На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Экономический механизм сырьевой модели развития

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и науки РФ 

Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Тульский государственный университет» 

Кафедра мировой экономики 
 
 
 
 
 
 
 

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА 
 
 

КОНТРОЛЬНО-КУРСОВАЯ РАБОТА 

"ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ СЫРЬЕВОЙ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ" 
 
 
 
 
 
 

Выполнил:
студент гр.  

Проверил:
к.э.н., доцент        Е.Н. Прокофьева 
 
 
 
 

Тула 2011 

СОДЕРЖАНИЕ
Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
1. Экономическое развитие в странах, богатых природными
ресурсами . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4
      1.1 Волатильность макроэкономических показателей и
      «голландская  болезнь» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5
      1.2 Институты и неравенство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
2. Политика диверсификации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9
      2.1 Вертикальная и горизонтальная промышленная политика . . . . . . . 10
      2.2 Макроэкономическая политика и фонды национального
      благосостояния. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
      2.3 Финансовое развитие в качестве инструмента
      диверсификации. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
      2.4 Снижение имущественного неравенства. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13
      2.7 Финансовое развитие в ресурсообеспеченных переходных
      экономиках . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
3. Результаты  диверсификации. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16
Заключение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22
Список использованной литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23
 


Введение
    Было  время, когда экономическая география изучала природные ресурсы и их распределение в мире и приписывала ключевую роль в развитии страны богатству природными ресурсами и полезными ископаемыми, а также развитию торговых связей. Как среди экономических географов, так и в общественном сознании наличие у какого-либо государства природных ресурсов отождествлялось с его экономической мощью. В наше время, как известно, многие страны, богатые природными ресурсами, находятся в бедственном положении, в то время как некоторые бедные ресурсами страны стали экономически богатыми. Новая экономическая география придает меньшее значение наличию природных ресурсов, выделяя ряд других источников богатства стран - различные формы капитала, среди которых далеко не последнюю роль играет человеческий капитал.
      Наличие сырьевых ресурсов предоставляет значительные возможности для развития. Вместе с тем в долгосрочном плане темпы экономического роста в странах, богатых природными ресурсами, как правило, оказываются ниже ожидаемых, поскольку сырьевая рента повышает макроэкономическую волатильность и снижает стимулы к улучшению качества институциональных структур. Чтобы избежать «ресурсной ловушки», такие страны разработали ряд стратегий экономической диверсификации.
      Экономическое развитие стран, богатых ресурсами, в последние десять лет во многом зависело от характера использования сырьевого богатства и решения сопутствующих проблем. С одной стороны, благодаря доходам от продажи сырья в распоряжении правительств оказались огромные бюджетные ресурсы. С другой — экспорт сырья и рост прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в добывающие отрасли способствовали масштабному притоку средств в иностранной валюте, что осложнило процесс управления экономикой на макроуровне и обусловило незащищенность этих стран от резких колебаний цен на сырье.
1. Экономическое развитие в странах, богатых природными ресурсами
      В долгосрочном плане темпы роста  определяются темпами накопления капитала, увеличения численности рабочей силы и технологического прогресса. Доходы от природных ресурсов позволяют повысить темпы роста за счет финансирования накопления капитала и создания стимулов для привлечения частных инвестиций, особенно в сектор природных ресурсов. Кроме того, благодаря доходам от сырьевых ресурсов развивающиеся страны могут выбраться из «ловушки отсталости». Если вложения в разработку новых технологий связаны с существенными постоянными издержками, а спрос на продукцию определенного сектора зависит от капиталовложений в других секторах, экономика страны сталкивается с угрозой хронического недофинансирования и низких темпов роста[3]. Имея сырьевые ресурсы, можно резко расширить агрегированный спрос, что приведет к росту инвестиций и позволит выбраться из этой ловушки.
      Но  наличие сырьевых ресурсов может  дестимулировать инвестиции, свести на нет положительный эффект ресурсного богатства и сформировать условия для возникновения «ресурсного проклятия». Они проявляются в двух сферах: накоплении физического и человеческого капитала (особенно в секторах, не связанных с ресурсами) и развитии политических институтов.  Термин «ресурсное проклятие» был введен английским экономистом Р. Аути для объяснения парадоксального явления: значительного падения уровня жизни в странах — экспортерах нефти в 1970 — 1980-е годы. В течение двух с лишним десятилетий, прошедших с момента установления «нефтяного эмбарго» в 1974 г. (которое привело к резкому росту цен на нефть), показатель ВВП на душу населения, лучший экономический индикатор уровня жизни, в странах ОПЕК снижался в среднем на 1,3% в год, тогда как в остальных развивающихся странах он рос в среднем более чем на 2% в год [4].
1.1 Волатильность макроэкономических показателей и «голландская болезнь»
    Зависимость от природных ресурсов — очевидный  источник волатильности макроэкономических показателей. Высокие цены на сырье вызывают экономический бум, который сменяется спадом при последующем снижении цен (рис. 1, где показано, что волатильность цен на нефть гораздо выше волатильности относительных цен на продукты экспорта и импорта в крупной стране с диверсифицированной экономикой — США). Застраховаться от этих рисков можно, имея развитую финансовую систему (например, поставив погашение государственного долга в зависимость от динамики цен на нефть).

