Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Политико-правовая мысль Древней Руси. Учение Илариона «Слово о Законе и Благодати

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 07.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

   Содержание 

  1 Введение……………………………………………………………….….3
  2 Основная  часть…………………………………………………………....4
      2.1 «Слово о законе и благодати»  Иллариона………………………….4
  3 Заключение………………………………………………………………15
  4 Список  использованной литературы…………………………………...16
 

   1 Введение
  Всемирная история политических и правовых учений – одна из важных составных  частей духовной культуры человечества. В ней сконцентрирован громадный  политико-правовой опыт прошлых поколений, отражены основные направления, вехи и  итоги предшествующих исследований проблем свободы, права, законодательства, политики, государства. Этот познавательный опыт, идеи и достижения прошлого оказывают заметное влияние на современные политические и правовые воззрения и ориентации, на теорию и практику наших дней. В своих попытках понять настоящее и найти пути к будущему люди всегда обращались (и будут обращаться) к прошлому, к исторически апробированным положениям, принципам, ценностям. И это не дань прошлому, не слепая вера в традиции и авторитеты, а необходимый способ человеческой ориентации в историческом времени и пространстве.
  История политической и правовой мысли позволяет  понять, как в борьбе и столкновении различных воззрений и позиций  одновременно шел процесс развития познания природы государства и  права, углубления представлений о свободе, справедливости и праве, законе и законности, о надлежащем общественном и государственном устройстве, о правах и свободах человека, формах и принципах взаимоотношений личности и власти.
  Тема  моего реферата «Политико-правовая мысль Древней Руси». Учение Илариона «Слово о Законе и Благодати».
  Свое  произведение Иларион начинает с  рассмотрения вопроса, связанного с  крещением Руси. Вспомнив основные исторические факты по проблеме крещения Руси, нам станет понятно, почему Иларион  посвящает целую главу этой теме. Поэтому свой реферат я начинаю с краткой истории Киевской Руси к началу X-XI в.в. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  2 Основная часть
  2.1 «Слово о законе  и благодати» Илариона
  Митрополит  Иларион безусловно высокоталантливый человек. Первый русский политический трактат «Слово о Законе и Благодати» был написан именно им. Если судить по названию, «О законе Моисеом данеем, и о благодати и истине Иисус Христом бывшим, и како закон отъиде, благодать же и истина всю землю исполни, и вера в вся языки простреся и до нашего языка (народа) русского, и похвала кагану нашему Владимиру, от негоже крещени быхом, и молитва к Богу от всеа земля нашеа», то можно подумать, что это классический богословский трактат. Ведь еще апостол Павел в своем «Послании к евреям» ставил вопрос о соотношении Ветхого Завета (закона, данного Моисеем) с Новым Заветом (благодатью, данной человечеству Христом). Естественно, проблема решалась в пользу благодати. Однако в своем произведении Иларион дал новый политический злободневный поворот классической теме.
  Итак, тема «Слова» - тема равноправности народов, резко противостоящая средневековым  теориям богоизбранничества лишь одного народа, теориям вселенской империи, или вселенской церкви. Иларион указывает, что Евангелием и крещением Бог  «все народы спас», прославляет русский народ среди народов всего мира и резко полемизирует с учением об исключительном праве на «богоизбранничество» только одного народа.
  Первая  часть произведения  касается основного  вопроса исторических воззрений  средневековья: вопроса взаимоотношения двух заветов: Ветхого – «закона» и Нового – «благодати». Взаимоотношение это рассматривается Иларионом в обычных символических схемах христианского благословения.
  Взаимоотношение людей с Богом раньше, в эпоху  Ветхого завета, устанавливалось началом рабства, несвободного подчинения – «законом»; в эпоху же Нового завета – началом свободы – «благодатью». Время Ветхого завета символизирует образ богини Агари, время Нового завета – свободной Сарры.
