На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Классификация объектов преступления

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 08.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


       Классификация объектов  преступления 

     В теории уголовного права принято  классифицировать объекты преступления по двум основаниям:
     - по степени общности охраняемых законом отношений,
     - по значению объекта для квалификации конкретного преступления.
     Первая  классификация осуществляется «по вертикали», а вторая – на одном и том же уровне обобщения, т.е. «по горизонтали».
     «По вертикали», в зависимости от степени  общности охраняемых законом отношений, все объекты преступления делятся  на общий, родовой, видовой и непосредственный.
     Общий объект – совокупность всех охраняемых уголовным законодательством общественных отношений. Для того чтобы установить общий объект, необходимо проанализировать все уголовно-правовые нормы.
     Общий объект включает:
     - отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности,
     - отношения собственности,
     - отношения в сфере экономической деятельности,
     - отношения по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов,
     - отношения в сфере функционирования публичной власти,
     - отношения военной службы.
     Значение  общего объекта: позволяет установить, какие отношения в обществе охраняются методом уголовного права и посягательство на какие из них способно повлечь уголовную ответственность.
     Родовой объект – это объект, которым охватывается определенный круг однородных по своей экономической либо социально-политической сущности общественных отношений, которые в силу этого должны охраняться единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм. В систему этих отношений входят однородные по своей социальной сущности социальные связи по поводу неприкосновенности жизни человека, его здоровья, половой свободы, физической свободы, чести и достоинства. Единая социальная сущность этих отношений определяется тем, что все они складываются в связи с необходимостью обеспечения неприкосновенности и благополучия каждого отдельно взятого индивида, вне зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения и иных обстоятельств.
     Сама последовательность расположения в Особенной части УК родовых объектов в известной степени позволяет судить о приоритетах в уголовно-правовой охране на данном этапе развития общества и о характере общественной опасности преступления. Такой подход полностью соответствует Конституции РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права. Прямой зависимости между местом уголовно-правовой нормы в структуре УК и значением охраняемого ею общественного отношения нет. Хотя преступления против мира и безопасности человечества предусмотрены в последнем разделе УК, они намного более общественно опасны, нежели преступления в сфере экономики, хотя последние и расположены ранее.
     Правильное  установление родового объекта является условием постижения социально-политической сущности конкретного преступления. Без установления родового объекта невозможна верная квалификация содеянного. Например, посягательство на жизнь человека может причинять вред различным общественным отношениям. Если совершается убийство (ст. 105 УК), виновный посягает на общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности; при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), вред причиняется уже иному родовому объекту – основам конституционного строя и безопасности государства. Только определив на основе установленных фактических обстоятельств, каким общественным отношениям в первую очередь причинен вред в результате лишения жизни потерпевшего, можно правильно квалифицировать содеянное или как убийство, или как террористический акт.
     Видовой объект – это совокупность общественных отношений внутри родового объекта, которые отражают один и тот же интерес участников этих отношений или выражают хотя и не идентичные, но весьма тесно взаимосвязанные интересы. Видовой объект находится внутри родового, соотносится с ним как часть с целым и, в отличие от последнего, объединяется на основе не однородности, а тождественности или большой степени сходства (один вид) общественных отношений. Внутри видового объекта общественные отношения более тесно связаны между собой, нежели внутри родового, они имеют не просто сходную, а единую социально-политическую или экономическую сущность. В Особенной части УК на основе видового объекта выделяются главы. Несколько глав образуют один раздел, поэтому родовой объект, как правило, охватывает несколько видовых. Например, гл. 21 УК объединяет уголовно-правовые нормы, задачей которых является охрана отношений собственности.
     Отношения собственности являются видовым  объектом и в этом качестве входят в более широкий круг общественных отношений в сфере экономики (родовой объект). В этот родовой объект входят также общественные отношения, складывающиеся в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК), и общественные отношения, обеспечивающие нормальную управленческую деятельность в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК).
     Непосредственный объект – те конкретные общественные отношения, которые поставлены законодателем под охрану определенной уголовно-правовой нормой и которым причиняется вред преступлением, подпадающим под признаки, установленные данной нормой.
     Непосредственный  объект может быть индивидуальным для  одного преступления либо одинаковым для нескольких, охраняться одной или несколькими нормами. Непосредственный объект является признаком каждого конкретного состава преступления, и именно на него осуществляется преступное посягательство. Непосредственный объект является частью видового, родового и общего объекта. Иными словами, соотношение этих объектов схематически может быть представлено в виде логических кругов, где понятию непосредственного объекта соответствует внутренний круг, а общего – внешний.
     Как правило, преступление посягает на какой-то один объект. Например, кража (ст. 158 УК) посягает на отношения собственности, а причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112, 118 УК) – на общественные отношения, обеспечивающие телесную неприкосновенность личности. Однако есть преступления, которые одновременно посягают не на один, а на несколько объектов. Так, при посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК) объектом преступления являются не только общественные отношения в сфере государственного управления, но и жизнь. При хулиганстве (ст. 213 УК) страдает не только общественный порядок, но и здоровье либо собственность граждан и организаций. Такого рода преступления называются многообъектными, так как они имеют несколько непосредственных объектов. Поэтому непосредственный объект может быть основным, дополнительным и факультативным. 

