На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Суверенитет народа и формы его осуществления в РФ

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 10.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Московский  Гуманитарно-Экономический Институт
Калужский филиал 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

КУРСОВАЯ  РАБОТА
По дисциплине «Конституционное право РФ»
Тема 22: «Суверенитет народа и формы его  осуществления в РФ» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Подготовила:
Студентка II курса
Группы  ЮЗСС’09
........................... 

Руководитель работы:
Проф......................... 

Дата: 
 

Оценка: 
 

 29 мая 2011 г.
     Калуга.
СОДЕРЖАНИЕ.
Введение............................................................................... 3
Глава I. Понятие суверенитета народа, его конституционное закрепление.......................................................................... 7
  1.1.Суверенитет народа: история возникновения.
   1.2.Суверенитет народа: сущность и содержание понятий.
Глава II. Формы проявления народного суверенитета............. 18
   2.1.Конституция РФ о народовластии.
   2.2.Категория « народный суверенитет»  с позиции народовластия.
   2.3.Непосредственная демократия: понятие,  формы и закрепление    в  Конституции РФ.
   2.4. Представительная демократия: понятие, формы и закрепление в Конституции РФ.
Заключение.........................................................................  25
Использованная  литература.................................................  29
 

     
                                    ВВЕДЕНИЕ.
     Категория «народный суверенитет» относится  к числу обязательных исходных принципов любой демократической конституции. Исторически она возникла в ходе революционной борьбы народов против феодального абсолютизма (XVII – XVIII вв.) и противопоставлялась претензиям монархов на неограниченную власть. Таким образом, понятие суверенитета (означающего верховную власть, независимость), разработанное еще XVI в. французским исследователем Жаном Боденом для обоснования безраздельности государственной власти, было использовано в новом значении: для утверждения демократической концепции государства и народовластия.
     Актуальность  темы исследования:
     В настоящее время принцип народного  суверенитета, один из важнейших принципов  конституционного строя в Российской Федерации, является теоретическим и правовым основанием народовластия. Согласно Конституции РФ многонациональный народ России, выступая в качестве носителя суверенитета и единственного источника власти, осуществляет ее как непосредственно, так и через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Принцип народного суверенитета означает верховенство и независимость народа как полновластного субъекта, который самостоятельно осуществляет управление обществом и государством. В соответствии с этим принципом «все конституционные правомочия государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной) в Российской Федерации исходят от народа через его свободно выражаемую волю».
     Однако, несмотря на то, что понятие «народный  суверенитет» возникло еще в XVIII веке, среди исследователей до сих пор нет однозначной оценки категории «народный суверенитет», его сущности и содержания. Некоторыми государствоведами он определяется как декларативный принцип, не имеющий юридической силы. Иные отмечают глубокую идеологическую сущность этого института и его практическую ценность. Тем самым, актуальность выбранной темы определяется неоднозначностью категории «Народный суверенитет», его содержания и сущности среди исследователей.
     Объектом  исследования являются положения о правовом статусе человека и гражданина.
     Предметом изучения данной курсовой работы являются положения законодательного и теоретического характера относительно народного суверенитета и его осуществления в РФ.
     Целью работы является исследование на основе анализа первоисточников содержания и сущности понятия «народный суверенитет», его практической реализации и проблем обеспечения данного принципа.
     Говоря  о новизне исследования, следует  заметить, что данный предмет был  изучен в ряде работ отечественных  государствоведов дореволюционного периода – Н. Алексеева, В. Гессена, А. Градовского, А. Елистратова и других. В целях исследования динамики развития категории государственного суверенитета автор обращался к трудам ведущих советских и современных российских ученых, которыми были обоснованы важнейшие концептуальные основы теории суверенитета государства. Дополнительную аргументированность сделанным в диссертации выводам придало обращение к трудам ряда зарубежных государствоведов, в частности, М. Зейделя, Г. Еллинека, К. Шмитта.
     В задачи исследования входит: проследить развитие учения о суверенитете в целом, рассмотреть три его аспекта – государственный, народный и национальный суверенитеты, изучить различные концепции народного суверенитета зарубежных и отечественных исследователей и государствоведов, уяснить содержание таких терминов как «народовластие», «власть» и «народ» как источник власти, рассмотреть механизм практической реализации принципа народного суверенитета в Российской Федерации.
     Структура работы обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав и заключения.
     Введение раскрывает актуальность, определяет степень научной разработки темы, объект и цель исследования, раскрывает теоретическую и практическую значимость работы.
     Содержание  первой главы, которая называется «Понятие суверенитета народа, его конституционное закрепление», составляет рассмотрение концепций суверенитета, понятий «государственный», «народный» и «национальный» суверенитет, их соотношение.
     Вторая глава под названием «Формы проявления народного суверенитета», рассматривает категорию народный суверенитет применительно непосредственно к Российской Федерации, его сущность, содержание, основные признаки.
     В заключении подводятся итоги исследования и формируются окончательные выводы по рассмотренной теме.
     Теоретическую основу данной работы составили труды зарубежных и отечественных исследователей, таких как Ж.-Ж. Руссо, Ж. Маритэн, Г. Еллинек, В.В. Хевсаков, П.И. Новгородцев, В.С. Нерсесянц и другие. Раскрытие темы предполагает подробное изучение Конституции РФ 1993 года, а также научно-практических комментариев и исследований к Конституции, ряда иных нормативных актов, периодических изданий и материалов научно-практических конференций.
     Методологическую основу исследования составили методы познания, разработанные наукой и апробированные практикой. Среди них определяющее значение отводится диалектическому подходу, прикладываемому к таким явлениям, как «суверенитет государства», «суверенные права», «гарантии государственного суверенитета» и иным. Самостоятельную роль играют системно-структурный, исторический, функциональный, статистический и иные методы познания. Так, метод исторического исследования позволил проследить динамику категории «суверенитет» в отечественном государствоведении. Применение названных методов позволило целостно и всесторонне исследовать избранный объект.
 