Примечание. Цены в долларах США за баррель нефти марки Brent в ценах 2008 г. с поправкой на индекс потребительских цен США.
Источники: Bloomberg; МВФ; расчеты ЕБРР.
Рис. 1 Цены на нефть в реальном выражении
      Однако  в отсутствие развитых финансовых рынков у инвесторов возникают проблемы со страхованием. В результате изменчивость условий внешней конъюнктуры отрицательно сказывается на темпах роста, поскольку хозяйствующие субъекты могут отказаться от проектов в слишком волатильной экономической среде.
    Волатильность может отрицательно повлиять на процессы накопления человеческого капитала. Поскольку инвестиции в образование носят долгосрочный характер, в условиях, когда спрос на квалифицированную рабочую силу характеризуется повышенной неопределенностью, эти вложения становятся невыгодными, что и наблюдается в странах, богатых ресурсами [2].
    С волатильностью также связана проблема «голландской болезни» (когда экспорт  природных ресурсов может осуществляться в ущерб развитию обрабатывающего  производства). Инвестиции и потребление, обусловленные доходами от продажи сырья, приводят к повышению стоимости рабочей силы и относительных цен на неторгуемые товары (услуги). Рабочая сила и капитал перетекают в растущие отрасли добычи природных ресурсов, услуг и строительства жилья, что тормозит развитие обрабатывающей промышленности, а значит, и долгосрочный экономический рост.
    Кроме того, «голландская болезнь» может  усилить макроэкономическую волатильность. Если в обрабатывающей промышленности велика отдача от масштаба, то в периоды повышения цен на ресурсы объем производства будет сокращаться. Но при падении этих цен не наблюдается его соответствующий рост: из-за снижения объемных показателей производительность труда в ней начинает отставать от индикаторов зарубежных стран. В результате конкурентоспособность обрабатывающей промышленности снижается, а восстановить ее трудно по причине потери доли рынка и динамического эффекта масштаба. Как следствие, в условиях снижения обменного курса показатели развития национальной экономики ухудшаются в большей степени, чем в иной ситуации [3].
1.2 Институты и неравенство
    Политические  и экономические институты играют определяющую роль в экономическом  развитии. При отсутствии защиты прав собственности экономические агенты, опасаясь ее экспроприации государством, не будут активно инвестировать в экономику. При наличии развитых институтов (четкого законодательства по регулированию финансовых рынков, независимых и компетентных судов, некоррумпированных и эффективных правоохранительных органов) повышается отдача от вложенных средств и усилий предпринимателей.
    Чтобы оценить воздействие природных  ресурсов на институты, нужно исследовать  стимулы тех, кто имеет возможность  влиять на процесс институционального развития. Например, политики могут  быть заинтересованы в экономическом  росте, но одновременно стремятся получить собственную ренту. Развитые экономические институты создают благоприятные условия для экономического роста, ограничивая возможности политиков извлекать ренту и побуждая их совершенствовать институты. Так, если суды и регуляторы не зависят от органов политической власти, то политики и государственные чиновники вынуждены связывать возможность сохранения власти с более высокими экономическими показателями, а не с использованием ренты в личных целях [2].
    Политики  могут присваивать природную ренту только в условиях слабых институтов. Следовательно, при росте доходов от эксплуатации природных ресурсов они предпринимают попытки не допустить укрепления институтов. В странах с изначально слабыми институтами изобилие ресурсов тормозит или даже обращает вспять процессы развития институтов, что, в свою очередь, замедляет экономический рост. В результате богатые ресурсами страны попадают в «ловушку развития» — порочный круг недоразвитости институтов и отсутствия стимулов к их совершенствованию.
    Кроме того, для стран, богатых ресурсами, характерен высокий уровень имущественного неравенства ( рис. 3). Сильное неравенство может затормозить экономическое развитие по ряду причин.
      Во-первых, если неравенство велико, а рынки  капитала работают плохо, многие талантливые предприниматели лишены доступа к нему (а граждане — к образованию), что не позволяет целым группам населения выбраться из бедности. Во-вторых, из-за сильного неравенства государственная политика может быть направлена на перераспределение доходов, поскольку относительно бедный медианный избиратель предпочитает более масштабное перераспределение. Политика активного перераспределения, в свою очередь, замедляет экономический рост [3].