     Основным  непосредственным объектом являются те общественные отношения, нарушение которых составляет социальную сущность данного преступления и с целью охраны которых издана уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за его совершение. Непосредственный объект оказывает решающее влияние на характер общественной опасности преступления и его место в системе УК.
     Специфика основного объекта состоит в  следующем:
     1) Посягая на него, виновный причиняет  вред общественным отношениям, составляющим  видовой и родовой объекты данного преступления. Так, разбой посягает на отношения собственности и на здоровье, поскольку представляет собой нападение с целью хищения чужого имущества, сопряженное с насилием, опасным для жизни и здоровья, или с угрозой применения такого насилия (ст. 162 УК). Основным объектом разбоя считаются отношения собственности, поэтому он отнесен к числу преступлений против собственности, а не личности. В ряде правовых систем наблюдается обратная картина: основным объектом разбоя считается здоровье, поэтому он относится не к преступлениям против собственности, а к преступлениям против жизни и здоровья, и норма о разбое включена в соответствующий раздел УК.
     2) Именно общественные отношения,  составляющие основной объект, законодатель стремился поставить под охрану в первую очередь, формулируя конкретную уголовно-правовую норму. Если потребность правовой защиты общественных отношений послужила целью создания нормы, значит, эти отношения являются основным объектом.
     Дополнительным  непосредственным объектом преступления являются те общественные отношения, посягательство на которые не составляет сущности данного преступления, но которые этим преступлением всегда нарушаются наряду с основным объектом. Это такие отношения, которые всегда автоматически претерпевают вред от преступного посягательства, хотя не ради собственно их охраны норма создавалась. Вне этой нормы рассматриваемые отношения заслуживают, как правило, самостоятельной правовой защиты на уровне основного объекта. Например, при совершении разбоя основным объектом являются отношения собственности. Однако при совершении любого разбойного нападения причиняется вред или создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим здоровье личности. Эти отношения являются дополнительным объектом разбоя; вместе с тем они являются основным объектом ряда преступлений против личности.
     Необходимость выделения дополнительного объекта  чаще всего обусловлена спецификой способа преступного посягательства на основной объект, когда вред основному объекту причиняется посредством посягательства на дополнительный. Так, при хулиганстве основным объектом является общественный порядок, однако уголовно наказуемым хулиганство будет лишь тогда, когда нарушение общественного порядка сопровождается посягательством на собственность или личность.
     В некоторых случаях дополнительный объект может быть альтернативным. Такое положение имеет место  тогда, когда причинение вреда основному  объекту автоматически сопровождается причинением вреда какому-либо одному из указанных в законе дополнительных объектов. Так, в ст. 285 УК содержатся признаки злоупотребления должностными полномочиями. Основным объектом этого преступления являются общественные отношения, складывающиеся в связи с обязанностью должностных лиц действовать только в интересах публичной службы как составляющей нормального функционирования публичных органов и учреждений. Рассматриваемое преступление будет иметь место лишь тогда, когда деяние виновного повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, общества или государства. Поэтому в одном случае дополнительным объектом этого преступления может быть личность, а в другом – отношения в сфере экономической деятельности. Однако если ни одному дополнительному объекту вреда не причинено, состава рассматриваемого преступления не будет.
     Факультативным  объектом являются такие общественные отношения, которые в иных случаях заслуживают самостоятельной уголовно-правовой охраны, но при совершении данного преступления лишь могут (от случая к случаю) фактически ущемляться либо ставиться в угрозу причинения вреда. Основным отличием факультативного объекта от дополнительного является то, что дополнительному объекту всегда причиняется вред при совершении конкретного преступления, а факультативному – может причиняться, а может, и нет; это зависит от конкретных обстоятельств дела. Например, при нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК) возможно уничтожение чужого имущества либо нарушение конституционного права граждан на свободу передвижения и выбора места жительства в связи с эвакуацией населения из зоны поражения. Однако рассматриваемое преступление будет иметь место и тогда, когда отношения собственности или конституционные права и свободы человека не страдают, а вред причинен исключительно окружающей среде. Причинение вреда факультативному объекту свидетельствует о более высокой степени общественной опасности деяния и в этом качестве должно учитываться при определении вида и размера наказания виновному.
     Итак, основной непосредственный объект – это общественные отношения, ради охраны которых и создана данная правовая норма;
     дополнительный  непосредственный объект – это отношения, всегда нарушаемые в процессе посягательства на основной объект;
     факультативный  непосредственный объект – отношения, лишь могущие быть нарушенными в процессе посягательства на основной объект. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     ВСР № 2. Субъективная сторона  преступления 