     Глава I. ПОНЯТИЕ СУВЕРЕНИТЕТА НАРОДА, ЕГО КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ
     Каждое  понятие в юридической терминологии возникло в конкретных общественно-политических условиях и отражает какое-либо общественное явление на конкретном историческом этапе. С развитием общественных отношений меняется содержание тех правоотношений, которые характеризуются тем или иным правовым термином. В результате одни понятия уходят в небытие, другие наполняются новым смысловым и правовым содержанием.
     Правовое  содержание понятия «суверенитет», насчитывающее более чем четырехсотлетнюю историю, не могло не наполняться  новым содержанием в условиях развития властеотношений. Понятие «суверенитет» многомерно и может быть рассмотрено в трех аспектах: «государственный суверенитет», «народный суверенитет» и «национальный суверенитет».
     Доктрину  суверенитета ввел в политическую науку  французский мыслитель Жан Боден в своей работе «Шесть книг о республике» (1576). Теория суверенитета формировалась совместно с идеей абсолютной монархии – новой парадигмой государства, возникшей как реакция на притязания духовной власти, феодалов и Священной Римской империи на верховенство государственной власти. Боден определил суверенитет как абсолютную и пожизненную власть в государстве, принадлежащую чаще всего монарху, или, в более редких случаях, аристократии или народу. Монарх дает подданным закон без их согласия, отделен от народа и отвечает лишь перед Богом. При этом по Бодену, власть передается народом монарху в форме дарения, которое не оговаривается никакими условиями. Следовательно, суверенный монарх не уполномоченное народом лицо, реализующее свои полномочия путем участия в реализации естественных прав подданных, а образ Бога, отделенный от руководимого им общества. Боден в сформулированном им понятии суверенитета первый соединил внешнюю и внутреннюю стороны одного и того же явления – независимости государства в отношениях с иными государствами и верховенства государственной власти внутри страны, а также объединил в государственно-правовом понятии суверенитета все его признаки: абсолютность, неделимость, непрерывность во времени, независимость, неотчуждаемость.
     Позднее Гуго Гроций отделил суверенитет государства от суверенитета конкретного носителя государственной власти и совокупности конкретных его прав. Разделение понятий, характеризующих различные политико-правовые явления верховенства государственной власти и полновластия, позволило рассмотреть суверенитет не как свойство государственной власти, а как свойство, существенный признак государства. Государственный суверенитет в классическом (абсолютистском) его понимании, будучи неотчуждаемым правом на высшую независимость и верховную власть, представляет собой свойство государства, являющееся не более высоким относительно других элементов политической системы, а высшим в абсолютном смысле, неделимым, стоящим над политическим обществом и отдельно от него.1
     Отталкиваясь  от понимания государственного суверенитета как понятия, характеризующего не верховенство власти, а абсолютную власть, не предполагающей возможности контроля и подотчетности, ученые нередко высказывают мысль об утере актуальности понятия суверенитета как характеристики ушедшего в небытие абсолютизма и более ближнего к современности явления тоталитаризма. Тем самым игнорируется то, что развитие идеи конституционного государства внесло коррективы в учение о суверенитете. Отказ от идеи безграничности суверенитета («абсолютного суверенитета») позволил говорить о нем как о правовом понятии, характеризующем верховенство власти, а не произвол государственного аппарата. Государственный суверенитет предполагает способность юридически не связанной внешними силами государственной власти к исключительному самоопределению, а потому и самоограничению путем установления правопорядка, на основе которого деятельность государства только и приобретает подлежащий правовой квалификации характер.
