На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Работа социального педагога с неполной семьей

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 08.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


        СОДЕРЖАНИЕ 

                        

      Введение                     2 

              
      1.  История вопроса по социологии  семьи и важности 
          социальной работы                   4
      Русская социология семьи.                                                                        6
          3.  Понятие неполной семьи.  Работа социального педагога по решению основных  проблем в неполной семье                10    
 
        Заключение                                                                                                     21 

      Список  литературы                                                                                         23 

                                    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Введение 

      Грамотно  поставленная работа социального педагога помогает решить множество задач. Всестороннее воздействие на личность ребенка и грамотно поставленная работа социального педагога помогает решить проблему адаптации детей в обществе. Все в комплексе способствует улучшению взаимопонимания и взаимопомощи с клиентами социальной службы: детьми, их родителями, педагогами, воспитателями.
        Актуальность проблемы по особенностям  социальной работы социального педагога с неполной семьей заключается в следующем. Несмотря на то, что мы давно живем в относительно цивилизованном обществе, несмотря на то, что издано огромное количество работ по психологии, социологии, педагогике и многим другим наукам, проблем  в среднестатистической семье не уменьшается.  Об этом свидетельствует статистика разводов и различные социологические исследования. Кроме того, решение внутрисемейных проблем происходит на достаточно примитивном уровне. Об этом регулярно сообщает хроника из оперативных сводок МВД России. Мы узнаем об убийствах, тяжких телесных повреждениях, нелицеприятных разделах имущества, о том, почему дети убегают от своих родителей и не хотят возвращаться в родной дом из приюта.
      Проблемы  социальной работы с детьми из неполных семей, ответственности родителей и всего нашего общества за этих детей были и всегда будут одними из главных в педагогике, социологии и психологии, ведь будущее страны зависит от того, каким придет на смену это новое поколение.
      Среди миллионов детей и подростков – жизнедеятельных и целеустремленных – встречаются такие, которых принято называть трудновоспитуемыми. Все это связано с определенными конфликтами в семье, накладывающими свой отпечаток на детей. Наше общество не может закрывать глаза на то, что именно из неблагополучных семей и выходят эгоисты, лицемеры, лодыри, а то и малолетние правонарушители.
      Воспитание  детей – огромный труд, который, прежде всего, ложится на плечи родителей, ибо, сколько бы ни ссылались на детские учреждения (детские сады, школы), большую часть времени ребенок находится в семье.
      Но  не всегда родители справляются со своими обязанностями. Это происходит по разным причинам. Сложнее всего, конечно родителям, которые воспитывают ребенка одни, без супруга или супруги. Опекуны также сталкиваются со множеством проблем. Даже тогда, когда в семье есть и мама и папа, но нет старшего поколения (бабушек и дедушек), тогда тоже очень непросто. Если все эти факторы еще осложняются и социальными неблагополучиями (пьянством, наркоманией, безработицей), то дела обстоят совсем плохо. Тогда и приходят на помощь социальные службы.
      Укрепление  семьи – острая социальная проблема. Ведь именно в семье происходит, в основном, формирование характера, навыков и взглядов  ребенка. И зачастую от семьи зависит, получит ли общество полноценных граждан.
       
      Эффективная работа социального педагога поможет  справиться со множеством трудностей, стоящих перед семьей, но все же изначально должна быть помощь и на государственном уровне. Вопросы финансирования, социального обеспечения, правовые основы деятельности и защиты и многие другие остаются зачастую неразрешенными, что, конечно, затрудняет и без того сложную работу социального работника или педагога.
      Основные  методы, которыми пользуется в своей  работе современный социолог, такие, как тестирование, анализ, наблюдение, консультирование, психодиагностика, опрос, анкетирование, сделают его работу наиболее продуктивной.
        
