На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Реформаторская деятельность Кальвина

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение
  Актуальность темы: В конце первой половины XVI века в великом религиозном движении, охватившем Западную Европу, наступает новая фаза и во главе этого нового движения становится крупная личность женевского реформатора, так называемого «женевского папы» - Жана Кальвина.
  Момент  выступления Кальвина представляется  в высшей степени важным еще  и в том, что до сих пор  роль реформаторов была, так сказать,  чисто воинствующая. Лютер в Германии, Цвингли в немецкой Швейцарии, Фарель в романских землях - все они направляли свои усилия главным образом на то , чтобы разрушить гордую, казавшуюся неодолимой крепость католицизма, чтобы подорвать могучий престиж папской власти, наложившей свои оковы на умы и совесть всех католиков. Усилия их увенчались успехом. Авторитет папства был поколеблен; брешь, пробитая в католицизме, была довольно значительна. Против стройной католической системы необходимо выставить такую же стройную систему протестантских принципов: новая церковь должна получить строгую организацию, и, наконец, необходимо создать новый независимый центр, откуда могла бы смело вестись религиозная пропаганда. Таким центром с конца первой половины XVI века становится Женева, а задачу организатора церкви принимает на себя Кальвин.
  Цель данной работы: рассмотрение сущности религиозно-политической доктрины Жана Кальвина, условий ее возникновения и влияния на развитие европейских государств.
  Основные задачи:
-выявить условия и причины возникновения религиозно- политической концепции кальвинистской (Второй) Реформации;
 -рассмотреть сущность и специфику учения Жана Кальвина и взгляды Кальвина на политику в контексте теологических обоснований и в связи с практической деятельностью реформатора; 
 

 -проследить дальнейшее влияние Реформации Кальвина после её завершения  в европейских государствах.
    Историографический обзор достаточно широко и подробно освещает зарождение и развитие реформаторской деятельности Жана Кальвина в отечественной и зарубежной исторической науки.  Во второй половине XIX в., в эпоху позитивизма, исследователи стремились максимально подробно описать интересующие их события, что не исключало их анализа, который, однако, не доходил до уровня построения теорий. Известный дореволюционный и, впоследствии, советский медиевист Р. Ю. Виппер1 наиболее полно изложил биографию Жана Кальвина и историю его деятельности в Женеве. Он видел особенность женевской модели кальвинизма в организации консистории органа  управления с широкими полномочиями, в состав которого входили представители церковной и светской властей. Автор подробно рассмотрел структуру управления
городом, сформировавшуюся при Кальвине, и  среди прочих факторов уделял большое  внимание роли личности Жана Кальвина, «женевского папы». Подробно описывая происходившие в Женеве события, автор показал динамику изменения жизни города в 1542- 1564 гг. Р. Ю. Виппер в своем диссертационном исследовании «Церковь и государство в Женеве XVI в. Влияние Кальвина и кальвинизма на политические учения и движения XVI в.» представил анализ исследовании его предшественников конца  XIX - начала XX вв.
  Начиная с 20-х гг. XX в. отечественная историография развивалась на основе марксистского материалистического видения исторического процесса, религиоведение было заменено научным атеизмом. Историография была основана на материалистическом подходе, и концентрировала внимание на социальной природе кальвинизма. Ф. Д. Капеллюш2 модернизировал понимание взглядов Кальвина на законность власти и социальный успех, связывал их с «республиканским и революционным движением нарождающейся буржуазии».
   В советской историографии вопрос о распространении кальвинизма в Европе не освящен в специальных исследованиях, поэтому интерес представляют работы, посвященные истории отдельных европейских стран в XVI — XVII вв..  А. Н. Чистозвонов3 рассматривал историю борьбы за независимость Нидерландов и полагал , что кальвинизм, положенный в основу идеологии восставших, имел классовый характер и поддерживал интересы буржуазии в Нидерландской революции. М. А. Барг4,  исследуя английскую буржуазную революцию XVII в., акцентировал внимание на социально-экономических факторах. По его мнению, «Одной из важнейших особенностей Английской революции середины XVII в. являлось своеобразие идеологической драпировки ее социально-классовых и политических идей. Это была единственная революция европейского масштаба, в которой роль боевой теории восставших играла идеология Реформации в форме кальвинизма на английской почве - пуританизма»
 Известная  исследовательница позднего советского  периода Н. В. Ревуненкова5  склонна умалять роль религиозного менталитета, присущего европейцам XVI - XVII вв. Она представляла развитие взглядов на государство и общество реформатора как эволюцию от гуманизма к тираноборчеству. «Субъективное отношение Кальвина к гуманизму после того, как он отрекся от собственного гуманистического прошлого, однозначно, - пишет исследовательница. - Это искренняя, сознательная и равная борьба с равным  противником» Она делает акцент на недоверии Кальвина к единоличной власти и рассматривает отражение его идеи об установлении Царства Божьего на Земле в идеологии Оливера Кромвеля.
 На  современном этапе произошло  сближение отечественной и зарубежной  историографии. В странах Запада  с 80-х гг., в России - с середины 90-х, в связи с процессом  глобализации, большинство исследований раннего кальвинизма носят макроисторический характер и основываются на теориях конфессионоализации и интернационального кальвинизма.
  Ю.  Е. Ивонин6 рассмотрел Реформацию как сложное явление, затрагивающее разные сферы жизни общества, важный фактор идеологической, политической и социальной жизни общества. Внимание автора сосредоточилось на Реформации в землях Священной Римской империи. В этом контексте он рассмотрел суть пфальцского кальвинизма, введенного курфюрстом Фридрихом III, основанного на социальном дисциплинировании и формировании нового типа подданного. Он обратил внимание на кальвинизм как фактор международных отношений и идейную основу межгосударственных союзов.
 Российская  исследовательница С.Л. Плешкова7 рассмотрела историю отношений власти и церкви во Франции перед Реформацией и выявила закономерность распространения кальвинизма на почве французской культуры и политики вследствие того, что в XVI в..
 С.  Л. Плешкова показала также  тесную связь между кальвинистами  Женевы и гугенотами. Она проиллюстрировала это, например, показав лидерство Теодора де Беза на коллоквиуме в Пуасси (1561 г.).
 Распространение взглядов реформатора в Новой Англии рассмотрено И. Ю. Хрулевой8 . Она показала, что кальвинизм стал идеологией основателей колоний, наиболее активных англичан, стремившихся к независимости от центральной власти. Исследуя спор пресвитериан и конгрегационалистов Новой Англии, автор проанализировала различия их взглядов, касающиеся взаимоотношений государственной власти и церкви.