     Конечно, суверенитет нельзя признать таким  свойством государства, которое ставит государственную власть над системой правового регулирования общественных отношений и правового статуса личности. Неотчуждаемость и неделимость суверенитета говорит лишь о невозможности лишения его носителя независимости от иных форм властей, права на определение своей судьбы без его воли. Как свойство государственной власти, суверенитет представляет собой, по выражению Э.Л. Кузьмина, «вполне осязаемое качество, реально проявляющее себя в наборе прав, возможностей, и гарантий, обеспечивающих в обществе именно государству особый, уникальный статус по сравнению с другими политическими институтами, равно как и в международном сообществе».2
     В процессе становления понятия «суверенитет»  данная категория начиная с конца  XVIII в. стала использоваться для характеристики не только явления верховенства государственной власти, но и источника государственной власти. Категория «народный суверенитет» означает верховенство народа в решении вопросов организации и функционирования общественного и государственного строя, в определении основных направлений развития внутренней и внешней политики, а также осуществление полного и всестороннего контроля над деятельностью государственных органов.
     Основоположником  учения о народном суверенитете стал французский просветитель XVIII в. Жан-Жак Руссо.
     В целом общественное соглашение, по словам Руссо, дает политическому организму (государству) неограниченную власть над  всеми его членами. Эту власть, направляемую общей волей, он именует  суверенитетом. По смыслу концепции Руссо, суверенитет един, и речь может и должна идти об одном-единственном суверенитете – суверенитете народа. При этом под «народом» как единственным сувереном у Руссо имеются в виду все участники общественного соглашения (т.е. взрослая мужская часть всего населения, всей нации), а не какой-то особый социальный слой общества (низы общества, бедные, «третье сословие», «трудящиеся» и т.д.), как это стали трактовать впоследствии радикальные сторонники его концепции народного суверенитета (якобинцы, марксисты и т.д.).
     С пониманием суверенитета как общей  воли народа связаны и утверждения Руссо о том, что суверенитет неотчуждаем и неделим. Как отчуждение суверенитета от народа в пользу тех или иных лиц или органов, так и его деление между различными частями народа, по логике учения Руссо, означали бы отрицание суверенитета как общей воли всего народа.
     Народ как суверен, как носитель и выразитель общей воли, по Руссо, «может быть представляем только самим собою». «Передаваться, - подчеркивает он, - может власть, но никак не воля».3 Провозглашая неотчуждаемость суверенитета, автор «Общественного договора» отрицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодательных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. Подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против доктрины разделения властей. Народоправство, считал он, исключает необходимость в разделении государственной власти как гарантии политической свободы. Для того чтобы избежать произвола и беззакония, достаточно, во-первых, разграничить компетенцию законодательных и исполнительных органов (законодатель не должен, например, выносить решения в отношении отдельных граждан, как в Древних Афинах, поскольку это компетенция правительства) и, во-вторых, подчинить исполнительную – власть суверену. Системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.
     Законодательная власть как собственно суверенная, государственная власть может и  должна, по Руссо, осуществляться только самим народом-сувереном непосредственно. Что же касается исполнительной власти, то она, «напротив, не может принадлежать всей массе народа как законодательнице или суверену, так как эта власть выражается лишь в актах частного характера, которые вообще не относятся к области Закона, ни, следовательно, к компетенции суверена...»4. Исполнительная власть (правительство) создается не на основе общественного договора, а по решению суверена в качестве посредствующего организма для сношений между подданными и сувереном.
     Поясняя соотношение законодательной и  исполнительной властей, Руссо отмечает, что всякое свободное действие имеет  две причины, которые сообща производят его: одна из них – моральная, другая – физическая. Первая – это воля, определяющая акт; вторая – сила, его исполняющая. «У Политического организма – те же движители; в нем также различают силу и волю: эту последнюю под названием законодательной власти, первую – под названием власти исполнительной».5