  Особенное значение в этом противопоставлении Нового завета Ветхому Иларион придает моменту национальному. Ветхий завет имел временное и ограниченное значение. Новый же завет вводит всех людей в вечность. Ветхий завет был замкнут в еврейском народе, а Новый имеет всемирное распространение. Иларион приводит многочисленные доказательства того, что время замкнутости религии в одном народе прошло, что наступило время свободного приобщения к христианству всех народов без исключения; все народы равны в своем общении с Богом. Христианство, как вода морская, покрыло всю землю, и не один народ не может хвалиться своими преимуществами в делах религии. Всемирная история представляется Илариону как постепенное распространение христианства на все народы мира, в том числе и на русский. Излагая эту идею, Иларион прибегает к многочисленным параллелям из Библии, и упорно подчеркивает, что для новой веры потребны новые люди.
  Поскольку благодать выше закона, значит, новое  нередко выше старого. Но тогда и  народы, крестившиеся позже, вовсе не хуже тех, кто принял крещение давно. Значит притязания Византии на старшинство по отношению Руси не имеют оснований. Такой вывод можно сделать к первой части.
  Сужая тему (2 часть) и говоря о крещении Руси, Иларион особо подчеркивает, что это не заслуга Византии. Крещение произошло по собственному желанию русских, это лишь первый шаг, и русский народ ожидает  … будущее Иларион пишет: «вера бо благодатьнаа по всей земли простреся и до нашего языка рускааго доиде…» «Се бо уже и мы с всеми христианами славим святую Троицу». Русь равноправна со всеми странами и не нуждается ни в чьей опеке: «вся страны благодатный бог нашь помилова, и нас не презре,  въехоте и спасе ны и в разум истинный приведе».
  Патриотический  и полемический пафос «Слова»  растет, по мере того как Иларион  описывает успехи христианства среди русских. Словами Писания Иларион приглашает всех людей, все народы хвалить Бога. Пусть чтут Бога все люди и возвеселятся все народы, все народы восплещите руками Богу. От Востока и до Запада хвалят имя Господа; высок над всеми народами Господь. Патриотическое воодушевление Илариона достигает высшей степени напряжения в третьей части «Слова», посвященной прославлению Владимира I Святославовича.
  Если  первая часть «Слова « говорила о  вселенском характере христианства, а вторая часть – о русском христианстве, то в третьей части возносится похвала князю Владимиру. Органическим переходом от второй части к третьей служит изложение средневековой богословской идеи, что каждая из стран мира имела своим просветителем одного из апостолов. Есть и Руси кого хвалить, кого признавать своим просветителем: «Похвалим же и мы, по силе нашей, малыими похвалами великаа и дивнаа сътворьшааго, нашего учителя и наставника, великааго кагана нашеа земли Володимера». Русская земля и до Владимира была славна в странах, в ней и до Владимира были замечательные князья: Владимир «внук старого Игоря, сын же славного Святослава». Оба этих князя «в свои лета владычествующе, мужьством же и храборъством прослуша (прославились) в странах многих и победами и крепостию поминаются ныне и словуть (славятся)». Иларион высоко ставит авторитет Русской земли среди стран мира. Русские князья и до Владимира не в худой и не в неведомой земле владычествовали, но в русской, которая ведома и слышима есть всеми концами земли. Владимир – это только «славный от славныих», «благородный от благородныих». Иларион описывает далее военные заслуги Владимира. Владимир «единодержець быв земли своей, покорив под ся округъняа страны, овы миром, а непокоривыа мечемь». Силу и могущество русских князей, славу Русской земли, «единодержавство» Владимира и его военные успехи Иларион описывает с нарочитою целью – показать. Что принятие христианства могущественным Владимиром не было вынужденным, что оно было результатом свободного выбора Владимира. Описав общими чертами добровольное, свободное крещение Владимира, отметая всякие возможные предположения о просветительной роли греков, Иларион переходит затем к крещению Руси, приписывая его выполнение исключительно заслуге Владимира, совершившего его без участия греков. Подчеркивая. Что крещение Руси было личным делом одного только князя Владимира, в котором соединилось «благоверие с властью», Иларион явно полемизирует с точкой зрения греков, приписывавших себе инициативу крещения «варварского» народа.