Примечание. Более высокие значения коэффициентов Джини свидетельствуют об углублении имущественного неравенства. Линии тренда основаны на данных о регрессиях применительно к широкой выборке стран, по которым имеются коэффициенты Джини за 2002—2006 гг. Под странами — экспортерами сырья понимаются те, в которых на экспорт продукции добывающей промышленности и ТЭКа приходится более половины общего объема товарного экспорта страны.
Источники: Всемирный исследовательский институт по проблемам экономического развития при Университете ООН; МВФ; ВТО; расчеты ЕБРР.
Рис. 3 Коэффициенты Джини по выборке стран - экспортеров сырья (в %) 

 

2. Политика диверсификации
      При выборе экономической политики страны, богатые ресурсами, сталкиваются с  рядом трудностей. Некоторые касаются самого сектора природных ресурсов, в частности: насколько быстро следует его развивать? Должны ли страны стремиться как можно быстрее выработать месторождения или следует растягивать этот процесс во времени? С одной стороны, немедленная добыча максимально возможного объема ресурсов позволяет избежать «ловушки экономической недоразвитости» путем финансирования «большого скачка». С другой стороны, целесообразно сохранить для будущих поколений невозобновляемые ресурсы, пока не будут созданы более эффективные технологии их добычи. К тому же высокие темпы добычи могут отрицательно сказаться на мировых ценах на сырье. Правительства стран, богатых нефтью, вероятно, попытаются замедлить нефтедобычу, чтобы повысить мировые цены на нее и извлечь максимальную прибыль. Вместе с тем высокие цены на нефть заставят другие страны инвестировать в альтернативные технологии, которые со временем ослабят позиции нефти [4].
      Если  исходить из того, что ни одна из добывающих стран не доминирует на рынке и  на протяжении длительного времени  спрос на ресурсы неизменный, траектория добычи ресурса, максимизирующая его чистую приведенную стоимость, такова, что цена на ресурс (за вычетом удельных издержек добычи) будет расти со скоростью, равной процентной ставке. Соответственно объем добычи будет монотонно снижаться. Одной из важнейших исходных посылок, очевидно, выступает динамика спроса: если исходить из увеличения спроса (например, вследствие экономического роста в мире), то оптимальной может стать траектория наращивания добычи; если исходить из его падения (скажем, в результате появления альтернативных технологий), то оптимальной может оказаться немедленная максимизация объемов нефтедобычи.
          Как показывают модели, основанные на данных об объемах  доказанных запасов нефти и предположениях относительно будущего спроса, перспективных технологий и издержек на добычу ресурсов, в настоящее время богатые углеводородами страны с переходной экономикой в целом добывают слишком мало ресурсов и должны вкладывать больше средств в создание добывающих мощностей на будущее. В то же время указанные модели, как правило, не учитывают факторы институционального развития. Если институциональные структуры со временем будут совершенствоваться, то могут появиться основания для растягивания добычи ресурсов во времени, поскольку использование будущих доходов от них даст больший социальный эффект, а негативных последствий от ресурсной ренты для общества будет меньше.
      Необходима  экономическая политика, которая  позволит использовать получаемые от продажи ресурсов доходы на цели экономического развития, одновременно смягчая влияние «ресурсного проклятия». Она должна предусматривать ряд мер по следующим направлениям:
    диверсификация позволяет устранить важнейшую причину «ресурсного проклятия» — перекос в экономике, вызванный извлечением ресурсной ренты;
    снижение волатильности смягчит отрицательное влияние чрезмерной сырьевой зависимости на экономический рост;
    развитие финансового сектора позволит поддержать в первую очередь предприятия, зависящие от внешних источников финансирования и работающие в отраслях, не связанных с добычей ресурсов;
    уменьшение имущественного неравенства может ограничить концентрацию извлечения ренты (тогда ее придется делить с широким кругом экономических агентов).
2.1 Вертикальная и горизонтальная промышленная политика
      Диверсификацию  часто осуществляют с помощью  мер вертикальной промышленной политики. Они подразумевают выбор «предприятий-победителей» и установление режима благоприятствования для конкретных, не связанных с добычей ресурсов отраслей промышленности (например, для отдельных обрабатывающих производств). К таким мерам относятся снижение налогов, выдача субсидий (дотаций), защита от иностранных конкурентов, прямые государственные инвестиции.