   Советская историография вопроса в Европе также выросла из позитивистских трудов XIX - начала XX вв.
  В англоязычных странах9 начиная с середины XIX в. и на протяжении прошлого столетия развивалась либеральная историография, в центре внимания которой находился вопрос о соотношении демократических и тоталитарных элементов во взглядах Кальвина и в организации женевской церковно-политической общины. В американской историографии вопросы возникновения и развития политической доктрины кальвинизма весьма актуальны, поскольку именно протестанты основали первые колонии и приняли участие в выработке текста Глав Соглашений, определивших ход дальнейшей истории Америки.
  X.Шиллинг, разработавший концепции конфессионализации и интернационального кальвинизма, рассмотрел кальвинизацию некоторых территорий Священной Римской Империи - Северо-западной Германии и Нидерландов. Проанализировав памфлеты кальвинистов, он охарактеризовал их жанр как политическую теологию, исходя из поставленной в них перед и  правительством задачи охранять интересы конфессии .
  Особое  место в американской историографии  занимают работы Р. Кингдона10, который является ведущим современным исследователем реформ Кальвина в Женеве.  Р. Кингдон опубликовал ряд работ, основанных на широком круге источников, в которых он изложил сведения о жизни Женевы при Кальвине и о роли реформатора в происходящих событиях на основе данных записей женевской Сеньории и протоколов Консистории.
Он подробно рисует картину жизни города и  установленной в нем дисциплины и заключает, что консистория составляла суть и особенность женевской модели кальвинизма.
 Отдельный  круг литературных источников  посвящен распространению кальвинизма  в мире. Некоторые из них имеют  обзорный характер.
   Например, О. Грелл показал, что в распространении кальвинизма в Европе выступали не только проповедники, но и купцы, которые являлись носителями    протестантской конфессии . 
  Хронологические  рамки: Учение Кальвина возникло в XVI в. в процессе Реформации, наибольшего расцвета  достигло в 1541 году, когда Кальвин написал «Церковные   установления» и начал осуществление своей реформы в Женеве . Дальнейшее развитие и распространение кальвинизма доходит до XVII- XVIII веков.
  Территориальные  рамки: Местом зарождения кальвинизма является Женева . В последствии кальвинизм   распространился   в Рейнской  долине  Германии,  во  Франции,   Нидерландах, Шотландии,  Северной Ирландии, Венгрии,  Моравии и даже на некоторое время в Польше.
  Структура работы: Работа состоит из введения , двух глав поделённых на параграфы. Первая глава состоит из трех параграфов, а вторая  из четырех . Также  работа включает в себя заключение и список используемой литературы.   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 1. Религиозно-политическое учение Жанна Кальвина
1.1. Кальвинистское учение о предестинации (предопределении).
В 1536 году в Базеле11 появилось первое издание "Наставления в христианской вере. Это был главный труд реформатора, к которому он постоянно возвращался, отделывая детали, усиливая доказательства и пополняя пропуски. В первом издании книга состояла всего лишь из, 6 глав; последнее (6-е, при жизни реформатора) издание 1559 года состояло уже из 4 книг, подразделявшихся на 80 глав. За каждым латинским изданием обыкновенно следовал его французский перевод. 
  Кальвин   признает только один безусловный авторитет -  Священное Писание. По его мнению, Бог раз навсегда выразил свою волю в Писании и вся жизнь человечества -  не только религиозная и нравственная, но политическое и церковное устройство - должна быть строго согласована с буквой этого закона. Церковная традиция для него пустой звук. Отцы церкви имеют значение лишь в той степени, в какой их учение соответствует прямому смыслу Писания, и в полемике с ними реформатор часто позволяет себе самые пренебрежительные выражения. Не менее решительно, чем церковное предание, он отвергает и помощь человеческого разума. «Лучше невежество верующего, чем дерзость мудрствующего» - таков  девиз недавнего гуманиста. Недоступное никаким влияниям истории и философии, сковывающее всякое развитие форм общественной и религиозной жизни, оно  служит верным отражением жизни и характера самого реформатора, который, раз выяснив себе свою программу, ни в чем не отступал от нее до конца жизни.
 «Предопределение»12  -  один  из  труднейших  пунктов религиозной философии, связанный с вопросом о свойствах Бога, о природе и происхождении зла и об отношении благодати к свободе. Эта идея  является универсальным выражением и признанием всемогущества Бога и бессилия человека.
 Доктрина  предопределения  часто рассматривается как основная черта  реформатского богословия. Переосмысление католических представлений о предопределении  можно  увидеть  у У. Цвингли. Мысль  об  абсолютном суверенитете  Бога была  развита  Цвингли  в его доктрине  Провидения и особенно  в  его знаменитой проповеди «О  Провидении».
  Отправной   точкой  для учения  о  предопределении   в  кальвинизме стало
учение   о   Боге,  считающееся  иногда  даже   ядром   этого  христианского
направления.  При  этом  речь идет не о сути  Бога,  его самосущности
а  о  «всевластии  Бога  в природной и моральной сферах»,  его
«абсолютном всевластии». Бог - источник любых норм и установлений, абсолютно суверенной воли.
 Для   последователей  новых  протестантских   течений  Бог становится личностным партнером человека, которому тот поручает свою жизнь и спасение души.  Центральное положение  занимает Иисус Христос и акцент  делается на  его человеческих  чертах.  Его порой  даже  считают  «сверхморалистом» и «совершенным учителем.  В кальвинизме речь  идет  не  об оплате услуг,  а  о  свободном  даре.  Бог теперь  требует  от  человека полного  и безусловного доверия  и под верой понимается уже не рациональная, умственная убежденность, а чувство  "пребывания в руках Божьих», охватывающее  всю душу человека. В новых  учениях  акцент  делался уже на сиюминутной жизни. С крещением каждый христианин становится  «священником». 
В итоге  для Кальвина новое богопонимание «было  не столько  выводом из 
какой-то богословской  теории, глубоко продуманной им самим или кем-то другим,  сколько следствием  фактов, естественное действие которых нельзя было задержать»
 Свое  обращение в  христианство  Жан Кальвин приписывает  Божественному  Провидению. Он утверждает, что был глубоко предан «папским суевериям» и лишь действие Божие смогло освободить его. Бог «усмирил его сердце и привел его к подчинению». Здесь присутствует тот же акцент, что характерен и для всей Реформации: бессилие человека  и всемогущество Божие.  Именно  эти идеи  и развиты в доктрине предопределения Кальвина.
