На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Факторы формирования и динамика обменного курса рубля: современные проблемы и перспективы

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 08.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


   ОГЛАВЛЕНИЕ
   ВВЕДЕНИЕ           4
   1. ТЕОРИИ  ВАЛЮТНОГО КУРСА       5
      Макроэкономический баланс       5
      Подход платежного баланса         9
      Теория паритета покупательной способности            12
      Общая теория валютного курса              21
    Выводы по разделу один                 32
   2. ФАКТОРЫ ИЗМЕНЕНИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА           33
    2.1 Основные факторы                33
    2.2 Влияние изменений валютного курса на экономические отношения   37
    Выводы по разделу два                41
   3 ВАЛЮТНЫЙ КУРС РУБЛЯ               42
    3.1 Основные факторы, формирующие валютный курс рубля          42
    3.2 Проблемы  расчета реального обменного  курса рубля          44
    3.3 Динамика  курса рубля в последние годы             50
    3.4 Прогноз курса рубля                54
    Выводы по разделу 3                56
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ                 57
   БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК              58 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

   ВВЕДЕНИЕ 

   Актуальность  темы. Ежедневно в международной торговле используются различные национальные валюты, которые в определенных соотношениях обмениваются одна на другую на валютных рынках. С обменом валют связаны все международные сделки, а так же развитие экономики стран в целом, поэтому важную роль в экономике выполняет валютный курс, способы его определения, его динамика и прогноз, чему и посвящена данная работа.
   Цель  работы – рассмотрение теорий валютных курсов, факторов, влияющих на динамику и величину валютного курса, а  так же прогноз динамики курса  рубля и проблемы его определения.
   Задачи  работы:
      Рассмотреть теории валютных курсов
      Ознакомление с факторами, которые влияют на величину и динамику валютного курса
      Проследить динамику валютного курса рубля
      Сделать прогноз курса рубля на ближайшую перспективу
    Объектом работы является валютный курс рубля. 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

   1 ТЕОРИИ ВАЛЮТНОГО КУРСА
   1.1Макроэкономический баланс
   Теория  макроэкономического баланса как  основы равновесного валютного курса  берет свое начало с исследований 60-х гг. Он определяется как курс, возникающий в результате достижения экономикой внутреннего и внешнего баланса в среднесрочной перспективе. Теория макроэкономического баланса устанавливает зависимость между внутренним реальным спросом ( ) и реальным обменным курсом ( ). Равновесный валютный курс ( ) определяется точкой пересечения (А); кривых внутреннего (YY) и внешнего (ВР) равновесия (см. рис.1.1). Движение от нулевой точки вверх по оси ординат как всегда означает падение курса национальной валюты (рост курса иностранной валюты), вниз — рост курса национальной валюты (падение курса иностранной валюты). Наиболее сложной стороной теории является формализация понятий внутреннего и внешнего баланса.
   

   Рис. 1.1. Макроэкономический баланс как основа валютного курса 

   Внутренний баланс (internal balance, YY) — такой уровень производства внутри страны, который обеспечивает полную занятость и устойчиво низкий уровень инфляции.
   Внешний баланс (external balance, ВР) — чистый приток капитала, обеспечивающий баланс национальных сбережений и инвестиций в среднесрочной перспективе. 

   Кривая  внутреннего баланса показывает обратную зависимость между переменными  реального спроса и реального  валютного курса, поскольку по мере роста реального валютного курса все большая доля реального внутреннего спроса переключается с импортных товаров, которые дорожают на внутреннем рынке, на местные. Сегменты II и III , находящиеся справа от кривой внутреннего баланса, показывают, что объем производства находится на уровне ниже оптимального, что приводит к излишнему агрегированному спросу и выражается в росте инфляции. Сегменты I и IV , находящиеся слева от кривой внутреннего баланса, показывают, что объем производства находится на уровне выше оптимального, агрегированный спрос недостаточен, что проявляется в росте безработицы.
   Внешний баланс в модели общего равновесия нередко сводят к балансу текущих  операций (балансу торговли товарами и услугами), что не вполне правомерно, поскольку международные переливы капитала оказывают непосредственное влияние на уровень валютного курса. В то же время такая узкая трактовка внешнего баланса оправданна с точки зрения осуществления конкретных расчетов, ибо установить математически точно равновесный уровень внешнего баланса с учетом переливов капитала не представляется возможным. Дополнительные проблемы возникают и из-за различий в оценках уровней эластичности спроса на торгуемые товары и эластичностей дохода, что значительно осложняет расчет внешнего баланса даже в его текущей части. Поэтому любые расчеты равновесного уровня внешнего баланса неизбежно носят весьма приблизительный характер, и, как результат, реальный валютный курс определяется с использованием этих расчетов только как некоторый диапазон колебаний, нежели как точная величина.
   Кривая  внешнего баланса показывает прямую зависимость между переменными, поскольку растущий реальный внутренний спрос ухудшает внешний баланс и  ведет к реальному обесценению  валюты, что необходимо для поддержания  внешнего равновесия. Если баланс переменных достигается в сегментах I или II , расположенных слева от кривой внешнего баланса, то имеет место положительное сальдо текущего баланса, что свидетельствует о том, что курс национальной валюты может быть занижен. Если же баланс достигается в сегментах III и IV , расположенных справа от кривой внешнего баланса, то имеет место дефицит текущего баланса, что обычно свидетельствует о том, что курс национальной валюты завышен.
   Пересечение кривых внутреннего и внешнего баланса в точке общего равновесия А определяет равновесный реальный валютный курс Еq , который на не котором уровне реального внутреннего спроса отражает все экономические процессы, определяющие как внутренний, так и внешний баланс. Такой уровень реального валютного курса считается курсом, соответствующим фундаментальным экономическим закономерностям. Сегменты I — IV вокруг точки общего равновесия А представляют собой четыре типа дисбаланса, в которых может находиться экономика и которые будут влиять на реальный валютный курс.
   Сегмент I — положительный текущий баланс на фоне перепроизводства, недостаточного внутреннего спроса и безработицы — может свидетельствовать о заниженности валютного курса и излишне рестриктивной бюджетной политике государства. Исторически такая ситуация встречается довольно редко, прежде всего в развитых странах (ФРГ, Япония).
   Сегмент II — положительный текущий баланс на фоне недопроизводства, излишнего  внутреннего спроса и инфляции — может свидетельствовать о заниженном валютном курсе и излишне экспансионистской бюджетной или денежной политике. Типичный пример — экономика Японии, находившаяся в состоянии спада в 1993 и 1998 гг., когда падение производства происходило на фоне положительного сальдо текущего баланса, а иена была сильно занижена.
   Сегмент III — дефицит текущего баланса на фоне недопроизводства, излишнего внутреннего спроса и инфляции — говорит о завышенности валютного курса и рестриктивной бюджетной политике. Это экономическая ситуация Англии, Швеции, Италии и Испании в 1987—1992 гг., в которых дефицит текущего баланса сопровождался высоким уровнем инфляции, что явно свидетельствовало о завышенности реальных курсов национальных валют. Это и ситуация в России в 1992—1994 гг.
   Наконец, сегмент IV — дефицит текущего баланса  на фоне перепроизводства, недостаточного внутреннего спроса и безработицы — говорит о завышенности валютного курса при излишнем расширении государственных расходов и денежной массы. Типичный пример — США в 1985 г., когда объем производства был выше оптимального, текущий баланс — дефицитным и реальный курс доллара был действительно завышен.
   Анализ валютного курса с точки зрения общего равновесия абстрагируется от циклических и иных краткосрочных колебаний и учитывает только принципиально важные изменения, могущие повлиять на параметры внутреннего и внешнего балансов — обнаружение запасов нефти, существенные сдвиги в соотношении уровней производительности труда между странами, изменение возрастного состава трудоспособного населения и т.д. Расчет реального валютного курса на основе теории общего равновесия требует доскональной оценки всех параметров внутреннего и внешнего равновесия, которые находятся в постоянном движении. Это требует использования больших и весьма сложных эконометрических моделей. Расчеты курсов валют крупнейших стран, проводившиеся в середине 90-х гг., показали, что в 1990 г. доллар был завышен на 11%, а иена и марка — занижены соответственно на 13 и 15% по сравнению с равновесным курсом, установленным на основе теории всеобщего равновесия.  
 