  Затем Иларион переходит к описанию личных качеств Владимира и его заслуг, очевидным образом имея в виду указать на необходимость канонизации Владимира. Довод за доводом приводит Иларион в пользу святости Владимира: он уверовал в Христа, не видя его, он неустанно творил милостыню; он очистил свои прежние грехи этой милостыней; он крестил Русь – славный и сильный народ – и тем самым равен Константину, крестившему греков.
  Патриотический  пафос этой третьей части, прославляющей  Владимира, еще выше, чем патриотический пафос второй. Он достигает сильнейшей стадии напряжения, когда, пространно описав просветительство Владимира, новую Русь и «славный град» Киев, Иларион обращается к Владимиру с призывом, почти заклинанием, восстать из гроба и посмотреть на плоды своего подвига.
  За  третьею, заключительной частью «Слова» в некоторых рукописях следует молитва к Владимиру, пронизанная тем же патриотическим подъемом, патриотической мыслью и надписанная именем того же Илариона.
  Итак, истинная цель «Слова» Илариона не в догматико - богословском противопоставлении Ветхого и Нового заветов, как думали некоторые его исследователи. Традиционное противопоставление двух заветов – только основа, на которой строится его определение исторической миссии Руси. По выражению В.М. Истрина, это «ученый трактат в защиту Владимира». Иларион прославляет Русь и ее «просветителя» Владимира. Следуя за великими болгарскими просветителями – Кириллом и Мефодием, Иларион излагает учение о равноправности всех народов, свою теорию всемирной истории как постепенного и равного приобщения всех народов к культуре христианства.
  Таким образом, все «Слово» Илариона от начала до конца представляет собой  стройное и органическое развитие единой патриотической мысли. И замечательно, что эта патриотическая мысль  Илариона отнюдь не отличается национальной ограниченностью. Иларион все время подчеркивает, что русский народ только часть человечества.
  Соединение  богословской мысли и политической идеи создает жанровое своеобразие  «Слова» Илариона. В своем роде это единственное произведение.
  Фрагменты "Слова и Законе и Благодати" публикуются по: Библиотека литературы Древней Руси. Т. 1. СПб., 1997. Перевод  А. Юрченко. Подготовка текста и предисловие  С.В. Перевезенцева.
  <…>  И кто столь велик, как Бог  наш? Он, "един творящий чудеса", уставил закон в предуготовление истины и благодати, чтобы <пестуемое> в нем человеческое естество, уклоняясь от языческого многобожия, обыкло веровать в единого Бога, чтобы, подобно оскверненному сосуду, человечество, будучи, как водою, омыто законом и обрезанием, смогло воспринять млеко благодати и крещения.
  Ведь  закон предтечей был и служителем благодати и истины, истина же и  благодать — служитель будущего века, жизни нетленной (1). Ибо закон  приводил подзаконных к благодатному крещению, а крещение провождает сынов своих в жизнь вечную (2). Моисей ведь и пророки проповедали о пришествии Христовом, Христос же и апостолы — о воскресении и жизни будущего века.
  Поминать  же в писании сем и пророческую  проповедь о Христе, и апостольское учение о жизни будущего века излишне было бы и похоже на тщеславие. Ведь излагать здесь то, что в иных книгах писано и вам ведомо, есть признак дерзости и славолюбия. Ибо не несведущим мы пишем, но с преизбытком насытившимся книжной сладости, не враждующим с Богом иноверным, но истинным сынам его, не чуждым, но наследникам царства небесного. И повествование наше — о законе, данном Моисеем, и о благодати и истине, явленной Христом, и о том, чего достиг закон, и чего — благодать.
  Прежде <дан был> закон, затем же —  благодать, прежде — тень, затем же — истина. Прообраз же закона и благодати — Агарь и Сарра, рабыня Агарь и свободная Сарра: прежде — рабыня, а потом — свободная, — да разумеет читающий! (3)
  И как Авраам от юности своей имел женою себе Сарру, свободную, а не рабу, так и Бог предвечно изволил и благорассудил послать Сына Своего в мир и им явить благодать.
  Однако  Сарра не рождала, будучи неплодной. <Вернее>, не была она неплодной, но промыслом Божественным определена была познать чадорождение в старости <своей >. Неведомое и тайное премудрости Божией сокрыто было от ангелов и от людей не как бы неявляемое нечто, но утаенное и должное открыться в кончину века.
