На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Интервью, методы подготовки и проведения

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 10.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 24. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление
Введение…………………………………..
Глава 1. Методы подготовки и  проведения интервью.
  1.1. МЕТОДЫ СБОРА ИНФОРМАЦИИ. ИНТЕРВЬЮ
  1.2.  Классификация интервью по различным показателям
Глава 2.  Проведение интервью…………………………………
2.1  Общая и конкретная  подготовка к интервью
2.2 Вопросы к интервьюеру
Заключение…………………………………
Список  использованной литературы…………………….. 
 
 

Интервью, методы подготовки и  проведения. Информация «для печати», «не  для печати», «на  основании». 

Интервью? (англ. interview) — опрос человека по профессиональной или личной тематике, проводящийся журналистом с целью публикации или вещания в СМИ. Если обратиться к семантике английского слова интервью, то оно состоит из префикса inter, имеющего значение взаимодействия, взаимонаправленности, и слова view, одно из значений которого — взгляд, мнение. Стало быть, интервью — обмен мнениями, взглядами, фактами, сведениями. Является одним из методов получения информации в журналистике. 
 
 
 
 

Введение.
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 1
1.1
    Интервью (англ. interview) — опрос человека по профессиональной или личной тематике, проводящийся журналистом с целью публикации или вещания в СМИ. Если обратиться к семантике английского слова интервью, то оно состоит из префикса inter, имеющего значение взаимодействия, взаимонаправленности, и слова view, одно из значений которого — взгляд, мнение. Стало быть, интервью — обмен мнениями, взглядами, фактами, сведениями. Является одним из методов получения информации в журналистике [ ]
   С одной стороны, интервью - информационный  жанр журналистики, литературный  пересказ беседы с человеком,  мнения и взгляды которого  интересны широкому кругу читателей. С другой стороны, интервью - метод получения сведений путем общения с людьми. В таком виде интервью (с использованием прямой или косвенной речи, а иногда и без упоминания собеседника) может быть использовано практически в любом жанре журналистики.  
Интервью - это беседа, предназначенная для опубликования. Причем изложение фактов и комментарий события ведется не от имени журналиста, как в других жанрах, а от имени человека, которого интервьюируют, он имеет большее отношение к обсуждаемому вопросу, чем журналист.   
      Чтобы лучше понять особенности жанра интервью, сравним его с отчетом. Общее: факты оцениваются и комментируются не самим автором текста, а другими людьми, журналист пересказывает или цитирует чужое мнение, суждение, выводы, т.е. фиксирует услышанное. Это составляет основу обоих жанров. Однако автор отчета не воздействует на ведение собрания или совещания, его участие, созерцательное, в то время как интервьюер не довольствуется ролью стенографиста, а занимает активную позицию, своими вопросами он может менять направление и тон беседы, т.е. участвует в совместном творчестве.  
 
Самый распространенный вид интервью - диалог. Строится по классической схеме «вопрос-ответ». Журналист не должен выступать в роли механического поставщика вопросов и регистратора ответов. Часто сложность темы, противоречивость ее толкования требуют столкновения мнений, выяснения спорных вопросов, и бывает полезно сознательно заострить беседу, подтолкнуть собеседника к полемике, к отстаиванию своих интересов, суждений, доказательств.  
Интервью-монолог, или рассказ, представляет собой монолитный текст, не расчлененный на вопросы и ответы.  
Интервью с читательскими письмами в руках пишется на основе наиболее интересных и распространенных вопросов, пришедших в письмах на адрес редакции. В таком случае принято заранее ознакомить интервьюируемого с письмами и определить тему беседы, а через несколько дней, после того, как он подготовился, уже брать интервью.  
Пресс-конференции и брифинги на первый взгляд должны освещаться в форме отчета - ведь это массовые, коллективные мероприятия. Однако, по сути, это тоже интервью: журналисты задают вопросы сначала в письменной форме до начала выступления, а затем - устно по ходу мероприятия.  
Круглый стол - тоже коллективное интервью, это деловой и заинтересованный разговор между журналистами и приглашенными в редакцию специалистами по тому или иному вопросу.  
Анкетирование, устное или письменное (на основе читательской почты), находится на грани коллективного интервью и социологического опроса.  
Интервью-зарисовка состоит из беседы и компонентов образной информации. Задача его не только пересказать мнения и суждения человека, но и создать его штриховой портрет. Кроме собственно задавания вопросов, журналист высказывает свое мнение, рассказывает об обстановке и течении беседы, комментирует ее, рисует облик собеседника и т.д.  
Любой вид интервью требует основательной подготовки. Для журналиста степень подготовки к беседе – это доказательство серьезности его намерений, его замечают всегда, и от нее в первую очередь зависит, раскроется ли собеседник, отнесется ли с должной серьезностью к разговору. 
В первую очередь стоит выбрать тему интервью и человека, у которого интервью будут брать. Далее необходимо разобраться в предмете разговора, овладеть необходимым минимумом представлений о той жизненной сфере, о которой будет идти разговор. 
Если есть возможность, нужно почитать интервью, которое давал будущий собеседник другим журналистам, обращая внимание на то, какие темы ему особенно близки, о чем он говорит более, а о чем – менее охотно, какие вопросы ему чаще всего задают (чтобы самому их не задавать). Чтобы лучше понять человека, с которым собираешься встречаться, хорошо бы получить максимум информации о нем. В крупных редакциях обычно хранятся досье на известных людей, кроме того, необходимый материал можно найти в Интернете (например:
www.nns.ru), можно поговорить с коллегами, которые уже встречались с интересующим вас человеком и которые наверняка не откажут вам в совете. Договариваться о встрече можно либо после этого, если вы уверены, что вам не откажут, или после поверхностного ознакомления с темой (чтобы не возникло неловкости, если собеседник решит предварительно обсудить какие-то вопросы по телефону). 
Следует учесть, договариваясь о времени и месте встречи, что в рабочее время ваш собеседник будет чаще отвлекаться, могут возникнуть неожиданные проблемы, его могут куда-то вызвать, во время разговора будет постоянно звонить телефон и т.д. и т.п. Кроме того, в кабинете обычно получается более официальный и сдержанный разговор, поэтому желательно встречаться на нейтральной территории и иметь для беседы достаточный запас времени. 
Основной этап подготовки – составление перечня вопросов. Как писал великий немецкий философ Гегель, «требуется известное развитие для того, чтобы уметь задавать вопросы, так как иначе может получиться ответ, что вопрос никуда не годиться». Проще говоря, каков вопрос, таков и ответ. Вопросы должны быть понятными (иметь для собеседника тот же смысл, что и для журналиста), по возможности краткими ( вопрос должен содержать в себе одну мысль, иначе ответ не будет полным), а так же: своевременными, уместными, точными, настраивающими не только на констатацию фактов, но и на размышления, нестереотипными (в этой связи журналисты часто вспоминают американского альпиниста Рика Базетта, который, опережая стандартные вопросы репортеров, написал на своей спортивной майке: «Наверху отличная погода. Мой вес в норме. Жена и дети в порядке. На достигнутой высоте не остановлюсь». Еще один классический пример, на сей раз профессионального вопроса. Известный американский журналист Либлинг одним из лучших своих материалов считал очерк о жокее. «Когда я интервьюировал его, - вспоминает журналист, - первый вопрос, который я задал, был такой: «На сколько дырок выше вы затягиваете левое стремя по сравнению с правым?» Это легко заставило его разговориться, и через час, в течении которого я вставил около дюжины слов, он сказал: «Я вижу, вам много приходилось иметь дело с наездниками». 
Официальные лица часто просят заранее передать им вопросы, но это не значит, что можно ограничиться перепиской: журналист напишет вопросы, интервьюируемый (или его пресс-служба) – ответы. Необходимо стремиться к личной беседе, пусть даже с заранее оговоренными вопросами. Содержание такого разговора много глубже, оно уникально, т.к. обогащается дополнительными нюансами, новыми вопросами и поворотами. Кроме того журналист должен составить непосредственное впечатление о собеседнике (особенно важно это для интервью-зарисовки) и убедить читателя, что факты получены, что называется, из первых рук, что материал эксклюзивен. На интервью по факсу, телефону или e-mail следует соглашаться только в том случае, если нет никакой возможности встретиться лично. 
Во время беседы необходимо психологически настроиться на собеседника, не допускать возникновения так называемых барьеров, и это зависит, прежде всего, от личности журналиста, а также от его коммуникабельности и профессионализма. 
Нужно научиться контролировать ход беседы и владеть достаточным количеством приемов, способных стимулировать общение. Вот какие советы дает начинающим интервьюерам патриарх отечественной журналистики Анатолий Аграновский: не молчать при разговоре, не стыдиться незнания, втягивать собеседника в процесс обдумывания, заострять предмет возможного спора. Давать советы, а тем более объяснять, как вести беседу, а затем, как написать интервью, - задача сложная и неблагодарная: слишком многое зависит от конкретных обстоятельств, людей, поворотов каждой беседы. 
Заметим, однако, что обязательный этап работы над интервью – уточнение, проверка фактов, цифр, названий, фамилий. Чтобы снять с себя ответственность за возможные ошибки и искажения, журналисты часто отдают готовый материал на визирование собеседнику, и пока он не поставит свою подпись под текстом, удостоверяющую, что его слова и мысли переданы точно, интервью не сдают в набор. Официальные лица и известные люди часто соглашаются на беседу только при условии, что им покажут материал до опубликования и учтут их замечания. При этом журналист должен иметь в виду, что за свои слова и комментарии он отвечает сам, и никакое должностное лицо не имеет права исправлять текст, написанный от имени автора, если он не содержит фактических ошибок. 
Итак, мы разобрали основные этапы работы над интервью и вы, наверное, уже можете сами перечислить три основных метода, с помощью которых журналист получает информацию для своего материала: Это проработка документов, беседа и наблюдение. 
Говорят, Хороший журналист должен представлять окружающий мир как совокупность источников информации и знать их координаты. 
Типов источников информации, как и методов, три. Это соответственно – документы, люди и предметно-вещественная среда. 
Понятие «документ» употребляется сегодня в двух значениях: в узком смысле это – деловая бумага, юридически подтверждающая какой-либо факт, а в широком – материальный носитель записи с фиксированной на нем информацией для передачи ее во времени и пространстве (это и бумага, и кино- и фотопленка, и магнитная запись, и перфокарта, и дискета и т.д.). 
Человек – ключевое звено в системе источников информации, «живой источник», как называют его американские теоретики журналистики. И этот источник неиссякаем: во-первых, он всегда свидетель или участник событий и выступает как держатель информации о них. Во-вторых, он носитель информации о себе, и прежде всего о своем внутреннем мире (фактические сведения о нем мы можем получить из документов и наблюдений, но о внутреннем мире узнаем только от самого человека). В-третьих, человек – транслятор информации, полученной от других. Таким образом, человек – самый многогранный и ценный поставщик информации. 
Предметно-вещевая среда – обстановка, которая нас окружает. Предметы и вещи иногда могут рассказать о событиях не меньше, чем человек, к тому же, они не будут поставлять ложную информацию, но нужно уметь «разглядеть» в них необходимую вам для материала информацию. 
Из этих трех основных источников журналист может получить полную информацию на интересующую его тему. Но как найти эту тему, как узнать, где и что произошло, а лучше – будет происходить? Сегодня у нас в стране существует достаточно развернутая система информирования журналистов о происходящих событиях. В нее входят такие формы, как: 
брифинги - короткие совещания работников СМИ, на которых идет ознакомление с позицией властных структур по какому-либо вопросу; 
презентации – торжественные встречи представителей государственных, общественных или частных структур с общественностью, в т.ч. и с журналистами для ознакомления с новым предприятием, продукцией, проектом и т.д.; 
пресс-конференции – встречи государственных и общественных деятелей, представителей науки, культуры, спорта и т.д. с журналистами для информирования их в связи с актуальными событиями и для ответов на их вопросы; 
пресс-релизы – специальные сводки сообщений для прессы о существенных фактах, в той или иной сфере действительности, создаваемые соответствующими пресс-службами; 
специализированные информационные бюллетени о текущих событиях той или иной сферы деятельности, издаваемые информационными агентствами; 
сообщения по факсу или электронной почте, поступающие в СМИ от пресс-секретарей, пресс-служб и информационных агентств.

