На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Интеллектуальная революция

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 10.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


   Интеллектуальная  революция – это понятие, характеризующее коренное изменение глубинных структур мышления и воздействие его на интеллектуальную и социально- практическую деятельность людей [1]. Интеллектуальная революция также характеризуется изменением «состояния ума современника» (П. Таннери), «менталитета» (Л. Леви-Брюль), «рамок мышления» (А. Койре), «парадигмы» (Т. Кун).
   Чтобы полностью разобраться в поставленном вопросе, необходимо проанализировать развитие науки в обществе.
   Наука – особый вид познавательной деятельности. Цель науки – точное и тщательно разработанное описание и объяснение объектов, процессов и взаимосвязей, накопление истинных знаний о внешнем мире.
   В античности в основном имело место  философское познание мира. Здесь  понятия «философия», «знание», «наука» фактически совпадали: это было по существу «триединое целое», не разделенное еще на свои части. Строго говоря, в рамках философии объединялись сведения и знания и о «первых причинах и всеобщих началах», об отдельных природных явлениях, о жизни людей и истории человечества, о самом процессе познания, формулировалась определенная совокупность логических (Аристотель) и математических (Эвклид) знаний и т. п. Все эти знания существовали в пределах единого целого (традиционно называемого философией) в виде ее отдельных аспектов, сторон. Иными словами, элементы, предпосылки, «ростки» будущей науки формировались в недрах другой духовной системы, но они еще не выделялись из них как автономное, самостоятельное целое [2]. А. Уайтхед отмечает, что в диалогах Платона содержатся «первые ясные формулировки логики как особой науки». Наряду с логикой Платона и атомизмом Демокрита существовала противоположная концепция Аристотеля. Он считал, что «наблюдаемые вещи требуют наблюдаемых начал». Аристотель, тем самым считает, что физика, исследующая природу, может быть не менее наукой, чем математика. Кроме того, физика не может применять методы античной математики - науки о статичных, неподвижных, и вечных объектах, так как физика – есть наука о природе, в которой все изменчиво.  Поэтому некоторые исследователи считают, что Аристотель возвращается в науке от платонизма к натурфилософии.
   Логика Аристотеля имеет иной характер, чем у Платона. Главным, пожалуй, отличием является то, что при анализе противоположностей, с которых и у элеатов и у Платона начинаются логико-диалектические построения и определения типа «бытие - небытие», «единое - многое», эти противоположности не являются у Аристотеля сущностями. Все такие сущности равноправны, однако отдельный индивид более сущность, чем вид (вторичная сущность), а внутри первичных все равноправны [3]. 
   Следует отметить, что предшественниками Аристотеля были натурфилософы (милетская школа) и элеаты.
   Натурфилософы искали первоначало мира, в котором осуществляется единство природы. Представителями этой школы были: Фалес (640-562 гг. до н.э.), Анаксимен (585-524 гг. до н.э.), Гераклит (540-480 гг. до н.э.), Пифагор (571-497 гг. до н.э.) и д.р.
   Фалес считал первоосновой всех вещей воду. Анаксимен считал началом всего воздух, из которого все возникает, и движением которого образуются все явления в природе. Так рациональное развитие идей, носящих первоначально полурелигиозный характер, постепенно к моменту возникновения атомистической теории, привело к формированию важнейших в истории естествознания понятий и воззрений: 
    Взгляды на сущность первоматерии, пройдя через различные стадии, подошли к представлению о бескачественной «материи вообще».
    Возникновение и уничтожение начали рассматриваться как соединение и разделение (сохранение материи). 
    Субъективные, чувственные ощущения начали сводиться к восприятию количественных отношений (Анаксимен). 
    Появились зачатки математического подхода к объяснению явлений природы, осознана важность числовых характеристик. Подчеркивалось значение геометрической формы предметов, причем формы наделялись определенными качествами (Пифагор). 
    Представление о сгущении - разрежении первоматерии приводили к неявному использованию пустоты. 
    Появилась идея о неделимости (математической). 
   Все это явилось предпосылкой для возникновения теории Демокрита - наиболее развитого натурфилософского учения античности.  
Отмечая деятельность первых натурфилософов, их заслуги в истории естествознания, можно обобщить: натурфилософы выделили предмет «физики» (первоначально это раздел или направление философии и лишь много позже естественная наука) - учение о природе, о первоначалах мира, об устроении и возникновении материального мира. 

   Еще одно направление сыграло громадную роль в возникновении развитых философских систем и, тем самым, в формировании научных основ естествознания – это элейская философия и ее представители: Ксенофан (570 - 470), Парменид (540-470), Зенон (акмэ-460 г до н.э.). Эти философы впервые полустихийно (как и пифагорейцы) применили гипотетико-дедуктивный метод к собственно философским проблемам. По словам И. Д. Рожанского: «Парменид впервые и со всей остротой указал на существование пропасти между миром чувственно-воспринимаемых явлений и миром истинного бытия - того, что только кажется и того, что есть. Истинное бытие недоступно нашим органам чувств и воспринимается только разумом. У Парменида истинное и наблюдаемое абсолютно разорваны. Основной задачей мыслителей после Парменида стала задача установления связи, и притом причинной, между бытием и явлениями, между тем, что есть и тем, что кажется нам». Впоследствии Зенон развил учение Парменида.