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

       1.  История вопроса  по социологии  семьи и важности 
      социальной работы
 
      Истоки  социологического исследования семьи  идут от работ французского социолога Фредерика Ле Пле (XIX в.) и американского социолога Эрнста Берджесса (XX в.). Основные социологические теории можно применить к изучению семьи следующим образом: теории конфликта и структурного функционализма относятся к макросоциологии семьи, а символический интеракционизм, этнометодология, теория обмена, психоаналитическая теория и социометрия — к микросоциологии семьи. Две последние теоретические традиции являются также признанной основой практической работы по изменению семейных отношений, тогда как первые три подхода сосредоточены в основном на объяснении семейных процессов, причем феноменологическое направление пытается избавить анализ от искажающего воздействия обыденных интерпретаций, продуцируемых повседневностью семейной жизни. В русской социологии семьи ощутимы семена интеракционизма, социологии понимания и психоанализа, особо следует отметить влияние марксизма и марксистского феминизма на развитие отечественной социологии семьи в 20-х — 80-х гг. XX в.
      Среди социологов, пожалуй, не найти тех, кто  ни разу не упомянул бы по какому-либо поводу семью, тем не менее ученых, специализирующихся в области социологии семьи, не так-то много. По-видимому, многое зависит от роли семейного измерения общества. В XIX в., когда ключ к настоящему и будущему связывали с очень популярной тогда темой происхождения человечества, семья оказалась в центре внимания не случайно. Ф. Энгельс (1820-1895) посвятил марксистской трактовке происхождения семьи отдельную книгу. В первой половине XX в., стремясь понять, как устроено общество, социологи рассматривали семью как стабилизирующий механизм. Основатель структурного функционализма Т. Парсонс (1902-1979) неоднократно обращался к теме семьи и написал вместе с Р. Бейлзом работу по социализации семьи.
      Однако, если искать тех, кто положил начало собственно социологии семьи, то прежде всего следует назвать имена французского социолога Фредерика Пьера Ле Пле (1806—1882) и американского социолога Эрнста Берджесса (1886—1966), одного из первых президентов Американского Национального Совета по семейным отношениям.
      Ле  Пле поставил семью в центр  интересов всей социологии, сделав ее независимой переменной по отношению к остальным социальным процессам. Более того, он единственный из социологов XIX столетия, кто восстал против либерально-демократической идеологии индивидуализма, эмансипировавшей индивида от семьи и превращавшей его в строительный блок государства. Фундаментальным элементом общества является семья, корневая семья, по Ле Пле (родительская семья плюс репродуктивная семья, как правило, старшего сына). Социальный порядок и подлинная свобода зависят от роли семьи в обществе, корневой семьи, которая исключает ригидность патриархальной семьи и «эгоистический атомизм» современной, нестабильной семьи. Стремясь исследовать общество как естествоиспытатель, Ле Пле хотел понять причины социальных революций через «самоличное» изучение простейшей модели общества — семьи, через социальное возвышение и падение семей.
      О влиянии Ле Пле можно судить по следующему факту. Карл Циммерман, друг Питирима Сорокина по Миннесотскому университету (им принадлежит внушительный трактат по социологии села), в начале 30-х годов повторил бюджетные исследования, и, хотя результаты не полностью совпали с данными Ле Пле, ему удалось установить, что система сельской семьи в силу ее близости к «традиционной» оказалась лучше адаптирована к эпохе Великой депрессии, чем урбанизированная семья. Следует к этому добавить, что, по мнению видного американского социолога и историка семейных изменений Аллана Карлсона, Ле Пле явился родоначальником интеллектуальной традиции — Ле Пле — Карл Циммерман - Питирим Сорокин — Роберт Нисбет, — которая усматривает истоки любых разновидностей тоталитаризма в упадке семьи и которая переориентирует социальную науку с «индивидоцентризма» на семью как исходную «клеточку» социума, относя семейные изменения к важнейшему фактору социальной истории.
      Э. Берджесс, определявший семью как  «единство взаимодействующих личностей» и увидевший в крахе «традиционной» семьи не институциональный кризис семьи вообще, а лишь «усиление» эмоциональных опор брака, и тем самым института супружества как автономного от семьи социального образования, стал лидером социально-психологической перспективы в изучении семьи как микрогруппы.
      Тезис Э. Берджесса о переходе семьи-института  к супружескому партнерству и товариществу нельзя трактовать как переход от семьи-института к семье, переставшей быть социальным институтом. Речь идет об изменении в рамках семьи-института характера групповых взаимоотношений между супругами и всеми членами семьи. Таким образом, Э. Берджесс говорит о смене типов семьи как малой группы внутри социального института семьи. В этом смысле можно сказать, что было угадано возникновение нового стиля семейных отношений, новое распределение семейных ролей. Распространение семей с двумя работающими родителями сопровождалось изменениями в числе детей, в брачности и разводимости. Поэтому Э. Берджесс как бы предвосхитил обособление супружества в качестве потенциально нового института, что становится реальностью лишь в условиях кризиса и краха семьи как социального института.
      Расщепление прежнего институционального единства родительства - супружества - родства на автономные от семьи и друг от друга части действительно связано с разрушением семьи как таковой. Разумеется, можно (как это и делается сегодня) бесконечно расширять границы семейности и смягчать научные критерии семьи (конституирующие семью по эффективности выполнения социетальных функций рождения и социализации детей), резервируя слово «семья» для обозначения «остатков, осколков» семейного образа жизни. И тогда супруги без детей, один родитель с ребенком, родная тетя с осиротевшим племянником, дедушка с внуком и т.п. могут зваться «семьей» в социальных науках, в том числе и в социологии семьи, давно уже перегруженной обиходными интерпретациями.
      Во  второй половине XX века в социологии семьи, благодаря стараниям Р. Хилла, направленным на создание системных теорий, учитывающих разные уровни изучаемого объекта, были предприняты попытки создания концептуально-терминологического аппарата, способного органично соединить исследование семьи одновременно как института и малой группы.
      Одна  из них получила широкую известность  и породила множество модификаций, в т.ч. и в области социологии семьи. Это — типология теорий американских социологов Г. Баррела и Г. Моргана, выделяющих четыре блока теорий в зависимости от ориентации субъективистского и объективистского планов и от радикального или умеренного характера преобразований социума (радикальный гуманизм, радикальный структурализм, интеракционизм, функционализм).
      Ведущим направлением в социологическом исследовании семьи является символический интеракционизм— сегодня не возможно представить разработку основополагающего раздела — социализации детей — вне перспективы символического интеракционизма, независимо от того, признается этот вклад или отрицается. Не случайно в первом изданном на русском языке путеводителе по интеракционизму - книге «Социальная психология» американского социолога Тамоцу Шибутани (блестяще переведенной В. Б. Ольшанским) четыре главы посвящены социализации личности, а обращения к воздействию семьи на формирование личности детей являются постоянными. 