  И сказала Сарра Аврааму: "Вот, предназначил мне Господь Бог не рождать; войди  же к служанке моей Агари и будешь иметь детей от нее". — А благодать сказала Богу: "Если не время сойти мне на землю и спасти мир, сойди на гору Синай и утверди закон".
  И внял Авраам речам Сарриным, и вошел  к служанке ее Агари. — Внял же и  Бог словесам благодати и сошел  на Синай.
  И родила Агарь-рабыня от Авраама: рабыня — сына рабыни; и нарек Авраам имя ему Измаил. — Принес же и Моисей с Синайской горы закон, а не благодать, тень, а не истину.
  Затем же, как Авраам и Сарра состарились  уже, Бог явился Аврааму, сидевшему  при входе скинии его, в полдень, у дубравы Мамрийской. И Авраам, выйдя навстречу ему, поклонился ему до земли и принял его в скинию свою. — Когда же век сей близился к концу, то посетил Господь человеческий род. И сошел он с небес, войдя в лоно Девы. И приняла его Дева с поклонением в телесную скинию <свою>, неболезненно, молвив ангелу, <вещавшему ей>: "Се, раба Господня; да будет мне по слову твоему"!
  Тогда же отверз Бог ложесна Саррины, и, зачав, родила она Исаака: свободная  — свободного. — И, когда посетил  Бог человеческое естество, открылось  уже <дотоле> неведомое и утаенное, и родилась благодать — истина, а не закон, сын, а не раб.
  И, как вскормлен млеком был младенец Исаак и окреп, устроил Авраам великий пир, как вскормлен млеком был Исаак, сын его. — Когда  Христос явился на земле, тогда не была еще благодать окрепшей, но младенчествовала прежде более чем тридцать лет, кои и Христос провел в безвестности. Когда же вскормлена уже была и окрепла благодать и явилась на реке Иорданской всем людям, устроил Бог трапезу и великий пир с тельцом, воскормленным от века, Сыном своим возлюбленным Иисусом Христом, созвав на всеобщее веселие небесное все и земное, совокупив воедино ангелов и людей.
  Затем же, видев, как Измаил, сын Агари, играет с сыном ее Исааком и  терпит Исаак от Измаила обиды, сказала  Сарра Аврааму: "Изгони рабу <сию> с сыном ее, ибо не наследует сын рабынин с сыном свободной". — По вознесении же Господа Иисуса, когда ученики и иные, уверовавшие уже во Христа, были в Иерусалиме и иудеи и христиане пребывали совместно, тогда терпело благодатное крещение обиды от законного обрезания и христианские церкви в Иерусалиме не принимали епископа из необрезанных, ибо, похищая первородство, обрезанные притесняли христиан: сыны рабыни — сынов свободной, — и бывали между ними многие распри и споры. И, увидев, как чада ее, христиане, терпят обиды от иудеев, сынов работного закона, вознесла свободная благодать вопль свой к Богу: "Изгони иудеев с законом их и рассей между язычниками, ибо что общего между тенью и истиной, иудейством и христианством?"
  И изгнана была Агарь-рабыня с сыном  ее Измаилом, а Исаак, сын свободной, стал наследником Аврааму, отцу своему. — Изгнаны были и иудеи и  рассеяны среди язычников, а чада благодати, христиане, стали наследниками Богу и Отцу. Ведь исчезает свет луны, лишь только воссияет солнце; и холод ночной проходит, как солнечное тепло согревает землю. Так и закон <миновал> в явление благодати. И не теснится уже человечество в <ярме> закона, но свободно шествует под <кровом> благодати.
  Иудеи ведь соделывали оправдание свое в <мерцании> свечи закона, христиане же созидают спасение свое в <сиянии> солнца благодати. Ибо иудейство посредством тени и закона оправдывалось, но не спасалось. Христиане же поспешением истины и благодати не оправдываются, но спасаются.