     Исполнительная  власть уполномочена сувереном приводить в исполнение законы и поддерживать политическую и гражданскую свободу. Устройство исполнительной власти в целом должно быть таково, чтобы «оно всегда было готово жертвовать Правительством для народа, а не народом для Правительства».
     В своей идеализированной конструкции народного суверенитета Руссо отвергает требования каких-либо гарантий защиты прав индивидов в их взаимоотношениях с государственной властью. «Итак, - утверждает он, - поскольку суверен образуется лишь из частных лиц, у него нет и не может быть таких интересов, которые противоречили бы интересам этих лиц; следовательно, верховная власть суверена нисколько не нуждается в поручителе перед подданными, ибо невозможно, чтобы организм захотел вредить всем своим членам».6
     Соответствующие гарантии, согласно Руссо, нужны против подданных, чтобы обеспечить выполнение ими своих обязательств перед сувереном. Отсюда, по мысли Руссо, и проистекает необходимость принудительного момента во взаимоотношениях между государством и гражданином. «Итак, - отмечает он, - чтобы общественное соглашение не стало пустою формальностью, оно молчаливо включает в себя такое обязательство, которое одно только может дать силу другим обязательствам: если кто-либо откажется подчиниться общей воле, то он будет к этому принужден всем Организмом, а это означает не что иное, как то, что его силою принудят быть свободным».7
     Итак, классическая концепция суверенитета идеологами Просвещения (Руссо, Локк, Монтескье) была пересмотрена таким образом, что  стала приложимой ко всей совокупности граждан, выступающих именно в ипостаси граждан, а не подданных, и объединившихся для выражения их совместной или общей воли. Суверенитет был отождествлен с демократией либерального типа. В Декларации прав человека и гражданина источником любого суверенитета объявляется нация. Но это, казалось бы, позитивное развитие теории в действительности вело ее в тупик, поскольку нация все еще оставалась только эмпирическим феноменом – ее узрели в текущих революциях, а потому никак не связывали с исторической и культурной традицией. Нацией оказывался народ, присвоивший себе суверенитет, отнятый у суверена.
     Просветительская  концепция народного суверенитета не могла не вызывать критики со стороны консервативных кругов. Так, для французского философа и политического деятеля де Местра вопрос заключался не в том, принесла ли новая французская конституция свободу «народу-суверену», а в том, позволяет ли она народу в принципе быть сувереном. Де Местр критикует народный суверенитет, исходя из того, что народ «в принципе лишен возможности управлять» - в республике, как и в монархии, он неизбежно оказывается на положении управляемого. Народный суверенитет нереален, поскольку народ не обладает властной способностью.8
     Аналогично  де Местру, Гегель также стремился  снять мнимые противоречия между сувереном и нацией. Таким образом, Гегель порой перешагивал через собственные воззрения, лежавшие преимущественно в рамках классической теории. Он писал: «…в новейшее время о народном суверенитете обычно стали говорить как о противоположном существующему в монархе суверенитете, - в таком противопоставлении представление о народном суверенитете принадлежит к разряду тех путаных мыслей, в основе которых лежит пустое представление о народе. Народ, взятый без своего монарха и необходимо и непосредственно связанного именно с ним расчленения целого, есть бесформенная масса, которая уже не есть государство и не обладает больше ни одним из определений, наличных только в сформированном внутри себя целом, не обладает суверенитетом, правительством, судами, начальством, сословиями и чем бы то ни было». Гегель в принципе считал невозможным даже обсуждение такой конструкции, когда под народным суверенитетом понимается республика. Очевидно, что такая концепция полностью опровергнута временем.
