и заботливость являются показателями определенной степени интеллектуальной и волевой активности»8. Кроме того, по мнению некоторых авторов, в абзаце втором п. 1 ст. 401 ГК РФ речь идет все же не о вине, а о невиновности. Причем о признании субъекта невиновным, что не позволяет отождествлять это положение с характеристикой самой невиновности. Признание невиновным - это лишь итоговый результат определенного исследовательского процесса.
    Определение понятия вины дано в абзаце первом п. 1 ст. 401 ГК РФ9, причем через ее формы (умысел и неосторожность), которые, безусловно, являются субъективными психологическими категориями (этого не отрицают и сторонники «объективистской» концепции вины). Умысел и неосторожность различаются по степени соотношения интеллектуального и волевого моментов психического отношения. Поэтому утверждение о том, что законодатель при создании ГК РФ отказался от понимания вины как психического отношения, представляется несколько категоричным и не находит подтверждения при анализе п. 1 ст. 401 ГК РФ.
    С позиции «объективистской» концепции вины ст. 401 ГК РФ является общей нормой о вине как об условии гражданско-правовой ответственности, независимо от ее вида. Определение понятия вины, предусмотренное данной статьей, распространяется как на договорную, так и на деликтную ответственность.
    Однако  это не соответствует истинному  положению вещей. Статья 401 расположена  в главе 25 «Ответственность за нарушение обязательств» ГК РФ, в нормах которой речь идет об ответственности за нарушение уже существующего обязательства. Деликтное обязательство возникает только в момент причинения вреда, а до этого оно не существует. Причинением вреда нарушаются, как правило, абсолютные правоотношения, обязательствами не являющиеся. Поэтому применение ст. 401 ГК РФ к случаям деликтной ответственности нельзя считать правомерным. Условия ответственности за причинение вреда указаны в другой норме - ст. 1064 ГК РФ, правда, в ней не дается определение понятия вины как условия деликтной ответственности, но нет и отсылки к п. 1 ст. 401 ГК РФ. В литературе высказано мнение, что, поскольку в законодательстве отсутствует определение понятия вины причинителя вреда, при привлечении его к ответственности нужно применять по аналогии п. 1 ст. 401 ГК РФ.
    Считаем, что договорная и деликтная ответственность существенно отличаются друг от друга. Различия наблюдаются в субъектном составе; условиях ответственности, в том числе ответственности без вины; основаниях освобождения от ответственности и уменьшения ее размера.
    Еще одной проблемой в исследовании вины в цивилистической науке становится уже упоминавшиеся вскользь выше попытки некоторых исследователей соотносить по разным основаниям и критериям вину в гражданском праве и уголовном, «подгоняя» при этом признаки первой под вторую.
    Юридическая ответственность по общему правилу  наступает лишь за виновное причинение вреда. Общая теория права в представлении  о вине исходит из общей формулы: «без вины нет ответственности».
    Как уже указывалось выше, в теории права вина определяется как психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его результатам. Для признания лица виновным необходимо осознание им того, что его поведение нарушает охраняемые законом интересы другого лица, т.е. осознание общественно вредного характера своего поведения и возможности наступления отрицательных последствий.
    «Подобное понимание вины полностью укладываются в представление о вине в науке  уголовного права и соответствует  основным началам возложения уголовной  ответственности. При этом взгляд на вину как на общеотраслевую категорию разделяют большинство цивилистов. Однако именно такое субъективное понимание вины в последнее время вызывает все больше возражений среди исследователей гражданско-правовой ответственности»10.
    Критические точки зрения на понимание вины с позиции теории права (и, в частности, уголовного права) не в последнюю очередь связаны с представлением о том, что юридическое лицо, которое также является субъектом ответственности за причинение вреда, не может проявлять психического отношения к своему поведению и к его последствиям. В частности, Ю.Б. Фогельсон отмечает, что «воля и вина как психические проявления относятся к внутреннему миру участников оборота, а внутренний мир организации в праве не рассматривается»11.
    В то же время сторонники субъективного понимания вины отмечают, что психическое отношение лица к своему противоправному поведению в равной мере применимо как к гражданам, так и к юридическим лицам. «Вина последних иначе и не может проявиться, как только через виновное поведение работников соответствующей организации при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей...»12. Это объясняется тем, что действие организации всегда проявляется в действии его работников.
    Аналогичная ответственность предусматривалась  еще в римском праве, однако там она выражалась в ответственности хозяина и трактовалась как вина в подборе персонала (culpa in eligendo). Так, например, хозяин корабля, гостиницы или постоялого двора нес ответственность в случае, если кто-либо из его служащих совершал воровство или наносил имущественный ущерб пассажиру или постояльцу.