 
 
 
 

   1.2 Подход платежного баланса 

   Вытекающая  из модели общего равновесия более  упрощенная теория валютного курса  исходит из того, что он возникает  на пересечении совокупного спроса и совокупного предложения на валюту, фактически совпадая с определением равновесного валютного курса, данным в предыдущем параграфе. Совокупный спрос на валюту предъявляется как резидентами, так и нерезидентами, как минимум, по двум направлениям — для оплаты товарного импорта и для приобретения иностранных активов. Это означает, что для определения уровня равновесного валютного курса надо просто знать текущие и точно спрогнозировать будущие межстрановые потоки капитала, т. е. четко определить очертания и наклоны кривой совокупного спроса и предложения на иностранную валюту на рисунке 1.2.
   

   Рис. 1.2. Валютный курс и платежный баланс. 

   В аналитических целях совокупный спрос и совокупное предложение  разбиваются на две части (рис. 1.2) в соответствии со стандартной композицией платежного баланса: движение капитала, связанное с торговым балансом (торговыми операциями), и движение капитала, связанное с балансом движения капитала в чистой форме (прямые и портфельные инвестиции, кредиты и пр.). Если предположить, что, как и прежде, движение капитала в чистом виде отсутствует, то график образования равновесного валютного курса полностью повторит рисунок 1.2. Проблема прогнозирования курса сведется к определению очертаний и угла наклона, свидетельствующего о степени эластичности спроса и предложения валюты, кривых S1 и D1. Например, на рисунке 1.2 равновесный курс составляет 5 тыс. руб./долл., по которому продается и покупается 4 млн. долл. Если курс доллара падает до 4 руб./долл., то возникает дефицит долларов в размере [ВС] — предложение составляет 3 долл., а спрос — 5 долл., и курс снова увеличивается до равновесного значения. Спрос на валюту будет приблизительно равен импорту товаров и услуг, а ее предложение — их экспорту. Поэтому, если знать текущие размеры экспорта и импорта и прогноз их развития, можно приблизительно определить динамику валютного курса.
   Однако  ситуация значительно осложняется тем, что существуют потоки капитала в чистом виде, не связанные с движением товаров, которые значительно хуже поддаются учету и прогнозированию и, кроме того, зачастую вообще носят непредвиденный спекулятивный характер. Если добавить к кривым спроса и предложения валюты спрос на валюту, возникающий в результате желания резидентов приобрести активы, выраженные в иностранной валюте (на пример, осуществить прямые — купить завод — или портфельные — купить государственные долговые обязательства — инвестиции за рубеж), то совокупный спрос на валюту преобразуется в кривую D2 , а совокупное предложение — в кривую S2 , очертания и наклон которых далеко не очевидны. Например, на рисунке 1.2 после включения движения капитала в чистом виде равновесный валютный курс оказался на уровне 6 руб./долл., по которому продается и покупается 7 млн. долл. При падении курса доллара до 5 руб./долл. предложение валюты составит примерно 5,5 долл. при спросе 9,5 долл., приведя к дефициту в размере [DE], а при падении курса до 4 руб./долл. — и того больше. Кроме того, кривые совокупного спроса и предложения D2 и S2 оказались более пологи ми, чем кривые D1 и S1, что свидетельствует о большей эластичности спроса и предложения.
   Как видно, учет движения капитала значительно усложняет прогнозирование валютного курса. Потоки капитала подчиняются иной логике, нежели движение товаров. Как общее правило, капитал чаще перемещается в те страны, где процентные ставки выше, платежный баланс положительный и курс национальной валюты растет, и истекает из тех стран, где процентные ставки ниже, платежный баланс дефицитен и курс национальной валюты падает. Сочетание относительно высокого процента и растущего курса национальной валюты создает идеальные условия для притока капитала. Если процент достаточно высок, а курс падает, то выгодность вложения зависит от соотношения темпов движения процента и курса. Возможны ситуации, когда вложения за рубеж окажутся выгоднее, чем у себя в стране. Капитал обычно начинает покидать страну накануне девальвации национальной валюты, когда становится понятным, что поддерживать далее фиксированный курс не удастся. Такой резкий отток капитала — спекулятивная атака — может привести к полной потере валютных резервов, к кризису платежного баланса и резко осложнить экономическое положение любой, даже крупной, страны.
   Поэтому подход к прогнозированию валютного курса с точки зрения платежного баланса считается не более чем общим ориентиром, свидетельствующим лишь о генеральной тенденции. Как общее правило, курс валюты стран, имеющих хронический дефицит платежного баланса, должен падать, а стран, постоянно имеющих положительное сальдо, — расти. Этот подход применим исключительно для долгосрочного прогнозирования и не может использоваться для объяснения краткосрочных колебаний валютного курса. Кроме того, очень многое зависит от того, как классифицированы международные платежи каждой из стран и насколько сопоставимы их платежные балансы по структуре. Самостоятельно ни торговый баланс, ни баланс движения капитала не могут служить основой для надежного прогнозирования валютного курса.
   Итак, теория общего макроэкономического равновесия как основы определения равновесного реального валютного курса является наиболее всеобъемлющей теорией валютного курса. В соответствии с ней курс, определяемый пересечением кривых внутреннего и внешнего баланса, считается реальным валютным курсом, соответствующим фундаментальным экономическим закономерностям. Теория общего равновесия, абстрагируясь от краткосрочных спекулятивных колебаний, стремится учесть все возможные тенденции, определяющие как внутренний, так и внешний экономический баланс, что делает ее практическое использование для прогнозирования валютного курса весьма сложным и требует построения больших эконометрических моделей для расчета каждого компонента внутреннего и внешнего баланса. Частным случаем теории общего равновесия может считаться подход к определению валютного курса с точки зрения платежного баланса. В соответствии с ним валютный курс разделяется исходя только из равновесия внешнего баланса. При этом спрос на валюту считается приблизительно равным импорту товаров и услуг, а ее предложение — их экспорту. В долгосрочной перспективе курс валюты стран, имеющих хронический дефицит платежного баланса, должен падать, а стран, постоянно имеющих положительное сальдо, — расти. 