   Различие между Парменидом и Зеноном Платон усматривал лишь в том, что Парменид доказывал существование единого, а Зенон - несуществование многого. Зенон впервые вскрыл проблему бесконечности и это очень важно для истории науки. Так математику многие определяют как науку о бесконечном. Зенон выразил свои взгляды в виде знаменитых «апорий» (а - отрицание, порос - проход, выход), то есть затруднений. В них он анализировал понятия множества и связанного с ним понятия пространства - континуума, а также понятие движения.  
Так апория «Дихтомия» (деление пополам) доказывает невозможность множественности и делимости пространства. Если поделить отрезок пополам, каждый еще пополам и так до бесконечности, то оказывается, что исходный отрезок состоит из бесконечного множества частей. Теперь, если мыслить каждую из них как не имеющую величины, то сумма нолей также даст ноль, а если каждая часть имеет сколь угодно малую величину, то их бесконечное количество даст нам бесконечный исходный отрезок. И в том и в другом случае получается бессмыслица, следовательно, деление на части невозможно. Исходя из бесконечной делимости, Зенон приходит к парадоксу. Он тем самым поставил вопрос: как следует мыслить континуум (протяженность, причем любая, не только пространственная) - дискретным или непрерывным? Этот вопрос ставится и по отношению к числу, и по отношению к пространственной величине, и по отношению ко времени. В зависимости от решения этой проблемы, формируются разные методы изучения природы и человека, то есть разные научные программы [4]. В апориях движения «Ахиллес и черепаха» и «Стрела» Зенон доказывает невозможность движения, как с точки зрения бесконечной делимости, так и с точки зрения дискретной делимости. 

   Апории Зенона стали первым опровержением пифагорейской математики. В последствии от того, как стали отвечать на эти затруднения, сформировались направления в классической греческой философии.
   Возвращаясь к учению Аристотеля, необходимо добавить, что он первым создал понятие движения, и тем самым, первую форму физической науки. «Так как природа есть начало движения и изменения, а предметом нашего исследования является природа, то нельзя оставлять невыясненным, что такое движение: ведь незнание движения необходимо влечет за собой незнание природы» [6]. Также Аристотель дает определение времени, и оно определяется движением. «Время есть не что иное, как число движения по отношению к предыдущему и последующему. Т.о. время не есть движение, а является им постольку, поскольку движение имеет число. Доказательством служит то, что большее или меньшее мы оцениваем числом, движение же большее или меньшее временем, следовательно, время есть известное число» [7].
   Начиная с Аристотеля разделение наук, получило свое теоретическое обоснование. Философские системы уже не находились под влиянием духовности и божества, а в естественных науках наблюдался значительный рост. Этот период связан с Александрией, где благодаря династии Птолемеев был создан центр наук - Мусейон и где ученые поддерживались государством. Знаменита также Александрийская библиотека, содержавшая при Цезаре 700 тыс. свитков. С Александрией связана деятельность таких ученых как Евклид, Архимед, Аристарх, Герон и многих других. 3десь же был и центр истории, филологии, изобразительных искусств. 
   Кроме математики и физики получили развитие и другие естественные науки, например, механика и астрономия.
   Механика, очень рано выделившаяся в отдельную область деятельности, не фигурирует в качестве самостоятельной ни в иерархии наук Платона, ни даже Аристотеля. Это связано с тем, что для античного мышления характерно противопоставление естественного с одной стороны и искусственного, созданного человеком, с другой. Для античности именно здесь разделялись наука и техника. Физика рассматривает природу вещей, их сущность, их свойства, движения и рассматривает так, как они существуют сами по себе. Механика же - это искусство, позволяющее создавать инструменты для осуществления таких действий, которые не могут быть произведены самой природой. Механика для древних это вовсе не часть физики, а особое искусство построения машин, оно не может добавить ничего существенного к познанию природы, ибо представляет собой не познание того, что есть в природе, а изобретение того, чего в природе нет. Само слово «механика» означает «орудие», более того ухищрение, уловка. То есть механика есть средство перехитрить природу и получить пользу.
   Здесь следует отметить заслуги Архимеда. Это ученый-естественник, но не философ, хотя и разносторонний ученый. Это подтверждается его обширными трудами в разных областях:
    математике, вычисление площадей криволинейных фигур, вычисление поверхностей и объема цилиндра и шара. В его методах проявляются элементы высшей математики, в частности, интегральные методы;
    оптике, к сожалению, его объемистый труд об отражениях «Катоптрика» не сохранился;
    астрономия, строительство первого «планетария» (астрономической сферы) и прибора для измерения видимого диаметра Солнца;
    физики, создатель гидростатики;
    механики, механик-теоретик (создатель статики) и механик-практик - автор многочисленных механических приспособлений, в том числе боевых машин, успешно использовавшихся при обороне Сиракуз.  
   Архимед по своему геометрическому подходу к решению физических проблем близок к математической программе Платона, но по своему инженерному и экспериментальному характеру идет даже дальше Аристотеля к методам новой физики. Тем не менее, на своей могиле он просил установить памятник с изображением шара, вписанного в цилиндр и надписать установленное им соотношение их объемов 2:3, считая это главной своей заслугой. 
