На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Парижский трактак. Итоги Крымской войны

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение 

     Крымская  война 1853—1856, также Восточная война — война между Российской империей и коалицией в составе БританскойФранцузскойОсманской империй и Сардинского королевства. Боевые действия разворачивались на Кавказе, в Дунайских княжествах, на БалтийскомЧерномБелом и Баренцевом морях, а также на Камчатке
     Крымская  война  (1853-1856 гг.) является одним  из переломных моментов в истории  международных отношений. Крымская война являлась  определенном смысле вооруженным разрешением исторического противостояния России и Европы. Возможно, никогда русско-европейские противоречия не обнаруживались столь очевидно. В Крымской войне нашли преломление наиболее актуальные проблемы внешнеполитической стратегии России, не утратившие своего значения и в настоящее время. С другой стороны, она обнаружила характерные внутренние противоречия развития в самой России. Опыт изучения Крымской войны имеет большой потенциал для выработки национальной стратегической доктрины и определения дипломатического курса.
     Примечательно, что в России Крымская война была известна еще как Севастопольская  война, что делало ее малопонятной для  русского общественного мнения, которое  восприняло ее как очередную русско-турецкую баталию. А между тем, в Западной Европе и на Востоке конфликт называли также Восточной, Великой, Русской  войной, а также войной за Святые места или Палестинские святыни.
     Цель  курсовой работы состоит в обобщенной оценке окончания и итогов Крымской войны,
     В задачи работы входит:
     1.   Определение основных причин  и инициаторов Крымской войны.
     2.  Обзор этапов дипломатической борьбы накануне войны и после ее окончания.
     3.  Оценка итогов Крымской войны  и ее влияние на последующую  внешнеполитическую стратегию России.
     Выяснив все вышеизложенное, я попыталась составить представление об общих итогах Крымской войны.
     Структура работы: данная курсовая работа состоит  из введения, трех глав, заключения и  списка использованных источников.
     К середине XIX века Османская империя находилась в состоянии упадка, и только прямая военная помощь России, Англии, Франции и Австрии позволила султану дважды предотвратить захват Константинополя мятежным вассалом Мухаммедом Али Египетским. Кроме того, продолжалась борьба православных народов за освобождение от османского ига. Эти факторы привели к появлению у русского императора Николая I в начале 1850-х годов мыслей по отделению балканских владений Османской империи, населенных православными народами, чему противились Великобритания и Австрия. Великобритания, кроме того, стремилась к вытеснению России с черноморского побережья Кавказа и из Закавказья. Император Франции Наполеон III, хотя и не разделял планов англичан по ослаблению России, считая их чрезмерными, поддержал войну с Россией как реванш за 1812 год и как средство укрепления своей личной власти. 

     В данной работе я ссылалась на русскую историографии. Так, в советской историграфии XIX и XX вв. темой Крымской войны предметно занимались К. М. Базили, вступительная статья И. М. Смилянской «Константин Михайлович Базили» в книге Сирия, Ливан и Палестина в описаниях российских путешественников, консульских и военных обзорах первой половины XIX века. - М.: Наука, 1991., А. Г. Жомини (2-я половина XIX в.), А. М. Зайончковский (начало XX в.), В.Н. Виноградов (советский период) и др.

     Среди наиболее значимых работ, посвященных  Крымской войне и ее итогам, следует  назвать также труды Е.В. Тарле  «Крымская война»: в 2-х т.; История  Дипломатии/ Под редакцией академика  Потемкина В. П. М., 1945; Ф. Мартенса «Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами». Т. XII. СПб., 1898 г.; исследование И.В. Бестужева «Крымская война». - M., 1956, а также обширную мемуарную литературу, материалы Центрального государственного архива военно-морского флота (ЦГАВМФ) и другие источники.