  В иудействе тем самым — оправдание, в христианстве же — спасение. И оправдание — в сем мире, а спасение — в будущем веке. И потому иудеи услаждались земным, христиане же — небесным. И к тому же оправдание иудейское, — по причине ревности подзаконных, — убого было и не простиралось на другие народы, но свершалось лишь в Иудее. Христианское спасение же — благодатно и изобильно, простираясь во все края земные. <…>
  Так и произошло. Закон ведь и прежде был и несколько возвысился, но миновал. А вера христианская, явившаяся  и последней, стала большей первого и распростерлась во множестве народов. И благодать Христова, объяв всю землю, ее покрыла, подобно водам моря. И, отложив все ветхое, ввергнутое в ветхость злобой иудейской, все новое хранят, по пророчеству Исайи: "Ветхое миновало, и новое возвещаю вам; пойте Богу песнь новую, славьте имя его от концов земли, и выходящие в море, и плавающие по нему, и острова все". И еще: "Работающие мне нарекутся именем новым, кое благословится на земле, ибо благословят они Бога истинного". <…>
  И подобало благодати и истине воссиять над новым народом. Ибо не вливают, по словам Господним, вина нового, учения благодатного, "в мехи ветхие", обветшавшие в иудействе, — "а  иначе прорываются мехи, и вино вытекает". Не сумев ведь удержать закона — тени, но не единожды поклонявшись идолам, как удержат учение благодати — истины? Но новое учение — новые мехи, новые народы! "И сберегается то и другое".
  Так и совершилось. Ибо вера благодатная  распростерлась по всей земле и достигла нашего народа русского. И озеро закона пересохло, евангельский же источник, исполнившись водой и покрыв всю землю, разлился и до пределов наших. И вот уже со всеми христианами и мы славим Святую Троицу, а Иудея молчит; Христос прославляется, а иудеи проклинаются; язычники приведены, а иудеи отринуты. <…>
  И уже не идолопоклонниками зовемся, но христианами, не без упования еще  живущими, но уповающими на жизнь вечную. И уже не друг друга бесам закалаем, но Христос за нас закалаем, <закалаем> и раздробляем в жертву Богу и  Отцу. И уже не <как прежде>, жертвенную кровь вкушая, погибаем, но, пречистую кровь Христову вкушая, спасаемся.
  Все народы помиловал преблагой Бог  наш, и нас не презрел он: восхотел — и спас нас и привел в познание истины! <…>
  Хвалит  же гласом хваления Римская страна Петра и Павла, коими приведена к вере в Иисуса Христа, Сына Божия; <восхваляют> Асия, Ефес и Патмос Иоанна Богослова, Индия — Фому, Египет — Марка. Все страны, грады и народы чтут и славят каждые своего учителя, коим научены православной вере. Восхвалим же и мы, — по немощи нашей <хотя бы и> малыми похвалами, — свершившего великие и чудные деяния учителя и наставника нашего, великого кагана земли нашей Владимира (4), внука древнего Игоря (5), сына же славного Святослава (6), которые, во дни свои властвуя, мужеством и храбростью известны были во многих странах, победы и могущество их воспоминаются и прославляются поныне. Ведь владычествовали они не в безвестной и худой земле, но в <земле> Русской, что ведома во всех наслышанных о ней четырех концах земли.
  Сей славный, будучи рожден от славных, благородный — от благородных, князь наш Владимир и возрос, и укрепился, младенчество оставив, и паче возмужал, в крепости и силе совершаясь и в мужестве и мудрости преуспевая. И самодержцем стал своей земли, покорив себе окружные народы, одни — миром, а непокорные — мечом.