      2. Русская социология  семьи

 
      Предыстоки  современной отечественной социологии семьи — в позитивистской школе, строящей социологию по образцу естествознания, и в субъективистской школе, требующей особого метода изучения при исследовании особого объекта — человеческой истории, где действуют люди, стремящиеся к достижению своих целей.
      Мало  кто из социологов прошлого не упоминал семью, пытаясь объяснить, как устроена общественная система. Но мало и тех, кто посвятил семье, браку, родству и связанным с ними отношениям специальные работы. Очень известно имя Н. К. Михайловского и его учение о семье и о возврате к простой кооперации, на новом витке истории, возврате к такому типу семьи, какой гарантирует благополучие и самостоятельность личности27.
      Важно, что Н. К. Михайловский не идеализирует семью, она может с другими элементами среды накладывать оковы на личность, в эмбриональном состоянии содержит все антагонизмы «сложной кооперации». Однако это не дает основания отвергнуть семью вообще как «патриархальщину», «борьба за индивидуальность» не исключает, а напротив, предполагает семью, которая, если и не порождает альтруизм, то и не противоречит ему.
      Максим Максимович Ковалевский (1851—1916), выдающийся отечественный социолог, был в глазах Запада «символом русской науки в области социальных знаний». Профессор А. Мелле (Франция) назвал его «великим социологом», и, безусловно, М. М. Ковалевский являлся ключевой фигурой в русской и зарубежной социологии. Он был лично знаком со многими научными светилами. Два его секретаря и ученика стали украшением русской науки - П. Сорокин и Н. Кондратьев, получили известность его последователи К. Тахтарев, Г. Гурвич, Н. Тимашев.
      М. М. Ковалевский внес большой вклад  в разработку генетической социологии, отказывающейся искать единый, универсальный фактор истории и анализирующей взаимодействие и взаимовлияние социальных феноменов. Генетическая социология рассматривает все многообразие данных сквозь призму исходных элементов общества. В этом русле анализа генезиса институтов и общностей находится исследование происхождения и развития семьи, рода, племени. В 1895 г. вышла в свет классическая работа М. М. Ковалевского «Очерк происхождения и развития семьи и собственности», где показано, что нельзя смотреть на любое историческое явление как на уравнение с одним неизвестным, что семью нельзя понять через один какой-либо фактор. Следует учитывать физиологическую, психологическую, экономическую, социальную и пр. стороны, в частности, важно изучить солидарность и способность к самопожертвованию малых семей, появляющихся после распада больших домохозяйств, «семья — великая школа альтруизма, которая спасет мир...».
      Владимир  Михайлович Бехтерев (1857—1927) выдающийся ученый, психиатр, психотерапевт, своеобразный «русский Фрейд». Много внимания он уделял социальным аспектам психических явлений, основал Институт познания человека (Психоневрологический). Он считал, что внушение, благодаря применению которого к нему пришла широчайшая известность, как «фактор заслуживает самого внимательного изучения для историка и социолога. Иначе целый ряд исторических и социальных явлений получает неполное, недостаточное и, быть может, даже несоответствующее объяснение». В. М. Бехтерев как психотерапевт много сделал для становления отечественной семейной психотерапии. Особенно значительны результаты работ по детской психологии, причем интересно, что ученый использовал наблюдения и над своими детьми в исследовательских целях.