1.2. Классификация  интервью по различным показателям.
    Существуют различные факторы,  исходя из которых, интервьюер  классифицирует интервью.
 Виды  интервью по степени стандартизации:
    Строго стандартизованное.
   Заранее составляются вопросы,  которых журналист строго придерживается, не отступая ни от их формулировки, ни от порядка постановки. В таком случае вопросы направляться могут к собеседнику заранее, чтобы он смог подготовиться к встрече.
    Полустандартизованное .
     Так  же заранее составляется список  вопросов. Однако в ходе интервью  журналист может перефразировать вопросы, менять их местами, задавать дополнительные вопросы, приспосабливаться к индивидуальности опрашиваемого, то есть  углубляться в область особых его интересов.
3. Не  стандартизованное или свободное.
    Оно  не предусматривает ни заранее составленного жесткого списка    вопросов, ни строгого порядка следования тем. Журналист просто намечает, какие сведения ему нужны, пытается осуществить план. Этот вид интервью предоставляет инициативу журналисту. Возможности для получения незапланированной         информации, разработки неожиданно открывшихся тем и проблем.
4. Смешанный   вид интервью.
    Начавшись интервью первого или  второго вида, оно перерастает  в свободное, вследствие непредусмотренной  ситуации: отсутствие факта, подтверждающую гипотезу журналиста.
Так же интервью можно разделить по характеру  получаемой информации:
         1. Интервью для  получения чисто  фактических сведений.
    Здесь личность собеседника важна журналисту только с точки зрения легкости общения  с ним: компетентен ли, охотно ли предоставляет информацию, как понимает вопросы, насколько логично и ясно отвечает.
         2. Интервью для выяснения фактов, мнений собеседника о другом  человеке.        
    Здесь важна оценка мнений: что она отражает – личную позицию или он выступает как член группы.
   3. Интервью для получения представления  о личности опрашиваемого.
    Оно отличается особой важностью  психологической атмосферы беседы. От    журналиста требуется  внимание не столько к фактическому  содержанию словесных высказываний опрашиваемого, которые будут содержать факты, мнения, оценки, сколько к его личности.
При проведении интервью выделяют несколько видов, относительно степени расположенности  к беседе интервьюера.
1. Собеседник  охотно сотрудничает с журналистом.
2. Собеседник равнодушен к беседе (говорит не очень охотно, но и не против).
    3. Интервью с  сопротивляющимся  собеседником.
    Человек отвечает на вопросы  сухо или отказывается продолжать  диалог.
Для интервью, рассматриваемых с точки зрения отношения, со стороны интервьюируемого, важно установить причину, по которой собеседник ведет себя тем или иным образом, основание, на котором сложилось позитивное, равнодушное или негативное отношение к интервью. Умение интервьюера проявляется в том, способен ли он ослабить мотивы, препятствующие успеху интервью, и усилить благоприятствующие. Но в то же время в интервью с разговорчивым собеседником иногда бывает сложно удержать в рамках интересующей журналиста темы. 

               
 
 
 

Глава 2 . Проведение интервью.
 ПОДГОТОВКА К ИНТЕРВЬЮ 
 

Подготовка  к интервью – обязательный элемент  интервьюирования независимо от типа беседы, ее содержания и продолжительности. Подготовка заключается в следующих  неразрывно связанных и неотделимых  на практике типах работы:
- общая  подготовка
- конкретная  подготовка
    психологическая подготовка
 
 
                   Общая подготовка. 

Она состоит  из общей идеологической и интеллектуальной подготовки жур-та, обще профессиональной, в том числе из углубленного изучения какой-то определенной области знаний и специализации жур-та (деятельности). Интервью – это вопросный метод поиска знаний Правильная постановка вопросов требует, прежде всего, истинности их предпосылок, а это в первую очередь обеспечивается исходными позициями автора, его мировоззрением. Во всяком интервью происходит процесс восприятия и оценки собеседниками друг друга. Психологи установили. Что воспринимающий субъект делает заключения о познаваемости личности на основании собственного опыта, имеющихся знаний, вот почему интеллектуальное развитие интервьюера, накопление им разносторонних познаний в самых различных областях человеческой культуры – профессиональное требование.
Интервью  – это один из важнейших моментов жур-кой деятельности. И поэтому  вполне естественно, что подготовкой  к нему можно рассматривать специальные знания, навыки, умение. Весьма актуальны для жур-та знания аудитории: ее структура, интересы, потребности, информационный уровень. Установки. Стереотипы. При этом особенно важно иметь четкое представление о “своей” аудитории. Ее обобщенный образ нередко присутствует в сознании жур-та в интервью. Наконец особый вопрос представляет специализация жур-та. Нужна ли интервьюеру специализация, совершенствование знаний в какой-то области. … На этот вопрос нет однозначного ответа. Одни журналисты говорят, что “Не всегда. Иногда мы разговариваем с людьми в кадре не для получения инф-ии, а для передачи настроения. Кто такой человек на улице? Может быть, спортсмен, инженер, мэр Венеции. Это экономика или политика? Как тут говорить о специализации – это журналистская работа. Но большинство жур-ов, опрошенных по проблемам интервью, высказались за необходимость специализации, по причинам такого рода: выше противопоставлялось интервью для получения инф-ии и для передачи настроения (последнее тоже можно отнести к получению инф-ии, только о настроении), поэтому суть этого замечания сводится к тому. Что жур-т может не иметь спец. Знания, которое необходимо в той или иной ситуации. Такие случаи редки, поэтому. Когда жур-та интересует не специальность, а психология собеседника, необходимо знание тех жизненных условий, которые эту психологию создают. Мне думается, что жур-ту, по сравнению со специалистом, нужны знания иного качества, более широкие, на основании которых он бы мог заметить изменения, появление нового, тенденцию развития происходящие в данной области, понимать психологию работающих в ней людей, но в тоже время, жур-та не должны называть дилетантом. То есть скачущего галопом по европам. 
 