  И когда во дни свои так жил он и справедливо, с твердостью и  мудростью пас землю свою, посетил  его посещением своим Всевышний, призрело на него всемилостивое око  преблагого Бога. И воссиял в сердце его <свет> ведения, чтобы познать ему суету идольского прельщения и взыскать единого Бога, сотворившего все видимое и невидимое. <…>
  Как же мы тебя восхвалим, о досточестной и славный средь земных владык и премужественный Василий? Как  же выразим восхищение твоею добротою, крепостью и силой? И какое воздадим благодарение тебе, ибо приведены тобою в познание Господа и избыли идольское прельщение, ибо повелением твоим по всей земле твоей славится Христос? Или что тебе <еще> примолвим, христолюбче, друже правды, вместилище разума, средоточие милости? <…>
  О подобный великому Константину (7), равный <ему> умом, равный любовью ко Христу, равный почтительностью к служителям его! Тот со святыми отцами Никейского Собора (8) полагал закон народу <своему>, — ты же, часто собираясь с новыми отцами нашими — епископами (9), со смирением великим совещался <с ними> о том, как уставить закон народу нашему, новопознавшему Господа. Тот покорил Богу царство в еллинской и римской стране, ты же — на Руси: ибо Христос уже как и у них, так и у нас зовется царем. Тот с матерью своею Еленой (10) веру утвердил, крест принеся из Иерусалима (11) и по всему миру своему распространив <его>, — ты же с бабкою твоею Ольгой (12) веру утвердил, крест принеся из нового Иерусалима, града Константинова, и водрузив <его> по всей земле твоей. И, как подобного ему, соделал тебя Господь на небесах сопричастником одной с ним славы и чести <в награду> за благочестие твое, которое стяжал ты в жизни своей.
  Доброе  свидетельство твоего, о блаженный, благочестия — святая церковь Пресвятой Богородицы Марии (13), которую воздвиг ты на православном основании и где и поныне мужественное тело твое лежит, ожидая архангельской трубы.
  Доброе  же весьма и верное свидетельство <тому> — и сын твой Георгий (14), которого соделал Господь преемником власти твоей по тебе, не нарушающим уставов твоих, но утверждающим, не сокращающим учреждений твоего благоверия, но более прилагающим, не разрушающим, но созидающим. Недоконченное тобою он докончил, как Соломон — <предпринятое> Давидом (15). Он создал дом Божий, великий и святой, <церковь> Премудрости его (16), — в святость и освящение граду твоему, — украсив ее всякою красотою: и золотом, и серебром, и драгоценными каменьями, и дорогими сосудами. И церковь эта вызывает удивление и восхищение во всех окрестных народах, ибо вряд ли найдется иная такая во всей полунощной стране с востока до запада.
  И славный град твой Киев он окружил  величием, как венцом, и народ  твой и град святой предал <в покровительство> скорой помощнице христианам Пресвятой и Преславной Богородице, которой на Великих вратах и церковь воздвиг во имя первого Господского праздника — святого Благовещения (17), чтобы приветствие, возвещенное архангелом Деве, прилагалось и к граду сему. И если той <возвещено было>: "Радуйся, благодатная! Господь с тобою!", то граду: "Радуйся, град православный! Господь с тобою!" <…>
  Пояснение:
    1. Слова заглавия ("Слово о Законе  и Благодати") восходят к Евангелию  от Иоанна, гл. 1, ст. 17: "...закон  дан чрез Моисея, благодать же  и истина произошли через Иисуса Христа". Закон (Ветхий Завет) — совокупность законов и заповедей, которые Бог сообщил еврейскому народу через пророка Моисея на пути из Египта в Палестину. Благодать – Новый Завет, данный Иисусом Христом всем верующим в него.
    2. Некоторые исследователи считают, что в словах Илариона о том, что человек может спастись и обрести вечную жизнь после смерти только одним фактом крещения в христианскую веру, свидетельствуют о принадлежности самого Илариона к кирилло-мефодиевской традиции в христианстве, более светлой и оптимистичной, нежели византийская традиция.
    3. Митрополит Иларион далее излагает  библейскую притчу о Сарре  и Агари (Быт. 16–21). Сарра была  женой Авраама, а Агарь его  рабыней. Поскольку Сарра была  бесплодной, Авраам по ее совету  породил сына Измаила от рабыни Агари. Но Сарра невзлюбила Агарь, и Бог позаботился о том, чтобы Сарра в глубокой старости сама смогла родить сына, названного Исааком. Кстати говоря, в дальнейшем в христианских источниках "измаилтянами" или "агарянами" именовались мусульманские народы, хотя сами мусульмане производили себя от Сарры (отсюда – "сарацины"). По Библии Исааку и его потомству Бог предназначил более высокую судьбу, нежели потомству Измаила. Но такого резкого противопоставления, как у Илариона, между свободной Саррой и рабыней Агарью в других христианских источниках нет. Противопоставление острее подчеркивается в иудаизме. Иларион, однако, к иудаизму относился явно отрицательно. У него противопоставление идет, видимо, от мировоззрения русов, в рамках которого свобода и рабство были несоизмеримы. Иларион при этом увязывает рабство с Ветхим Заветом, а свободу – с Новым Заветом. Кроме того, размышления над этой библейской притчей позволяют митрополиту Илариону сделать вывод о том, что Благодать (Новый Завет), хоть и появилась позже Закона (Ветхого Завета), тем не менее, является истиной, также как истинным сыном Авраама является Исаак, рожденный от законной супруги, а не Измаил, появившийся на свет от рабыни.