     Субъективная  сторона преступления – это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психическое, то есть субъективное, содержание преступления.
     Для следственной и судебной практики из всех элементов состава преступления наиболее сложной для установления и доказательства является именно субъективная сторона. И это вполне понятно, так как проникнуть в мысли, намерения, желания и чувства лица, совершившего преступление, гораздо труднее, чем установить объективные обстоятельства преступления. Поэтому не может и не должно быть какого-то общего подхода к установлению той или иной разновидности психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям, к установлению его мотивов, целей и эмоций.
     Субъективная  сторона преступления и субъективная сторона состава преступления неодинаковы по объему и содержанию. Первое понятие шире и включает в себя второе, которое является элементом состава преступления, обусловливает его наличие и квалификацию деяния. Та часть субъективной стороны преступления, которая «остается», если мысленно и условно «вычесть» из первого понятия второе, может влиять на назначение наказания. 

     Субъективная  сторона состава  преступления – это совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих психическое отношение лица к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, самые существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве признаков данного состава – основного, квалифицированного (то есть с отягчающими обстоятельствами) или привилегированного (то есть со смягчающими обстоятельствами). Равно как и любой другой его элемент (объект, объективная сторона, субъект), она имеет решающее значение квалификации: содеянное может быть квалифицировано по статье Особенной части УК, если содержит все признаки субъективной стороны соответствующего состава преступления.
     Словосочетания «субъективная сторона состава преступления» (или равнозначное ему «субъективная сторона конкретного состава преступления») и «общее понятие субъективной стороны состава преступления» – единичное и общее.
     Первое – это совокупность признаков, характеризующих по уголовному закону психическое отношение виновного к деянию, содержащему данный конкретный состав. Например, субъективная сторона состава кражи чужого имущества, хулиганства и др. В этом смысле субъективная сторона охватывает только те из указанных признаков, которые служат обязательными, или альтернативными, для данного состава.
     Общее понятие субъективной стороны состава  преступления охватывает все те предусмотренные  уголовным законом признаки, характеризующие психическое отношение виновного к содеянному, которые отражены и, так или иначе, проявляются в субъективной стороне различных конкретных составов преступлений в их обобщенном виде, сущностные связи между этими признаками и между последними и другими элементами состава преступления; закономерности фиксации в уголовном законе психического отношения виновного к содеянному; влияние судебной и следственной практики применения уголовного закона на определение признаков субъективной стороны состава преступления.
     Определение зависимости уголовной ответственности  и наказания от характера и содержания психического отношения лица к указанным объективным признакам обусловлено их уголовно-правовым значением. Субъективная сторона устанавливает твердые пределы уголовной ответственности.  