 Кальвин   в соответствии со строгой  логикой считает, что Бог не  может не
решить  проблему:  искупать  или осуждать.  Бог активен и потому активно
желает  спасения  тех, кто  будут  спасены  и проклятия  тех,  кто спасены  не
будут. Поэтому предопределение является  «вечным  повелением Божиим, которым Он определяет то, что  Он желает для  каждого  отдельного  человека.  Он  не создает  всем  равных  условий, но  готовит  вечную  жизнь  одним  и  вечное проклятие други».  Одним из центральных в рассуждениях  Кальвина является  подчеркивание  милости  Божьей.  Для Кальвина  эта  милость  проявляется  в решении Бога спасти отдельных людей, независимо от их  заслуг, независимо от того, насколько тот или иной человек достоин того, для Кальвина Бог спасет отдельных людей, несмотря на их заслуги.
  Свою  доктрину   предопределения   Кальвин  излагает  в  третьей   книге
«Наставлений  в христианской  вере»  издания 1559г.  как  один  из  аспектов
доктрины  искупления  через  Христа.  В  самом  раннем  издании  1536г.  она
рассматривается как  один из аспектов доктрины провидения,  но с 1539г.  она рассматривается  как равноправная тема.
 Рассмотрение   Кальвином 13   «способа    получения   благодати   Христа,
преимуществ,  которые  она  с собой  несет  и  результатов,  к  которым  она
приводит» предполагает, что имеется возможность  искупления за счет того, что достиг Христос своей смертью на кресте. Кальвин подробно обсуждает то, каким  образом  эта  смерть  может  стать основанием  для человеческого  искупления. Основная  мысль  заключается  в том,  что  Бог достиг искупления  греховного человечества  именно  через  смерть  Христа  на  кресте.  Другим  каким-либо способом  достичь  искупления  было  невозможно.  «Сотериология»  (от  греч.soteria -спасение) связана с пятью основными образами:
  Образы победы: Христос одержал победу над грехом, смертью и злом через свой крест и воскресение. Верующие благодаря своей вере могут разделить эту победу и претендовать на нее как на свою собственную.
     Образы  нового состояния: Благодаря своей покорности на  кресте Христос достиг прощения для грешников.  Они освобождаются от  наказания и получают  статус праведности перед Богом.
    Образы измененных личных отношений: Человеческий грех принес отчуждение от  Бога. "Бог  во Христе примирил с  Собою мир" .  Это сделало возможными обновленные отношения между Богом и людьми.
    Образы  освобождения: Как Христос освободился из плена смерти, так и люди освобождаются от оков греха.
    Образы   восстановления  целостности:  Через смерть  Христа  достигают целостности   те,   кто  расчленены  грехом.  Христос   лечит   раны  людей, восстанавливая целостность и духовное здоровье.
     Он рассматривает способы осуществления искупления в такой последовательности:  вера, перерождение, христианская жизнь,  оправдание, предопределение. 
 Кальвин обозначает предопределение14 как «вечное повеление Божие, которым он определяет то, что Он хочет сделать с каждым человеком. Ибо он не создает всех в одинаковых условиях, но предписывает  одним вечную жизнь, а  другим - вечное проклятие». Предопределение Кальвин называет внушающим благоговением.
  Он  считает, что предопределение  является не продуктом человеческих  размышлений, а тайной Божественного  откровения . По этой причине к тайне надо идти  от  конкретных  вещей и  фактов, а не  наоборот. Вера в  предопределение  является окончательным  результатом освященных  Писанием размышлений о влиянии благодати на людей. Человек предназначен быть «сосудом воли  Божьей». В результате  первородного греха он утрачивает образ Божий и способность быть «зеркалом Божественной власти». Кальвин отрицает  в свете Писания малейшую возможность какой-либо слабости или несоответствия  со стороны Бога или Евангелия.  Это всего лишь отражает тайну, по которой одним
предопределено  принять обещания Божьи, а другим -  отвергнуть их: «Некоторым предназначена вечная  жизнь,  а другим – вечное проклятие».Следовательно, утверждает Кальвин, предопределение должно быть признано основанным на непостижимых  суждениях  Бога. Нам  не дано  знать, почему  Бог  избирает  одних  и осуждает  других.  Он  свободен выбирать  кого   пожелает,  иначе  его  свобода  станет  подвержена  внешним соображениям и Создатель будет подчиняться своему Созданию. 
    Таким образом ,по его учению, человек не должен проникать в тайны божественных решений; он не может знать, принадлежит ли он к числу избранных или отверженных, и должен поэтому ревностно заботиться о том, чтобы по своему поведению оказаться достойным этого избрания. Необходимо отклонять от себя как опасное искушение всякое сомнение в своем конечном спасении и следовать по тому пути, который указал нам Господь в своем законе. «Человек падает15, - говорит Кальвин,- потому что так постановлено свыше, но грешит он по своей вине». 

1.2. Кальвин о церкви
 Особый  всплеск  интереса  к  проблеме  церкви   в протестантизме приходится именно на  40-е годы XVIв. И именно в сочинениях Ж. Кальвина  эта  проблема  получила на  тот период всестороннее  рассмотрение «Церкви Божией».
 Рассматривает  этот вопрос  Кальвин уже в первом издании «Наставлений»  (1536), но практического церковного опыта он  в тот момент  еще не  имел,  поэтому рассуждения его носят теоретический характер  и достаточно  расплывчаты.  Ко  времени второго  издания  своего сочинения  (1539) таковой  опыт  уже  отчасти  появился. По этой причине  во втором издании находилось уже  достаточно крупное  систематическое изложение проблемы. Здесь   содержится    «минимальное»   определение   истинной    церкви: обязательными признаками  ее являются проповедь Слова Божьего и правильное совершение   обрядов   таинств.
   Дальнейшее развитие  кальвинистского   учения16  о Церкви связано не  только с самим Кальвином. Большое влияние на раннем этапе на его взгляды оказал Мартин Буцер (1491-1551). Центром его деятельности  был город Страсбург  в Юго-Западной  Германии,  он  занимал  ведущее  место  в  группе верхненемецких реформаторов.  Буцеру Кальвин обязан представлением о  необходимости четвертичной структуры духовенства (пастор, доктор  или  учитель, старейшина,  диакон)  и теорией о различии между видимой  и невидимой церковью. 