    Подобный  случай ответственности отмечал  и Г.Ф. Шершеневич. «Существовавший  на тот момент закон исходил из того, что господа и верители ответствуют  за вред и убытки, причиненные их слугами и поверенными при исполнении их поручений, сообразно с приказанием или полномочием»13. В данном случае Г.Ф. Шершеневич указывает на то, что «ответственность господина за неправомерное действие слуги, совершенное согласно данному приказанию, основывается на вине самого хозяина. Например, хозяин приказывает своему кучеру быстро ехать по многолюдной улице, и в результате оказывается раздавленным человек. В основании такой ответственности за помощников может быть также положено предположение недостаточного внимания при выборе сотрудников».
    Подобный  взгляд, что вина юридического лица выражается в невнимательном выборе работника, разделял М.М. Агарков. Однако, очевидно, если рассмотреть ситуацию от противного, то можно сделать  вывод о том, что, если при найме работника юридическое лицо проявило должную внимательность, но его действия тем не менее привели к возникновению вреда, юридическое лицо должно быть освобождено от ответственности. По мнению Е.А. Суханова, несостоятельность подобного положения очевидна.
    Одна из наиболее распространенных точек зрения относительно сущности юридического лица была высказана в свое время Савиньи. Согласно этой точке зрения юридическое лицо представляет собой правовую «фикцию»: законодатель в практических целях признает за юридическими лицами свойства человеческой личности, олицетворяет их и, такими образом, создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве абстрактного понятия. Фактически юридическое лицо - это коллективный субъект, состоящий из отдельных личностей, в деятельности которых проявляется деятельность юридического лица. Именно такое понимание юридического лица позволяет сторонникам субъективного понимания вины делать вывод о том, что психическое отношение юридического лица проявляется в психическом отношении к противоправному действию отдельного работника.
    Рассмотренные точки зрения высказывались авторами в попытке обосновать вину юридического лица в том виде, в котором вина понимается в уголовном праве. Неопределенности в понимании сущности вины в гражданском праве в немалой степени способствует отсутствие в законодательстве легального определения вины, которая должна учитываться при возложении деликтной ответственности. В.М. Болдинов, в частности, отмечает, что обращение советских цивилистов при определении понятия вины к дефинициям уголовного закона было закономерно вызвано тем, что законодатель последовательно отказывался дать легальное определение вины и указать признаки форм виновности в гражданском праве.
    Однако  принципиальное отличие целей и  функций гражданско-правовой и уголовной ответственности привносит определенные особенности в понимание вины в гражданском праве. Для возложения уголовной ответственности в первую очередь необходимо определение степени общественной опасности преступника, и для этого, безусловно, необходимо уяснение, каково же его психическое отношение к совершенному преступлению и его последствиям. В то же время гражданскую ответственность относят к правовосстановительной ответственности, целью которой в первую очередь является не покарание и перевоспитание правонарушителя, а восстановление незаконно нарушенного права. Таким образом, при применении мер гражданско-правовой ответственности нас в первую очередь должен интересовать сам причиненный вред и также то, принял ли правонарушитель объективно возможные меры, чтобы не допустить причинение вреда, а не каково было его субъективное, психическое отношение к своему поведению.
    Сделанный вывод может быть подкреплен нормой действующего гражданского законодательства. Современный Гражданский кодекс РФ в отличие от предыдущих дает возможность сформулировать понятие вины, отталкиваясь от понятия невиновности, которое может быть применимо как к договорной, так и к внедоговорной ответственности. Так, согласно абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
    Безусловно, данная норма не безупречна и представляет собой, скорее, не понятие вины в гражданском праве, а определенные критерии, которыми мы можем пользоваться в теории при определении понятия вины (в данном случае - через определение понятия невиновности). Таким образом, основываясь на абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, под виной в гражданском праве следует понимать непринятие правонарушителем мер для надлежащего исполнения обязательства, которые были необходимы при той степени заботливости и осмотрительности, которые требовались от лица по характеру обязательства и условиям гражданского оборота.
    Подобное  определение вины лишено какой-либо субъективности. Как справедливо  отмечает Ю.Б. Фогельсон, конструкция  вины в ст. 401 ГК РФ состоит из двух составляющих:
    а) принятие должных мер, что, несомненно, относится к вполне объективным внешним проявлениям деятельности участника оборота;
    б) проявление должной степени заботливости и осмотрительности при определении  того, какие меры должны быть приняты. Проявлены они должны быть таким  образом, чтобы можно было провести сопоставление с характером обязанности и условиями оборота. При этом «недостаточно проявить заботливость и осмотрительность лишь внутри участника оборота. Необходимо, чтобы это было проявлено вовне в форме поведения, т.е. в виде действия или бездействия». Следовательно, данный признак вины также вполне объективен.