     Очерченные  положения свидетельствуют об уголовно-правовом значении психического отношения лица к объективным признакам не только состава преступления, основного или квалифицированного, но и к тем, которые являются обстоятельствами, отягчающими ответственность, то есть лежат за рамками состава преступления и учитываются лишь при назначении наказания.
     Согласно  характеристике психического отношения  виновного к содеянному, содержащейся в уголовном законе, субъективная сторона состава преступления состоит из четырех признаков: вины, мотива, цели и эмоций.  

     Вина – психическое отношение к объективным признакам состава преступления. А также – психическое отношение виновного к объективным признакам, не являющимся признаками состава преступления, но предусмотренным в уголовном законе в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность.
     Вина, мотив, цель и эмоции представляют собой  объективную реальность – фактически существующие явления. Они познаваемы, и их содержание может быть установлено по уголовному делу посредством и на основании анализа и оценки всех объективных обстоятельств совершенного преступного деяния в их совокупности.
     Вина  составляет ядро субъективной стороны  преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина – обязательный признак любого преступления. Но она не дает ответа на вопросы, почему и зачем виновный совершил преступление.  

     Мотив преступления – это побуждение, которым руководствовался виновный, совершая общественно опасное деяние, а цель – это конечный результат, к достижению которого он стремился. Особенности некоторых составов преступлений определяют необходимость выяснения тех или иных эмоций, испытываемых человеком при совершении общественно опасного деяния. Существует множество эмоций, которые различаются по своему характеру, содержанию, времени возникновения. Все они находятся за пределами субъективной стороны преступления, ибо не влияют на формирование ее признаков (раскаяние в содеянном, боязнь наказания) или влияние это ничтожно мало и поэтому не имеет существенного значения при формировании у лица мотива и умысла совершить преступление (сострадание, жалость).
     Но  в некоторых, предусмотренных в  нормах Особенной части УК, случаях (ст. ст. 107, 113), такие эмоций, как состояние сильного душевного волнения, играют существенную роль в формировании мотива совершения названных преступлений и поэтому входят в содержание субъективной стороны при условии указания на них в диспозиции закона.
     Субъективная  сторона преступления имеет важное юридическое значение, вытекающее из значения состава преступления:
     1) как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не являются преступлением причинение общественно-опасных последствий без вины, неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 УК), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, но совершенное без указанной в этой норме цели (ст. 158-162 УК) или по иным мотивам, нежели указаны в законе (ст. 153-155 УК);
     2) субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные ст. 105 и 109 УК, различаются только по форме вины; самовольное оставление части или места службы военнослужащим (ст. 337 УК) отличается от дезертирства (ст. 338 УК) только по содержанию цели;
     3) вид и направленность умысла, вид неосторожности, характер мотивов и целей в значительной мере определяют степень общественной опасности, как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в ст. 61, 63 и 64 УК;
     4) точное установление субъективной стороны преступления является предпосылкой для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, назначения режима исправительного учреждения.
     Все это способствует осуществлению  принципов законности (ст.3 УК РФ), справедливости (ст.6 КУ РФ), гуманизма (ст.7 УК РФ).
     Умысел – наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. Из каждых десяти преступлений примерно девять совершается умышленно. В ст. 25 УК впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный.
     Преступление  признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).
     Осознание общественно опасного характера  совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.
     В соответствии с законом (ч. 2 ст. 25 УК) прямой умысел характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления  общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной форме, т. е. как уже наступившие, и, как правило, представляет их себе как неизбежные.
     Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.
     Желание – воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Оно может иметь различные психологические оттенки.
     Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность  наступления общественно опасных последствий и, хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.
     Осознание общественно опасного характера  деяния при косвенном умысле по существу не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умысле.
     Предвидение лишь возможности наступления общественно  опасных последствий – единственно возможный вариант содержания данного признака косвенного умысла. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. 