      Среди российских ученых немало тех, кто так  или иначе касался проблем  брачно-семейных отношений. Можно назвать, например, работы М. Туган-Барановского в области мотивов репродуктивного поведения и, конечно же, многочисленные труды Александры Коллонтай, самой знаменитой из отечественных феминисток. Ее вклад в социологию семьи противоречив. С одной стороны, обоснование необходимости развала семьи и ликвидации воспитания детей в семье на основе «принципа коммунизма», признающего, «что забота о подрастающем поколении должна быть делом не родителей, а государства». Интересно при этом, что обоснование отказа от семейной социализации производится с явно антиэкзистенциальной точки зрения и в интересах государства, государственного производства: «...Вынужденное совместительство - воспитание младенца и профессиональная работа — понижает трудовую энергию женщины ...мать, обязанная тратить все свои свободные от профессиональной работы часы на ребенка, никогда не даст максимума производительности на профессиональной работе».
      С другой стороны, она дает четкий анализ социальной организации семьи, различии в организации семьи докапиталистической и семьи на стадии наемного труда при капитализме. «Базой дошедшей до нас формы семьи (это написано было в 1914г.) служили определенные хозяйственные начала. В основе семьи лежали производственные отношения, сковывающие членов семьи прочнее, чем могли сковать их самые близкие узы крови... В те времена, когда семья представляла собой хозяйственную единицу... и при том не потребительскую лишь, а и производительную, творческую, семья ...могла производить все необходимое для своих членов — забота о потомстве, содержание, воспитание, обучение его входили в естественный круг ее неотъемлемых обязанностей. Семья для своего процветания — экономического и социального — нуждалась в новых членах, в постоянном притоке свежих рабочих рук. Нет ничего удивительного, что в то время ответственность за потомство ложилась на семью...».
      Вопрос  об охране материнства и детства не возникал и не мог возникнуть, пока семья оставалась не затронутой капиталистической индустриализацией. А. Коллонтай уловила главное — при капиталистическом разделении труда с индивидуальной оплатой на долю семьи не выпадает никаких производственных функций, хотя остаются функции материнства, содержания и воспитания подрастающих поколений, т. е. функции, не подкрепленные новыми формами организации, коли старые оказались изжитыми. Другими словами, рождение и воспитание детей осуществлялись в семье благодаря ее роли хозяйственно-производственной единицы. Исчезает эта роль, и в обществе пропадают стимулы к материнству и социализации детей. Поэтому эти функции должно взять на себя государство нового типа, т.к. буржуазное государство на это не способно. А. Коллонтай не видит возможности реанимации семьи, поскольку семья обречена на распад. Даже если повернуть историю вспять и конфликт между профессиональной и материнской ролью решить путем возврата женщины из всех областей хозяйственной жизни снова в дом, в семью, то все равно «меры эти были бы бессильны задержать процесс дальнейшего разложения семьи». Освобождение женщины и развитие ее личности несовместимы с функционированием семьи вообще, отсюда остается лишь один социалистический путь «государственного страхования материнства» и общественной социализации новых поколений. В начале двадцатого столетия парадигма социализма была очень популярна среди российской интеллигенции, среди ученых. На этом пути искали разрешения многих проблем, в том числе и проблем семьи. Не был исключением в этом отношении даже Питирим Александрович Сорокин (1889-1968), выдающийся социолог XX столетия, который в интересах «современной семьи» также видел «тормоз для проявления более высоких альтруистических порывов и поступков». Однако распад семьи, тщательно описанный на материале тогдашних данных, мыслился как «болезнь роста» всего уклада жизни, того роста, который несет с собой и новую форму семьи «на смену отживающей». П. А. Сорокин как бы спорит с Г. Спенсером, «около 30 лет назад» отметившим «дезинтеграцию» семьи, зашедшую «слишком далеко», и поэтому следует «ожидать теперь движения по обратному направлению», и, вероятно, по мнению Спенсера, семья, состоящая из родителей и детей, восстановится снова и даже подвергнется дальнейшей