   1.3Теория паритета покупательной способности 

   Довольно  старой теорией, с известной степенью условности объясняющей долгосрочное изменение валютного курса, является предложенная после первой мировой войны шведским экономистом Густавом Касселем теория паритета покупательной способности. В начале 20-х гг., после отмены золотого стандарта, эта теория сыграла важную практическую роль, поскольку требовалось объяснить, как следует устанавливать курсы валют в новых условиях. 

   Закон одной цены 

   Теория  исходила из превалирующей в те времена  идеи, что валютные курсы обязательно  должны быть как-то связаны с уровнями внутренних цен. При этом четко фиксировался лишь факт существования такого соотношения, из которого могло вытекать как прямое влияние уровней внутренних цен на валютные курсы, так и обратное влияние курсов на внутренние цены.
   В первом приближении ППС говорит  о том, что если средние цены в  рублях в России в 6 раз выше, чем  в США, то обменный курс рубля к доллару должен быть 6 руб./долл. Это заключение основывается на предположении о том, что в условиях совершенной конкуренции (полного отсутствия транспортных расходов и межстрановых торговых барьеров) одинаковый товар будет продаваться за одну и ту же цену на рынках различных стран. Тем самым если товар в США стоит 1 долл., то при курсе 6 руб./долл. в России он должен стоить 6 рублей. Если же по каким-то причинам курс рубля упадет до 12 руб./долл., то тот же товар должен стоить в России уже 12 рублей. Если же он продолжает стоить 6 рублей, то становится выгодным купить его в России за 6 рублей и перепродать в США по 12:6=2 долл., получив по 100% прибыли за каждую единицу. В результате товарного арбитража, рост спроса на дешевый товар поднимет его цену в России, рост предложения этого товара снизит его цену в США, что приведет к росту курса рубля до его прежнего уровня 6 руб./долл.
   Если  - цена товара внутри страны,  — цена того же товара за рубежом,  — валютный курс, то закон одной цены выражается следующей формулой: откуда валютный курс выражается как
    = х , (1.1)
   Закон одной цены относится к цене одного конкретного торгуемого товара, который продается в нескольких странах. Из-за несовершенства конкуренции, и, прежде всего, наличия транспортных расходов и межстрановых торговых барьеров, закон одной цены в чистом виде не соблюдается. Но если транспортные расходы и торговые барьеры остаются постоянными, товары абсолютно одинаковы и существует торговля между странами, то их цены должны двигаться в тандеме. Закон одной цены может не соблюдаться по причине различий в качестве товаров: автомобили могут быть различных моделей, цемент — различных марок, пшеница — различных сортов и т.п. Кроме того, многие товары для международной торговли являются не-торгуемыми (услуги химчисток, песок, аренда помещений и пр.), поэтому межстрановая разница цен на них может существовать длительное время. 

   Абсолютный ППС 

   Покупательная способность национальной валюты каждой страны зависит от уровня ее внутренних цен. Отталкиваясь от идей Д. Рикардо  о сравнительных преимуществах, можно с известной степенью условности утверждать, что в результате роста  внутренних цен покупательная способность национальной валюты должна сократиться, что приведет к пропорциональному обесценению ее валютного курса. Если уровень внутренних цен снижается, то покупательная способность национальной валюты растет, что приводит к пропорциональному росту ее валютного курса.
   Теория абсолютного ППС (absolute РРР theory) — обменный курс между валютами двух стран равен соотношению уровней цен в этих странах.
   Если  — уровень внутренних цен,   — уровень цен за рубежом,   — валютный курс, то валютный курс на основе теории абсолютного ППС выражается следующей формулой:
    = , (1.2)
   Нетрудно заметить, что формула 1.2 очень близка к формуле валютного курса, вытекающей из закона одной цены (1.1). Принципиальное отличие заключается в том, что закон одной цены кладет в основу валютного курса цену одного и того же товара в нескольких странах, а теория абсолютного ППС — соотношение уровня цен на все товары в этих странах. Разумеется, если закон одной цены соблюдается для каждого товара, то и теория абсолютного ППС соблюдается для двух стран в целом. Конечно, возникает далеко не простой вопрос о том, как измерить общий уровень цен у себя в стране и за рубежом. Наиболее распространенным, но далеко не безупречным способом является составление одинаковых корзин гомогенных товаров, которые используются потребителями как в одной, так и в другой стране, расчет их стоимости в национальной валюте каждой из стран и последующее их сравнение между собой для выяснения валютного курса.
   На  основе теории абсолютного ППС определяется одна из разновидностей расчетного равновесного валютного курса, который впоследствии можно использовать как точку отсчета его изменений.
   Валютный курс на основе ППС (РРР exchange rate) — курс, который уравнивает цену корзины одинаковых товаров в двух странах.
   Полезная  сторона теории абсолютного ППС  заключается в том, что она  четко указывает способ укрепления курса национальной валюты — снижение внутренней инфляции и укрепление покупательной способности национальной валюты внутри страны. Однако в своем изначальном виде теория абсолютного ППС практически неприменима по тем же причинам, что и закон одной цены: трудно составить корзины из совершенно одинаковых товаров, продаваемых в разных странах; транспортные расходы и государственные ограничения на торговлю делают конкуренцию на мировом рынке несовершенной; существует множество неторгуемых товаров, цена которых влияет на уровень внутренних цен, но которые никогда не попадают в международный оборот. 