     Политическая судьба Европы была такова, что идея народного суверенитета, или верховной власти народа, пришла на смену идее династического суверенитета, обосновывавшей право монархов на монопольное осуществление физического принуждения и законодательной власти на определенной территории. На протяжении XIX и XX вв. идея народного суверенитета через революции и реформы шаг за шагом завоевывал устойчивые позиции в мире. Переход понятия «суверенитет» из разряда характеристик, закрепленных за абсолютной монархией в систему либеральных ценностей и связь его с народом, давал только теоретическую гарантию от деспотизма. Реальным результатом такого перехода было лишь ограничение власти государства определенными рамками – государство отныне не могло открыто и явно переступать через основополагающие конституционные права граждан. Вместе с тем, государство сохранило свою роль единственного «исполнителя» публичного права и верховного управителя территорией, экономикой, системой безопасности.
     При рассмотрении вопроса об актуальности понятия «суверенитет» нельзя оставлять без внимания общественное явление, характеризуемое понятием «национальный суверенитет». В последнее время, вслед за европейской научной традицией данное понятие и в российской науке нередко используется как синоним государственного суверенитета. Однако, исходя из принятой юридической терминологии, следует отметить, что категория «национальный суверенитет» характеризует иные явления, нежели категория «государственный суверенитет», и тем самым демонстрирует иной подход к носителю и содержанию суверенитета. Национальный суверенитет есть право на политическое, экономическое и культурное самоопределение нации для сохранения своей самобытности, образа жизни, языка, культуры, для обеспечения свободного развития нации.
     Таким образом, понятие «суверенитет»  в правовой науке используется во всех трех аспектах: как верховное, неотчуждаемое право государства самостоятельно решать свои вопросы внутреннего и внешнего характера, соблюдая законность и общепризнанные принципы и нормы международного права – государственный суверенитет; как верховное, неотчуждаемое право народа определять свою судьбу, быть единственным, ни от кого и ни от чего независимым носителем и выразителем верховной власти в государстве и обществе – народный суверенитет; и суверенитет национальный – верховное право нации на самоопределение, т.е. право определять свою судьбу, самостоятельно избирать ту или иную форму национально-государственного устройства, решать вопросы политического, экономического, социально-культурного, национального и иного характера с учетом объективных исторических условий, прав и интересов совместно проживающих наций и народностей, а также мнения других субъектов Федерации.
     Содержание  народного и государственного суверенитетов  в совокупности составляют четыре элемента: верховенство, неотчуждаемость, единство и независимость. Применительно к народному суверенитету верховенство означает, что выше народной власти никакой иной власти нет. Все другие властные регуляторы общественных отношений в конечном итоге являются производными от власти народа, подотчетными и подконтрольными ей. От практической реальности этого положения зависят стабильность, законность и правопорядок в государстве и обществе.
     Следует отметить, что в отечественной  юриспруденции в настоящее время иногда возникает проблема соотношения государственного, национального и народного суверенитета. По этому вопросу также существуют различные суждения. Так, например, В.И. Кузнецов полагает, что народ – «суверен и источник суверенной власти государства... государство является суверенным образованием лишь как особая организация властвования, призванная выражать (представлять на международной арене) суверенитет населяющего его народа... При анализе государственного суверенитета (точнее, суверенитета народа, объективированного в государстве) нельзя забывать, что государственный суверенитет и народный суверенитет выступают по отношению друг к другу как форма и содержание». Однако представляется, что суверенитет един и не может быть разделен между государством, народом и нацией в силу того, что это различные стороны одного и того же феномена (явления). По этому поводу справедливо замечает Б.С. Эбзеев: «Народный и национальный суверенитет лежат в основе суверенитета государства, а государственный суверенитет в свою очередь является политико-юридической формой выражения полновластия народа и суверенной воли нации и народностей... Под суверенитетом обычно понимают верховенство и полновластие народа, нации или государства».9 
 