 Кальвин  утверждал, что есть конкретные  библейские указания относительно  правильного порядка  служения, поэтому  конкретная  форма  церковного порядка стала  особым  пунктом  его  доктрины. Он начинает  разрабатывать конкретную форму церковного управления и  для этой цели заимствует  из сферы  светского государства  слово «administratio».  В результате  минимальное определение церкви  начинает расширяться.  Для  того,  чтобы  правильно  проповедовалось Евангелие  и правильно совершались  обряды  таинств,  необходим,  по  словам Кальвина,  «порядок, которым Христос желал, чтобы Его Церковь управлялась».
  Кальвин   разрабатывает  подробную теорию церковного управления, базирующуюся на  экзегезе Нового Завета  и  во  многом основанной на терминологии римской императорской администрации. Кальвин  настаивает  на  том,  что  конкретная  форма  церковной структуры  и  управления  изложена  в Писании. Он утверждал,  что пастырское  управление  Церковью  является  Божественно  освященным,  как и разграничение понятий «пастырь», «старейшина», «диакон» и «народ».
  Таким образом, Кальвин закладывает, по сути, основания нового отношения
к церкви. Если  Лютер определил церковь по  ее  отношению к проповеди Слова Божьего, называл ее «собрание святых» и «общение веры и Духа Святого в  сердцах»,то Кальвин, сохраняя акцент  на важности проповеди Слова Божьего,  начинает разрабатывать конкретные формы новой церковной организации. Его точка зрения была более конкретной и определенной, чем точка зрения Лютера. А результатом явилось то, что ко времени  смерти Ж. Кальвина, новая реформаторская церковь стала таким же институтом общества, как и католическая церковь.
  Сразу  же после возвращения17 в Женеву из страсбургского изгнания  Кальвин составил  «Церковные   установления»(1541). Кальвин изложил подробные наставления, касающиеся различных аспектов ее жизни и деятельности.
 Одним  из  наиболее  важных  пунктов этой программы является положение о консистории. Она была  основана в 1542г. и состояла  из 12 старейшин-мирян и пасторов. Этот орган должен  был собираться   еженедельно   по  четвергам   с   целью поддержания церковной дисциплины. Прообразом этого учреждения послужили  магистратские матримониальные   суды.  
   Кальвин   воспринимал   консисторию   как   своеобразный  «полицейский»
инструмент  по укреплению церковной дисциплины. Она должна была рассматривать дела тех, чьи религиозные взгляды  настолько отличались от официальных,  что представляло  угрозу  религиозному порядку  в  Женеве.  Сначала  консистория убеждала этих  людей изменить свое поведение, а если убеждения не  помогали, то применяла наказание в  виде отлучения. Это было  церковным, а  не гражданским  наказанием.  Городской  совет  настоял,  что  «все  это  должно происходить  таким  образом, чтобы  пасторы не имели гражданской  власти,  а использовали лишь духовное  оружие Слова  Божьего... и чтобы консистория  не подменяла собой  власть сеньора или обычное правосудие. Гражданская власть должна осуществляться беспрепятственно».
 По  Кальвину, церковь наделена18 «духовной властью», но ее духовная власть
ни  в  коем случае  не  посягает  на область  гражданской власти.  Магистрат
неподвластен   церкви . Однако,  и  церковь  неподвластна магистрату. «Церковь19  не  имеет права мечом карать и сдерживать,  не  имеет власти  принуждать,  у нее нет ни  тюрем, ни наказаний, которые применяет магистрат.  Ее  целью является  не  наказание грешника  против  его воли, а
получение у него добровольного покаяния. Эти  две функции являются совершенно разными вещами,  поскольку  ни Церковь не имеет  права брать  на себя функции магистрата, ни магистрат  то, что входит в компетенцию Церкви».
 Кальвин  особо ставит  вопрос, зачем нужна церковь вообще?
Церковь нужна и неизбежна, отвечает он.  Точно также, как Бог искупил
людей через воплощение, в  рамках  исторического  он освящает  их,  основав  для  этой  цели особую  организацию.  Бог использует определенные земные средства,  чтобы достичь  спасения тех, кого он  избрал. Сам он  не связан этими средствами, но действует  через  них. Следовательно, церковь  есть основанная  Богом структура, в которой он освящает свой народ.  В  качестве   аргументов  Кальвин   приводит  два высказывания Киприана Фасция Цецилиана Карфагенского(201-258): «вы  не  можете  иметь  Отцом  Бога, если  вашей  Матерью  не  является Церковь»;  «Вне Церкви нет надежды на оставление грехов и спасение. Из  простого  слова  «мать»  мы узнаем, как важно  нам  знать ее.  Нет другого пути к жизни, чем через мать, которая вынашивает нас в своей утробе, кормит нас своей грудью, опекает нас своей заботой и вниманием».
 Таким  образом, для кальвинистов церковь  является необходимым, полезным, Богоданным и Богоосвященным средством духовного роста и развития.
  Особо  Кальвин  настаивает  на  различении  видимой  и невидимой церкви.
Церковь  является общиной верующих  христиан  и,  следовательно, видимой  группой.  Но  она  также  является  братством  святых  и  собранием избранных,  известных  одному Богу, - невидимой сущностью. Невидимая церковь состоит  лишь  из  избранных,  видимая -  из  добрых  и  злых,  избранных  и отверженных. Невидимая  церковь является объектов веры и  надежды, видимая - объектом настоящего  опыта. Кальвин  подчеркивает, что все  верующие обязаны уважать видимую  церковь и быть ей преданными, несмотря на ее слабости, ради невидимой церкви -  истинного Тела  Христова.  В целом она  является  единой Церковью, одной сущностью, во главе которой стоит Иисус Христос.
 
1.3. Политические идеи Жана Кальвина
  Вопрос  о наилучшем   государственном   устройстве20,  волновавший умы гуманистов  того времени,  Кальвин считает теоретически  неразрешимым,  так как , по  его мнению, всякая  форма правления имеет свои плюсы и свои минусы.  Государство должно охранять  собственность от обмана и грабежа,  обеспечивать людям доступность материальных благ. Однако современные государства не только не гарантировали собственности, но  и фактически покушались  на  нее путем налогов, произвола чиновников и т.  д. Кальвин в своих сочинениях  обрушивается  на королей с обвинениями в жадности и произволе. Он находит много ядовитых обличительных слов для
характеристики  налогового произвола, называя его разбоем, грабежом и насилием, возмущаясь  тем, что короли  придумывают  новые налоги  и  с  их
 помощью   «похищают большую часть  имущества,  без которого не может обойтись бедный народ». Правители посылают  своих налоговых агентов, которые «словно охотничьи собаки на службе у тирана, разнюхивают следы денег, чтобы отобрать их», «они не  успокаиваются, пока не высосут  из человека его  кровь и  мозг костей», часто «самый  могучий из монархов может по праву быть богатым сыном большого разбойника».