     Несмотря  на то, что русская историография отводила Крымской войне видное место, непрерывная традиция ее изучения так и не сложилась. Данное обстоятельство было обусловлено отсутствием систематизации трудов по проблеме. Данный пробел был заполнен, в частности, С.Г. Толстым, осуществившим комплексное рассмотрение отечественной историографии Крымской войны. Автором проанализирован ряд трудов, остававшихся прежде вне поля историографического рассмотрения, представлен обзор версий; оценок и интерпретаций наиболее значимых аспектов истории Крымской войны. Толстой С.Г. Отечественная историография Крымской войны (вторая половина XIX- первая половина XX вв.).// Дисс. канд. ист. наук, спец. 07.00.09, М. 2002.

     Далее я проанализирую расстановку сил на международной арене накануне Крымской войны.

1 Оценка  причин Крымской войны

      О сложности  вопроса о причинах и инициаторах  Крымской войны
 
     Объективная оценка любого исторического события  предполагает исследование его первопричины, поэтому задача данного параграфа  состоит в попытке рассмотреть  генезис вопроса о причинах и  инициаторах Крымской войны, который  до сих пор является дискуссионным  в науке. С точки зрения большинства  отечественных исследователей Крымской войны, в числе которых и академик Е.В.Тарле, Николай I был непосредственным инициатором дипломатических заявлений  и действий, приведших к возникновению  войны с Турцией [8, 156 стр.].     Преобладает мнение, согласно которому царизм начал и проиграл войну. Однако существовала и другая позиция, разделяемая в основном в кругах американской общественности, а также незначительным меньшинством в Западной Европе накануне, в ходе и после Крымской войны. К нему относились представители консервативно-аристократических кругов Австрии, Пруссии, Нидерландов, Испании и всех государств Италии, кроме Сардинии. «Сочувствующих» царской России можно было найти даже в парламентских (член палаты общин Р. Кобден)  и в общественно-политических кругах Великобритании.
     Многие  историки признают, что война была агрессивной не только со стороны  царской России. Турецкое правительство  охотно пошло на развязывание войны, преследуя определенные агрессивные  цели, а именно возвращение северного  побережья Черного моря, Кубани, Крыма.
     Особую  заинтересованность в войне имели  также Англия и Франция, стремившиеся не допустить Россию к Средиземному морю, к участию в будущем дележе добычи и к приближению к южно-азиатским  пределам. Обе западные державы стремились захватить в свои руки и экономику, и государственные финансы Турции, что им полностью и удалось  в результате войны.
     Наполеон III смотрел на эту войну как  на счастливый, неповторимый случай выступить  вместе против общего врага. «Не выпускать  Россию из войны»; изо всех сил бороться против всяких запоздалых попыток русского правительства, - когда оно уже  осознало опасность начатого дела, - отказаться от своих первоначальных планов; непременно продолжать и продолжать войну, расширяя ее географический театр, - вот что стало лозунгом западной коалиции.
     Причины Крымской войны коренились главным  образом именно в столкновении колониальных интересов России и Англии, а также  России и Франции, отчасти России и Австрии на Ближнем Востоке  и Балканах. И Англия в союзе  с Францией, и Россия стремились в Крымской войне к одинаковой цели, т. е. к господству в указанных  районах, хотя и разными путями: Англия и Франция, которым выгодно было иметь в лице Турции постоянный противовес и угрозу России, предпочитали закабалить Турецкую империю, тогда как Россия хотела уничтожить ее. Турция, в свою очередь, преследовала давнюю цель отторгнуть от России Крым и Кавказ. Словом, Крымская война была захватнической, грабительской со стороны всех ее участников.