      Альтернативу  вертикальной составляет горизонтальная политика. Меры в рамках этой политики создают стимулы для диверсификации без упора на конкретные секторы, путем повышения доходности частных инвестиций в физический и человеческий капитал во всех отраслях экономики. К таким мерам относятся усиление защиты прав собственности, укрепление механизмов исполнения договорных обязательств и финансового регулирования, а также развитие системы образования, инфраструктуры и финансового сектора [1].
          Вертикальные  меры редко дают хорошие результаты, особенно в условиях слабого развития институтов. Они предоставляют свободу действий чиновникам, которые могут не иметь квалификации или стимулов для ее рационального использования, а также создают дополнительные возможности для извлечения ренты. В силу этого большинству развивающихся стран, богатых ресурсами, не следует прибегать к вертикальным мерам диверсификации экономики.
          В то же время  многие аспекты горизонтальной политики также сложно реализовать в условиях ресурсного богатства и слабости институтов. Действительно, горизонтальная промышленная политика опирается на государственные инвестиции, особенно в инфраструктуру и образование, а при отсутствии развитых институтов госинвестиции скорее всего будут неэффективными.
2.2 Макроэкономическая политика и фонды национального благосостояния
          Создание  резервов и размещение национального  богатства за рубежом преследуют несколько целей. В краткосрочной перспективе это дает возможность избежать укрепления национальной валюты в реальном выражении и обеспечивает конкурентоспособность национальной экономики. Кроме того, государственные фонды благосостояния позволяют правительствам диверсифицировать риски, сглаживать бюджетные расходы во времени и создавать резервы для финансирования расширенных бюджетных обязательств в условиях экономического спада. В результате наличие резервных фондов снижает макроэкономическую волатильность и улучшает инвестиционный климат.
      Помимо  стабилизации экономики фонды национального  благосостояния могут способствовать процессам диверсификации, ограничивая  масштабы извлечения ренты. Если накопленные в фондах доходы от продажи ресурсов направляются на достижение заранее определенных и прозрачных целей (расходование в условиях экономического спада, реализация конкретных форм государственных инвестиций или сбережение средств для будущих поколений), это затрудняет извлечение ренты. Тогда стимулы экономической и политической элит могут измениться в пользу формирования экономической политики и институтов, содействующих экономическому развитию. Успешное функционирование фондов национального благосостояния определяется степенью их защищенности от попыток политического «рейдерства», а также прозрачностью процессов целевого расходования средств [3].
2.3 Финансовое развитие в качестве инструмента диверсификации
          Финансовое  развитие может способствовать диверсификации в странах, богатых ресурсами, по ряду направлений. Во-первых, как говорилось выше, оно смягчает влияние волатильности цен на ресурсы и создает дополнительные стимулы для инвестиционной активности. Во-вторых, финансовые рынки в большей степени поддерживают несырьевые отрасли, которые сильнее, чем ресурсодобывающие, зависят от привлечения финансовых средств из внешних источников. В-третьих, развитая финансовая система содействует снижению имущественного неравенства, позволяя большему числу людей привлекать финансы и получать возможности для инвестирования, в том числе в собственное образование.
          Меры по обеспечению финансового развития предусматривают улучшение регулирования  банков и рынков ценных бумаг, организацию систем страхования вкладов и бюро кредитных историй, создание эффективной судебной системы. Вместе с тем проведение данных реформ может быть затруднено в условиях недостаточного развития институциональной среды — то есть в тех случаях, когда они особенно необходимы [2].
2.4 Снижение имущественного неравенства
          Перераспределение доходов от ресурсной ренты в пользу широких слоев населения снижает заинтересованность правящей элиты в ее извлечении и содействует развитию институтов. В развитых странах такие процессы можно осуществлять с помощью прогрессивной шкалы налогообложения. В развивающихся странах со слабым государственным аппаратом прогрессивное налогообложение «не работает», поскольку богатые имеют возможность избегать уплаты налогов. Большинство мер перераспределения доходов принимают форму реализации государственных проектов на средства ресурсной ренты, накопленной государством, либо бесплатного оказания государственных услуг в образовании и здравоохранении, от чего в большей степени выигрывают бедные слои населения [4].
      В идеале меры противодействия имущественному неравенству должны предусматривать совершенствование финансовых институтов, реформирование системы образования, повышение мобильности рабочей силы. На практике ресурсы зачастую направляются на финансирование существующих неэффективных структур. 