    Таким образом, мы не отрицаем в целом основного  подхода к пониманию вины, выработанного  общей теорией права, так как, безусловно, при совершении неправомерных  действий отдельные граждане, работники юридического лица или должностные лица государственных органов осознают значение своих поступков, и соответственно их действия могут быть квалифицированы как умышленные или неосторожные. Тем не менее представляется, что при рассмотрении понятия вины в гражданском праве несколько по-иному должны быть расставлены акценты.
    Все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:
    Во-первых, вина представляет собой сознательное и осознанное психическое отношение  правонарушителя к своему противоправному  поведению и его результату, проявляющееся в пренебрежении или безразличии к интересам государства и общества и, соответственно, в выборе противоправного, антисоциального варианта поведения. Помимо этого, составляющей вины выступает отношение самого общества к правонарушителю и его поведению, однако приоритет при характеристике вины отдается первому признаку.
    Во-вторых, в ГК РФ отсутствует институт, посвященный  общим положениям о гражданско-правовой ответственности, в том числе  основаниям и условиям ее возникновения, а также освобождения от ответственности. Необходимость разработки и введения такого института очевидна, а научные изыскания в данной сфере перспективны. Как минимум одна из норм этого института должна предусматривать общее основание и условия гражданско-правовой ответственности. Предположительно она должна состоять из трех пунктов: первый должен быть посвящен основанию и условиям ответственности за вину, второй - основанию и условиям ответственности без вины. В третьем пункте могут быть предусмотрены общие основания освобождения от гражданско-правовой ответственности, а также оговорены особые правила освобождения от договорной и деликтной ответственности.
    В-третьих, вину в гражданском праве нельзя рассматривать с точки зрения вины в уголовном праве. Уголовно-правовое нарушение (преступление) и гражданское правонарушение, а так же уголовная и гражданская ответственность понятия разнородные в силу объективных причин: преступление и гражданское правонарушение имеют разную правовую сущность, различный состав, ответственность уголовная и ответственность гражданская имеют разные цели применения: уголовная – в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений; гражданская ответственность как правило носит компенсационный характер. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Глава 2. Вина как основание гражданской ответственности: теория и практика
    В соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские  права и обязанности возникают  из оснований, предусмотренных законом  и иными правовыми актами, а  также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
    В соответствии с этим гражданские  права и обязанности возникают: 1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, но не противоречащих ему; 2) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей; 3) из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности; 4) в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом; 5) в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности; 6) вследствие причинения вреда другому лицу; 7) вследствие неосновательного обогащения; 8) вследствие иных действий граждан и юридических лиц; 9) вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.
    Согласно  п. 2 ст. 307 ГК РФ обязательства возникают  из договора, вследствие причинения вреда  и из иных оснований, указанных в  гражданском кодексе. Тем самым  законодатель еще более расширяет  круг юридических фактов, которые  могут послужить основанием для возникновения прав и обязанностей.
    Несмотря  на то, что действующее гражданское  законодательство дает открытый перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, целом все основания или юридические факты можно разделить на правомерные или неправомерные. Так, например, договор поставки лесопродукции, акт органа власти местного самоуправления о предоставлении жилья по договору социального найма, решение суда о признании права на какое-либо имущество – правомерные юридические факты, на основании которых для субъектов гражданского оборота наступают соответствующие права и обязанности. При этом неосновательное обогащение (п.1 ст. 1102 ГК РФ), причинение вреда другому лицу – неправомерные юридические факты, которые в своей сущности представляют собой правонарушения. 
    Как уже говорилось выше, при рассмотрении проблемы вины в гражданском праве  необходимо разделять вину в обязательствах из правомерных действий субъектов гражданского оборота и вину в обязательствах из деликтов. Исходя из разной юридической природы и сущности этих двух явлений, их истоков (обязательства из договоров – изначально правомерны, обязательства из деликтов – неправомерны изначально) поэтому феномен «вины» по-разному применяется в гражданском праве к этим двум видам обязательств.
    Именно  поэтому применение норм гражданского законодательства о вине при решении  вопроса о привлечении субъекта к гражданской ответственности  специфично по отношению к различным  обстоятельствам. В связи с вышесказанным, представляется необходимым отдельно рассмотреть значение вины в правоотношениях, возникших из правомерных действий субъектов и в правоотношениях, основания возникновения которых – неправомерные действия лиц.
    Гражданско-правовая ответственность (внедоговорная и  договорная) основывается на принципе вины с исключением (ст. 401, 1064 ГК РФ). Однако существует особенность, закрепленная в абз. 2 п. 1 ст. 1064 ГК РФ: законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
    В соответствии с п. 1 ст. 401 ГК РФ ответственность за нарушение обязательства наступает для должника только в том случае, когда в нарушении обязательства есть его вина. Вина может выступать как в форме неосторожности, так и в форме умысла. При этом в качестве общего правила не вводится каких-либо различий в установлении ответственности в зависимости от того, в какой форме проявилась вина нарушителя обязательства.