интеграции» (Спенсер. Основания социологии. СПб., 1898. Т. 2. С. 73-75). П. Сорокин, ссылаясь на осуществленный им анализ материалов, пишет: «Как видно из вышесказанного, действительность пока не оправдывает предположений Спенсера, разложение не остановилось, а чем дальше, тем идет быстрее и, по-видимому, в таком же направлении пойдет и в будущем, конечно, оно не ведет к гибели семьи вообще. Семья как союз супругов и как союз родителей и детей, вероятно, останется, но формы ее будут иными». Признается лишь распад хозяйственного союза, и прогнозируется радикальное изменение внутрисемейных отношений, соответствующее по идее новому укладу жизни. Возможность исчезновения семьи вообще как социального института отрицается, т.к. на смену «современной» семье идет новая ее форма, построенная на новых ценностных основаниях:
      а) на основе «свободного соглашения», а не принуждения;
      б) на основе общественной педагогики, а  не семейного опекунства, которое прежде «смягчало чисто полицейскую, унтер-офицерскую систему государственной педагогики», - в новых условиях, когда «государство и общество забудут о своей роли полицейского, а будут педагогами», когда воспитание и обучение «будет поручено специалистам», при «правильной постановке дела» в принципе «нельзя не приветствовать вмешательства общества и государства в это дело»;
      в) на основе общего блага, альтруистического  поведения, направленного на пользу общечеловечности, а не только на семейную пользу.
      «И  нет сомнения, — завершает свой анализ П. Сорокин, — что в этом начавшемся единоборстве семьи и общества (вспомним «борьбу за индивидуальность» Н. К. Михайловского) организация современной семьи будет разрушена: общественные интересы - с одной стороны, интересы личности (обратная сторона общечеловечности) — с другой, победят и фактически уже побеждают. Расширившийся — и вглубь, и вширь — альтруизм (любовь к ближнему) и теперь уж требует большего простора, чем узкие границы семейного альтруизма».
      Большое значение для социологии семьи имеют  взгляды П. Сорокина на семью как на механизм социальной циркуляции и мобильности. Семья как «лифт», осуществляющий перемещения вверх и вниз по социальной лестнице, семейный статус как фундамент социального положения личности, «селекции и распределения индивидов» внутри различных социальных страт — вот предмет изучения семьи в терминах социальной структуры и социальной динамики. П. Сорокин говорит даже о «семейном тесте», о семье как средстве тестирования способностей и отмечает, что современная семья выполняет эту роль лишь частично, т.к. в обществе вертикальной мобильности «семейный тест» теряет свое исключительное значение и складывается норма оценки личности не по семейному положению и происхождению, а по личным качествам, тестируемым детсадами, школами и прочими новыми институтами селекции.
      В теории кризиса чувственной культуры отмечена всевозрастающая неспособность «эмпирицизма» управлять человечеством и ходом социокультурных процессов. Это следует рассматривать как реакцию на прежнее увлечение идеей революции, на прежние социалистические иллюзии по переделке мира. Вместе с тем, с точки зрения теории и практики социальной работы с семьями стоит задуматься над предостережением этого великого русского социолога: «Чем больше экономистов вмешивается в экономику, тем хуже она становится; чем больше политологов участвует в реформировании, тем больше правительство нуждается в реформе; чем больше социологов, психологов, антропологов и юристов вмешивается в дела семьи, тем больше семей разрушается...». Вмешательство, преследующее цель улучшения взаимоотношений в семье, имеет свои пределы, устанавливающиеся типом культуры, типами институтов, в т.ч. типом семьи. Терапевтическая работа может приносить эффект по очищению атмосферы отдельных семей, но она не в состоянии изменить самый тип семьи, соответствующий "чувственной культуре", постепенно уходящей с исторической сцены. 
 