     Прелюдией к войне стал конфликт Николая I с Наполеоном III, пришедшим к власти во Франции после переворота 2 декабря 1851. Николай I считал нового французского императора нелегитимным, поскольку династия Бонапартов была исключена из французского престолонаследия Венским конгрессом. Чтобы продемонстрировать свою позицию, Николай I в поздравительной телеграмме обратился к Наполеону «Monsieur mon ami» («дорогой друг»), вместо допустимого по протоколу «Monsieur mon frere» («дорогой брат») [1, 112 стр.]. Подобная вольность была расценена как публичное оскорбление нового французского императора. Формальным поводом к войне послужил спор между католическим и православным духовенством о так называемых «святых местах» в Иерусалиме, т. е. о том, в чьем ведении должен находиться «гроб Господень» и кому чинить купол Вифлеемского храма, где, по преданию, родился Иисус Христос. Поскольку право решать этот вопрос принадлежало султану, Николай I и Наполеон III, оба искавшие поводов для нажима на Турцию, вмешались в спор: первый, естественно, на стороне православной церкви, второй - на стороне католической.
     Краткая предыстория вопроса такова. В  конце 30-х - начале 40-х гг. XIX столетия западные державы стали проявлять  повышенное внимание к Палестине. Они  пытались распространить свое влияние  путем учреждения там консульств, строительства церквей, школ и больниц. В 1839 г. Англия учредила вице - консульство  в Иерусалиме, а в 1841 г. совместно  с Пруссией назначила туда первого  англиканского епископа-протестанта  М.Соломона, дабы «привести иудеев Святого  города ко Христу» [10, 339 стр.]. Уже через год в Старом городе (близ Яффских ворот) была построена первая на Арабском Востоке протестантская церковь. В 1841 г. Франция также учредила свое консульство в Иерусалиме «с исключительной целью защиты латинян». Несмотря на неоднократные предложения К. М. Базили об учреждении поста русского агента в Иерусалиме для постоянного надзора за существенно возросшим числом паломников, до Крымской войны Россия так и не решилась создать там своего консульского представительства.
     Франция потребовала, чтобы ключи от церкви (которые в то время принадлежали православной общине) были отданы католическому  духовенству. Россия потребовала, чтобы  ключи остались у православной общины. Обе стороны подкрепляли свои слова угрозами. Османы, не имея возможности  отказать, пообещали выполнить и  французские, и русские требования. Когда эта типичная для османской  дипломатии уловка была раскрыта, в  конце лета 1852 года Франция, в нарушение Лондонской конвенции о статусе проливов от 13 июля 1841 года, привела под стены Стамбула 90-пушечный паровой линейный корабль Charlemagne. В начале декабря 1852 года ключи от церкви Рождества Христова были переданы Франции [13, 59 стр.]. В ответ российский канцлер Нессельроде от лица Николая I заявил, что Россия «не потерпит полученного от Османской империи оскорбления… vis pacem, para bellum!» (лат. хочешь мира, готовься к войне!) Началась мобилизация российской армии на границе с Молдавией и Валахией.