   Другим великим механиком античности был Герон Александрийский (около 120 г н.э.). Это практик-механик и практик-математик. В математике он разрабатывал методы приближенных вычислений, задачи на землемерение. Его многочисленные механические изобретения, впрочем, носили характер игрушек [8]. Например, автомат для открывания дверей в храм с одновременным возжиганием жертвенного огня. В своих автоматах Герон впервые использовал силу пара. Герон по своей научной позиции отличен от прежнего направления греческой науки, в его работах чувствуется восточное и римское влияние.
   Однако в целом наступление римской эпохи печально сказалось на состоянии античной науки. После Герона и Птолемея наступил упадок физики. Первые его признаки появились еще ранее, со временем же он становился все глубже и глубже. Свежие, оригинальные исследования уступили место компиляциям, бесконечным повторам. Римляне, вступившие в контакт с греческой наукой периода упадка, переняли ее в тех частях, которые могли иметь непосредственное практическое применение. Фундаментальные исследования природы не вызывали интереса. В римской литературе трудно найти оригинальные научные работы, если не считать, возможно, труды Полибия по истории (увы, по глубине анализа они уже уступают Фукидиду, там, где греки находили ясную взаимосвязь явлений, Полибий зачастую ссылается на судьбу). Со смертью Боэция (480 - 525 гг.) традиции греческой школы были надолго забыты. 
   Можно казать, что упадок греческой науки привел к упадку античной науки в целом. Позднее забрасываются и прикладные исследования, развитие новых религий вначале только отнимает внимание мыслителей от науки. Затем религиозные фанатики целенаправленно уничтожают как самих ученых, так и научные работы, пытаясь уничтожить все несоответствующее их видению мира.
   С утверждением Римской державы на долгие века стали безнадежными все попытки избавления как покоренных народов, так и социальных низов ее населения от непрерывно возраставшего гнета. Поиски выхода из безвыходного положения привели к возникновению христианства - сотериологической религии, ставшей позднее мировой. В нем иудейский мессианизм был слит с восточными культами умирающих (точнее - умерщвляемых) и воскресающих богов. В результате в христианстве соединились две сотерические идеи: идея сверхъестественного спасения от зла и идея сверхъестественного восстановления справедливости. Если первоначально христианство было религией социальных низов, то по мере упадка античного мира оно стало находить последователей и в других слоях общества.
   Необходимым условием существования серварных  обществ была непрерывная экспансия. А этой экспансии рано или поздно с неизбежностью должен был прийти конец. Одна из важнейших причин - изменение структуры этих обществ. Ядром античного социоисторического организма была полисная община, состоявшая в большинстве своем из свободных крестьян. Развитие серваризма вело к разорению и обезземеливанию крестьян и соответственно к резкому обострению социальных противоречий. Это делало все менее возможной успешную экспансию и тем самым вело к сокращению, а в последующем и к прекращению притока рабов извне. Уменьшение доли работников в составе населения означало падение продуктивности общественного производства. С понижением уровня развития производительных сил общество вступало в полосу регресса.
   При этом рабство могло сохраняться, но уже в эндогенной форме. Подобного  рода рабство не только не имело  преимущества, а, наоборот, как способ создания прибавочного продукта уступало другим формам эксплуатации человека человеком. Поэтому эндогенное рабство в отличие от рассмотренного выше экзогенного никогда и нигде не было господствующим способом производства [9].
   В результате варварских нашествий Западная Римская империя рухнула. В 476 г. она и формально прекратила свое существование: был низложен последний римский император Ромул Августул. В V в. н.э. античному обществу пришел конец.
   После падения Западной Римской империи на ее территории еще долго возникали, так называемые, варварские государства. В период X-XI веков происходит становление феодализма. В западной исторической науке этот переход в последние десятилетия начали называть феодальной революцией, или феодальной мутацией, причем некоторые историки трактуют его даже как смену античного строя феодальным [10].
   Переход от серваризма к феодализму, обусловил наличие эндогенного рабства. Если в серварном обществе крестьянин был свободен и трудился, в большинстве своем, на собственных землях, то в феодальном обществе все крестьяне стали зависимы, и трудились на благо феодала. Это повлекло за собой увеличение религиозной значимости и создания новых религий.
   Американский историк техники и культуролог Линн Уайт писал: «Пятьдесят лет назад, будучи студентом, я твердо знал две вещи о средневековой науке: во-первых, что ее не было, и, во-вторых, что Роджер Бэкон преследовался церковью за научные знания. Многие убеждены в этом и по сей день». 
   Нарастающее влияние церкви и религий стало предпосылкой для создания теологии. Теология (греч. theos — Бог и logos — слово, учение) — спекулятивное учение о Боге, основывающееся на божественном Слове, запечатленном в сакральных текстах теистических религий (в иудаизме — Торой, в христианстве — Библией, в исламе — Кораном).  Термин «Теология» появился в античной Греции и первоначально обозначал мифы о богах, эпические сказания, пророчества, трагедии. Исторически Теология формировалась как способ рационального осмысления и защиты («апологии») понимания «слова Божьего», присущего данному вероисповеданию, в борьбе с «ложными» религиями (прежде всего язычеством) или внутренними «ересями», сектами, толками. Иными словами, теолог осознавал и стремился представить собственную веру как высшую универсальную истину, обосновать соответствующие ей культ, нормы и правила жизни, а поэтому нуждался в использовании развитого философско-категориального аппарата (платонизма, аристотелизма, неоплатонизма и др.).