2.5 Финансовое развитие в ресурсообеспеченных переходных экономиках
    Для богатых ресурсами стран с  переходной экономикой (возможно, за исключением Туркменистана) характерны опережающие темпы развития финансовых систем. Так, в 1999—2008 гг. номинальный объем российского ВВП вырос в восемь раз, а объемы кредитования банками частного сектора увеличились примерно с 10% ВВП в 1999 г. до более 40% в конце 2008 г. (рис. 4).

Источники: данные центральных банков Азербайджана, Казахстана и России; обследование ЕБРР банковских систем; расчеты ЕБРР.
Рис. 4 Кредитование частного сектора (в % к  ВВП)
   Банковская  система Казахстана развивалась  еще быстрее: отношение объема кредитов к ВВП достигло максимального  значения 60% в середине 2007 г. по сравнению с 7% в конце 1999 г. В Азербайджане объем банковского кредитования возрос с 10% ВВП в середине 2005 г. до 19% ВВП в середине 2009 г., а рост совокупного объема кредитного портфеля в годовом исчислении превысил 100% [3].
      Стремительному  увеличению объемов банковского  кредитования способствовали отмена контроля за движением капитала, активное использование рынков оптового фондирования (особенно в форме син- дицирования кредитов с международным участием) и появление в банковской сфере иностранных банков (за исключением Азербайджана). В результате отношение кредитов к депозитам в Казахстане достигло почти 200%, а в России приблизилось к 160%. В Азербайджане этот показатель превысил 150% в середине 2008 г. и возрос до 200% в 2009 г. в результате чистого оттока депозитов на фоне вливания ликвидности в банковскую систему. В целом отношение кредитов к депозитам в трех богатых ресурсами странах значительно выше, чем в других странах с переходной экономикой.
    Развитию  финансового сектора содействовали  структурные реформы, в том числе создание систем страхования вкладов, более полное раскрытие информации об эффективных процентных ставках для клиентов банков, внесение изменений в законы о залоге и несостоятельности. Во всех трех странах были приняты меры по совершенствованию режимов регулирования деятельности бюро кредитных историй. Вместе с тем объемы накопленной в них информации пока небольшие (согласно оценкам, данные имеются по 25% взрослого населения Казахстана, 10% населения России и 0% населения Азербайджана). В России структурные реформы в финансовом секторе обогнали средние показатели реформ в ненефтяных странах с переходной экономикой (согласно разработанным ЕБРР показателям реформирования финансовой системы). Низкие оценки Азербайджана отчасти обусловлены жесткими ограничениями для иностранных банков по входу на национальный рынок.
    В рамках диверсификации экономики российские власти в 2007—2008 гг. приступили к реализации инициативы по превращению Москвы в  международный финансовый центр. В  числе важных принятых мер отметим  внесение в законодательство изменений, отменяющих действие запретительных положений в отношении производных финансовых инструментов и срочных договоров (контрактов), которые раньше приравнивались к договорам пари. Вместе с тем еще не принят закон об инсайдерской информации, а успех указанной инициативы в целом будет зависеть от создания эффективной и независимой судебной системы и снижения коррумпированности правоохранительных органов [4].
 

3. Результаты диверсификации
    Точно измерить степень диверсификации экономики и ослабления зависимости от нефтегазовых доходов непросто, поскольку на показатели доли сырья в объемах производства или экспорта, как правило, влияют цены на ресурсы. Повышение цен на сырье ведет к росту номинальной стоимости добычи и экспорта первичных природных ресурсов и может вызвать временный переток средств в добывающие и смежные отрасли. Таким образом, показатели диверсификации экономики в богатых нефтью странах имеют тенденцию к естественному снижению при росте цен на нефть.
    Это справедливо для Малайзии и Мексики, экономики которых считаются относительно диверсифицированными. По мере повышения в 2000—2005 гг. цен на товары сырьевой группы доля продукции обрабатывающей промышленности с высокой добавленной стоимостью в общем объеме экспорта снизилась в таких странах — экспортерах сырья, как Австралия, Чили и Норвегия ( рис. 5).

Источник: Организация ООН по промышленному развитию (ЮНИДО).
Рис. 5 Доля промышленной продукции с  высокой добавленной стоимостью в экспорте (в %).
    Чтобы максимально нейтрализовать эффект изменения цен на ресурсы, при анализе структуры экспорта необходимо опираться на аналогичные временные точки в цикле нефтяных цен, то есть анализировать их за периоды, когда цены на нефть были практически идентичными в реальном выражении (используя при этом в качестве дефлятора индекс потребительских цен США) [5]. Такой подход особенно полезен для выявления структурных изменений после падения цен на нефть, поскольку именно с ними связаны механизмы «сырьевого проклятия».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.