     В частной переписке Нессельроде давал пессимистичные прогнозы — в частности, в письме российскому посланнику в Лондоне Бруннову от 2 января 1853 года он предсказал, что в этом конфликте Россия будет воевать против всего мира одна и без союзников, поскольку Пруссии этот вопрос безразличен, Австрия будет нейтральна или благожелательна к Порте. Более того, Британия присоединится к Франции, чтобы утвердить свое морское могущество, поскольку «на удалённом театре боевых действий, не считая солдат нужных для десанта, потребуются в основном силы флота для открытия Проливов, после чего объединённые флоты Британии, Франции и Турции быстро покончат с российским флотом на Чёрном море» [13, 63стр.].
     В феврале 1853 г. по высочайшему повелению  в Константинополь отплыл с чрезвычайными  полномочиями князь Александр Сергеевич  Меншиков - правнук знаменитого временщика, генералиссимуса А.Д. Меншикова. Ему  было ведено потребовать, чтобы султан не только решил спор о «святых  местах» в пользу православной церкви, но и заключил особую конвенцию, которая  сделала бы царя покровителем всех православных подданных султана. В  этом случае Николай I становился, как  говорили тогда дипломаты, «вторым  турецким султаном»: 9 млн. турецких христиан приобрели бы двух государей, из которых  одному они могли бы жаловаться на другого. Турки от заключения такой  конвенции отказались. 21 мая Меншиков, не добившись заключения конвенции, уведомил султана о разрыве русско-турецких отношений (хотя султан отдавал «святые  места» под контроль России) и отбыл  из Константинополя. Вслед за тем  русская армия вторглась в  Дунайские княжества (Молдавию и  Валахию). После долгой дипломатической  перебранки 16 октября 1853 г. Турция объявила России войну. Религиозная распря вылилась в дипломатический конфликт.
     Следует отметить, что русская историография в условиях религиозного нигилизма либо попросту игнорировала «духовный» аспект проблемы, либо характеризовала его как вздорный, искусственный, надуманный, второстепенный и неактуальный. Доставалось не только царизму, но и «силам реакции» в России, которые поддержали курс Николая I на защиту греческого духовенства. Для этого был использован тезис о том, что «православные иерархи в Турции не только не просили царя о защите, но больше всего боялись такого защитника» в этом конфликте [8, 135 стр.].  При этом ссылки на конкретные греческие источники не делались. Ниже всякой критики была военно-тактическая подготовка русских войск. Военное министерство России 20 лет кряду перед Крымской войной возглавлял князь А. И. Чернышев -  царедворец, падкий на внешние эффекты, который готовил армию не для войны, а для парадов. Солдаты артистически маршировали на плацу, но не знали, что такое применение к местности. Для обучения стрельбе Чернышев выделял по 10 боевых патронов на солдата в год. Только традиционная стойкость русских солдат была на высоте, но офицерский и особенно генеральский состав не всегда мог ею распорядиться.
   Наконец, пагубно отражалось на боеспособности русской армии убийственное состояние  транспорта и путей сообщения. Из центра на юг страны не было ни одной  не только железной, но даже шоссейной  дороги. Войска проделывали тысячеверстные переходы пешком, оружие, боеприпасы и  снаряжение перевозились на волах, многие из которых околевали в дороге, трупы их тонули в грязи, и по ним  проходили обозы. Легче было доставить  солдат в Крым из Англии или Франции, чем из центра России.
Военно-морской  флот России был третьим в мире после английского и французского, но перед флотом Англии и Франции  он выглядел, как лилипут перед  Гулливером: англо - французы имели 454 боевых судна, включая 258 пароходов, а Россия - 115 судов при 24 пароходах [11, 347 стр.].  
     В данной работе наибольший интерес  представляют сюжетные линии дипломатической  борьбы, имевшие место, как в начале войны, так и в ходе военных  действий, и при их окончании.