         Конкретная подготовка к интервью. 

Конкретная  подготовка к интервью складывается из следующих моментов:
    определение цели интервью и характера необходимых сведений
    изучение предмета интервью и собеседника
    предварительное обдумывание хода беседы, составление вопросов
    договоренность о встречи, месте, времени интервью
 
    Интервью  в жур-ке может использоваться для  получения любых сведений – как  фактических, вплоть до справочных, так  и субъективных фактов сознания человека – мнений. Всякого рода оценок.
 
Решая вопрос о выборе метода, следует  подумать о том, какие сведения нужны. Как их можно добыть, является ли в данном случае интервью наиболее быстрым и, главное, надежным способом их получения. Шумилова утверждает (и я с ней согласна), что стадия определения цели (в зависимости от проблемы, темы, жанра и ряда других характеристик) присутствует всегда, но она может приходить свернуто, и здесь от интервьюера требуется еще более острая интуиция, проницательность, чтобы определить, какие сведения ему нужны, как построить беседу, в каком направлении руководить ею. 
 

Изучение  предмета интервью и собеседника. 

Как уже  говорилось, журналист должен быть человеком эрудированным, обладать развитыми интеллектуальными знаниями в той области, в которой он специализируется, однако это не освобождает  его от необходимости каждый раз изучать тот предмет, по поводу которого он собирается беседовать. Чем больше жур-т будет знать о предмете интервью, тем больше он получит в самом интервью, не только потому, что знания позволят ему проникнуть в глубь проблемы, но и потому, что и сам он будет чувствовать себя увереннее и собеседник отнесется к нему с большим уважением и серьезностью. Журналист должен знать свой предмет, а не стараться произвести впечатление, что он знает.
Характер  изучения предмета при подготовке к  интервью зависит, конечно, от его целей. Во время опроса жур-ов задавался вопрос, читают ли они материалы своих коллег, написанные на ту же тему или о том же человеке, до проведения беседы. Мнения разделились. Одни говорили, что это делать нужно, дабы не трать времени на то, что уже известно, и не задавать глупых вопросов. Так же необходимо читать материал о человеке, будущем собеседнике, поскольку это помогает жур-ту вызвать интервьюируемого на разговор. Другие жур-ты относятся к чтению других материалов осторожно, объясняя тем, что журналист как актер перед выступлением: пришел посмотреть спектакль, в котором собирается играть, поэтому актер боится, что посмотрев чужую игру он невольно станет подражать или возникнет желание превзойти соперника. Во всяком случае отрицательно повлияет на естественность игры. Но на мой взгляд, читать стоит, так как есть риск повторения вопросов, ставших банальными в отношении данной темы, данного собеседника, трафаретного повторения беседы и при этом стоит, проглядывая материалы, сохранять самостоятельность взглядов. Вместе с изучением темы и предмета беседы жур-т стремится выяснить все, что возможно, о будущем собеседнике:
      его взгляды, позицию, занимаемую им по проблемам беседы
      факты его биографии
      его личные качества. Привычки, особенности характера, которые могут повлиять на ход беседы
 
    Таким образом, жур-ту важно знать не только индивидуальную психологию будущего собеседника, но и психологию социальную, психологию той группы, к которой он принадлежит, тех ценностей, которые ею разделяются, того типа поведения, которые ею принимаются за подобающее.  
     

    Предварительное обдумывание хода беседы, составление  вопросов. 
     

    Уже в ходе изучения материала у жур-та складывается план будущей беседы. Каким он будет – с заранее  сформулированными, четко продуманными вопросами или только в виде схемы, наброска тех главных проблем, которые можно решить, зависит, во-первых, от целей интервью, от вкусов и привычек самого жур-та. Иногда наличие строгого списка вопросов обязательно. Например, когда жур-т идет к официальному лицу беседовать по какой-то четко определенной программе. Заранее подготовленные вопросы нужно иметь и для беседы по телефону, а так же, если она проходит в условиях ограниченного времени. Таким образом, если жур-т не составляет вопросов, он продумывает ход беседы, мысленно выстраивает ее план. У него должны быть заготовлены:
        рабочая гипотеза, то есть представление о проблеме, ее развитии, ее месте в изучаемом вопросе, или, если речь идет об интервью-портрете, о главных чертах героя и так далее. Рабочая гипотеза – это по существу обдумывание конкретных целей интервью на новом уровне, то есть конкретизировать цели, вооружившись тщательным изучением предмет, будущего собеседника.
        Драматургический стержень беседы. Это тот центральный элемент беседы, который должен объединить интересы жур-та и интервьюируемого. Он позволяет разговорить собеседника, заставляет его высказаться серьезно, не стереотипно, увлеченно. Часто таким стерженем выступает столкновение идей, момент дискуссии. Который заставляет собеседника возражать, доказывать, раскрываться в споре.
 
 
             Выбор места и времени интервью. 

Готовясь  к интервью, журналист должен позаботиться о том, чтобы обстановка была психологически благоприятна. Интервьюер должен выбрать  место встречи обдуманно, решить вопрос о присутствии посторонних. Место встречи прежде всего должно быть удобно интервьюируемому. Если речь идет о длительной беседе, в которой жур-та будет интересовать главным образом личность собеседника, хорошо договориться о встречи у него дома. В привычной обстановке, как известно, человек чувствует себя естественнее.
Присутствие же посторонних неизбежно влияет на результаты беседы, но оно не всегда вредно для журналистского интервью. Застенчивого собеседника может  успокаивать присутствие при разговоре кого-то из близких, так же присутствие других людей порой останавливает от желания прихвастнуть, солгать.
Договариваясь о встречи, журналисту следует уточнить, каким временем располагает собеседник и в зависимости от этого планировать  интервью.   