     Интеллектуальный элемент косвенного умысла – осознание общественной опасности совершаемого деяния и предвидение реальной возможности наступления общественно опасных последствий.
     Волевой элемент косвенного умысла – отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК) При косвенном умысле общественно опасное последствие – это побочный продукт преступных действий виновного, направленных к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления.
     Косвенный умысел фиксируется в законодательстве и встречается в реальной жизни значительно реже, чем прямой. Он невозможен при совершении преступлений с формальным составом, в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния, при покушении на преступление и приготовлении к преступлению, при сознании неизбежности наступления общественно опасных последствий, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника.
     Установление  вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами.
     Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.
     По моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший.
     Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения.
     Внезапно  возникшим является такой вид  умысла, который реализуется в  преступлении сразу же или через  незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.
     Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения.
     Аффектированный умысел характеризует не столько  момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление. Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении виновного или его близких. Они внезапно или под влиянием длительной психотравмирующей ситуации вызывают у субъекта сильное эмоциональное волнение, существенно затрудняющее сознательный контроль над волевыми процессами.
     В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах совершаемого деяния умысел может быть определенным (конкретизированным) или неопределенным (неконкретизированным).
     По  неосторожности совершается меньше преступлений, чем умышленных. Однако это вовсе не означает, что можно  недооценивать распространенность и опасность неосторожных преступлений. С дальнейшим развитием техники  и различных видов транспорта, бытовой химии, с обострением проблем экологического характера вопрос об ответственности за неосторожные преступления приобретает особое значение. 

     В соответствии с ч. 2 ст. 24 УК «деяния, совершенные только по неосторожности, признаются преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ». Это значит, что законодатель допускает совершение некоторых преступлений с любой формой вины: если при описании преступления форма вины не указана и с очевидностью не вытекает из способов законодательного описания этого преступления, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности (например, заражение ВИЧ-инфекцией, разглашение государственной тайны). 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     ВСР № 3. Стадии совершения умышленного преступления 