    1.2 Сюжетные линии дипломатической борьбы

 
Сточный вопрос всегда волновал европейские  монархии, которые старались держать  руку на пульсе восточных событий. Борьба европейских монархий с революцией лишь на время отвлекла их от восточных  дел. Задушив совместны ми усилиями революцию 1848 - 1849 гг., державы Священного союза вновь обратились к восточному вопросу, и сразу бывшие союзники стали друг для друга врагами.
Русский царизм, сыгравший в подавлении революции  немалую роль, хотел и на Востоке  преуспеть больше всех. Выступая против Турции, он надеялся на договоренность с Англией, правительство которой с 1852 г. возглавлял личный друг Николая 1 Д. Эбердин, и на изоляцию Франции, где в том же 1852 г. провозгласил себя императором Наполеон III - племянник Наполеона I (во всяком случае, Николай 1  был уверен, что с Англией Франция на сближение не пойдет, ибо племянник никогда не простит англичанам заточения своего дяди). Далее царизм рассчитывал на лояльность Пруссии, где королевствовал брат жены Николая Фридрих-Вильгельм IV, привыкший повиноваться своему могущественному зятю, я на признательность Австрии, которая с 1849 г. была обязана России своим спасением от революции.
Все эти  расчеты оказались битыми. Англия и Франция объединились и вместе выступили против России, а Пруссия  и Австрия предпочли враждебный к России нейтралитет.
Крах  внешнеполитических расчетов царизма  накануне Крымской войны во многом объяснялся личными качествами царя и его министра. Николай I решал дипломатические задачи самонадеянно и опрометчиво, а предостеречь и отрезвить его было некому. Его министром иностранных дел бессменно был граф Карл Васильевич Нессельроде - человек без роду и племени. Главное, это был человек без собственного лица. Весь смысл своей жизни и деятельности он видел в том, чтобы угадывать, куда склоняется воля царя, и спешно забегать вперед в требуемом направлении. Зато он и просидел в кресле министра иностранных дел последние 10 лет царствования Александра I и все 30 лет царствования Николая I. Разумеется, такой министр не мог ни подсказать царю свое, ни исправить царское решение.
Царизм  не разобрался в хитросплетениях  европейской политикиНо главное было не в этом. Главное заключалось в том, что ни царю, ни его дипломатам и генералам недоступно было понимание тех экономических сдвигов, которые произошли в Европе за 30 - 40-е годы. Все это время не только в Англии, но и во Франции, и даже в Австрии и Пруссии капитализм неуклонно шел вперед и, усиливая экономический потенциал держав, развивал их аппетиты к новым рынкам, источникам сырья, сферам влияния. При таких условиях западные державы, которые охотно сотрудничали с царизмом политически в борьбе с революцией, не хотели ни сотрудничать с ним, ни, тем более, понести ущерб от него в дележе рынков. Наоборот, растущая активность царизма в районах, где они сами надеялись поживиться, усиливала их противодействие России.
     При Николае I петербургская дипломатия на Балканах активизируется. Ей стало  небезразлично, кто появится близ юго-западных рубежей России после развала  Османской империи. Российская политика имела целью создать в Юго-Восточной  Европе дружественные, независимые  православные государства, территорию которых не смогли бы поглотить и  использовать иные державы (в частности, Австрия). В связи с распадом Турции остро вставал и вопрос, кто  будет реально контролировать черноморские проливы (Босфор и Дарданеллы) - жизненно важный для России путь в Средиземноморье.
     В 1833 г. был подписан с Турцией выгодный России Ункяр-Искелесийский договор о проливах. Все это не могло не вызывать противодействие других держав. В тот период начался новый передел мира. Он был связан с ростом экономического могущества Англии и Франции, желавших резко расширить сферы своего влияния. На пути этих амбициозных стремлений стояла Россия.
     Для русской дипломатии война началась не в 1953 году, а гораздо раньше. В изданной на французском языке анонимной книге (А. Г. Жомини) «отставного дипломата» под названием «Дипломатические исследования на тему Крымской войны» автор в самом заглавии своего сочинения обозначил ее более широкие временные рамки - с 1852 г. по 1856 г., подчеркивая тем самым, что для России баталия на дипломатическом фронте началась гораздо раньше, чем на Крымском [2, 437 стр.]. В подтверждение тезиса о том, что для дипломатов война давно началась, можно привести письмо графа Карла Васильевича Нессельроде поверенному в делах русской Миссии в Константинополе А. П. Озерову. Пытаясь приободрить своего подчиненного, «дерзнувшего» указать в своей предыдущей депеше на факт задержки получения инструкций из Петербурга, граф Нессельроде писал: «Прежде всего, мой дорогой Озеров, позвольте сделать Вам комплимент, с которым бы я обратился к молодому и отважному военному, догоняющему свой полк в день или накануне баталии (le jour ou la veille d’une bataille). В дипломатии также есть свои сражения (ses combats), и Вашей счастливой звезде так было угодно, чтобы Вы их давали при ведении дел нашей миссии. Не теряйте же ни присутствия духа, ни профессионализма (Ne perdez donc ni courage, ni competence), и продолжайте говорить твердо, а действовать спокойно. С нашей стороны, как Вы понимаете, мы не оставим Вас в плане подпитки инструкциями» [2, 436 - 437 стр.].