  На  этой основе защиты неприкосновенности  собственности Кальвин  строит свои обвинения королей в произволе, тщеславии и эгоизме: «чем могущественнее государи, тем тяжелее давят они народ» . 
    Государство, по учению Кальвина, в какой бы оно ни выразилось  форме, установлено самим Богом  и так же необходимо для  человека, как пища, свет и воздух. Он находит даже, что слишком строгое правительство лучше слишком слабого, признавая справедливость старой латинской поговорки, по которой государь, разрешающий все, представляет гораздо большее зло, чем тот, который не разрешает ничего. Правительство должно употреблять врученный ему Богом меч для защиты угнетенных, для наказания порочных, для поддержания общественного порядка и спокойствия, но оно не имеет никакой власти над совестью людей, не может присваивать себе авторитета в делах веры.
 Принципы  организации церкви,  перенесенные на  государство,  по  мнению
реформатора,  могут способствовать его процветанию, божественное происхождение власти, по Кальвину, совмещается с народным избранием.
  Но  и республика чревата  «смутой», «тиранией народа»:  «Мы  знаем, как
велика  невоздержанность  народа.  Поэтому там, где каждому предоставлена полная  свобода , должен  возникнуть  огромный беспорядок».   Самым ужасным   злом   представляется   Кальвину безрассудство и невоздержанность  народа:  «Сравните  тирана,  предающегося всевозможным жестокостям, с  народом,  у  которого нет  ни правительства, ни власти, но все равны, и вы увидите21, что в этом последнем случае среди народа неизбежно возникнут гораздо более ужасные смуты, чем если бы он находился под гнетом непомерной тирании» .
  По   этим-то  причинам  Кальвин   и   считает   лучшим   типом   власти
аристократическое правление или  умеренную  демократию:  «Если  сравнить  по существу  три  формы,  различение которых  установлено  философами,  я  буду настойчиво утверждать, что аристократия или  строй, представляющий 
смешение  аристократии  и  умеренной  демократии  несравненно  лучше  всякого  другого  устройства. Это доказано и опытом всех  времен и волей бога,  учредившего  у израильтян  аристократию,  близкую  к  умеренной демократии,  когда он хотел поставить их в лучшие условия» . Конечно, всякая власть  установлена богом и служит к его прославлению,
но  аристократическая республика -  особый «дар божий»,  «особое благодеяние бога».  И Кальвин всякое намерение ввести  ее там,  где  бог по  своему неисповедимому замыслу уже установил другую форму  правления, называет делом «не только нелепым и неуместным, но и в высшей степени вредным».
  Кальвин  считает22,  что церковь и светская власть в определенном смысле должны быть независимы. Но и государство - установление бога. Поэтому светские должности должны считаться не исходящими от городской общины, а божеским учреждением. А это значит, что государство  обязано обеспечить соблюдение воли божьей,  торжество  истинной религии. Подобно тому как внешняя, телесная жизнь - сфера деятельности государства - должна служить только высшей жизни души, так и государство исполняет свою задачу лишь в тесном союзе с церковью и хотя само по себе не имеет власти в сфере церковной жизни, но зато оно обязано всеми зависящими от него средствами поддерживать деятельность церкви, проникнуться ее духом, следовать ее внушениям. Таким образом, Кальвин в этом вопросе, в сущности, придерживается католической точки зрения. Государство его получает теократический характер. Оно должно содействовать распространению слова Божья, поддерживать деятельность церкви в этом направлении, строго преследовать идолопоклонство и оскорбление Божьего величия. Религия и страх Божий - вот те основы, на которых должна быть построена государственная жизнь. Всякое политическое устройство, которое не удовлетворяет этим требованиям, достойно осуждения. Таким образом, государство Кальвином понимается как исполнительный орган  церкви.  Ему отводится роль  защитника  и материальной опоры  церкви. Светская власть, следовательно, по Кальвину, подчинена власти духовной.
 Реформатор  при  этом исходил из того, что всякая власть  установлена  богом и служит к его прославлению. Монархи  - это  «земные боги, наместники  бога». Но если правитель перестает быть  защитником церкви и не выполняет ее предписаний, то автоматически становится простым тираном и Кальвин прямо рекомендует: «Лучше плюнуть в лицо безбожному
королю, чем повиноваться его велениям».  «Наставление»  Кальвина   заканчивается  четкими  словами:   «Лучше повиноваться богу, чем людям».
  Тем  не  менее,  если  нельзя оказывать   тирану сопротивлением отдельным
людям,  это вменяется  в обязанность  представителям  местных властей: 
«Если существуют  должностные  лица, установленные для защиты народа и сдерживания чрезмерной жадности  и произвола  государей,  - таковы  были некогда  эфоры, поставленные  против лакедемонских царей, или народные трибуны, поставленные против римских консулов,  или демархи, поставленные против  сената в Афинах; если, как в настоящее время, возможно, пользуются  этой властью в  отдельных государствах  три сословия,  когда  они  собираются,  -  то  я  не запрещаю, устроенным таким образом властям выступать против неумеренности и жестокости государей согласно долгу своих должностей».  И все же никаких мятежей, насилий и резких демонстраций. Только, когда не помогают реформы и сопротивление на конституционной основе, можно призвать христиан к открытому неповиновению вплоть до свержения тирана.
 Таким образом  основные черты учения проникнуты23, по мнению Кальвина, истинным, неискаженным духом Священного Писания. Библейский дух, действительно, сказывается в некоторых частностях этого ученья, например в устройстве богослужения, в полном изгнании из него всех форм, говорящих чувству или воображению. Все, что только может напомнить старое суеверие, изгоняется с беспощадной строгостью. Вся католическая месса отменена, употребление в храмах икон или статуй, к которым он применяет смысл второй заповеди, преследуется как служение идолам. Все праздники, основанные на почитании памяти святых, отменяются; впоследствии Кальвин уничтожил и все остальные, сохранив значение церковного праздника лишь за одним воскресным днем. Его религия - религия духа и не нуждается ни в каких внешних формах. В системе наказаний за различные преступления против нравственности - та же беспощадная строгость, опирающаяся на Моисеево законодательство. Если последние издания «Наставления в христианской вере» представляют какие-либо изменения по сравнению с первыми, то эти изменения лишь в смысле большего усиления требований реформатора и развития его основных положений до последних логических выводов.