       
       3. Понятие неполной  семьи.   Работа  социального педагога  по решению основных проблем в неполной семье
 
        

      Мы  обычно называем полными те семьи, в которых есть отец, мать и дети.  И все же это еще не совсем полная семья. Не хватает третьего поколения — бабушки и дедушки, этих трудно заменимых по своему опыту воспитателей.
      Не  говоря уже о том, что в семье  трех поколений у папы и мамы остается больше времени для отдыха и различных культурных мероприятий, присутствие бабушки и дедушки создает столь необходимое ребенку ощущение уверенности. Его отношения с ними складываются совсем по-иному, чем с родителями. Как ни странно, но в этих отношениях больше равноправия, так как они требуют от ребенка сочувствия, глубже развивают эмпатию. Папа и мама в представлении ребенка — всегда самые сильные, самые ловкие, словом, самые-самые, а вот бабушка и дедушка уже не такие, поэтому их надо больше жалеть.
      Легко отличить людей, у которых в детстве  была бабушка. Они лучше, сердечнее, более чуткие.
      Для достижения семенной гармонии важно  заботиться о счастье не только самых младших ее представителей, но и тех, кто уже переживает закат своей жизни. Ничто так не искажает личность, не ослабляет ее жизненные силы, особенно в преклонном возрасте, как чувство своей ненужности. Прекрасная гуманная традиция — воспитание внуков — в большей мере решает эту проблему.
      Однако  существует и противоположное мнение — молодая семья должна, мол, жить отдельно от стариков, тогда она чувствует себя увереннее, самостоятельнее, никто не вмешивается в ее внутренние взаимоотношения. Бабушки и дедушки всегда чересчур балуют детей, поэтому в семье трех поколений невозможно обеспечить единые воспитательные требования.
      Нечего  сказать, аргументы весьма убедительны, но дело в том, что их сложно применить к ситуации, когда дедушки и бабушки живут отдельно от своих детей и внуков, но согласия и понимания между ними все равно нет.
      Уважение  и признание семьи заслуживают те бабушки и дедушки, которые стараются понять интересы молодежи, умеют соблюдать ту границу, которую нельзя нарушать, знают, во что не надо вмешиваться. Следует заметить, что университеты культуры, над которыми часто иронизируют публицисты, очень нужны современным бабушкам, так как позволяют им «держаться на уровне», не дают увязнуть в повседневности, что часто таит в себе опасность возникновения мелочных, но убийственных конфликтов.
      Бабушкам  и дедушкам следует подобрать  себе те домашние обязанности, что полностью соответствуют их компетенции. Но не только им, но и взрослым детям необходимо ограничить в семье сферу своей деятельности и ответственности. Во-первых, такое распределение разгрузит всех домочадцев, во-вторых, занятость своими делами уменьшит опасность вмешательства в чужие дела.
      Сейчас  существует множество семей, живущих  раздельно, здесь уж ничего не поделаешь. И все же нельзя совсем исключать бабушку из жизни младшего поколения. Семье очень нужны бабушки и дедушки.
      Что говорит статистика
 