     Не  лишним будет напомнить также, что  к моменту начала войны султан Абдул-Меджид проводил политику государственных реформ - танзимат. Для этих целей использовались заемные средства европейских держав в первую очередь французские и английские. Средства пускались не на усиление экономики страны, а на закупку промышленных изделий и вооружения. Получалось так, что Турция постепенно мирным путем попадала под влияние Европы. Великобритания, Франция и другие европейские державы взяли на вооружение принцип неприкосновенности владений Порты. Самодостаточную и независимую от европейского капитала Россию в этом регионе никто не хотел видеть.
     К тому же после революций 1848 г. французский  император Наполеон III, памятуя о лаврах Наполеона I, желал укрепить свой трон с помощью какого-нибудь победоносного военного конфликта. А перед Великобританией открылась перспектива образования антироссийской коалиции, и при этом добиться ослабления влияния России на Балканах. Турция вынуждена была использовать последний шанс, чтобы восстановить свои пошатнувшиеся позиции в разваливающейся Османской империи, тем более, что правительства Великобритании и Франции были не против участия в войне против России.
     В свою очередь в геополитике России эволюция роли Крыма тоже прошла сложный  путь. На этом пути случались не только военные драмы, но и создавались  союзы против общих врагов. Именно благодаря такому союзу в XV в. утвердилась национальная государственность и России, и Крымского ханства, в XVII в. союз с Крымом помог становлению национальной государственности Украины.
     Таким образом, каждая из сторон, участвовавших  в Крымской войне, вынашивала амбициозные планы, и преследовала не сиюминутные, а серьезные геополитические интересы.
     Монархи Австрии и Пруссии были партнерами Николай I по Священному союзу; Франция, по мнению императора, ещё не окрепла  после революционных потрясений, Великобритания отказалась участвовать  в войне, и, кроме того, царю казалось, что Великобритания и Франция, являясь соперницами на Ближнем Востоке, не заключат между собой союза. Кроме того, Николай I, выступая против Турции,  очень надеялся на договоренность с Англией, правительство которой с 1852 г. возглавлял его личный друг - Д. Эбердин, и на изоляцию Франции, где в 1852 г. провозгласил себя императором Наполеон III - племянник Наполеона I (во всяком случае, Николай был уверен, что с Англией Франция на сближение не пойдет, ибо племянник никогда не простит англичанам заточения своего дяди). Далее Николай I рассчитывал на лояльность Пруссии, где правил брат жены Николая Фридрих-Вильгельм IV, привыкший повиноваться своему могущественному зятю, я на признательность Австрии, которая с 1849 г. была обязана России своим спасением от революции.
     Все эти расчеты не оправдались, Англия и Франция объединились и вместе выступили против России, а Пруссия  и Австрия предпочли враждебный к России нейтралитет.
     В первый период войны, когда Россия боролась фактически один на один с Турцией, и добилась больших успехов. Военные  действия велись на двух направлениях: дунайском и кавказском. Русские  победы на Черном море и в Закавказье предоставили Англии и Франции удобный  предлог для войны с Россией  под видом «защиты Турции». 4 января 1854 г. они ввели свои эскадры в  Черное море, а от Николая I потребовали  вывести русские войска из Дунайских  княжеств. Николай через Нессельроде уведомил их, что на такое «оскорбительное» требование он даже отвечать не будет. Тогда 27 марта Англия и 28 марта Франция объявили войну России [13, 225 стр.].
     Однако  английской дипломатии не удалось втянуть  в войну с Россией Австрию  и Пруссию, хотя последние заняли враждебную России позицию. 20 апреля 1854 г. они заключили между собой  «оборонительно-наступательный» союз и в два голоса потребовали, чтобы  Россия сняла осаду Силистрии и очистила Дунайские княжества. Осаду Силистрии пришлось снять. Дунайские княжества - очистить. Россия оказалась в положении международной изоляции.
     Англо-французская  дипломатия попыталась организовать против России широкую коалицию, но сумела вовлечь в нее только зависимое  от Франции Сардинское королевство. Вступив в войну, англо - французы предприняли грандиозную демонстрацию у берегов России, атаковав летом 1854 г. почти одновременно Кронштадт, Одессу, Соловецкий монастырь на Белом  море и Петропавловск-Камчатский. Союзники рассчитывали дезориентировать русское  командование и заодно прощупать, не уязвимы ли границы России. Расчет не удался. Русские пограничные гарнизоны  хорошо сориентировались в обстановке и отбили все атаки союзников.
     В феврале 1855 года неожиданно умирает  император Николай I. Его наследник  Александр II продолжает войну, именно при нем происходит сдача Севастополя. К концу 1855 года военные действия практически прекращаются, и в  начале 1856 года заключается перемирие.
    Ход Крымской войны
 