 Несмотря  на этот ярко выраженный антагонизм  с католичеством, прослеживается  то, что учение Кальвина имеет и несколько точек соприкосновения с ним. Уже современники заметили эту черту и называли иногда в насмешку реформатора «женевским папой», а Женеву – протестантским Римом. Представляя самый резкий протест против католицизма, кальвинизм тем не менее имеет с ним много общего. Та же нетерпимость, то же подчинение человеческого разума, только в первом это подчинение церковному авторитету, а во втором - букве закона.
Глава 2.  Реформаторская деятельность Кальвина
2.1. Женева накануне  реформации
  После распада монархии Карла Великого в Женеве24 наступает продолжительный смутный период, в течение которого в ней непрерывно происходит борьба двух властей, - с одной стороны, Женевских графов, которые в XIV веке уступают свои права герцогам Савойским , а с другой, епископа, который, благодаря частой смене светских властей, успел и сам приобрести довольно значительную светскую власть. В этой борьбе принимает участие и Женевская община. Помогая то той, то другой стороне, она приобретает все более и более привилегий, пока   не разрастается сама в такую силу, с которой приходится считаться остальным. В итоге власть в Женеве оказывается распределенной следующим образом. Епископ в одно и то же время и духовный и светский государь. Он избирается соборным капитулом и дает при избрании торжественную  присягу подати, чеканить монету. При нем находится совет, члены которого избираются из среды соборного капитула и которому подчиняется суд в важнейших гражданских делах. В уголовных делах епископу принадлежит только право помилования. Рядом с епископом существует власть Савойского графа (потом герцога), который передает ее своему наместнику, «вице-дому». Последнему принадлежит только исполнительная власть. 
  Но несмотря на присутствие этих двух властей, и сама община пользовалась обширными правами. Устройство ее было демократическое. Два раза в году при звуках большого колокола в соборе Святого Петра все главы семейств собирались на генеральное собрание граждан. Это общее собрание избирало 4 синдиков и казначея, издавало эдикты, обсуждало союзы и назначало цены на вино и зерновой хлеб. Синдики, избиравшиеся только на 1 год, считались настоящими представителями муниципальной самостоятельности перед епископом и графом, которые должны были приносить им присягу в охранении прав и свободы города. Им принадлежало право произносить приговоры по особенно важным уголовным делам. Рядом с ними находился
«малый совет», состоявший из казначея и 20 назначенных ими членов, заведовавших всеми городскими делами. В более важных случаях приглашались для совещаний представители городских кварталов и наиболее уважаемые граждане; из них со временем образовался «совет 60», контролировавший членов малого совета. Но в вопросах первой важности созывалось Генеральное собрание всех имеющих право голоса граждан и решения этого собрания были обязательны для всех, даже для епископа. Впоследствии совет шестидесяти был заменен советом двухсот. 
  Под влиянием Савойского двора папа присвоил себе право самому избирать епископов для Женевы и стал назначать на этот важный пост принцев из Савойского дома. Новые епископы стали  содействовать во всем замыслам герцога, и в 1513 году Джованни Савойский совершенно уступает герцогу Карлу III  свою светскую власть и совершает целый ряд возмутительных насилий над свободой и жизнью граждан. С тех пор между герцогом и епископом, с одной стороны, и гражданами Женевы, с другой, начинается ожесточенная борьба, которая продолжается вплоть до 1535 года. Во главе партии патриотов стоят трое  людей: Бертелье, Безонсон и Бонивар . Они ищут союза с соседними кантонами, Фрейбургом и Берном, которые  обещают им свою помощь против Савойи. Но вместе с этим они открывают доступ в Женеву Реформации. 
  На  духовенство и монахов стали  смотреть подозрительно как на  врагов свободы и приверженцев Савойи. Еще быстрее пошло дело Реформации с 1530 года, когда в Женеве появилось бернское войско, посланное для защиты города от герцога и состоявшее по большей части из лютеран. Вид многочисленных католических святынь разжег их религиозный фанатизм. Они устремились в церкви и монастыри, производя в них полнейший разгром, разбивали статуи, кресты, оскверняли церковную утварь. В соборе Святого Петра появился евангельский проповедник. 
  События25 в Женеве не замедлили обратить на себя внимание соседних стран. Со всех сторон сюда устремляются проповедники нового учения, осенью 1532 года в Женеве появляется Фарель. В Париж он знакомится с некоторыми приверженцами новых идей, и под их влиянием Фарель, бывший до этого времени, по собственному выражению, «более папистом, чем сам папа», проникается самой ожесточенной враждой ко всему католическому. 
  Женевский  епископ  при виде угрожающей  опасности, заключил союз с  Карлом III и открыто объявил войну  своему родному городу. При таких  обстоятельствах помощь Берна была более чем необходима, и для спасения независимости города совет решается окончательно пожертвовать католицизмом. 
  Католичество  было изгнано окончательно.С Берном, войска которого одержали блестящую  победу над врагами Женевы, заключен  в 1536 году «вечный мир», по которому Женева признана независимой, но обязуется не заключать союзов с другими державами, не искать чужой помощи без согласия Берна, при этом самым прочным ручательством в сохранении мира должно служить полное единомыслие в делах веры. 
 Таким  образом, с 1535 года протестантизм  признан господствующей религией. Католическое богослужение уничтожено: священники, монахи изгнаны, во  всех церквах читались евангельские  проповеди. 
  Сложность   внутреннего  и  внешнего   положения  Женевы   не  исчезла.
Продолжала  угрожать  Савойя,  зависимость  от  Берна  была  слишком  велика. Эмигранты из  разных стран плохо  подчинялись женевской  олигархии. Народные волнения   продолжались,  анабаптизм  достаточно  основательно  укрепился  в городе. Фарель стремился  полностью подчинить  государство церкви,  что привело бы к еще  большему усилению влияния Берна.  Городской же совет  пытался подчинить церковь  государству в  лице магистрата. Фарель все больше убеждался в своем бессилии и по  этой причине очень обрадовался, узнав, что проездом в  Женеве остановился 
Жан  Кальвин,  уже известный  как  автор оригинального сочинения
«Наставление  в христианской вере».  Он сделал все возможное, чтобы уговорить его остаться в городе.  Вместе с Кальвином он  будет участвовать в женевской реформации. 