   Таким образом мы видим, что разум, а следовательно и наука как теоретическое знание теснится с двух сторон: сильно - со стороны духа и, слабее, со стороны непосредственного ощущения. И, действительно, христианская теология значительно менее доверяет разуму, чем античная философия. 
   Меняется и отношение к природе. Что касается естественных явлений, то в отношении них для бога в силу его всемогущества и всеведения нет ничего невозможного. Эта подчиненность, приниженность естественного порядка вещей, природных законов совершенно чужда античности. Иоанн Златоуст (IV век) постоянно подчеркивает, что всемогущество бога позволяет ему творить вопреки естественному порядку вещей. «...Он сделал для нас наилучшим учителем самый образ сотворения, устроив все сотворенное выше естественного порядка». При этом основной целью помысла божьего является не природа, но человек. Иоанн Златоуст: «Огонь по своей природе стремится вверх, всегда рвется и летит в высоту, и, хотя бы тысячу раз его нудили и заставляли, не устремится вниз. Но с солнцем бог сделал совершенно противное: обратил лучи его к земле и заставил свет стремиться вниз и светить людям; для них ты и сотворено. И пламя свечи не позволило бы сделать этого с собою, а столь великая и чудная звезда склоняется вниз и смотрит к земле - в противоположность огню - по силе Повелевшего».
   Именно в этот период формируется воззрение на природу, которое становится преобладающим в средневековом мире: природа не есть нечто самостоятельное, несущее в себе свою цель и свой закон, как, например, у Аристотеля. Напротив, она создана для человека, для его блага - как в целом, так и в отдельных своих проявлениях. Учение о божественном всемогуществе оказывается связанным с тенденцией ликвидации самостоятельности природы, бог христианства сверхъестественен, он могущественнее любого языческого бога. Так, догмат о сотворении мира богом из ничего требует радикального пересмотра всего античного отношения к природе. 
   Изменилось и понимание человека. В античности человек - высший в ряду природных существ. В христианстве человек не чувствует себя органической частью природы, он вырван из природной жизни и поставлен вне самой природы. Таким образом, в 6 - 11 вв. наблюдается определенный упадок естествознания. Работы в этой области носят собирательный и обобщающий характер, роль науки - чисто прикладная. Так, средневековые ученые, как правило, выходцы из арабских университетов, свое знание называли натуральной магией, понимая под ней надежное и глубокое познание тайн природы. Магия понималась как глубокое знание скрытых сил и законов Вселенной без их нарушения и, следовательно, без насилия над Природой. Маг — это больше практик-экспериментатор, нежели теоретик-концептуалист. Маг желает, чтобы опыт удался, и прибегает к всевозможным приемам, формулам, молитвам, заклинаниям и пр. Бэда Достопочтенный (VII в.) занимался изучением арифметики и астрономии, чтобы вычислить даты религиозных праздников, прежде всего пасхи. 
   Эрик Вейль говорил: «…перед лицом насилия, я вынужден выбирать между смыслом и отсутствием смысла. Я — философ, и я выбираю смысл; тем хуже для остающейся бессмыслицы» [11]. Этой фразой можно охарактеризовать период начиная с XI в. В XI, и особенно, XII в. возникает известный перелом в отношении к науке и знанию, связанный с общими изменениями условий жизни. В это время в Западной Европе происходит «технологическая революция» прежде всего в сельском хозяйстве, связанных с целым рядом технических изобретений и нововведений. В 10 веке благодаря распространению подковы ширится использование лошади в сельском хозяйстве, в 11-м веке вместо древнего шейного хомута внедряется плечевой хомут, увеличивающий в 4 раза тягловую силу лошади. В том же веке внедряется совместное использование нескольких тягловых животных, новый тяжелый колесный плуг. Широко распространяются водяные мельницы, в Испании появляются, впервые отмеченные у арабов, ветряные мельницы. Все это существенно повысило продуктивность сельского хозяйства. Происходят изменения в ремесленных искусствах - варка цветного стекла, плавка чугуна, благодаря мощным мехам, приводимым в движение силой воды. В руках человека впервые в истории сосредотачивается такая сила - мощность водяных мельниц достигает 40 - 60 лошадиных сил. Все это, в свою очередь; приводит к развитию торговли и росту городов. Не стоит отбрасывать последствия крестовых походов, существенно раздвинувших горизонты общественной мысли. В обществе наряду со знатью и крестьянством, появились еще два многочисленных класса: буржуа и рыцарство. 
   Все это, в конечном счете, потребовало обществу большого количества образованных, по крайней мере, грамотных, людей. Историк 1-го крестового похода Гвиберт Ножанский (род. в 1053 г.) писал: «Незадолго до моего детства, да, пожалуй, и тогда еще школьных учителей было так мало, что в маленьких городках найти их было почти невозможно, а в больших - разве что с великим трудом, да если и случалось встретить такого, то знания его были столь убоги, что их не сравнить было даже с ученостью нынешних бродячих клириков». 