      Источником  данных о семье служат переписи населения  и текущий учет рождений, смертей, браков и разводов, миграции, а также выборочные обследования разного рода, включая микропереписи. Органы госстатистики, опираясь на материалы переписей и текущего учета, ежегодно расчетным путем определяют численность населения по стране и регионам, состав по полу, возрасту и др., но не по числу и составу семей: эти данные о семье можно получить только в годы переписей населения.
      Перепись 1897 г. была первой и всеобщей переписью населения и находилась при ее подготовке и проведении в центре внимания общественности. Лев Толстой рассматривал перепись населения «как социологическое исследование, которое проводится для того, чтобы вывести законы социологии и на основании этих законов «учредить лучше жизнь людей». Большое значение придавал переписи населения 1897 г. великий русский ученый Д. И. Менделеев, который на ее основе написал книгу «К познанию России», опубликованную в 1906 г. и неоднократно переиздававшуюся. Выдающийся русский писатель А. П. Чехов непосредственно участвовал в проведении переписи 1897 г. — руководил группой счетчиков-регистраторов в Серпуховском уезде Московской губернии. Особенно значительной была роль в организации и проведении переписи 1897 г. известного русского ученого П. П. Семенова-Тян-Шанского, который в 1864—1875 гг. возглавлял Центральный статистический комитет, а в 1875-1897 гг. - Статистический совет Министерства внутренних дел, в ведении которого находилась статистика царской России.
      Намеченная  на 1915 г. вторая всеобщая перепись не состоялась из-за начавшейся Первой мировой войны. В 1916 г. и в 1917 г. были проведены переписи сельскохозяйственного населения, и лишь в 1920 г. удалось провести всеобщую перепись, которая стала первой советской переписью (численность страны 137 млн. чел., в том числе горожан — 21 млн.). В 1923 г. вместе со Всесоюзной переписью городского населения проводилась также промышленная перепись, а в 1926 г. была проведена охватившая всю территорию Всесоюзная перепись населения (численность населения оказалась такой же, как и сейчас, в конце XX века, — 147 млн. чел., тогда как горожан было лишь 18%, а не около трех четвертей, как ныне).
      Материалы следующей переписи 1937 г. были сожжены, поскольку численность страны, в которой осуществлялись репрессии, не достигла величины, заранее заявленной Сталиным. Всесоюзная перепись 1939 г. выявила численность на уровне 170 млн. чел. при резком скачке горожан с 26 млн. (1926) до 56 млн. Такого темпа роста городского населения, вызванного ускоренной индустриализацией, не наблюдалось в Европе и в США (где для удвоения числа горожан потребовалось 60 лет и соответственно 30 лет). В подобных обстоятельствах возник кризис жилья, тормозивший нуклеаризацию семьи в городах и ускоривший падение детности (наряду с влиянием противосемейной идеологии государства и вопреки еще сохранявшейся у переселенцев из деревни общекультурной ценности семьи с несколькими детьми).
      Всесоюзная  перепись 1959 г., проведенная через 20 лет после самой разрушительной по людским потерям войны
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.