2.2 Женева в  XVI в. как центр распространения кальвинизма
  Первые  дебюты Кальвина26 в Женеве были очень скромны. Он даже отказывается взять на себя какую-нибудь официальную должность и ограничивается чтением лекций в соборе Святого Петра о некоторых книгах Нового Завета. Но Кальвин недолго остается в тени. Беспорядок в Женевской церкви не мог не поразить его. «Когда я впервые увидел эту церковь, - писал он впоследствии, - она представляла нечто бесформенное. Проповедовали -и это было все. Разыскивали идолов и сжигали их - и в этом заключалась вся Реформация. Всюду господствовал хаос».  В этот хаос Кальвин решается внести порядок.   Его чтения имели успех. Совет назначает его проповедником и определяет ему жалованье, с конца 1536 года становится душой всех последующих событий. 
 Одной  из первых забот Кальвина было  составление катехизиса, где в общедоступной форме излагались основные начала нового учения. Этот катехизис, представлявший, в сущности, краткий конспект из «Наставления в христианской вере», должен был быть распространен в народе и служить руководством для школьного преподавания. С той же целью он составляет евангельское исповедание в 21 тезисе. Необходимо было позаботиться о том, чтобы народ не только усвоил себе истины нового ученья, но и исполнял все его предписания. Поэтому, представляя совету новую формулу веры, оба проповедника настаивали на том, чтобы все граждане принесли присягу в ее соблюдении. В подробной объяснительной записке реформаторы развивали проект  будущей организации Женевской церкви. Особенно сильно они настаивали на введении церковного отлучения как самого действенного средства для поддержания строгого порядка и дисциплины в церкви. Чтобы не осквернить таинства причащения допущением к нему недостойных, совет должен избрать из среды граждан людей богобоязненных, безупречной нравственности и поручить им надзор за различными частями города. В этих вверенных им частях они должны следить за нравственностью граждан, делать им внушения, а на непокорных указывать духовенству, которое, в случае недейственности своих увещеваний, имеет право отлучать их от общения с верующими. Если же и это средство не приведет к исправлению виновного, то последний должен быть передан для наказания гражданским властям. 
   Многочисленные проповеди27, религиозное обучение детей и взрослых, строгий надзор за нравственностью жителей быстро подвигают дело Реформации. Часто проповедники являются в зал заседаний совета, произносят длинные увещевательные речи, и совет под их влиянием все более усиливает свои строгости.
 Так,  например, азартный игрок выставляется  у позорного столба с картами, привязанными к шее. Молодая женщина, явившаяся в церковь с завитыми, по-модному волосами, присуждается к тюремному заключению на несколько дней, и вместе с ней и парикмахерша, убиравшая ее голову. Запрещается всякая роскошь в костюмах, шумные публичные увеселения, танцы, употребление непристойных выражений и т. п. . В наказаниях закон не делал почти никаких, исключений - богатые и бедные одинаково должны были ему подчиняться. Но особенной беспощадностью они отличались в преследовании остатков католического культа. Всякий, кто, сохранял у себя дома какую-нибудь икону, четки или другую принадлежность старого культа, считался богоотступником и подвергался жестоким наказаниям. 
  Несмотря  на первые успехи организаторской  деятельности Кальвина, на предупредительность, с которой совет принимал и приводил в исполнение его требования, в среде населения новые меры встречали большое неудовольствие.  Скоро оказалось, что первые успехи проповедников вовсе
не были так значительны: многие граждане отказались присягнуть новой формуле веры. Эта присяга, столь несогласная с принципом свободы совести, казалась многим женевцам, еще накануне проливавшим свою кровь за свободу, началом нового порабощения. Побуждаемый проповедниками, совет повторяет свое требование присяги под страхом изгнания, но и эта угроза остается без последствий, и когда 12 ноября совет постановляет изгнать всех непокорных, то этих непокорных оказывается так много, что угроза так и остается угрозой. Недовольные собирались в кабачках, ругая проповедников и их приверженцев, обвиняя их в тирании. Часто, сидя в своей рабочей комнате, Кальвин слышал с улицы грозные народные крики: «В Рону проповедников!» Только благодаря заступничеству совета они продолжали еще держаться некоторое время.  Но подвернулось одно обстоятельство, которым оппозиционная партия не замедлила воспользоваться. Это был вопрос о "бернских обычаях". 
  Бернская церковь28, при введении Реформации, сохранила у себя несколько менее важных католических обрядов, например обычай употреблять для причастия пресный хлеб, камни для крещения, 4 главных католических празднества и т. п., между тем как женевские теологи, более радикальные, не хотели сохранять никаких остатков прежнего культа и, кроме воскресений, не признавали никаких праздников. Тем не менее Берн, основываясь на условиях договора, настаивал на установлении полного единообразия в богослужении. Вот этим-то обстоятельством и решили воспользоваться противники Кальвина. Они знали, что Кальвин не уступит ни шагу, и поэтому выставили своим лозунгом принятие бернских обычаев.
  Между тем наступили (3 февраля 1538 года) выборы нового совета. В новом составе совета оказалось много членов, враждебных проповедникам, и таким образом последние лишились своей единственной опоры. 
  На  Пасхе предстояло торжественное всеобщее причащение и проповедникам было предписано причащать по бернскому обычаю. Те отказались. Тогда совет, выведенный из терпения их сопротивлением и нападениями Кальвина, который публично обозвал его «коллегией дьявола» , запретил им впредь проповедовать.
  В  первый день Пасхи29 громадные толпы народа устремились в церкви, в которых обыкновенно проповедовали Кальвин и Фарель. Многие из
собравшихся имели при себе оружие. Уже накануне разнесся слух, что проповедники не послушаются приказания совета. И действительно в обычный час Фарель взошел на кафедру. В резкой обличительной речи он выставляет собравшимся на вид всю возмутительность их поведения и заканчивает решительным отказом раздавать им причастие, как недостойным. Подобное же заявление, сделанное Кальвином, доводит негодование толпы до последних пределов. Только с трудом друзьям проповедников удается спасти их от народной ярости. На этот раз совет окончательно отступается от них. Синдики созывают Генеральное собрание, которое почти единогласно требует их изгнания в трехдневный срок. 