   В это время возникают первые университеты в Париже, Болонье, Оксфорде, Кембридже. Затем - в Неаполе, Риме, Падуе. В этих университетах высшим факультетом являлся богословский. В парижском - существовали еще медицинский и юридический. Подготовительным факультетом был философский факультет, или так называемый, факультет искусств. Обучение на этом факультете слагалось из двух ступеней: 1-я - тривиум (грамматика, риторика, диалектика); 2-я - квадривиум (музыка, геометрия, астрономия, арифметика). Ясно, что основой учебы на этом факультете были античные авторы. Такая «смесь» богословия и философии античности послужила образованию новых течений. Одним из таких направлений была схоластика.
  Схоластика  (от лат. — школьный), оформившаяся в IX— XII вв., стремится к обновлению религиозных догматов, приспосабливая их к удобствам преподавания в университетах и школах. Большое значение придается логике рассуждений, в которой схоласты видят путь постижения Бога. С расцветом схоластической учености связано оттачивание логического аппарата, рассудочных способов обоснования знания, при которых сталкиваются тезис и антитезис, аргументы и контраргументы. Схоластом величает себя всякий, кто занимается преподавательской деятельностью: Эриугена, Альберт Великий, Фома Аквинский, Абеляр, Ансельм Кентерберийский. Важными для них являются вопросы о соотношении разума и веры, науки и религии. Соотношение философии и теологии истолковывается неоднозначно. Ансельм Кентерберийский считает, что истины, добытые разумом, но противоречащие авторитету Священного писания, должны быть забыты или отвергнуты. Эпоху схоластики можно разделить на несколько периодов. Первый из этих периодов - еще не схоластика в строгом смысле слова, а скорее эпоха приготовления путей для ее расцвета. Он начинается в 9 в. с Иоанна Скота Эриугены (ок. 810-878) и завершается в конце 12 в. деятельностью таких выдающихся богословов, как Ансельм Кентерберийский (1033-1109), Жильбер Порретанский (1076-1154) и другие представители Шартрской школы, Гуго Сен-Викторский (1096-1141) и другие богословы школы при Сен-Викторском аббатстве, Петр Абеляр (1079-1142), Бернар Клервоский (1091-1153), Петр Ломбардский (ок. 1100-1160) и многие другие. Зароненные ими семена способствовали возбуждению интеллектуальных интересов во всех классах общества и привели к резкому увеличению числа учащихся (а значит, и школ при соборах и аббатствах), а впоследствии к возникновению многочисленных университетов 13 в. Второй период, охватывающий 13 в., называют "золотым веком схоластики". Это была эпоха таких выдающихся мыслителей, как Альберт Великий (1206-1280), Бонавентура (1221-1274) и Фома Аквинский (1224-1274). Затем наступил период упадка интеллектуальной активности, продлившийся до эпохи Возрождения, открывающей новый, четвертый период. Выдающимися мыслителями этой эпохи были Фома Каетан (1469-1534), Франциск Сильвестр из Феррары (ум. 1526), Франческо де Виториа (ум. 1546), Доминго Баньес (умер в 1604), Луис Молина (умер в 1600), Роберто Беллармино (1542-1621), Франсиско де Суарес (1548-1617) и др. Впоследствии влияние Декарта (1596-1650) и других философов Нового времени привело к сужению круга схоластических мыслителей и утраты ими своего былого авторитета, однако во второй половине 19 в. схоластика вступила в пору нового расцвета, которая длится до сегодняшнего дня. Этот последний период принято называть неосхоластикой. Первоначальный импульс к развитию неосхоластики дали энциклика Aeterni Patris (1879) папы Льва XIII, содержавшая призыв вернуться к подлинному учению средневековой схоластики (прежде всего к учению Фомы Аквинского), а также ряд более поздних энциклик [12].
  Однако за основу средневекового естествознания была принята «Физика» Аристотеля. Это произошло по ряду причин: во-первых, физическая картина мира более разработана у Аристотеля, чем у Платона, а общественная жизнь и практика требовали опоры на наиболее солидный фундамент [4]; во-вторых, Аристотелева физика более соответствует непосредственно наблюдаемой природе. А она вполне реальна для христианина и вовсе не так низка как у Платона; в-третьих, именно в это время с арабского Востока приходит большой объем сочинений, переводов трудов Аристотеля, неизвестных либо утраченных ранее в Европе. При этом Аристотель это единственный греческий автор, все труды которого были переведены на арабский, а с него на латынь.  Аристотель широко обсуждался и комментировался и в эллинистическую эпоху и на арабском Востоке. Арабские последователи и комментаторы Аристотеля являлись учителями и комментаторами латинского Запада [13]. 
  Нельзя оставить без внимания и тот факт, что влияние арабских ученых на западноевропейских было значительно велико. Начиная с VII в. в политической жизни стран Ближнего и Среднего Востока произошли важные изменения. Арабы в очень короткий срок захватили обширные территории, куда вошли земли Ирана, Северной Африки, азиатских провинций Византии, значительной части бывшей Римской империи, Армении, Северо-Западной Индии, на которых был создан Арабский халифат.