   Относительный ППС 

   Наибольшее  практическое значение теория ППС имеет в своем относительном преломлении. Ее идея заключается в том, что для большей надежности изменения валютного курса сопоставляться должны не абсолютные уровни цен в двух странах, а их относительные величины — изменение с течением времени.
   Теория относительного ППС (relative РРР theory) — изменение обменного курса между валютами двух стран пропорционально относительному изменению уровня цен в этих странах.
   Если  — уровень внутренних цен в базовом году,
    — уровень цен за рубежом в  базовом году,
     — валютный курс в базовом  году
    — уровень внутренних цен в текущем году,
    — уровень цен за рубежом в  текущем году,
    — валютный курс в текущем  году,
   то  валютный курс на основе теории относительного ППС выражается следующей формулой:
    = х , (1.3)
   Как видно из формулы, для расчета  валютного курса в соответствии с теорией относительного ППС необходимо знать абсолютное значение равновесного валютного курса в некотором году, избранном как базовый, и индексы цен для обеих стран. В идеале за равновесный курс базового года должен приниматься курс того временного периода, когда курс был стабилен или очень близок к значениям своих скользящих средних. В качестве индексов используется обычно индекс потребительских цен — ИПЦ, индекс оптовых цен или дефлятор ВНП, каждый из которых своим способом измеряет относительное движение этих цен к текущему году по сравнению с годом, избранным как базовый. Фактически прогнозирование валютного курса на базе теории относительного ППС означает экстраполяцию текущего курса на будущий период на базе соотношения темпов инфляции в двух странах. Нетрудно заметить, что ценовой коэффициент формулы относительного ППС (1.3) — отношение инфляции внутри страны к темпу инфляции за рубежом — является по сути обратным ценовому коэффициенту в формуле реального валютного курса ( ) — отношение темпа инфляции за рубежом к ее темпу у себя в стране. Из этого следует, что теория ППС срабатывает, если реальный валютный курс не меняется с течением времени. Если внутренний темп инфляции выше зарубежного, то прогнозируемый на основе относительного ППС валютный курс в текущем году будет ниже, чем в базовом году.
   Альтернативным  способом определения равновесного валютного курса на базе теории относительного ППС является следующий:
    - = , (1.4)
   где левая сторона — различия в  темпах инфляции внутри страны ( и за рубежом ( ) а правая — изменение курса национальной валюты.
   Поскольку в большинстве конкретных случаев  курсы, рассчитанные на базе теории относительного ППС, отклоняются от текущих рыночных курсов, то возникла идея о том, что в случае отклонения от ППС валюты оказываются "переоцененными" или "недооцененными".
   Переоцененная/недооцененная валюта (overvalued / undervalued currency) — валюта, реальный курс которой растет быстрее/медленнее, чем курс, рассчитываемый на основе ППС.
   Если  курс национальной валюты па дает медленнее, чем должен был бы на основе соотношения темпов инфляции, то считается, что национальная валюта переоценена или, что то же самое, что иностранная валюта недооценена. Если, напротив, курс национальной валюты падает быстрее, чем должен был бы на основе соотношения темпов инфляции, то считается, что национальная валюта недооценена или, что то же самое, что иностранная валюта переоценена. Оценка курса национальной валюты на предмет ее недооцененности и переоцененности имеет серьезные практические последствия: переоцененность национальной валюты даже по отношению к такому весьма условному расчетному показателю, как ППС, обычно рассматривается как фактор, вредящий экспорту и приводящий к росту дефицита платежного баланса. Например, в 1977— 1980 и 1986—1990 гг. доллар был сильно недооценен по отношению к ППС по сравнению с немецкой маркой; в 1981— 1985 гг. — напротив, переоценен. В результате переоценки доллара в начале 80-х гг. у США образовался большой дефицит платежного баланса в расчетах с ФРГ, которая является одним из их крупнейших торговых партнеров, что стало крупной политической проблемой и потребовало от правительств двух стран проведения скоординированных интервенций на валютных рынках для снижения курса доллара примерно до уровня его ППС.
   Теория  относительного ППС является серьезным инструментом прогнозирования и оценки валютного курса в следующих случаях:
    при прогнозировании на долгосрочную перспективу на основе имеющихся длинных серий статистических данных о номинальном валютном курсе и расчетных данных о ППС, позволяющих установить многолетнюю корреляцию между курсом и ППС;
    при прогнозировании в условиях высокой галопирующей инфляции, основанной преимущественно на монетарном факторе — резком увеличении денежной массы в обращении, когда структурные изменения в экономике не являются ярко выраженными: в условиях инфляции в России, выражавшейся в трехзначных числах в начале 90-х годов, так же как и в 1982—1985 гг. в Израиле, в 1985—1989 гг. в Мексике и многих других странах;
    при расчете ориентировочного валютного курса, на который должны ориентироваться другие макроэкономические оценки, для определения реальной международной стоимости национальных товаров и услуг. Расчеты показывают, что в среднем разрыв между номинальным курсом валюты и ее ППС сокращается в темпе 14% в год, что теоретически означает, что примерно через 15 лет курс должен слиться с ППС.
   Ограниченность  теории относительного ППС также  очевидна. Валютный курс отклоняется  от ППС из-за:
    отсутствия чистой конкуренции, торговых барьеров и транспортных рас ходов, факт существования которых не позволяет одному и тому же товару иметь одну и ту же цену в двух разных географических пунктах. Поскольку ППС учитывает не один, а многие товары, эти отклонения становятся еще более ощутимыми;
    существования большого числа неторгуемых товаров и услуг, цены которых входят в индекс потребительских цен, но которые никогда не пересекают границы. Несмотря на то, что цены на них не могут нивелироваться на международном уровне, изменение их внутренних цен влияет на индекс потребительских цен в целом. Например, в Японии двумя наиболее значимыми не торгуемыми товарами, цена которых постоянно растет, являются оплата жилья и членство в гольф-клубах;
    изменения условий торговли в группе торгуемых товаров, что приводит к изменению удельного веса этих товаров в индексе цен разных стран. Наиболее ярким примером является подорожание нефти в результате энергетического кризиса 1973—1974 гг., что привело к резкому росту удельного веса нефти в индексе цен по сравнению с промышленными продуктами. Изменения структуры индекса цен происходят в разных странах несимметрично, в результате курс неизбежно отклоняется от ППС;
    низкой краткосрочной эластичности замещения товаров. В силу привычки, недостаточной информации, инерции потребительского поведения потребители предпочитают покупать те товары, к которым они привыкли на протяжении определенного времени после изменения их цен, и не переходят сразу на субституты. Компании, даже после девальвации, не сразу повышают свои цены, боясь потерять рынки, и пытаются компенсировать теряемые прибыли ростом продаж. Поэтому невозможно однозначно утверждать, что по любому товару, и тем более по группе товаров, международный торговый арбитраж сработает немедленно и цена на него выровняется.
   Теории  валютного курса на основе ППС обобщены в таблице 1.1. 