     Фарель был приглашен проповедником в Невшатель, а Кальвин, по приглашению Буцера, отправился в Страсбург .Французские эмигранты называли Страсбург «Новым Иерусалимом». Здесь можно было встретить представителей всех религиозных течений. Лютеране, цвинглианцы, анабаптисты, последователи Эколампадия  и других второстепенных германских реформаторов - все они пользовались почти неограниченной свободой проповеди.
  Кальвина  назначили лектором30 при академии и проповедником при французской церкви Святого Николая. В первые недели после своего назначения ему удалось ввести ежемесячное причащение и церковное отлучение всех недостойных. Всякий, желавший быть допущенным к причастию, должен был раньше подвергнуть себя испытанию своего духовного пастыря и обещать исправиться; неисполнявшие это требование исключались из общения с верующими.
  Совет  относился к нему с величайшим  уважением, часто спрашивал его  мнение в важных делах. Лекции  его привлекали массы слушателей из разных концов Франции; приезжали его слушать даже из Англии. 
   Уже 1 октября 1538 года, менее чем  через 6 месяцев после своего  изгнания, он обращается с длинным  посланием к своим «возлюбленным  братьям в Господе, остаткам  разрушенной Женевской церкви», с которыми считает себя связанным и в отдалении. С совершенно необычной для него кротостью и умеренностью в выражениях он убеждает их терпеливо сносить посланное им небом испытание, быть снисходительнее к противникам, которые служат только орудием в руках сатаны, и твердо уповать, что в конце концов его невинность воссияет как солнце и враги его будут посрамлены. 
  Когда  улеглось первое возбуждение  против изгнанных проповедников,  приверженцы Кальвина снова выступили  открыто. Главным очагом оппозиции  служила основанная при Кальвине коллегия. Учителя коллегии - Сонье и Кордье -использовали всевозможные средства, чтобы подорвать доверие народа к новым порядкам. Властям ставились всяческие затруднения, против проповедников распространялись клевета и обвинения.
Совет  потребовал от учителей, чтобы они  стали раздавать причастие по бернскому обряду. Те, конечно, отказались и были изгнаны из города, а само гнездо беспорядков, коллегия, было временно закрыто.
  В  то же время слабость властей  оживила и надежды тайных католиков. В Лионе собралась тогда конференция из католических прелатов, в числе которых был и последний епископ Женевы. Решено было обратиться с
воззванием  к женевцам, и составление этого  воззвания поручили кардиналу Садолету , епископу Карпантра. 
  Необходимо было возразить Садолету. Но , чтобы ответить такому красноречивому защитнику, необходимо было талантливое перо, а женевские проповедники были люди более чем заурядные. И тогда - сначала тихо, потом все громче - стало раздаваться имя Кальвина.   Ответ31 Садолету не замедлил появиться 1 сентября 1539 года.  Этот ответ был одной из самых блестящих полемических работ реформатора. Он написал его за шесть дней.
   Садолет особенно идеализировал  единство и старшинство католической  церкви. Кальвин отвечает изображением испорченности этой единой церкви и сразу уничтожает все впечатление от картины, нарисованной его противником. Последний только слегка коснулся догматических вопросов, Кальвин выставляет их на первый план и с убедительностью защищает свою религиозную систему. Но самым блестящим пунктом этого ответа является его собственная защита. Садолет обвинял его в честолюбии; но что же дала ему, что ему могла дать реформа такого, чего бы он не мог добиться, и с гораздо меньшим трудом, на службе католической церкви. Садолет упрекал его в том, что, говоря об оправдании верой, он проповедовал ненужность добрых дел - странный упрек человеку, который подвергся изгнанию именно за свою требовательность в этом отношении. Садолет закончил свое послание изображением суда Божья. Кальвин32 пользуется тем же приемом, чтобы оправдать себя от обвинения в новшествах. «Я видел, что Евангелие
заглушено суеверием, что слово Божье намеренно  утаивается от сынов церкви, - что  же мне оставалось делать?  Если нельзя назвать изменником того, кто, видя расстройство воинов, поднимает знамя полководца и снова строит их в ряды, то неужели я заслуживаю этого названия, я, который, видя расстройство церкви, поднял старое знамя Иисуса Христа?»  На этот ответ со стороны католиков не последовало более возражений.
  В  самой же Женеве впечатление,  произведенное этим ответным  посланием, было огромным. Приверженцы  Кальвина ликовали. Они с гордостью  повторяли, что только он один  способен был дать отпор католикам,  что, несмотря на все случившееся,  он продолжает любить неблагодарный город.  Письмо к Садолету было шагом к  примирению  Кальвина с женевским народом. 
  22 октября  1540 года составляется письмо к  Кальвину. От имени малого, большого  и Генерального совета реформатор  в самых почтительных выражениях приглашается вернуться к прежней деятельности, «так как народ этого очень желает и мы будем стараться, чтобы Вы были нами довольны». 
  Возвращение  изгнанного проповедника было  настоящим триумфальным шествием. Народ приветствовал его восторженными  криками. Кальвин вернулся в Женеву настоящим победителем.  
 

2.3. Реформы Кальвина  и  борьба с  оппозицией
  В сентябре  1541г. Кальвин  с  триумфом был  встречен  в  Женеве.  Его  проект церковных  ордонансов  был  принят магистратом  лишь  после  долгих  споров  и  с  ограничениями.  Этот  проект представлял из себя следующее. Устанавливались четыре церковных чина:
     -пасторы,
     -доктора для преподавания в  школе,
    - старейшины  для нравственного  надзора за гражданами,
    - диаконы, для различных благотворительных дел.
Старейшины  и  диаконы  избирались  из числа  светских  лиц магистратом(старейшины  -  из  правительственных  органов).  Церковные  должности  тоже замещались магистратом, по рекомендации пасторов и после экзамена.
 Создавалась33 консистория из 12 старейшин и 8 пасторов, которая разбирала
особо важные проступки против нравственности и отступления от истинной веры.
В менее  серьезных случаях пасторы и  старейшины, постоянно совершавшие  обходы по домам, ограничивались частным  внушением.
 Из церковного обихода устранялись украшения, символы, церемонии.
     Отменялись  последние праздники,  оставленные  Реформацией  (Рождество,  Обрезание, Благовещение, Вознесение) и оставлялось только Воскресение.
     В 1543г. вышло третье  издание  «Наставления  в христианской  вере», где
содержалась подробная программа церковного переустройства. По этой программе  предусматривалось  разделение  светской  и  церковной  сфер.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.