    4. Владимир Святославич (ум. в 1015) – великий князь киевский, креститель Руси, причтен к лику святых. Интересно, что митрополит Иларион именует князя Владимира Святославича титулом "великого кагана". "Каган" ("хакан") – это высший титул у степных народов, приравниваемый к императорскому. В исторической литературе до сих пор продолжается дискуссия о том, откуда этот титул взялся в "Слове о Законе и Благодати". Одни специалисты считают, что тем самым Иларион подчеркивал равенство русских правителей с византийскими императорами. Другие утверждают, что титул кагана мог быть использован русскими князьями после разгрома Хазарского каганата князем Святославом Игоревичем. Наконец, еще одна группа исследователей настаивает на том, что титул кагана в роду русских правителей мог быть наследственным, ибо князья Олег и Игорь были выходцами из Русского каганата, который существовал в IX веке на Дону, рядом с Хазарским каганатом.
    5. Игорь (ум. в 944 или 945 г.) – князь  киевский, дед Владимира.
    6. Святослав Игоревич (ум. в 972) –  князь киевский, отец Владимира 
    7. Константин I Великий (ок. 285—337) — римский император, покровительствовавший христианам и много сделавший для укрепления христианства в византийско-римской империи, причтен к лику святых.
    8. Имеется в виду Первый Вселенский  собор, состоявшийся в Никее  (325 г.), на котором председательствовал император Константин Великий.
    9. Митрополит Иларион неоднократно  говорит о том, что князь  Владимир Святославич совещался  с епископами, но ни разу не  упоминает ни имени, ни даже  титула митрополита. Свидетельство  Илариона о том, что при князе Владимире на Руси не было митрополита, стало одним из аргументов для тех ученых, которые считают, что в раннем русском христианстве организация Церкви была иной, нежели в XI в. Эти ученые отстаивают мнение о том, что фактическим главой Русской Церкви был великий князь, а самой Церковью управлял собор епископов. Следовательно, если исходить из подобной точки зрения, то ранняя Русская Церковь не была подчинена Константинопольскому патриархату, а была самостоятельной.
    10. Елена (ум. 327) — мать Константина Великого, покровительница христиан, причтена к лику святых.
    11. Царица Елена совершила путешествие  в Иерусалим, чтобы отыскать  крест, на котором был распят  Иисус Христос. После обретения  ею креста Господня (326 г.) вскоре  было установлено празднование Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня (335 г.)
    12. Ольга (ум. 969) – жена князя Игоря,  бабка князя Владимира, первой  из русских правителей приняла  христианство, причтена к лику  святых.
    13. Имеется в виду киевская соборная  церковь Богородицы (Десятинная), построенная св. Владимиром вскоре после крещения киевлян, в которой он был похоронен в 1015 г.
    14. Георгий — крестное имя князя  Ярослава Владимировича Мудрого.
    15. При израильско-иудейском царе (965—928 г. до н. э.) Соломоне, сыне царя Давида, было завершено начатое Давидом строительство Иерусалимского храма.
    16. Имеется в виду киевский собор  св. Софии, который был заложен  Ярославом Мудрым в 1037 г. Слова  Илариона свидетельствуют о том,  что строительство собора до 1050 г. ("верхняя" дата написания "Слова") было уже заверщено.
    17. Церковь Благовещения, построенная  Ярославом Мудрым на киевских  Золотых воротах.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.