     Стадии  совершения преступления – это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий). В случае, если развитие преступления было прервано на любой из стадий до его завершения, речь идёт о неоконченной преступной деятельности.
     Уголовно-правовая оценка действий лица в таких случаях  будет зависеть от того, являлось ли такое прерывание добровольным или  оно произошло по не зависящим от лица причинам, а также от конкретной стадии, на которой произошло прерывание.
     Первым  этапом, предшествующим совершению общественно  опасного деяния, может являться формирование умысла или замышление преступления.
       Формирование умысла представляет собой мыслительную деятельность субъекта, направленную на создание психической модели будущего преступления: постановку целей и задач, выбор средств и способов их достижения, обдумывание постпреступной деятельности по сокрытию следов преступления и т.д.
     В процессе формирования умысла или после  его завершения лицо может сообщить окружающим о наличии у него намерения  совершить преступление (в словесной, письменной или иной форме). Такое  информирование в уголовно-правовой теории получило название «обнаружение умысла».
     После того, как будет сформировано преступное намерение, виновный может совершить определённые запланированные им действия, направленные на подготовку условий для приведения преступного замысла в исполнение: приобретение орудий и средств преступления, поиск соучастников и т.д.
     Наконец, лицо непосредственно должно совершить  действия, направленные на причинение вреда объектам уголовно-правовой охраны. Эти действия и процесс реализации преступного вреда могут быть как одномоментными, так и растянутыми во времени.
     Как правило, формирование и обнаружение  умысла не являются уголовно наказуемыми. Последующие же стадии реализации преступного  намерения уже могут повлечь  за собой наступление уголовной  ответственности. При этом каждая последующая  стадия преступления «поглощает» предыдущую: если преступление было доведено виновным до конца, отдельное привлечение его к ответственности за приготовительные действия не имеет смысла. При квалификации неоконченного преступления необходимо указать, на какой стадии оно было прервано.
     Виды  преступлений, стадии которых имеют  уголовно-правовое значение:
     Уголовно-правовое значение имеют стадии лишь умышленного  преступления. Деяния, приводящие к неосторожному причинению вреда, становятся преступными лишь в момент фактического наступления общественно опасных последствий, до этого они не считаются преступными.
     Отдельными  теоретиками высказываются мнения о возможности выделить также  стадии неосторожного преступления, однако большинство российских учёных не признают теоретической и практической ценности за такими конструкциями.
     Лишь  преступления, совершаемые с прямым умыслом, могут иметь неоконченный характер, поскольку в неосторожных преступлениях и преступлениях с косвенным умыслом отсутствует какой-либо желаемый виновным преступный результат.
     Формирование  умысла представляет внутренний психический  процесс, оно никак не проявляется  вовне и потому само по себе, без  последующих действий по реализации такого умысла не представляет собою  угрозы для охраняемых уголовным правом общественных отношений, интересов и благ. Кроме того, в настоящее время признается неотъемлемым право индивида на свободу мысли. Поэтому содержание мыслей не должно становиться предметом правовой оценки.
     Обнаружение умысла само по себе, не подкреплённое конкретными действиями лица, направленными на реализацию намерения или хотя бы создание условий для такой реализации, также ненаказуемо. В этом случае также ещё не причиняется вреда объектам уголовно-правовой охраны и не создаётся реальной угрозы причинения такого вреда, следовательно, не может идти речи об общественной опасности. Отмечается, что обнаружение умысла часто, напротив, препятствует совершению преступления, ввиду своевременного принятия мер к предотвращению преступления.
     Наказуемость  обнаружения умысла характерна в основном для государственных преступлений в правовых системах государств с автократическим или тоталитарным режимом, где государство стремится к контролю за всеми сферами жизнедеятельности человека, в том числе и за его частной жизнью.
     Либерально-демократическая идеология исключает признание обнаружения умысла преступным. Наказуемость обнаружения умысла связана с судейским произволом, поскольку такая наказуемость основана на вторжении юстиции в мыслительную сферу человека, недоступную для объективного внешнего наблюдения.
     Обнаружение умысла следует отличать от угрозы совершения преступления, которая в отдельных случаях (например, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) может иметь самостоятельное уголовно правовое значение, поскольку уже сам факт угрозы причиняет вред (в основном носящий характер морального или организационного).
     Угроза  совершения преступления не рассматривается  как стадия реализации преступного намерения, это самостоятельное преступное деяние, информационное действие, несущее в себе самостоятельную общественную опасность.
     Кроме того, обнаружение умысла отличается и от «информационных» преступлений, сущность которых заключается в передаче некой информации от одного субъекта к другому: оскорбление, клевета, публичные призывы к развязыванию агрессивной войны и т.д. В таких деяниях уже сам факт передачи информации причиняет преступный вред, является общественно опасным. 

     Приготовлением  к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ) признаются деяния лица, направленные на создание условий для будущего совершения преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.
     При приготовлении к преступлению лицо выполняет первые конкретные действия, направленные на обеспечение совершения будущего преступного посягательства, приступает к практической реализации своего преступного замысла. Непосредственно приготовительные действия не причиняют ущерба объектам уголовно-правовой охраны, однако они создают условия для причинения им вреда, чем и определяется их общественная опасность.
     Преступными признаются не любые приготовительные действия, а только несущие в себе повышенную опасность. В некоторых  правовых системах приготовительные действия и вовсе признаются ненаказуемыми, однако здесь необходимо иметь в виду, что законодательством разных стран предусматриваются различные правила разграничения приготовления и покушения на преступление: одни и те же действия (например, приобретение орудия преступления) могут рассматриваться и как приготовительные, и как уже входящие в состав покушения на преступление.
     Приготовительными могут признаваться следующие действия: подготовка и приискание орудий преступления, поиск соучастников преступления, действия по заблаговременной нейтрализации  технических средств охраны и  т.д. 