        Подготовка  интервью (общая)
Подготовку интервью принято разделять на общую и  конкретную. Под общей подготовкой  понимается подготовка к интервьюированию вообще, а под конкретной - подготовительная работа к проведению интервью с конкретными  респондентами по заранее определенной теме.
Общая подготовка к интервьюированию по сути равносильна  подготовке квалифицированных интервьюеров. Профессиональные качества интервьюеров, специализирующихся на проведении глубоких интервью, в ряде аспектов отличаются от профессиональных качеств интервьюеров, проводящих формализованные интервью. Главное отличие заключается в том, что при проведении глубоких интервью интервьюеры должны обладать высокой профессиональной подготовкой, тогда как при проведении формализованных интервью образование и профессия интервьюеров практически не имеют значения.
Профессиональные  качества интервьюеров
Качества хорошего интервьюера складываются из: 1) его  индивидуальных способностей, 2) владения методикой, 3) социологической подготовки и 4) подготовки в той предметной области, которая исследуется с применением глубоких интервью. Названные группы качеств находятся в определенной зависимости, взаимно дополняя и усиливая друг друга.
Индивидуальные  способности - это набор качеств, врожденных или социально приобретенных, присущих человеку вне зависимости от его профессиональных навыков. Как и в большинстве других профессий, способности к интервьюированию колеблются в человеческой популяции в очень широких пределах. По наблюдению автора, есть люди, практически неспособные стать хорошими интервьюерами. Обучение методике им помогает мало, так как они, невзирая на полученные теоретические знания, на практике продолжают реализовать присущие им стили беседы, противоречащие методическим принципам ведения интервью. Наряду с этим есть люди, обладающие высокими способностями к интервьюированию, поскольку их естественный стиль общения оказывается близким к наработанным поколениями социологов методическим принципам проведения глубоких интервью.
Существование различий в индивидуальных способностях к интервьюированию ставит задачу разработки тестовых методик профессионального отбора интервьюеров. Принципы разработки таких методик хорошо известны. На первом этапе их создания разрабатывается профессиограмма, т. е. эмпирически верифицированный набор личностных качеств, необходимых для успешного овладения данной профессией. На втором этапе для количественного измерения этих качеств разрабатывается тест. В западных странах подобные тесты разработаны, однако в России, насколько нам известно, они на данный момент не адаптированы.
В методической литературе описаны различные типы интервьюеров. Хороший интервьюер характеризуется  выражением <дать-и-взять>, которое  означает, что при проведении беседы он должен уметь не только получить от респондента требуемую информацию, но и дать ему взамен чувство морального удовлетворения. Известно, что хорошо проведенное интервью обладает своего рода терапевтическим воздействием на личность опрашиваемого: снимает тревогу, помогает принимать решения, повышает самооценку и т.д. (на этом основано широкое применение интервью в психотерапевтической практике). Способность вызвать данный психологический эффект и воспользоваться им для получения более полной информации считается основным качеством хорошего интервьюера.
Перечень типов  плохих интервьюеров, судя по литературе, достаточно обширен. В него включаются: интервьюеры-<миссионеры>, стремящиеся  вместо получения информации довести  до опрашиваемого какую-либо идею; <моралисты>; <ветреники> (несерьезные); властные; тревожные; сентиментальные; действующие по шаблону. Этот список, вероятно, может быть продолжен. В частности, по наблюдению автора, есть люди, которые органически не могут терпеть, когда мнение респондента не совпадает с их собственным. Такие люди вряд ли смогут стать хорошими интервьюерами. Насколько можно судить, перечисленные выше стили неправильного ведения интервью в большинстве случаев предопределены личностными качествами опрашивающих, поэтому они трудно поддаются корректировке.
Владение методикой, в отличие от индивидуальных способностей, приобретается путем обучения. Роль обучения в подготовке интервьюеров исключительно велика. Это показывают, в частности, результаты проводившегося в США специального эксперимента, суть которого сводилась к следующему. Группе людей, не получивших специальной подготовки в области интервьюирования, было предложено провести несколько глубоких интервью на заранее заданные темы. Как и следовало ожидать, качество интервью, проведенных участниками эксперимента, существенно различалось в соответствии с различиями в их индивидуальных способностях. Затем участники эксперимента прошли интенсивный курс обучения, после чего им вновь было предложено провести интервью. Результат обучения был таков: качество интервьюирования существенно возросло у всех, кто прошел обучение, но в наибольшей степени оно повысилось у тех, кто еще до обучения проявил максимальные способности к этой работе. Сказанное означает, что подготовка квалифицированных интервьюеров должна включать в себя профессиональный отбор наиболее способных людей с последующим их обучением.
Обучение интервьюеров, как и всякое профессиональное обучение, должно строиться на сочетании теории и практики. Для теоретического обучения необходимы учебники, методические пособия и лекционные курсы. Практическое обучение осуществляется путем проведения специального тренинга, о котором будет сказано ниже.
Социологическая подготовка важна по меньшей мере в трех отношениях. Во-первых, каждый интервьюер должен хорошо усвоить известный методологический принцип анализа без оценочных суждений. Применительно к практике интервьюирования этот принцип означает оценочную нейтральность слушания. Во-вторых, социологическая (в первую очередь теоретическая) подготовка делает возможным правильное понимание высказываний респондентов, особенно в тех случаях, когда интервьюер и опрашиваемый принадлежат к различным субкультурам и разным профессиональным областям. В-третьих, указанная подготовка развивает способность интервьюера к фиксации и развитию релевантных тем, что является одной из главных предпосылок успешного проведения интервью.
Подготовка в  предметной области исследования означает, что при проведении интервью в сфере экономики от интервьюера требуется квалификация экономиста, в медицине (например, при сборе детализированных анамнезов) - медика, при отработке технологий - технолога, при изучении эмоциональных реакций - психолога и т.д. Особенно часто потребность в предметной квалификации интервьюеров возникает в прикладных и междисциплинарных исследованиях (к последним можно отнести такие области, как экономическая социология, социология медицины и др.). Предметная подготовка, как и общесоциологическая, повышает способность интервьюера к правильному пониманию опрашиваемых и к отбору релевантных тем.
Названные выше четыре группы качеств обладают свойством  взаимно усиливать друг друга  и в то же время отчасти являются взаимозаменяемыми. Наивысшей квалификацией  обладают интервьюеры, обладающие всеми  четырьмя качествами. В то же время  в практической работе достаточно эффективно могут действовать люди, обладающие лишь некоторыми из них. В частности, замечено, что люди с высокой предметной квалификацией в пределах своей области компетенции могут успешно проводить интервью даже без знания методов опроса. Социологическая квалификация способствует быстрому усвоению методики глубокого интервью. Наконец, профессиональный отбор людей, обладающих способностями к интервьюированию, и их обучение позволяют в относительно короткие сроки подготовить интервьюеров, которые могут успешно справляться со своими обязанностями. Учитывая, что люди, обладающие высокой социологической или предметной квалификацией относительно редки, формирование из них штата интервьюеров часто является нецелесообразным. В практической работе можно включать в состав исследовательских групп интервьюеров средней квалификации, прошедших курс обучения методике, оставляя за исследователями высшей квалификации общее и методологическое руководство исследованиями, а также проведение наиболее ответственных или сложных интервью.
Практическое  обучение интервьюированию