        Относится к    Соблюдается
   Закон одной цены    цене одного товара    для гомогенных сырьевых товаров
   Абсолютный ППС    уровню цен в целом    для корзин одинаковых товаров
   Относительный ППС    изменению уровня цен    в долгосрочной перспективе для торгуемых товаров
   Таблица 1.1 Теории валютного курса на основе ППС 

   Итак, под паритетом покупательной  способности понимается равенство покупательной способности различных валют при неизменном уровне цен в каждой из стран. В соответствии с законом одной цены в условиях совершенной конкуренции один и тот же товар в раз личных странах должен иметь одинаковую цену, если она выражена в одной и той же валюте. Исходя из этого, строится теория абсолютного ППС, по которой обменный курс между валютами двух стран равен соотношению уровней цен в этих странах. Указывая на важный способ укрепления национальной валюты через подавление инфляции, эта теория неприменима на практике. Отталкиваясь от существующего равновесного валютного курса, теория относительного ППС утверждает, что изменение обменного курса между валютами двух стран пропорционально относительному изменению уровня цен в этих странах. Теория относительного ППС практически применима к прогнозированию валютного курса на долгосрочную перспективу, в условиях высокой монетарной инфляции для расчетов ориентировочного курса. В целом теории, основанные на ППС, обладают весьма ограниченным потенциалом вследствие искажения цен из-за отсутствия чистой конкуренции, наличия торговых барьеров и транспортных издержек, существования неторгуемых товаров и других причин.

   1.4 Общая теория валютного курса

   Уже на протяжении многих лет экономисты стремятся создать единую теорию валютного курса, которая, подобно  стандартной модели международной  торговли, впитала бы в себя все лучшее из остальных теорий.
   Основа — реальный валютный курс.
   В поисках синтетической модели основной акцент делается на фундаментальном вопросе: если теория ППС не соблюдается (а она не соблюдается в большинстве случаев), то на чем еще можно основывать теорию долгосрочного валютного курса? Одна из наиболее простых и логичных моделей была предложена американскими экономистами нового поколения Полем Кругманом и Морисом Обстерфелдом. Они взяли за отправную точку не ППС со всеми его недостатками, а реальный валютный курс. Именно реальный курс, очищенный от инфляционных наслоений, и закономерности его долгосрочного, а не спекулятивного, краткосрочного, развития являются важнейшими закономерностями международной макроэкономики. Реальный валютный курс отражает в себе всю совокупность взаимосвязей совокупного спроса и предложения на товары в каждой из стран и поэтому является феноменом скорее реального производства, нежели денежного хозяйства.
   Обобщая модель, исследуем поведение не номинального, а реального валютного курса — номинального курса с поправкой на инфляцию внутри страны и за рубежом. Определение реального валютного курса, используемое в общей модели, в принципе совпадает с традиционным (формула 1.5):
    , (1.5)
   Важное  различие заключается в трактовке  уровня цен за рубежом  и внутри страны которые рассматриваются как индексы не общего уровня цен, а только цен тех товаров, желание приобрести которые провоцирует рост спроса резидентов на деньги. Это может быть, например, стоимость набора товаров, которые обычно приобретает средняя семья в данной стране и в зарубежной стране в течение недели. Важно то, что в данном случае в силу страновых различий в предпочтениях товарный состав этих корзин и вес аналогичных товаров в них будут разными. Если уровни цен остаются неизменными, то падение/рост номинального валютного курса всегда означает падение/рост реального курса. Из формулы ясно видно, что если соблюдается относительный ППС, то никакое изменение номинального курса не может изменить реальный курс. На пример, рост   на 20% будет компенсирован падением на 20% соотношения  в результате чего  не изменится. Теория же абсолютного 

ППС исходила из определения номинального валютного  курса путем сопоставления стоимости  абсолютно одинаковых корзин товаров  в двух странах. Из нее следовало, что если внести поправку на инфляцию к стоимости каждой корзины, т. е. перевести ее стоимость из номинальной в реальную, реальный валютный курс должен оставаться постоянным. Если полагать темпы инфляции известными, то изменения именно реального валютного курса являются главной причиной изменений в номинальном курсе. 

   Отклонение от ППС 

   Модель  исходит из справедливости в целом  изложенного выше денежного подхода  к валютному курсу. Денежная теория валютного курса в принципе не исключала, что спрос на деньги и  их предложение приводят к отклонениям  валютного курса от ППС, но не могла объяснить эти отклонения. Из уравнения 1.6 нетрудно выразить номинальный валютный курс:
     , (1.6)
   Как видно, результат очень близок к  формуле номинального курса на основе абсолютного ППС (1.2), но вносит в нее важнейшую поправку — реальный валютный курс, который определяется и иными, нежели простое соотношение цен, факторами. Единственное, что надо сделать теперь, это, как и в денежной модели, заменить цены внутри страны и за рубежом на их выражение через денежную массу, процентную ставку и реальное производство и после соответствующих преобразований получить следующее:
    = [ ] [ ] = [ ] , (1.7)
   Уравнение 1.7 отличается от основного уравнения денежной теории валютного курса ( [ ] только тем, что в нем учитывается реальный валютный курс, который изменяется по причинам соотношения спроса и предложения не столько денег, сколько реальных товаров и услуг в разных странах. Если реальный валютный курс остается постоянным, то это чистая денежная модель, но если он изменяется, то это уже общая модель валютного курса. Как видно, номинальный валютный курс зависит от реального курса, соотношения предложения денег внутри страны и за рубежом и функции от разности процентных ставок и обратного соотношения реального производства. Чтобы реальный курс стал действительной мерой отхода от ППС, в формуле номинального курса необходимо учесть показатели инфляции.
   Если  реальный валютный курс — это номинальный  курс минус инфляция, то изменение ожидаемого реального валютного курса равно ожидаемому изменению номинального курса минус разность ожидаемых темпов инфляции между странами:
    , (1.8)
   Как было установлено выше, при изучении паритета процентных ставок, в долгосрочной перспективе изменение процентных ставок между странами равно изменению валютного курса. Заменив в уравнении паритета процентных ставок ( ) правую часть на формулу изменения номинального валютного курса, полученную путем простого преобразования уравнения 1.8, получим связь изменений процентных ставок с изменением реального валютного курса и темпов инфляции в каждой из стран (обозначив при этом изменение реального валютного курса как  ):
    = = + , (1.9)
   Формула 1.9 является более общим случаем формулы эффекта Фишера ( ), для которой уже не требуется соблюдения теории ППС. Действительно, если, как предсказывает ППС, реальный валютный курс не изменяется, то  дробная часть уравнения 1.9 сокращается и оно точно равно уравнению эффекта Фишера. Но в более общем случае разность процентных ставок между двумя странами не просто равна разности темпов их прогнозируемой инфляции, но и учитывает изменение реального валютного курса. Например, если уровень инфляции в России 20%, а в США — 0%, то совсем не обязательно теперь, в отличие от случая соблюдения ППС, что долгосрочная разность в процентных ставках должна составлять 20%. Если по причине сокращения реального производства реальный валютный курс рубля упадет за год на 5%, то разница процентных ставок должна составить 25%.
   Наконец, определив в уравнении 1.9 разность процентных ставок через изменение реального валютного курса и темпов инфляции, можно записать формулу общей теории валютного курса в окончательном виде, подставив правую 1.9 вместо разности процентных ставок в формулу 1.10:
    = [ ] ( + , , (1.10)
   Формула 1.10 общей модели валютного курса показывает факторы, влияющие на валютный курс. Первые три из них — те же, что и в денежной теории валютного курса, а четвертый — специфический для данной модели и самый главный.
    Изменения в денежной массе (относительном предложении денег) между странами приводят к пропорциональным изменениям в валютном курсе. Относительный рост национальной денежной массы по сравнению с денежной массой в зарубежной стране приводит к обесценению национальной валюты.
    Относительный рост прогнозируемой инфляции внутри страны по сравнению с зарубежной страной ведет к обесценению курса национальной валюты.
    Рост реальных доходов внутри страны, когда ее жители начинают приобретать больше товаров и услуг, при неизменности остальных параметров приводит к росту реального и номинального курса национальной валюты.
    Изменения реального производства влекут неоднозначные последствия для номинального валютного курса, поскольку оказывают противоположное влияние на реальный обменный курс и на реальный спрос на деньги. Относительный рост совокупного спроса внутри страны по сравнению со спросом в зарубежной стране приводит к долгосрочному росту реального курса национальной валюты. Относительный рост совокупного предложения внутри страны по сравнению с предложением в зарубежной стране приводит к падению в долгосрочной перспективе реального курса национальной валюты.
   Логика  построения общей модели валютного  курса суммирована в таблице 1.2. 
 