    Судя  по названию рассматриваемой статьи, в ней должны рассматриваться  все четыре основания возникновения  ответственности за нарушение обязательств: противоправность поведения должника, наличие убытков, причинно-следственной связи между поведением должника и убытками, вина должника. Фактически данная статья рассматривает лишь вопрос о вине должника как условии возникновения ответственности.
    Абзац 1 п. 1 ст. 401 ГК РФ содержит общую норму  о том, что ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства возникает лишь при наличии вины должника. «В данном случае под ответственностью понимаются меры по изъятию и передаче кредитору имущества, которое должник не обязан был передавать кредитору, если бы обязательство не было нарушено: неосновательное обогащение подлежит возврату независимо от наличия вины»14.
    При установлении гражданско-правовой ответственности  за нарушение обязательства форма  вины (умысел или неосторожность) обычно не имеет юридического значения, за исключением случаев, указанных  в законе или договоре. Так, при определении ответственности сторон по договору хранения во внимание принимается умысел или грубая неосторожность (ст. 901 ГК РФ) хранителя. От ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, причинитель вреда освобождается при умысле (но не неосторожности) потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ).
    Обусловленность ответственности наличием вины является диспозитивной нормой: законом или  договором могут устанавливаться  иные основания ответственности, как расширяющие, так и суживающие ответственность по сравнению с ответственностью, построенной на безоговорочном применении принципа вины.
    Наиболее  распространенным способом изменения  оснований ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств является соглашение сторон. В практике условия договора, направленные на решение этого вопроса, как правило, формулируются в виде перечня обстоятельств, наступление которых освобождает стороны от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств и называемых не всегда правильно форс-мажорными. Дело в том, что в таких оговорках часто указываются в качестве оснований освобождения от ответственности не только обстоятельства непреодолимой силы, что, по сути, и означает «форс-мажор», но и обстоятельства, являющиеся результатом сознательных действий людей.
    Договор может предусматривать как повышенную, так и пониженную ответственность  по сравнению с тем, что предусмотрено  в абз. 1 п. 1 ст. 401 ГК РФ; «договор может предусмотреть ответственность независимо от вины, в том числе ответственность даже при наличии форс-мажорных обстоятельств; договор может ограничить ответственность только теми случаями, когда нарушитель действовал умышленно»15.
    Включение такого условия в договор означает, что в соответствующих случаях для установления ответственности при нарушении договора применяются не нормы ГК об основаниях ответственности, а те положения, которые согласовали стороны в своем договоре.
    Наиболее  распространенное отступление от принципа виновной ответственности предусмотрено п. 3 ст. 401, в соответствии с которым лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает перед потерпевшими лицами независимо от своей вины. Такая норма вполне оправданна, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется с целью извлечения прибыли, и естественно, что риск негативных последствий такой деятельности должен брать на себя предприниматель. Именно поэтому не исключается ответственность предпринимателя, когда неисполнение им обязанностей связано, например, с отсутствием на рынке нужных для этого товаров или отсутствием у должника-предпринимателя необходимых денежных средств.
    По  делу N 3671/96 установлено, что коммерческий банк, принявший на себя функции уполномоченного депозитария и платежного агента по обслуживанию казначейских обязательств Минфина России, не обеспечил необходимых мер, препятствующих исполнению поддельного поручения на перевод казначейских обязательств. Такая неосмотрительность позволила перевести указанные ценные бумаги помимо воли их держателя, в связи с чем на банк и была возложена ответственность16.
    В деле N 5134/02 выявлено, что депозитарий, принявший на себя функции держателя реестра ОАО «Газпром», не принял должных мер, препятствующих исполнению поддельных передаточных распоряжений. Это позволило списать значительное количество акций указанного акционерного общества с лицевого счета истца помимо его воли, что послужило основанием для возложения ответственности на депозитарий17.
    В сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие  непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким форс-мажорным обстоятельствам относятся, например, стихийные явления, такие, как землетрясение, наводнение, а также обстоятельства общественной жизни: военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки и т.д. К форс-мажору относятся запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д.
    Изменение оснований ответственности нередко  допускается законом вплоть до установления ответственности за пределами действия непреодолимой силы (ответственность  воздушного перевозчика за повреждение здоровья или смерть пассажиров).
    Норма, содержащаяся в п. 4 ст. 401 ГК РФ предусматривает, что если стороны заранее заключили  соглашение об устранении или ограничении  ответственности за нарушение обязательства, а впоследствии такое обязательство было нарушено умышленно, то указанное соглашение является ничтожным.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.