  В городах халифата строились обсерватории, создавались библиотеки при дворцах, мечетях, медресе. Внутренняя и внешняя
торговля  также способствовала распространению  и передаче знаний. Первый научный центр халифата — Багдад (конец VIII — начало IX в.), где были сосредоточены ученые, переводчики и переписчики из разных стран, располагалась большая библиотека, постоянно пополняемая, функционировала своеобразная академия «Дом мудрости», на базе которого была создана обсерватория.
   Труды ученых разных стран, которые в силу сложившихся обстоятельств оказываются на территории халифата, переводятся на арабский. В IX в. была переведена книга «Великая математическая система астрономии» Птолемея под названием «Аль-магисте» (великое), которая потом вернулась в Европу как «Альмагест». Переводы и комментарии «Альмагеста» служили образцом для составления таблиц и правил расчета положения небесных светил. Также были переведены и «Начала» Евклида и сочинения Аристотеля, труды Архимеда, которые способствовали развитию математики, астрономии, физики. Греческое влияние отразилось на стиле сочинений арабских авторов, которые характеризует систематичность изложения материала, полнота, строгость формулировок и доказательств, теоретичность. Вместе с тем в этих трудах присутствует характерное для восточной традиции обилие примеров и задач чисто практического содержания. В таких областях, как арифметика, алгебра, приближенные вычисления, был достигнут уровень, который значительно превзошел уровень, достигнутый александрийскими учеными.
   По  известной характеристике Энгельса, после александрийского периода в развитии положительной науки именно у арабов она делает дальнейший шаг в своем развитии [2]. Это относится к различным отраслям знания, и прежде всего к математике и астрономии. Важнейшее достижение арабоязычной науки состоит в заимствовании у индийских ученых позиционной системы счисления и в совершенствовании ее.
   В дальнейшем другие арабоязычные ученые добились новых достижений в алгебре (например, рассматривали задачи, требующие решения уравнений третьей, четвертой и пятой степеней, а также извлечения корней тех же степеней). Были заложены основы тригонометрии, которая была связана с достижениями арабоязычной астрономии. Так, астроном аль-Баттани (858—927), автор комментария к птолемеевскому Альмагесту, с помощью впервые введенных им тригонометрических функций производил более точные по сравнению с Птолемеем астрономические наблюдения.
   В XV в. после убийства Улугбека и разгрома Самаркандской обсерватории начинается период заката математических, физических и астрономических знаний на Востоке и центр разработки проблем естествознания, математики переносится в Западную Европу.
  Но в то же время Аристотель и тем более его мусульманские последователи крайне далеки от христианской догматики, а поэтому история сращивания Аристотеля с христианской теологией не лишена конфликтов. Принятие аристотелевой программы облегчалось принятием принципа двойственной истины, который заключался в признании прав «естественного разума» наряду с христианской верой, основанной на Откровении. Естественно, что в 12-13-м вв. оба эти источника знания не были равноценны. Философские положения Аристотеля и его арабских комментаторов признавались вероятными, а не истинными в строгом смысле слова. Альберт Великий: «Никогда по закону природы не прекращалось и не прекратится рождение. Если же кто-то скажет, что по воле бога рождение когда-нибудь прекратится, так же как когда-то не существовало ... я скажу, что мне нет дела до чудес бога, когда я рассуждаю о естественных вещах, следуя естественной логике». Здесь нет еще гордыни ученого перед верующим, здесь есть лишь разделение предметов, но это только первый шаг. Как отмечает Г.Мейер: «Несмотря на это, вместе с фактическим разрывом философской и теологической - или, правильнее, христианской - картин мира, уже был сделан первый шаг на пути, который затем будет пройден до конца натурфилософией и естествознанием последующих столетий. Ближайшей вехой на этом пути будет та, когда естественный разум будет поставлен рядом с божественным откровением и авторитетом церкви; последней же вехой - когда будет поставлен выше откровения». 
   Техническая революция, обусловившая повышение производительности сельского хозяйства и ремесла, заставила по-новому взглянуть людей на естествознание и науку. С этого момента начинается первый этап интеллектуальной революции.
   Развитие светских школ, разделение теологии и естествознания породило еще одно учение – пантеизм. Пантеизм (от греч. pan — всё и theos — бог) — философское и религиозное учение о Боге и мире, объединяющее их в единое целое. Впервые слово «пантеист» было использовано английским деистом Дж. Толандом в 1705. Оппонент Толанда — нидерландский богослов Й. Фай ввел сам термин «Пантеизм», очень быстро ставший общеупотребительным. Довольно сложно свести различные варианты П. в одно общее определение. Основой всех типов П. остается отрицание сущностного различия между Богом и миром, т.е. утверждение их полного единства в бытии, лежащем в основании мирового целого. Это бытие может быть определено как вечная и бесконечная субстанция у Б. Спинозы, абсолютная реальность духа у Г.В.Ф. Гегеля или чистая, свободная и абсолютная воля у Ф.В.Й. Шеллинга. «Пантеизм — это прежде всего форма атеизма» (Шопенгауэр). Хотя термин атеизм тоже существовал и был в употреблении, но он не обозначал никакого течения и использовался, в основном, в спорах между ранними христианами и язычниками. Слово атеист впервые было использовано для обозначения практического безбожия в 1577 году. Позднее возникли родственные слова: деист — в 1621 году, теист — в 1662,теизм — в 1678 (по другим источникам — в 1743) и деизм — в 1682. Значения слов «деизм» и «теизм» несколько изменились в районе 1700 года под влиянием атеизма. Слово «деизм» изначально имело то же значение, что и современное слово «теизм», но позднее стало обозначать отдельное философское учение. Карен Армстронг пишет, что «в шестнадцатом и семнадцатом столетиях слово атеист применялось исключительно в полемике… Термин атеист, был оскорбительным. Никому и в голову не могло прийти назвать себя атеистом».