Процесс практического  обучения интервьюированию - это по существу процесс фиксации и осознания  ошибок. Хотя число видов ошибок, допускаемых интервьюерами, очень  велико, основная их часть может быть сгруппирована в три типа:
-                     ошибки, нарушающие психологический контакт интервьюера и респондента, в результате которых респондент <замыкается в себе>;
-                     ошибки, влекущие за собой искажение сообщаемой респондентом информации, в результате которых респондент сообщает не то, что думает, что-то скрывает и т.п.;
-                     ошибки, влекущие за собой представление нерелевантных (не имеющих отношения к цели интервью) сообщений. Такие сообщения могут быть правдивы, развернуты, значимы для респондента, но они не продвигают интервьюера к цели исследования.
Следует оговорить, что в некоторых случаях действия интервьюеров, влекущие за собой названные  последствия, бывают сознательными, т. е. введенными в действие с той или иной методической целью. В качестве примера может быть упомянут тип <жесткого> интервью, в котором интервьюер, желая получить необходимую информацию, сознательно идет на риск ухудшения психологического климата и даже возможного отказа респондента продолжить беседу. В качестве другого примера можно указать на сознательное допущение развития нерелевантных тем, чтобы респондент <разговорился>. Ошибками, следовательно, следует считать только такие действия, которые, удовлетворяя одному из названных выше критериев, являются незапланированными и не имеют ясно осознаваемой интервьюером методической цели.
Практическое  обучение навыкам ведения интервью может быть индивидуальным или групповым. Оба метода могут сочетаться, однакоих описание следует дать отдельно.
При индивидуальном обучении источником сведений об ошибках  могут быть либо опытный интервьюер, либо респондент. Пробные интервью, проводимые начинающим интервьюером, желательно записывать на диктофон, после  чего они могут стать предметом  прослушивания и критического разбора с участием начинающего интервьюера, преподавателя и, возможно, респондента. Опытный интервьюер, как правило, замечает большую часть ошибок, допущенных его начинающим коллегой и, что особенно важно, может дать квалифицированное разъяснение, в чем именно состояла ошибка. Вместе с тем даже опытный интервьюер порой может лишь догадываться о подлинных чувствах и мыслях респондента. Из этого следует, что важным источником сведений об ошибках может являться сам респондент. Трудность здесь заключается в том, что респондент, не обладающий социологической квалификацией, не в состоянии четко осознавать и квалифицированно характеризовать ошибки интервьюера. Один из возможных путей преодоления этой трудности заключается в том, что роль респондента может играть специалист-социолог. Второй путь заключается в совместном прослушивании записи интервью, в котором участвуют все три участника процесса обучения. В ходе прослушивания квалифицированный интервьюер, наряду со своими комментариями, задает респонденту вопросы, касающиеся его реакций на действия обучающегося интервьюера.
Наряду с пробными интервью целесообразно использование  фонетического тренажера, в котором  фонограммы интервью, проведенные неопытными исследователями, сопровождались бы параллельным текстом с разбором допущенных ими методических ошибок. Разработка российской версии такого тренажера является давно назревшей необходимостью, однако на данный момент эта работа еще никем не осуществлена.
Наряду с индивидуальными  существуют групповые формы обучения, причем некоторые авторы считают их более эффективными. При групповом методе тренинг осуществляется в группах численностью в 15-20 человек. Группы состоят из обучающихся и руководителя, который должен быть высококвалифицированным специалистом. Желательно, чтобы в составе обучающихся были как полные новички, так и лица, уже имеющие определенный опыт интервьюирования, но стремящиеся повысить свою квалификацию. После кратких теоретических разъяснений обучение производится путем проведения учебных интервью между членами группы, критических разборов и дискуссий, наблюдений и практики. Каждому обучающемуся дается возможность практически проводить интервью, рассказывать о своих успехах и неудачах, описывать успехи и неудачи своих коллег в такой обстановке, которая обеспечивала бы им чувство психологической безопасности. Обучающийся должен знать, что даже самые неудачные его попытки не будут выглядеть смешными и что самые грубые его ошибки вызовут желание помочь, а не обвинения в полной некомпетентности. Он должен быть уверен, что его понимают и принимают коллеги, как новички, так и <корифеи>, которые хотят сами научиться чему-то на основе его опыта и помочь ему приобрести профессиональные навыки.
К числу методов  группового обучения относится метод  разыгрывания по ролям. При использовании этого метода один из членов группы играет роль респондента, идентифицируя себя с каким-либо конкретным человеком, которого он знает, и отвечает на вопросы интервьюера исходя из этой роли. Другой член группы играет роль интервьюера, остальные наблюдают. Когда разыгранное интервью заканчивается, организуется общая дискуссия и обсуждаются методы, которые использовал интервьюер, его ошибки и методические находки, а также проблемы, вызванные поведением респондента.
Тот, кто исполняет роль интервьюера, может в большей степени осуществлять самонаблюдение, чем это было бы в ситуации реального интервью. Но и обучающийся много получает, исполняя роль респондента. Он воспринимает ошибки интервьюера, который не смог получить информацию там, где это было потенциально возможно, и понимает, в каком месте использование интервьюером тех или иных вопросов поставило его, как респондента, в затруднительное положение либо вызвало раздражение.
Анализируя свои реакции на то, как их интервьюируют, и непосредственно испытывая влияние различных стилей интервьюирования, обучающиеся повышают чувствительность к реакциям респондентов. Тем временем стажеры-наблюдатели, смотрящие этот <спектакль>, могут заранее планировать, как они сами будут избегать ошибок в собственных интервью.
Опишем более  детально механизм разыгрывания по ролям  в соответствии с рекомендациями Кана и Кеннела. Человек, играющий роль интервьюера, подготавливает свою роль, продумывая цели и результаты, которые  он рассчитывает получить во время интервью. Человек, выбранный на роль респондента, получает описание типа ситуации, которая будет разыграна. Затем он покидает группу и обдумывает свою роль в деталях, в то время как интервьюер продумывает свою роль. Для того, чтобы придать достоверность разыгрываемому интервью, ситуация и роли должны находиться в сфере социального опыта его участников. Роль, которая дается респонденту, должна быть такой, чтобы он легко мог себя с ней идентифицировать. Остальные члены группы наблюдают: они получают инструкции сконцентрироваться на процессе, отмечать примеры удачных и неудачных методических ходов. Иногда бывает полезно, чтобы некоторые из наблюдателей уделяли особое внимание респонденту, а другие - интервьюеру. Само интервью должно быть не слишком долгим - 10-15 минут. Это обеспечивает достаточный материал для обсуждения, не перегружая группу. Затем наблюдатели сообщают о своих находках. Респондент сообщает, как он себя чувствовал, на что он реагировал негативно, в каких случаях информация, которую он готов был предоставить, не была от него получена и почему. Интервьюер объясняет, почему он совершил то или иное действие, в какие моменты он чувствовал себя хорошо в своей роли, а когда нуждался в помощи.
Функция инструктора  в группе достаточно важна. Как более опытный интервьюер, он отмечает те моменты, которые могла пропустить группа, связывает опыт, приобретенный в ходе тренинга, с общими принципами интервьюирования и воодушевляет участников на исполнение ролей.
Дискуссия должна концентрироваться вокруг следующих вопросов:
-                     что думают респондент, интервьюер и наблюдатели об участии каждого, исполняющего роль;
-                     почему респондент и интервьюер делали то, что они делали;
-                     какие вопросы должен был задать интервьюер, как реагировал на них респондент, каковы были свидетельства, говорящие об искажениях, как они могли бы быть предотвращены.
По мере того как обучающиеся становятся все  более чувствительны в слушании, они бывают удивлены, как много  они начинают слышать из того, что раньше <не слышали>.