      Начало  русско – турецкой войны и вступление коалиции
 
     Пока  царизм имел дело с Турцией, неизмеримо более отсталой и слабой, чем Россия, он мог еще побеждать, но для успешной борьбы с таким противником, как  Англия и Франция вместе взятые, у него не было сил.
     В первый период войны, когда Россия боролась один на один с Турцией, она добилась больших успехов. Как уже повелось в частых войнах между Россией  и Турцией, и на этот раз открылись два театра военных действий -дунайский и кавказский. Правда, на Дунае и поначалу не все шло гладко. Главнокомандующий князь М. Д. Горчаков боялся царя больше, чем всех войск Турции, жил в страхе перед царской немилостью и поэтому не смел предпринять хоть что-то, не предписанное царем. Так, он бесплод-но протоптался на левом берегу Дуная все лето, осень и зиму, и лишь в марте следующего 1854 г. заменивший Горчакова 72-летний И. Ф. Паскевич перешел Дунай и осадил Силистрию - главную крепость турок на Балканах.
     Осада затянулась. Паскевич не хотел брать  Силистрию штурмом, так как боялся, что не возьмет ее и, таким образом, в конце жизни посадит себе пятно на незапятнанную до тех пор военную карьеру. В конце концов, он, воспользовавшись тем, что на рекогносцировке турецкое ядро подкатилось к ногам его лошади, объявил себя контуженным и уехал из армии, сдав командование тому же М. Д. Горчакову.
     Зато  на Кавказе победы не заставили себя ждать. Командовал там отдельным  корпусом наместник Кавказа, тоже 72 лет от роду, князь М. С. Воронцов Не его заслуга в том, что русские  войска 19 ноября 1853 г. разбили турок  под Башкадыкляром, сорвав их расчеты на вторжение в Закавказье. Эту битву дал туркам и выиграл ее генерал В. О. Бебутов.
     Накануне  еще более выдающуюся победу одержала эскадра русского Черноморского  флота под командованием
     адмирала  Нахимова.
     Павел Степанович Нахимов - блистательный  флотоводец, второй по значению в истории  России после Ф. Ф. Ушакова - резко  выделялся из среды николаевского  адмиралитета своим демократизмом. Семьи у него не было, «сухопутных» друзей - тоже. Моряки заменяли ему и дружеский круг, и семейный очаг. Почти все свое адмиральское жалованье он раздавал матросам и семьям их. Зато он мог вполне положиться на них во всем. Они же боготворили его и готовы были идти за ним в огонь и воду.
     Итак, 18 ноября 1853 г. эскадра Нахимова всего  из 8 судов блокировала в гавани Синоп и полностью уничтожила турецкий флот из 14 кораблей. Лишь пятнадцатый, английский корабль, пароход, спасся бегством - догнать его парусники Нахимова не могли.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.