 

   

   Таблица 1.2 Логика построения общей модели валютного  курса
   Схематично  общая теория долгосрочного валютного  курса строится следующим образом (табл.1.2): объединяя понятие реального валютного курса (1) с понятием внутреннего денежного равновесия в своей и зарубежной стране (2), выводим уравнение номинального валютного курса, определяющее его как через спрос и предложение денег в каждой из стран, так и через немонетарные факторы, стоящие за реальным валютным курсом (3). Поскольку исходно предполагается, что ППС не соблюдается, паритет процентных ставок соблюдается только с поправкой на изменение реального валютного курса: разность процентных ставок равна сумме процента изменения реального валютного курса и разности ожидаемых темпов инфляции в каждой из стран (4). Объединяя уравнения (3) и (4), получаем уравнение (5), суммирующее основные факторы, влияющие на номинальный валютный курс, в соответствии с его общей теорией. Общая теория валютного курса соглашается в целом с выводами денежной теории о влиянии роста денежной массы, инфляции и доходов на валютный курс. Но она вносит поправку на тенденции развития совокупного спроса и предложения в каждой из стран, определяющих реальный валютный курс. Их воздействие на реальный валютный курс, а через него и на номинальный весьма разнообразно и не поддается точной алгебраической формализации. 

   Гиперреакция валютного курса 

   Теории  гиперреакции валютного курса развиваются  с середины 1970-х гг., когда традиционные модели не смогли объяснить его резкие скачки, которые не соответствовали фундаментальным экономическим закономерностям. Если бы товарные цены были абсолютно гибкими и изменялись так же скачкообразно, как и денежная масса, то процентная ставка не менялась бы вообще, поскольку реальное предложение денег оставалось бы прежним, а валютный курс также скачком переходил на уровень нового долгосрочного равновесия. Но товарные цены оказываются крайне негибкими, особенно в краткосрочной перспективе, несмотря на то, что в долго срочной перспективе соблюдается денежный нейтралитет. 

   Гиперреакция валютного курса (exchange rate overshooting) — диспропорциональные резкие изменения значений валютного курса в краткосрочной перспективе по сравнению с его долгосрочными значениями, определяемыми основополагающими макроэкономическими факторами.
   Гиперреакция  валютного курса возникает обычно в результате скачкообразного увеличения предложения денег центральным  банком и происходит даже до реального  выпуска денег в обращение, будь то в результате операций на открытом рынке или каких-либо других действий денежных властей, нередко лишь в результате заявления, которое можно интерпретировать как увеличение предложения денег. Главная причина гиперреакции заключается в том, что валютный курс среди множества других цен в экономике оказывается значительно более гибкой ценой, чем большинство других, и, в отличие от них, практически немедленно реагирует на любые экономические и даже неэкономические изменения.
   

   Рис. 1.3 Гиперреакция валютного курса
   Взаимосвязь экономических явлений при гиперреакции следующая (рис. 1.3). Денежные власти на промежутке времени [ ]поддерживают денежную массу на постоянном уровне . В этой ситуации процентная ставка ( ), уровень цен ( ) и валютный курс ( ) также остаются постоянными. В момент времени  центральный банк увеличивает денежную массу до уровня  (рис. 1.3). В результате процентная ставка (рис. 1.3б), будучи довольно гибкой ценой, также проявляет гиперреакцию и изначально падает до уровня , большего, чем рост денежной массы, но потом постепенно возвращается на свой изначальный равновесный уровень. Уровень товарных цен (рис. 1.3в), будучи менее гибким, начинает расти, но очень постепенно, пока не достигнет нового равновесного уровня, увеличившись ровно настолько, насколько выросла денежная масса. Валютный курс (рис. 1.3г) проявит гиперреакцию и обесценится до уровня , т.е. значительно сильнее, чем должно было бы быть, исходя из фундаментальных закономерностей. Но впоследствии его курс повысится до уровня долгосрочного равновесия   который будет соответствовать новому уровню цен. 

   Гиперреакция валютного курса, будучи преимущественно денежным феноменом, может также проявляться в результате и других подвижек в основополагающих экономических факторах — колебаний на рынках труда, капитала, торгового баланса и пр. Это явление — одна из причин высокой краткосрочной неустойчивости валютного курса. Типичным случаем гиперреакции валютного курса на совокупность факторов, который можно назвать финансовым психозом, стало одноразовое падение курса рубля более чем на 20% в «черный вторник» в октябре 1995 г., повлекшее серьезные экономические и административные последствия.
   Рассмотренные выше теории валютного курса устанавливают некоторые общие закономерности его изменения в связи с изменением других макроэкономических показателей. Если принять во внимание, что изменяется только один из перечисленных ниже показателей, притом, что все остальные остаются неизменными, то общие закономерности движения валютного курса см. в таблице 1.3. 
 