 
 
 

Выводы  по Главе I:
     Категория суверенитета с древнейших времен и до наших дней находится под пристальным вниманием различных исследователей, наделяющих ее порой различным смыслом и содержанием. Также следует отметить, что категорию суверенитет для более точного и полного уяснения следует рассматривать в трех аспектах: как народный, национальный и государственный суверенитет. Можно выделить признак, объединяющий эти понятия: верховное право народа, государства или нации на определение своей судьбы и выражение власти.
 


     Глава II. ФОРМЫ ПРОЯВЛЕНИЯ НАРОДНОГО СУВЕРЕНИТЕТА
     Конституция РФ закрепляет тезис о том, что  Россия является демократическим государством (п. 1 ст. 1). Демократическое государство характеризуется рядом принципов. Важнейший их них – принцип народовластия, означает, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (ст. 3 Конституции РФ).
     Народный  суверенитет как основополагающий принцип конституционализма в большинстве демократических государств рассматривается как принадлежность всей власти народу, а также свободное осуществление народом этой власти в полном соответствии с его суверенной волей и коренными интересами. Однако в некоторых исследованиях встречается широкий взгляд на народный суверенитет как звучную категорию. В частности, А.А. Югов рассматривает данное понятие в трех аспектах: как доминирующую идею современного прогрессивного политического и правового мировоззрения об организации публичной власти; в качестве конституционного принципа демократического общественного и политического развитая; как ключевой политико-правовой институт конституционного права.10
     Рассмотрим  категорию народный суверенитет  с позиции народовластия, поскольку  эти понятия могут характеризоваться  как тождественные. Каждая из двух категорий  «народ» и «власть», составляющих понятие «народовластие», представляет собой сложное явление и требует специального рассмотрения.
     Представляется  важным определить понятие «народ»  с точки зрения конституционного права. В государственно-правовой литературе этот вопрос рассматривается с точки зрения того, из кого же состоит народ: из совокупности всех людей, проживающих в государстве; из совокупности граждан государства; из совокупности лиц, обладающих публично-правовой дееспособностью, т.е. реально осуществляющих свои политические права.
     В отношении данного вопроса существуют два основных подхода. Согласно первому из них народ – публично-правовой субъект, состоящий из совокупности граждан. Правосубъектность народа в этой связи предполагает в качестве своего исходного начала юридическую правосубъектность гражданина и состоит из совокупности воль всех граждан государства.
     Согласно  второму подходу народ – особый публично-правовой субъект, во многом идеальный, но, тем не менее, реально  существующий. Он не может быть подменен правосубъектностью отдельных граждан, поскольку суверенитет относится к народу как к единому целому. А поскольку суверенитет, как и власть, принадлежит народу в целом, никакая часть народа не может быть носителем суверенитета и осуществлять государственную власть.
     «Власть»  представляет собой возможность  распоряжаться или управлять кем-либо и чем-либо, подчинять своей воле других. Власть – категория социальная. Она возникает вместе с возникновением человеческого общества и существует во всяком человеческом обществе, поскольку всякое человеческое общество требует управления, которое обеспечивается различными средствами, включая и принуждение.
     

Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.