Подготовка  интервью (конкретная)

Конкретная подготовка интервью включает в себя принятие решений по ряду ключевых вопросов исследования. К числу таких вопросов относятся: выбор респондентов, составление  вопросника, определение времени и места интервью, определение способа записи.
Выбор респондентов
Число респондентов в исследовании обычно определяется его целями, а также финансовыми  возможностями исследователя. Наличие  финансовых ограничений часто заставляет исследователя сокращать до минимума число интервью, в связи с чем должна возрастать точность их <прицела>.
В исследованиях, проводящихся методом глубокого  интервью, обеспечение репрезентативности выборки в общепринятом смысле этого  слова является невозможным, поскольку опросить этим методом 1500 человек, как правило, нельзя не только из-за финансовых ограничений, но и потому, что результаты такого опроса будут представлять собой около 50 тыс. страниц текста. Одно только чтение такого массива может занять у исследователя более года (из расчета 100 страниц в день).
Неприменимость  статистических методов формирования выборки требует применения иной стратегии поиска респондентов. Описание этой стратегии начнем с количественной стороны данного вопроса. При  проведении исследования методом глубокого интервью вряд ли целесообразно увеличивать выборку свыше 100 человек, поскольку в этом случае при средней продолжительности интервью около часа, объем текстовой расшифровки результатов опроса составит около 2500 машинописных страниц. Думается, что такой объем материала определяет естественный верхний предел числа респондентов, охватываемых исследованием. Что же касается минимальной величины выборки, то следует указать, что в некоторых случаях опрос одного-единственного знающего эксперта может принести настолько исчерпывающую информацию, что последующие интервью с другими респондентами дают лишь минимальные приращения знаний. Продолжительность интервью с такими экспертами может составлять десятки часов, а объем текстовой расшифровки - сотни страниц. Таким образом, величина выборки при проведении глубоких интервью может колебаться в диапазоне от одного до (ориентировочно) ста человек.
В том случае, если совокупность обследуемых индивидов  рассматривается как однородная, наиболее целесообразная численность респондентов составляет около 20 человек. Эта цифра определена из практического опыта различных исследователей, включая и автора данной книги. В качестве примера укажем, что французский социолог Ален де Вульпьон, специализирующийся на методе глубокого интервью, в начале 90-х годов сообщил на семинаре в Российской академии наук, что при проведении обследований он первоначально опрашивал по 50 человек, но затем убедился, что вполне достаточно и 20.
Названная численность  респондентов является достаточной для того, чтобы на основе их ответов сформировать развитую (хотя и неточную с количественной точки зрения) типологическую картину, которая в зависимости от целей исследования может стать либо его конечным результатом, либо отправным пунктом для дальнейшей работы.
При обследовании методом глубокого интервью однородной и не образующей социальной структуры  совокупности индивидов могут использоваться различные принципы отбора респондентов, в основном аналогичные методам  формирования выборки при проведении количественных опросов.
1. Простой случайный  отбор. Этот метод применяется  в тех случаях, когда в опросе  необходимо зафиксировать естественный  разброс мнений или представлений  респондентов. При этом ставится  задача определения не частоты  встречаемости различных систем представлений (хотя в грубом приближении удельные веса видны даже при выборке в 20 человек), а типологическое описание самих этих систем и их внутренней логики. Метод простого случайного отбора применяется также в тех случаях, когда предварительные знания об объекте исследования настолько малы, что нет возможности применить более целенаправленные методы.
2. Метод формирования  равных по численности квот (внутри  квот сохраняется принцип случайного  отбора). Применение этого метода  целесообразно в тех случаях, когда известны основные параметры и значимые для исследования характеристики.
3. Метод <снежного  кома>. Как известно, данный метод  применяется в тех случаях,  когда необходимо составить выборку  из представителей рассредоточенного меньшинства, не обладающего формально фиксируемыми признаками, либо не значащегося ни в каких списках или картотеках. По сути, данный метод представляет собой модификацию социометрического опроса: у респондентов спрашивают, не знают ли они людей, подходящих по тем или иным признакам для включения в выборку. Этот метод эффективен, в частности, при проведении экспертных опросов, когда список экспертов пополняется, исходя из рекомендаций самих опрашиваемых. Он с успехом применялся в области социологии, науки для поиска наиболее эффективно работающих ученых, в производственной социологии - для поиска наиболее компетентных работников, являющихся, как правило, и ценными информаторами, и т.д. Возможные формулировки вопросов в этих случаях таковы: <С кем еще Вы посоветуете поговорить?>; <С кем можно поговорить на такую-то тему?>; <Кто является наиболее компетентным специалистом в такой-то области?>.
4. Метод фильтрующего  опроса. При использовании этого  метода проводится количественный  опрос, в рамках которого выявляются респонденты, соответствующие определенным рекрутинговым критериям. Далее из числа этих респондентов отбираются кандидатуры для проведения глубокого интервью.
В тех случаях, когда исследуемый объект представляет собой не бесструктурную массу, а  структурированное социальное целое с присущим ему набором взаимодействующих ролевых и статусных позиций, принципы формирования выборки дополнительно усложняются. Как правило, в этом случае увеличивается и объем выборки, зачастую доходя до указанного выше ориентировочного верхнего предела в 100 человек. В качестве примера объекта первого типа может быть названа аудитория средств массовой информации, а второго типа - производственное предприятие или организация. Неформальные сообщества, в которых имеется разделение статусов и ролей, относятся к объектам второго типа.
Описание принципов  отбора респондентов при исследовании структурированных социальных объектов целесообразно начать с описания типов респондентов. Эти типы отражают не личностные различия между ними, а характеризуют те виды информации, которые они могут предоставить. С точки зрения организации исследования Р.Горден выделяет три типа респондентов: ключевые информаторы, специальные респонденты и типичные представители.
Ключевые информаторы. Это тип респондента, который предоставляет информацию, касающуюся стратегических проблем исследования. Такой информатор не обязательно является членом исследуемой организации, но он должен быть хорошо информирован о ее делах. Ключевые информаторы представляют, в частности, общие сведения о структуре организации или сообщества, помогают в достижении сотрудничества, выявлении и <доставании> респондентов и т.д. Такие люди совершенно необходимы во враждебных и закрытых сообществах. Функция ключевых информаторов - помочь исследователю в достижении общей ориентации на начальных этапах его работы.
Специальные респонденты - это люди, которые предоставляют информацию, непосредственно касающуюся проблемы исследования. Они бывают выбраны потому, что занимают единственные в своем роде ролевые позиции в сообществе, группе или организации. В качестве примера таких респондентов могут быть названы руководители функциональных служб предприятия (планового отдела, бухгалтерии и т.д.). Поскольку названные должности имеются на предприятии в единственном числе, у исследователя нет возможности составить из них выборку, и он при любых обстоятельствах должен довольствоваться результатами единичного опроса. Беседы со специальными респондентами дают возможность взглянуть на проблемы организации со специфичных углов зрения, обусловленных их ролевыми позициями. Они могут также дать информацию о мыслях и действиях, обусловленных их положением, о своих наблюдениях, о мыслях и действиях других людей, какими они видятся с их точки зрения и т.д.
Типичные представители - это представители социальных групп или демографических популяций. Типичного представителя зачисляют в выборку потому, что он <такой же, как другие>, т. е. не имеет ярко выраженных отличий от других представителей данной социальной группы. В отличие от предыдущих типов респондентов, занимающих уникальные ролевые позиции, типичные представители выбираются из однородной неструктурированной совокупности. Применительно к производственным организациям такие совокупности образуют представители массовых профессий (рабочие различных специальностей, мастера, технологи и т.д. ). Данный тип респондентов, как правило, опрашивается не в единственном числе. Из них формируют определенную выборку, которая представляла бы диапазон различий в мнениях соответствующей категории людей. В целях обеспечения сопоставимости ответов всем членам выборки должны задаваться одни и те же вопросы. При опросе методом глубокого интервью объем выборки должен составлять около 20 человек (как и для других неструктурированных совокупностей).
Типы респондентов могут выделяться также на основеих ролевых позиций и личностных черт. Описываемые ниже типы не образуют целостной типологии, но помогают исследователю  лучше ориентироваться при выборе респондентов.
Высокое или  низкое положение в иерархии определяет сферу компетенции респондентов и систему их представлений. Респонденты, занимающие высокий пост, могут гораздо лучше, чем люди с более низким служебным положением, предоставить сведения об организации в целом и о ее отношениях с другими организациями. Люди, занимающие более низкое положение, обычно плохо осведомлены об этом, но они имеют преимущество в освещении частных вопросов, касающихся их непосредственной деятельности. Существует ряд аспектов, в которых свидетельства людей, занимающих низкое положение, заслуживают большего доверия, чем мнения их начальников. В частности, если целью исследования является оценка субъективных умонастроений рядовых работников, целесообразней опросить хотя бы нескольких его представителей, чем пытаться получить всеохватывающую оценку на основе опроса представителей высшего звена управления. Этот факт был подтвержден многими исследованиями. В частности, в США было проведено исследование, которое показало, что рядовой состав служащих на подводных лодках был намного точнее в оценке морального климата экипажа, чем офицеры. Сходные различия неоднократно выявлялись и в отечественных исследованиях.
Существует ряд  причин недостаточной информированности  людей, занимающих высокое положение. К их числу может относиться стремление руководителей не замечать свидетельств неудовлетворительного положения дел, играет роль и эффект сокрытия информации со стороны рядовых работников и т.д.
Противостоящие  или конфликтующие ролевые позиции. Во всех сложных организациях либо системах организаций существуют лица или группы лиц, мнения которых о проблемах организации сильно различаются и порой бывают прямо противоположны друг другу. Иногда подобные различия детерминируются индивидуальными различиями в психологии респондентов, но в данном случае речь идет о несовпадениях мнений, детерминированных ролевыми позициями в организации. Такие несовпадения или конфликты могут порождаться либо различными должностными уровнями в вертикальной иерархии, либо различиями функциональных ролей по горизонтали. В отношениях по вертикали подобные эффекты ярко проявляются в том, что работники вышестоящих звеньев правленческой системы обычно были склонны указывать на недостаточную энергичность и низкое качество работы нижестоящих звеньев, тогда как нижестоящие упрекали вышестоящих в неадекватности и неоперативности принимаемых ими решений. В исследованиях отношений по горизонтали часто выясняется, что опрашиваемые работники обычно достоверно (и даже с некоторым преувеличением) описывают возникающие в их работе трудности, порождаемые недостатками в работе смежных подразделений, но наряду с этим имеют тенденцию скрывать или преуменьшать недостатки в собственной работе. Наличие подобных противоречий ни в коем случае не является помехой для проведения исследования. Напротив, подобные различия в мнениях позволяют исследователю корректировать информацию, сообщаемую каждым респондентом в отдельности, и на этой основе создавать объективное (сводное) описание изучаемой проблемы.
Активный и  пассивный типы респондентов. Тот, кто более активен в делах сообщества, обычно и более сведущ. По этой причине активисты являются хорошими информаторами, особенно на первых этапах исследования. Активисты обычно являются людьми контактными, разговорчивыми, легко воодушевляются беседой. Преимуществом является также то, что практически не требуется проводить специальную работу по их выявлению. Но следует иметь в виду, что и среди людей внешне пассивных могут находиться очень хорошие наблюдатели, которые по разным причинам редко участвуют в событиях (например, потому, что не разделяют взглядов активистов). Учитывая, что опрос только активистов может породить определенный сдвиг в получаемой информации, поиск хороших информаторов из числа пассивных членов сообщества является важной задачей исследователя.