 
 
 
 
 

   
 

   Таблица 1.3  Факторы, определяющие валютный курс 

   Итак, неденежные факторы, связанные, прежде всего с изменением реального спроса и предложения товаров и услуг, часть которых неторгуема, могут вызвать серьезные отклонения от теории ППС, на которой построена денежная теория валютного курса. Одним из возможных способов создания общей теории валютного курса является синтез определения реального валютного курса, который изначально учитывает неденежные факторы, с денежной теорией. Общая теория валютного курса соглашается с выводами денежной теории о влиянии роста денежной массы, инфляции и доходов на валютный курс. Но она вносит в нее существенную поправку на тенденции развития совокупного спроса и предложения в каждой из стран, определяющих реальный валютный курс. Их воздействие на реальный валютный курс, а через него и на номинальный оказывается весьма противоречивым, что является одной из важнейших причин сложности точного прогнозирования валютного курса. Денежный нейтралитет в долгосрочной перспективе означает, что рост/сокращение денежной массы на единицу должны сопровождаться ростом/сокращением на единицу всех цен, включая цену иностранной валюты, оставляя неизменными реальное предложение денег, процентную ставку и другие макроэкономические переменные. Но имеющиеся краткосрочные колебания и неустойчивость валютного курса объясняются на основе теории его гиперреакции, в соответствии с которой возможны диспропорционально резкие изменения значений валютного курса в краткосрочной перспективе по сравнению с его долгосрочными значениями, определяемыми основополагающими макроэкономическими факторами. 

   Выводы  по разделу 1
  Теория  макроэкономического баланса устанавливает зависимость между внутренним реальным спросом и реальным обменным курсом, в ней выделяют внутренний и внешний баланс.
  Учет движения капитала значительно усложняет прогнозирование валютного курса, что проиллюстрировано в теории платежного баланса.
  В основе теории паритета покупательной способности (ППС) лежит предположение о том, что курсы валют должны определяться в соответствии со стоимостью корзин идентичных товаров в двух странах. В рамках этой теории выделяют закон одной цены, абсолютный ППС, относительный ППС.
  Общая теория валютного курса – сочетает в себе факторы влияющие на валютный курс, которые учтены в основных теориях.
  Теории  гиперреакции валютного курса объясняет имеющиеся краткосрочные колебания и неустойчивость валютного курса. 
 
 
 
 
 

   2 ФАКТОРЫ  ИЗМЕНЕНИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА
   2.1 Основные  факторы
   Факторы, влияющие на валютный курс. Как любая цена, валютный курс отклоняется от стоимостной основы — покупательной способности валют — под влиянием спроса и предложения валюты. Соотношение такого спроса и предложения зависит от ряда факторов. Многофакторность валютного курса отражает его связь с другими экономическими категориями — стоимостью, ценой, деньгами, процентом, платежным балансом и т.д. Причем происходит сложное их переплетение и выдвижение в качестве решающих то одних, то других факторов. Среди них можно выделить следующие:
   1. Темп инфляции. Соотношение валют  по их покупательной способности  (паритет покупательной способности), отражая действие закона стоимости, служит своеобразной осью валютного курса. Поэтому на валютный курс влияет темп инфляции. Чем выше темп инфляции в стране, тем ниже курс ее валюты, если не противодействуют иные факторы. Инфляционное обесценение денег в стране вызывает снижение покупательной способности и тенденцию к падению их курса к валютам стран, где темп инфляции ниже. Данная тенденция обычно прослеживается в средне- и долгосрочном плане. Выравнивание валютного курса, приведение его в соответствие с паритетом покупательной способности происходят в среднем в течение двух лет. Это объясняется тем, что ежедневная котировка курса валют не корректируется по их покупательной способности, а также действуют иные курсообразующие факторы.
   В 80-е годы часто имели место  отклонения валютного курса от паритета более чем на 30%. Однако курсовые соотношения валют, очищенные от спекулятивных и конъюнктурных факторов, изменяются в соответствии с законом стоимости, с изменением покупательной способности денежных единиц.
   Зависимость валютного курса от темпа инфляции особенно велика у стран с большим  объемом международного обмена товарами, услугами и капиталами. Это объясняется тем, что наиболее тесная связь между динамикой валютного курса и относительным темпом инфляции проявляется при расчете курса на базе экспортных цен. Цены мирового рынка представляют собой денежное выражение интернациональной стоимости. Что касается импортных цен, то они менее приемлемы для расчета относительного паритета покупательной способности валют, так как сами во многом зависят от динамики валютного курса. Индекс оптовых цен приемлем для такого расчета лишь для развитых стран, где структура оптовой внутренней торговли и экспорта в известной мере сходна. В других странах в этот индекс не входят многие экспортируемые товары. Подобный расчет на базе розничных цен может дать искаженную картину, так как включает ряд услуг, не являющихся объектом мировой торговли. В конечном счете, на мировом рынке происходит стихийное выравнивание курсов национальных денежных единиц в соответствии с реальной покупательной способностью.
   Реальный  валютный курс определяется как номинальный  курс (например, рубль к доллару), умноженный на отношение уровней  цен России и США. Это обусловлено  тем, что международные расчеты осуществляются путем купли-продажи необходимой иностранной валюты участниками внешнеэкономических связей.
   2. Состояние платежного баланса. Активный платежный баланс способствует повышению курса национальной валюты, так как увеличивается спрос на нее со стороны иностранных должников. Пассивный платежный баланс порождает тенденцию к снижению курса национальной валюты, так как должники продают ее на иностранную валюту для погашения своих внешних обязательств. Нестабильность платежного баланса приводит к скачкообразному изменению спроса на соответствующие валюты и их предложение. В современных условиях возросло влияние международного движения капиталов на платежный баланс и, следовательно, на валютный курс.
   3. Разница процентных ставок в  разных странах. Влияние этого фактора на валютный курс объясняется двумя основными обстоятельствами. Во-первых, изменение процентных ставок в стране воздействует при прочих равных условиях на международное движение капиталов, прежде всего краткосрочных. В принципе повышение процентной ставки стимулирует приток иностранных капиталов, а ее снижение поощряет отлив капиталов, в том числе национальных, за границу. Движение капиталов, особенно спекулятивных «горячих» денег, усиливает нестабильность платежных балансов. Во-вторых, процентные ставки влияют на операции валютных рынков и рынков ссудных капиталов. При проведении операций банки принимают во внимание разницу процентных ставок на национальном и мировом рынках капиталов с целью извлечения прибылей. Они предпочитают получать более дешевые кредиты на иностранном рынке ссудных капиталов, где ставки ниже, и размещать иностранную валюту на национальном кредитном рынке, если на нем процентные ставки выше.
   4. Деятельность валютных рынков  и спекулятивные валютные операции. Если курс какой-либо валюты имеет тенденцию к понижению, то фирмы и банки заблаговременно продают ее на более устойчивые валюты, что ухудшает позиции ослабленной валюты. Валютные рынки быстро реагируют на изменения в экономике и политике, на колебания курсовых соотношений. Тем самым они расширяют возможности валютной спекуляции и стихийного движения «горячих» денег.
   5. Степень использования определенной  валюты на еврорынке и в  международных расчетах. Например, тот факт, что 60% операций евробанков  осуществляются в долларах, определяет масштабы спроса и предложения этой валюты. На курс валюты влияет и степень ее использования в международных расчетах. Так, в 90-х годах на долю доллара приходилось 50% международных расчетов, 70% внешней задолженности, в частности развивающихся стран. Поэтому периодическое повышение мировых цен, растущие выплаты по долгам государств способствуют повышению курса доллара даже в условиях падения его покупательной способности.
   6. На курсовое соотношение валют воздействует также ускорение или задержка международных платежей. В ожидании снижения курса национальной валюты импортеры стремятся ускорить платежи контрагентам в иностранной валюте, чтобы не нести потерь при повышении ее курса. При укреплении национальной валюты, напротив, преобладает их стремление к задержке платежей в иностранной валюте. Такая тактика, получившая название «лидз энд лэгз», влияет на платежный баланс и валютный курс.
   7. Степень доверия к валюте на  национальном и мировых рынках. Она определяется состоянием экономики и политической обстановкой в стране, а также рассмотренными выше факторами, оказывающими воздействие на валютный курс. Причем дилеры учитывают не только данные темпы экономического роста, инфляции, уровень покупательной способности валюты, соотношение спроса и предложения валюты, но и перспективы их динамики. Иногда даже ожидание публикации официальных данных о торговом и платежном балансах или результатах выборов сказывается на соотношении спроса и предложения и курсе валюты. Порой на валютном рынке происходит смена приоритетов в пользу политических новостей, слухов об отставке министров и т.д.
   8. Валютная политика. Соотношение рыночного и государственного регулирования валютного курса влияет на его динамику. Формирование валютного курса на валютных рынках через механизм спроса и предложения валюты обычно сопровождается резкими колебаниями курсовых соотношений. На рынке складывается реальный валютный курс — показатель состояния экономики, денежного обращения, финансов, кредита и степени доверия к определенной валюте. Государственное регулирование валютного курса направлено на его повышение либо снижение исходя из задач валютно-экономической политики. С этой целью проводится определенная валютная политика.
   Таким образом, формирование валютного курса — сложный многофакторный процесс, обусловленный взаимосвязью национальной и мировой экономики и политики. Поэтому при прогнозировании валютного курса учитываются рассмотренные курсообразующие факторы и их неоднозначное влияние на соотношение валют в зависимости от конкретной обстановки. 