   Деизм (от лат. Deus — Бог) — религиозно-философское воззрение, характерное прежде всего для философии Нового времени. Сам термин получил распространение в протестантских кругах, в частности у социниан, которые употребляли его, чтобы обозначить свое отличие от атеистов. В 17 в. Деизм обнаруживает себя в т.н. естественной религии, развивавшейся X. Чербери, Т. Гоббсом, отчасти Дж. Локком. Б. Паскаль классифицировал деистов (наряду с атеистами и либертенами) как противников христианства, а Ж. Боссюэ — как «скрытых атеистов». Наивысшее развитие Д. получил в философии Просвещения. Деистами было большинство фр. энциклопедистов. В Великобритании к деистам относят Дж. Толанда, А. Шефтсбери, М. Тин-дала, Г. Болингброка. В Германии к деизму примыкали Д. Реймарус, М. Мендельсон, Г.Э. Лессинг. 
   Решая проблему отношения Бога и мира, деисты старались избегать опоры  на религиозную догматику и откровение. По И. Канту, «у деистов совсем нет веры в Бога, а есть только признание первоначального существа или высшей причины». Согласно Д. Дидро, деист тот, кто верит в Бога, но отрицает всякое Откровение. В качестве первопричины Бог создал неизменные законы, которым следует мир. В то же время, по мнению деистов, Бог имманентно не присутствует в творении, будучи совершенно отличен от него, как часовщик отличен от сделанных и заведенных им часов. Откровение поверяется разумом и либо отбрасывается, либо принимается в зависимости от последнего. Мировое бытие следует предвечному плану. Предопределены все события, в нем происходящие. Целью человеческого существования и его высшим долгом является следование созданным Богом законам природы. С одной стороны, деизм противопоставлял себя теизму, исходившему из имманентности Бога миру, признававшему непосредственное присутствие Провидения в мировых событиях. С др. стороны, деизм противостоял пантеизму, отождествлявшему Бога и природу. Деизм предполагал религиозную терпимость, неприятие фанатизма. За пределами «общечеловеческой религии» он зачастую допускал религию «частную», обусловленную традициями, привычками того или иного народа или социального слоя. В настоящее время применительно к философии деизм имеет чисто историческое значение, хотя в неотрефлектированной форме его исповедуют многие современные естествоиспытатели.
   Теизм (греч. theos — Бог) — религиозное мировоззрение, исходящее из понимания абсолютного бытия как бесконечной божественной личности, трансцендентной миру, сотворившей его в свободном акте воли и в дальнейшем распоряжающейся им (в ортодоксальном христианстве Бог понимается как «триединство» божественных личностей). Признание трансцендентности Бога мыслится в Т. как источник бытия всех вещей, отличный, однако, от всех вещей (хотя в теологии католицизма, напр., постулируется «аналогия бытия» между бытием Бога и бытием вещей). В этом Т. противостоит как монистической мистике тождества Бога и мира, так и пантеистической концепции эманации, т.е. природно-необходимого «истечения» мира из полноты божества. Признание продолжающейся сознательной активности Бога в мире отделяет Т. от деизма — отсюда характерные для Т. представления о божественном провидении (провиденциализм) и чуде. В наиболее чистом виде Т. развивался в рамках трех генетически связанных религий — иудаизма, христианства и ислама. Термин впервые употреблен англ. философом Р. Кедвортом.
   А.Н. Уайтхед писал: «Однако все наши мысли окажутся на ложном пути, если мы будем думать, что рассматриваемая  дилемма ограничивалась сферой противоречий между религией и наукой и что в данных спорах религия всегда заблуждалась, а наука всегда была права. Реальные факты, относящиеся к делу, гораздо сложнее и не могут быть суммированы в таких простых терминах. В самой теологии прослеживается постепенное развитие, которое порождается конфликтом между ее собственными идеями…Наука еще более изменчива, чем теология…В обеих областях мысли имеют место добавления, уточнения и модификации…
   Мы  должны применять те же самые принципы к вопросам, в которых есть различие между наукой и религией. При рассмотрении этих областей мышления мы не будем верить ничему, что не представляется нам достигнутым в ходе строгих рассуждений, основанных на нашем собственном критическом исследовании или на мнении компетентных авторитетов. Но, согласившись честно придерживаться такой точки зрения, мы не должны поспешно отвергать учения, которые представляются нам неправильными только по той причине, что они не согласуются между собой в деталях. Вполне вероятно, что одна разновидность доктрин будет вызывать у нас больший интерес, чем другая. Однако если мы обладаем чувством перспективы и историчностью мышления, мы должны ждать и отказаться от взаимных анафем. Нужно ждать, но мы не должны ожидать пассивно или в отчаянии. Этот конфликт свидетельствует о том, что существуют более полные истины и более благоприятные перспективы, в рамках которых может произойти примирение между сокровенными религиозными взглядами и более тонким научным пониманием. Следовательно, в определенном смысле конфликт между наукой и религией не заслуживает того внимания, которое ему сейчас уделяется. Само по себе логическое противоречие не может указать на что-либо большее, чем на необходимость некоторых поправок, возможно очень не-значительного характера, с обеих сторон. Вспомните о больших различиях аспектов событий, с которыми имеет дело наука и соответственно религия. Наука имеет дело с общими закономерностями, которые изучаются с целью регуляции физических явлений; религия же всецело погружена в созерцание моральных и эстетических ценностей. С одной стороны — закон гравитации, с другой — созерцание красоты святости. То, что подмечается одной стороной, другой упускается из виду, и наоборот.