Незаурядные люди как особый тип респондентов. Незаурядными людьми в данном случае называются те, кто выделяется из общей массы своим умом и способностями, а также профессиональными достижениями. В качестве респондентов незаурядные люди обладают следующими важными для исследователя чертами. Во-первых, они обладают значительными рефлексивными способностями и, опираясь на свой практический опыт, могут строить достаточно сложные и развитые системы взглядов, зачастую практически готовые для включения в систему научного знания. Во-вторых, незаурядные качества таких людей часто проявляются в своего рода бесстрашии, т. е. в способности в резкой форме говорить правду и ничего не скрывать. В-третьих, высокая компетентность и готовность вести беседу о своей профессии часто положительно коррелируют между собой. Иными словами, незаурядные люди зачастую охотно говорят о сфере приложения своих способностей, что облегчает задачу интервьюера.
Поиск незаурядных  людей в практическом исследовании достаточно прост: если они есть, то обычно их хорошо знают в профессиональной среде, сообществе или организации. Опрос незаурядных людей - это практически беспроигрышный ход для исследователя, потому что таким способом он с минимальными затратами может получить обширный и чрезвычайно ценный материал. Вместе с тем, следует иметь в виду, что незаурядные люди со свойственным им оригинальным мышлением могут отличаться по своим представлениям от <обычных> коллег, что создает опасность сдвига в получаемой информации.
Члены группы и  посторонние. При обследовании группы, сообщества или организации не обязательно ограничивать опрос только членами этой организации. Ориентация на опрос только членов сообщества зачастую предопределяет узость и своего рода <ведомственность> исследовательского подхода. Член организации (<свой>) скорее всего лучше знаком с деталями, но его взгляд может быть узок или специфичен.
Опрос посторонних  часто бывает полезен для получения  взгляда со стороны. Разумеется, речь идет о таких <посторонних>, которые  в достаточной мере осведомлены либо об организации в целом, либо об отдельных аспектах ее деятельности.
Посторонние могут  быть дружественны, беспристрастны или  враждебны. Мнения как первых, так  и последних могут нуждаться  в проверке или коррекции, однако это отнюдь не исключает наличия в их высказываниях ценной информации или наблюдений. Посторонний может быть членом иной организации либо субкультуры. В этом случае он может иметь взгляд на предмет, который никогда не придет в голову <своим>. В качестве примера укажем, что при исследовании субкультуры <люберов> в 1987-1988 годах, весьма ценным респондентом оказался хиппи, живущий в Люберцах.
Кто доступен. Лица, опрос которых важен для исследования, могут быть труднодоступны либо располагать малым количеством времени. В этом случае целесообразно получить по возможности больший объем информации окольным путем, в частности, опрашивая менее информированных, но зато более доступных респондентов. Хотя доступные респонденты могут не располагать всей необходимой для исследования информацией или квалификацией, они обладают ими хотя бы частично. Благодаря этому у исследователя есть возможность либо обойтись без встречи с труднодоступным респондентом, либо лучше сфокусировать беседу с ним, сократив тем самым ее продолжительность.
Кто хочет предоставить информацию. Даже если такие люди занимают относительно низкое положение или кажутся недостаточно осведомленными, добровольная готовность к сотрудничеству является настолько ценным качеством, что исследователю не следует им пренебрегать. Люди, добровольно желающие дать информацию, нередко встречаются даже во враждебных или закрытых сообществах. В качестве примера можно указать на случай, описанный в мемуарах Б.Ельцина, когда к нему, тогда первому секретарю МГК КПСС, пришла на прием работница торговли и несколько часов рассказывала ему о существующей в этой сфере системе взяток, поборов и воровства. Следует, однако, оговорить, что лица, готовые представить информацию, не всегда приходят к исследователю сами. Их отношения к обследованию может быть амбивалентным: стремление поделиться своей информацией может блокироваться страхом перед возможными последствиями такого шага. В условиях полевой работы исследователь должен предпринимать активные действия для поиска добровольных информаторов и одновременно для обеспечения их безопасности.
Обследование  сложных социальных объектов целесообразно  проводить в два этапа, первый из которых может быть назван ознакомительным, а второй - систематическим. Ознакомительный этап имеет своей целью получение общих сведений об объектах, их структуре, функциональных проблемах. Для получения таких сведений целесообразно провести ряд интервью с ключевыми информаторами, которыми могут быть люди более доступные, охотно идущие на сотрудничество, легко и свободно говорящие. Целесообразно также провести интервью с лидерами и активистами организации, которые находятся на виду и для их поиска не требуется применения специальных процедур.
На ознакомительном  этапе исследователи обычно имеют  лишь примерный план поиска респондентов и не начинают со строгого предварительного отбора. Часто ценные респонденты выявляются лишь в ходе исследования, тогда как некоторые, предварительно выбранные, могут оказаться мало интересными или вовсе неподходящими.
После получения  информации о структуре объекта следует переходить к систематическому этапу обследования. Этот этап начинается с составления списка всех основных ролевых позиций, образующих структуру объекта. Во многих исследованиях в список ролевых позиций следует включать и представителей сторонних организаций, с которыми исследуемая организация находится в регулярном контакте. Всего значимых для обследования ролевых позиций может набраться от нескольких единиц до приблизительно двух десятков. В ходе обследования этот список может пополняться либо уточняться.
Ролевые позиции, выбранные в качестве значимых для  исследования, могут быть единичными (т.е. представленными единственным человеком) или массовыми. Применительно  к единичным вопрос о выборе респондентов или формировании выборки не стоит. Массовые ролевые позиции являются, по существу, однородными социальными совокупностями. Принципы формирования выборки при обследовании таких совокупностей были описаны выше. Всего в пределах каждой массовой ролевой позиции следует, в зависимости от возможностей исследователя, опросить от 5 до 20 человек. Цель такого опроса - выявление естественного разброса мнений, существующего в пределах любой однородной совокупности, формирование типологии этих мнений и соответствующей им типологии личностей. При этом важно стремиться к тому, чтобы формируемая типология была полной, т.е. охватила все основные типы людей, характерные для данной совокупности.
Разделение обследуемого объекта сначала по ролевым позициям, а затем по типам личностей  внутри ролевых позиций позволяет разделить ролевые детерминанты и детерминанты, связанные с личностными чертами. Пример действия ролевых детерминант был описан выше при рассмотрении типов респондентов, занимающих высокое и низкое положения. Пример различий, детерминированных личностными чертами в пределах одной и той же ролевой позиции, может быть проиллюстрирован типами офицеров, выявленными С.Белановским и С.Марзеевой в исследовании армейской дедовщины (1987-1988 гг.). Первые же несколько интервью показали наличие среди офицеров по меньшей мере трех типов личностей.
1. В буквальном  смысле хорошие офицеры, любящие  свое дело и верящие в его  нужность для страны. Такие офицеры  являются хорошими профессионалами,  и в случае военных действий  они, без сомнения, показали бы  себя с лучшей стороны. Поначалу тема обследования вызывала интерес у таких офицеров, и они охотно шли на сотрудничество, однако после предъявления им подборки интервью с солдатами, содержащими описание дедовщины и других существующих в армии негативных явлений, в большинстве случаев отказывались от дальнейшего сотрудничества, мотивируя это тем, что публикация результатов такого исследования нанесет ущерб армии.
2. <Посредственные> офицеры, равнодушные к делам  службы и рассматривающие ее  как источник дохода. Для таких  офицеров, по свидетельству солдат, характерно не слишком ревностное отношение к своим обязанностям, зачастую скрытое пьянство, использование своего положения для получения <левых> доходов. Интервью, даваемые такими офицерами, можно охарактеризовать как откровенную демагогию, состоящую из военно-патриотических и газетных штампов. Они категорически отрицали наличие дедовщины в подчиненных им подразделениях и вообще заявляли, что эта проблема надумана и излишне <раздута> прессой. Никакими усилиями реальной информации из таких офицеров получить не удалось.
3. Офицеры - критики  армии. Такие офицеры резко  и многословно критиковали армейские  порядки и охотно давали интервью. В подавляющем большинстве они  заявляли о своем желании уйти  из армии, но по сложившейся  практике их почему-то не отпускали. Их готовность к сотрудничеству с интервьюерами объяснялась, по-видимому, смутной надеждой на то, что исследователи каким-то образом смогут воздействовать на армейское начальство и помочь им демобилизоваться.
Сформулированный  выше принцип охвата исследованием всех значимых ролевых позиций, а внутри них - типов личности, можно охарактеризовать как принцип системности исследования. Нарушение этого принципа, т.е. проведение опроса в пределах какой-то одной ролевой позиции привносит в исследование систематическую ошибку, порождаемую спецификой угла зрения представителей этой позиции и связанными с этой позицией мотивациями. Одна из наиболее серьезных методических ошибок, которую часто допускают неопытные исследователи, состоит в том, что они строят анализ проблемы на основе опроса лиц, занимающих какую-то одну ролевую позицию, а порой и относящихся к одному типу личности в пределах ролевой позиции. В таком случае они невольно становятся <глашатаями> интересов соответствующей социальной группы. Подобную ошибку часто бывает легко совершить по той причине, что представители каждой ролевой позиции говорят о своих проблемах убежденно и искренне, поэтому их мнения, а также претензии к смежникам (как по вертикали, так и по горизонтали) выглядят очень убедительными. Важно отметить, что указанные мнения не всегда бывают намеренной ложью. Часто речь идет о специфике мотивации людей, связанных с той или иной ролевой позицией.
Искажения информации, связанные с ролевой позицией респондентов, могут быть, как уже  отмечалось, неосознанными и сознательными. Последние, в частности, вызваны  опасениями навлечь на себя санкции  или осуждение. Заверения социолога  об анонимном характере опроса и о том, что он не намерен давать оценку действиям опрашиваемого, далеко не всегда способствуют снятию барьера недоверия. Очевидно, что искажения, связанные с сознательной неискренностью респондента, более серьезны, чем неосознанные, хотя последние также могут быть значительными. Тем не менее, даже сильно искаженное интервью может послужить источником ценной информации, если исследователь сумеет правильно ею воспользоваться. Во-первых, отметим, что опасность получения неверной информации вследствие создания респондентами ложных версий часто преувеличивается. Об этом свидетельствуют, в частности, материалы опроса следователей, занимающихся расследованиями уголовных дел. По их общему мнению, любая ложная версия всегда вращается вокруг истины, и необходимо только за некоторыми наслоениями лжи увидеть действительные, соответствующие истине данные. Во-вторых, исследователь не без оснований может надеяться, что при увеличении числа опрашиваемых в пределах данной ролевой позиции в выборку могут попасть более смелые и более искренние люди. Практика показывает, что такие надежды отнюдь не утопичны. Наконец, в-третьих, повышение достоверности данных интервьюирования эффективно достигается путем опроса лиц, занимающих смежные или противостоящие ролевые позиции. Сопоставление двух, прямо противоположных точек зрения, отражающих противоположные ролевые позиции, может способствовать созданию объективной картины, не совпадающей полностью ни с одним из полученных в ходе исследования мнений.
При сильном  расхождении позиций опрашиваемых по поводу одной и той же проблемы оправдано применение <челночного интервьюирования>, при котором несовпадающие точки зрения доводятся до каждого из опрашиваемых с просьбой прокомментировать эти точки зрения и уточнить собственную позицию.
Опрос лиц, занимающих различные ролевые позиции, предполагает различия в вопросниках или в круге охватываемых тем. Сказанное относится не только к глубокому интервью, но и к формализованным анкетным опросам. К последним это относится даже в большей степени, поскольку при применении формализованных анкет исследователь уже не может надеяться на то, что респондент его в чем-то <поправит>. Необходимость дифференцировать вопросники в зависимости от ролевых позиций респондентов недостаточно разъяснена в отечественной методической литературе. Нарушение этого принципа часто приводит к тому, что опрос различных категорий респондентов проводится по единым вопросникам, неадекватным ни одной из исследуемых ролевых позиций.