     Покушение на преступление (ч. 3 ст. 30 УК РФ) – это деяния лица, непосредственно направленные на совершение преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.
     В большинстве уголовно-правовых систем стран мира покушение на преступление, в соответствии с воззрениями классической школы уголовного права, трактуется как начало исполнения состава преступления. В континентальном праве критерием отграничения покушения на преступление от приготовления к преступлению является характер причинной связи между действиями лица и преступными последствиями: если эти действия создают реальную и непосредственную угрозу наступления последствий, имеет место покушение, а если они являются лишь условиями причинения вреда – речь идёт о приготовлении. В англо-американском праве разграничение основывается на степени опасности совершаемых действий: достаточную опасность для признания наличия уголовно наказуемого покушения имеют те действия виновного, которые характеризуются относительной близостью к преступному результату, который сам по себе имеет высокую опасность.
     Покушения подразделяются на оконченные и неоконченные. Оконченным признается покушение, при котором виновный убежден, что он сделал все необходимое для окончания преступления, однако преступный результат не наступил по независящим от него обстоятельствам. Неоконченным является такое покушение, при котором виновный по не зависящим от него обстоятельствам не выполнил всех действий (бездействия), которые считал необходимыми для завершения преступления.
     Выделяют  также негодное покушение, в котором причиной недоведения преступления до конца оказывается фактическая ошибка лица в объекте или средствах совершения преступления. Негодное покушение влечет уголовную ответственность, кроме случаев использования из-за крайнего невежества средств, заведомо неспособных причинить желаемый результат. 

     Преступление  признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. При этом значение имеет не столько фактическое наличие в деянии признаков преступления, сколько соответствие представления субъекта о желаемом результате фактическим обстоятельствам дела: реализация им всех задуманных общественно опасных действий и наступление всех общественно опасных последствий.
     Оконченное  преступление – «деяние, содержащее в себе все элементы и признаки конкретного состава преступления, в котором полностью (до конца) реализован преступный умысел, за исключением усеченных преступлений, которые по воле законодателя считаются оконченными даже в тех случаях, когда умысел реализован частично».
     Неоконченного преступление – «умышленное деяние, не доведенное до конца по не зависящим от лица обстоятельствам, а также добровольно оставленное при приготовлении к преступлению и покушении на преступление».
     Преступление  с материальным составом считается  оконченным с момента наступления общественно опасных последствий.
     Преступление  с формальным составом является оконченным с момента совершения общественно опасных действий (бездействия), описанных в законе.
     Преступления  с усечённым составом считаются  оконченными не в момент наступления  последствий, а с начала совершения действия, которое создаёт угрозу наступления последствий.
     Существует три точки зрения, касающиеся момента окончания преступления.
     Сторонники  первой из них указывают, что в  расчёт должно приниматься лишь субъективное представление виновного о совершении всех необходимых для завершения преступления действий.
     Другие авторы заявляют о том, что оконченность преступления определяется исходя из объективного присутствия в деянии всех установленных законодателем признаков состава преступления.
     Третьи  же говорят о том, что необходимо учитывать как объективное наличие тех признаков, которые предусмотрены законом, так и субъективное представление субъекта о законченности деяния, которое он планировал совершить.
     Момент  признания преступления оконченным далеко не всегда совпадает с моментом, когда преступление вообще признается совершённым. Если, согласно распространённой в современном уголовном праве позиции, временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий, то, например, убийство, совершённое с применением медленно действующего яда, будет признано оконченным преступлением с момента наступления смерти, однако временем совершения преступления будет время, когда виновный дал потерпевшему этот яд. 

     Добровольным  отказом от совершения преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.
     Добровольный  отказ возможен на стадии приготовления  к преступлению и неоконченного  покушения. Возможность добровольного  отказа на стадии оконченного покушения, когда виновный уже выполнил все действия, которые считал необходимыми для наступления преступных последствий, но они на момент отказа ещё не наступили по не зависящим от него причинам, является спорной.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.