   Однако  ошибочно думать, что совсем не следует  беспокоиться о конфликте между наукой и религией. В эпоху интеллектуализма не может быть активного интереса, который полностью отказывается от надежды на гармоническое видение истины. Покорное примирение с расколом между наукой и религией пагубно для искренности и моральной чистоты. Самоуважение интеллекта подразумевает стремление к окончательному распутыванию любого хитросплетения мысли. Если сдерживать это стремление, то растревоженная мысль не обеспечит правильного понимания ни религии ни науки. Важным вопросом является то, в каком духе мы собираемся решать эту задачу. И здесь мы подходим к жизненно важной проблеме.
   Столкновение  учений не является катастрофой, оно  содержит в себе благоприятную возможность» [5].
   Оксфордская школа сыграла значительную роль в развитии и распространении естествознания. Главная роль в становлении школы принадлежала францисканцу Роберту Гроссетесту (Большеголовому, 1175—1253), который был магистром, а затем и канцлером Оксфордского университета. В 1235 г. стал также епископом Линкольна. Зная еврейский, арабский и греческий языки, он один из первых стал переводить естественнонаучные произведения Аристотеля непосредственно с оригинала, писал комментарии к ним. Но более интересен Гроссетест как автор собственных естественнонаучных трактатов, среди которых важнейший трактат «О свете или о начале форм».
   Научные интересы Гроссетеста концентрировались  вокруг вопросов оптики, математики (особенно геометрии), астрономии. Он обосновал приложимость геометрических законов самоумножения света ко всей физической реальности, а также сформулировал учение о порождении, суммировании и соотношении бесконечных величин и доктрину о «мультипликации видов», развитую позднее Адамом Маршем и Роджером Бэконом. О Гроссетесте пишут как о ярком теоретике и даже практике экспериментального естествознания. В своих работах он высказывает мысли о том, что изучение явлений начинается с опыта, посредством их анализа устанавливается некоторое общее положение, рассматриваемое как гипотеза. Отправляясь от нее, уже дедуктивно выводятся следствия, опытная проверка которых устанавливает их истинность или ложность. Эти свои идеи исследователь проводил в опытах над преломлением света (особенно наблюдая явления радуги). Он размышлял также над распространением звуковых колебаний, над морскими приливами, над явлениями из области медицины. Для проверки гипотез Гроссетест использует методы фальсификации и верификации.
   Метод фальсификации используется там, где  нет еще никакой рациональной теории, и естествоиспытатель вынужден произвести отбор подходящих гипотез, т. е. отбросить то, что «не соответствует природе вещей». Метод верификации предполагает установление зависимостей путем наблюдения и проверку их в изолирующем эксперименте.
   Гроссетест  в попытке выработать общую методологию естественнонаучного исследования исходит из идей Аристотеля, изложенных им во «Второй Аналитике». Но для достижения этой цели необходимо изменить понятие причины и механизм причинного действия. Четыре аристотелевские причины Гроссетест заменяет двухполюсной причинно-следственной цепочкой, где действующая причина заняла место большей посылки, конечная причина — место вывода или заключения, а формальная и имматериальная причины — место среднего, специфического члена, исполняющего роль границ и условий обнаружения действия. Фундаментальность этой схемы для всего последующего развития физического мышления непреходяща.
   «Именно это преобразование создает центр  того прогрессивного в дальнейшем процесса, в котором рождается сама идея всеобщей физики, в котором преобразуется понятие научного объяснения, теоретического построения и точного эксперимента. Результат этого движения мы найдем в XVII в., но уже в ХП1 в. совершается необходимое изменение в научной культуре и даже ...развивается определенный набросок всеобщей физики, не получивший, впрочем, особого развития» [14].
   Наиболее  фундаментальным достижением оксфордской  физики являются теория света и оптика, которые могут пониматься как основа некоторой универсальной физической теории. Натурфилософская концепция света Гроссетеста, например, уменьшала творческую роль бога.
   К ученикам Гроссетеста относят английского  натурфилософа и богослова Роджера Бэкона (ок. 1214—1242) — одного из наиболее интересных, оригинальных мыслителей своего века, которого называли «удивительным до
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.