Вопросник интервью

Вопросник глубокого  интервью принципиально отличается от анкеты с закрытыми вопросами. Если структурной единицей анкеты является вопрос или блок вопросов, то структурной единицей неформализованного интервью является ТЕМА. Тема представляет собой связное (обладающее смысловым единством) изложение какого-либо вопроса. Если анкетные вопросы с формализованными закрытиями можно охарактеризовать как дискретные, то тему можно охарактеризовать как непрерывную смысловую последовательность. Прибегая к геометрической аналогии, анкетный вопрос с закрытыми ответами можно уподобить точке, а тему - линии. Между точками и линией существует определенная асимметрия: линию легко разбить на точки, однако воссоздание незнакомой линии по точкам часто является делом достаточно трудным и технически не всегда возможным. Аналогично и тема сравнительно легко разбивается на дискретные вопросы, которые легко могут быть формализованы, однако возможность воссоздать неизвестную заранее тему, задавая много конкретных вопросов, является, по меньшей мере, проблематичной.
Вопросник глубокого неформализованного интервью представляет собой перечень тем, подлежащих выяснению. Этот перечень не обязательно должен иметь форму вопросительных предложений. Темы могут быть сформулированы как в повествовательной, так и в вопросительной форме. Эти грамматические формы взаимозаменяемы, и исследователь может по желанию выбрать любую из них либо использовать их комбинацию.
Центральной проблемой  при составлении вопросников, предназначенных  для глубоких интервью, является определение  последовательности тем и степени их детализации. Эта проблема имеет много сторон, которые будут описаны ниже в виде последовательности типологий, которые в совокупности определяют все многообразие типов вопросников.
Последовательности  тем по характеру смысловых связей. В зависимости от типа смысловой связи темы подразделяются на повествования, описания и рассуждения. Данная типология была разработана еще средневековыми логиками, а в русскую научную культуру привнесена М.Ломоносовым.
Повествование - это изложение хода событий во времени или последовательное отображение частей сложного события. Составные части повествования следуют друг за другом в порядке, определяемом связью во времени описываемых в них событий. В методических пособиях по интервьюированию повествование именуется также <хронологической> последовательностью. Разновидностями этой последовательности являются: прямая и обратная хронологии, прямая хронология с отступлениями. Иногда интервью концентрируется вокруг какого-то центрального события. В этом случае задаются вопросы: что было до того, во время того, после того? Хронологическая последовательность может измеряться в годах, месяцах, днях, часах, минутах. Скорость описания событий в ходе интервью обычно бывает неоднородной: ключевые события могут описываться часами и минутами, а длящиеся процессы - месяцами и годами. Вследствие этого временные рамки повествования в ходе интервью постоянно меняются, расширяясь и сужаясь.
Описание - это последовательное отображение составных частей сложного объекта или явления. Связь между элементами описания может осуществляться на основе пространственных, функциональных или иных отношений. Описание называют также <пространственной> последовательностью, имея в виду, что совокупность формирующих объект составных частей, признаков или функций образуют, говоря языком математиков, признаковое или функциональное пространство. Порядок перечисления элементов описания в идеальном случае должен иметь определенную логическую последовательность. М.Ломоносов приводит следующие типы последовательностей: по важности - сначала о важнейших, затем о прочих по их рангу; по месту - о верхних раньше, нежели о нижних, о передних раньше, чем о задних; по достоинству - о золоте прежде, чем о других металлах, и т.п. В интервью при перечислении респондентом факторов, причин или составных частей, желательно попросить его, по возможности, выстроитьих в порядке значимости или иным образом упорядочить свое изложение.
Описания различаются  по месту расположения их общей части (общей характеристики объекта описания). В некоторых случаях эта часть открывает тему, в других она ее завершает. М.Ломоносов назвал первый тип описания разделительным (сначала представляется объект в целом, а затем составные части), а второй - соединительным (сначала составные части, а затем объект в целом).
Рассуждение или причинно-следственная последовательность - это тип смысловой связи, основанной на причинно-следственных отношениях. Рассуждение представляет собой мысль, движущуюся от посылок к выводу, например, в форме умозаключения, доказательства, опровержения. Виды рассуждений: от констатаций к обобщению; от тезиса к аргументам и от них к выводу; от фиксации изменений - к анализу их причин; от элементов - к их связям; от установления закона - к раскрытию его модификаций; индуктивные и дедуктивные умозаключения.
Описанные выше виды последовательности тем являются идеальными типами в том смысле, что интервью вовсе не обязательно  должно реализовывать какую-то одну из них. Напротив, реальные интервью часто  состоят из комбинаций этих последовательностей. Важно однако, чтобы при составлении вопросника и подготовке к интервью исследователь умел четко определять, каким способом должна быть раскрыта та или иная интересующая его тема. Это важно, в частности, при проведении работы по детализации вопросника, поскольку такая детализация должна осуществляться в соответствии с законами членения тем. Умение различать виды последовательности тем важно и непосредственно в ходе интервью, поскольку оно помогает поддерживать логический строй беседы.
В качестве примера комбинированного типа последовательности можно привести интервью с работником отдела снабжения машиностроительного завода (В.Игруновым). Респонденту был задан вопрос:
<По каким  видам материалов Вам удалось  добиться существенных успехов,  т. е. заметно увеличить фонды Вашего завода?> Ответ был: <По жидкому кислороду, этиловому спирту, льняному шпагату, битумированной бумаге>. Далее был задан вопрос: <Расскажите, каким образом Вам это удалось?> В ответ респондент рассказал конкретно, какие действия и в какой последовательности он производил по каждой из названных выше позиций. Таким образом, возникла комбинированная описательно-повествовательная последовательность, на первом уровне раскрытия темы ответ был дан в категориях описания, а на втором уровне - в категориях повествования.
При составлении  вопросников темы, связанные с  рассуждениями, целесообразно ставить  в конец интервью, после того, как фактическая сторона дела прояснена в ходе повествования  или описания (либо их комбинации).
Вопросы, запланированные заранее, и вопросы, формулируемые по ходу интервью. Вопросы, задаваемые респонденту, подразделяются на те, что подготовлены заранее и сведены в план-вопросник, и те, что задаются непосредственно в ходе беседы и представляют собой оперативную реакцию интервьюера на получаемую информацию. Второй тип вопросов в данной главе не рассматривается, поскольку в ней идет речь только о заранее подготавливаемых планах интервью. Однако для данного раздела важно, что интервью могут различаться по соотношению удельных весов вопросов обоих типов. Исследователь должен выбирать, на что он больше будет полагаться: на заранее подготовленные или на оперативно формируемые вопросы.
Число тем в  интервью. План глубокого интервью может включать в себя либо одну тему, либо несколько независимых тем. Первый тип вопросника можно охарактеризовать как простой, а второй - как составной. Составные интервью реже встречаются в социологической практике глубокого интервьюирования, поскольку полноценное раскрытие одной темы (или нескольких взаимосвязанных тем) требует обычно достаточно много времени. Соединение в одном интервью нескольких разнородных тем может привести к тому, что не все они будут полноценно раскрыты. В связи с этим наше дальнейшее изложение будет в основном ориентировано на описание правил составления вопросника простого интервью, во-первых, потому, что оно более употребительно, а во-вторых, потому, что составной тип складывается из нескольких простых.
Степень логической детализации вопросника. Это идеально-типическая шкала, на одном полюсе которой находятся вопросники с высокой, а на другом - с низкой степенью детализации. Если для проведения интервью формируется подробный план, состоящий из многих вопросов, и если эти вопросы представляют собой составные части одной общей темы, то мы имеем дело с вопросником детализированного типа.
Детализация вопросников  осуществляется путем деления большой  общей темы на составляющие ее частные  темы. Поскольку каждая тема может  в определенном смысле рассматриваться  как понятие, то делить, членить тему на составные части необходимо с соблюдением соответствующих логических правил. Деление темы - это логическая операция, посредством которой раскрывается ее объем, т.е. число предметов или явлений, охватываемых темой. В соответствии с общепринятыми логическими правилами, деление темы на составные части (подтемы) должно быть:
а) обоснованным, т.е. проводиться только по одному основанию, лежащему в основе видовых различий подтем. Данное правило является основным, и его несоблюдение разрушает весь логический строй интервью, приводя к хаотичному чередованию вопросов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.