   2.2.Влияние изменения валютного курса на экономические отношения. 

   Выступая инструментом связи между стоимостными показателями национального и мирового рынка, валютный курс играет активную роль в международных экономических отношениях (далее МЭО) и воспроизводстве. Используя валютный курс, предприниматель сравнивает собственные издержки производства с ценами мирового рынка. Это дает возможность выявить результат внешнеэкономических операций отдельных предприятий и страны в целом. При реализации товара на мировом рынке продукт национального труда получает все общее признание на основе интернациональной меры стоимости. А на мировом валютном рынке выявляется паритет интернациональной стоимости валют. На основе курсового соотношения валют с учетом удельного веса данной страны в мировой торговле рассчитывается эффективный валютный курс. Валютный курс оказывает определенное влияние на соотношение экспортных и импортных цен, конкурентоспособность фирм, прибыль предприятий.
   Резкие  колебания валютного курса усиливают нестабильность международных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых, отношений, вызывают негативные социально-экономические последствия, потери одних и выигрыши других стран.
   При понижении курса национальной валюты, если не противодействуют иные факторы, экспортеры получают экспортную премию при обмене вырученной подорожавшей иностранной валюты на подешевевшую национальную и имеют возможность продавать товары по ценам ниже среднемировых, что ведет к их обогащению за счет материальных потерь своей страны. Экспортеры увеличивают свои прибыли путем массового вывоза товаров. Но одновременно снижение курса национальной валюты удорожает импорт, что стимулирует рост цен в стране, сокращение ввоза товаров и потребления или развитие национального производства товаров взамен импортных. Снижение валютного курса сокращает реальную задолженность в национальной валюте, увеличивает тяжесть внешних долгов, выраженных в иностранной валюте. Невыгодным становится вывоз прибылей, процентов, дивидендов, получаемых иностранными инвесторами в валюте стран пребывания. Эти прибыли реинвестируются или используются для закупки товаров по внутренним ценам и последующего их экспорта.
   При повышении курса валюты внутренние цены становятся менее конкурентоспособными, эффективность экспорта падает, что может привести к сокращению экспортных отраслей и национального производства в целом. Импорт, наоборот, расширяется. Стимулируется приток в страну иностранных и национальных капиталов, увеличивается вывоз прибылей по иностранным капиталовложениям. Уменьшается реальная сумма внешнего долга, выраженного в обесценившейся иностранной валюте.
   Разрыв  внешнего и внутреннего обесценения валюты, т.е. динамики его курса и покупательной способности, имеет важное значение для МЭО. Если внутреннее инфляционное обесценение денег опережает снижение курса валюты, то при прочих равных условиях поощряется импорт товаров в целях их продажи на национальном рынке по высоким ценам. Если внешнее обесценение валюты обгоняет внутреннее, вызываемое инфляцией, то возникают условия для валютного демпинга — массового экспорта товаров по ценам ниже среднемировых, связанного с отставанием падения покупательной способности денег от понижения их валютного курса, в целях вытеснения конкурентов на внешних рынках. Для валютного демпинга характерно следующее: 1) экспортер, покупая товары на внутреннем рынке по ценам, повысившимся под влиянием инфляции, продает их на внешнем рынке на более устойчивую валюту по ценам ниже среднемировых; 2) источником снижения экспортных цен служит курсовая разница, возникающая при обмене вырученной более устойчивой иностранной валюты на обесцененную национальную; 3) вывоз товаров в массовом масштабе обеспечивает сверхприбыли экспортеров. Демпинговая цена может быть ниже цены производства или себестоимости. Однако экспортерам невыгодна слишком заниженная цена, так как может возникнуть конкуренция с национальными товарами в результате их реэкспорта иностранными контрагентами.
   Валютный  демпинг, будучи разновидностью товарного демпинга, отличается от него, хотя их объединяет общая черта — экспорт
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.