На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат История СМИ. «Колокол» Герцена

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 10.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и науки Российской Федерации
Национальный  исследовательский университет
«Казанский  государственный технический университет  им. А.Н. Туполева» 
 
 
 

Институт  социальных технологий
Кафедра Истории и связей с общественностью 
 
 
 
 
 
 

Реферат: 

История СМИ. «Колокол» Герцена 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Выполнил:
студент гр. 7203
Камалеев  А.А.
Проверила:
К.и.н., доцент кафедры ИСО
Якушева Ф. З. 
 
 
 

Казань 2011
    Содержание 

    Введение…………………………………………………………....3 

    1. «Колокол» - общая характеристика…………………………...6 

    2. А.И. Герцен – создатель Вольной  русской типографии…….10 

    3. «Колокол» в борьбе за освобождение  крестьян………….….14 

    Заключение……………………………………………………….21 

    Список  использованной литературы……………………………22 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Введение 

    Социалистические  взгляды А. И. Герцена и Н. П. Огарёва, возникшие под влиянием трудов Сен-Симона и Фурье, положили начало социалистической традиции в русской общественной мысли, которую иногда еще называют учением о русском крестьянском социализме. Суть социалистического учения они понимали как антропологическую идею природы, полной реализацией которой только и может быть социализм, и историческая диалектика мирового разума, понятого как дух человека, изначально стремящегося к строю братства и равенства. Они исходили из  представления о том, что после падения крепостного права Россия пойдёт по социалистическому пути. Их идеалом стал социализм, а борьба с крепостничеством приобрела социалистическую окраску.1
    Издательская  деятельность Герцена и Огарева  приходится на период кризиса крепостничества. В эпоху кризиса крепостничества русская экономическая мысль развивалась в неразрывной связи с борьбой вокруг вопроса о крепостной зависимости.
    Общественная  ситуация, когда рамки старых производственных отношений уже не соответствовали  развитию производительных сил, привела к возникновению первой революционной ситуации в России на рубеже 50-60-х годов XIX в. Интересы российского крестьянства нашли свое отражение прежде всего в идеологии нового поколения революционной интеллигенции.
    В 50-х годах образовались два центра, возглавившие революционно-демократическое движение в стране.
    Во  главе первого (эмигрантского) и  стоял А.И.Герцен, основавший в Лондоне  «Вольную русскую типографию» (1853). С 1855 года он начал издавать непериодический  сборник «Полярная звезда», а с 1857 года - совместно с Н.П.Огаревым - пользовавшуюся огромной популярностью газету «Колокол».
    В изданиях Герцена была сформулирована программа социальных преобразований в России, включавшая освобождение крестьян от крепостного права с  землей и за выкуп.
    Первоначально издатели «Колокола» верили в либеральные  намерения нового императора Александра II (1855-1881) и возлагали определенные надежды на разумно проведенные  реформы «сверху». Однако по мере подготовки проектов отмены крепостного права иллюзии рассеивались, и на страницах лондонских изданий в полный голос зазвучал призыв к борьбе за землю и демократию.2
    Русский крестьянский социализм стал частью учения под названием утопический социализм. Утопический социализм - принятое в исторической и философской литературе обозначение предшествовавшего марксизму учения о возможности преобразования общества на социалистических принципах, о его справедливом устройстве.
    В 60 - 70-е годы XIX века в России, в результате длительных социально-теоретических исканий, возникает особая разновидность утопического социализма, получивший название народничества и в рамках которого в основном и происходило развитие социалистической идеи в России во 2-й половине XIX века. Народничество также руководствовалось идеологией русского крестьянского утопического социализма, основы которой заложили Герцен и Огарев.
    Русскому  народничеству свойственны следующие  характерные  черты, берущие начало от идейных публикаций Герцена и Огарева: 1) признание капитализма в России упадком, регрессом; 2) признание самобытности русского экономического строя вообще и крестьянина с его общинной артелью и т.п. в частности, 3) игнорирование связи «интеллигенции» и юридико-политических учреждений в стране с материальными интересами определенных общественных классов. В 60-80-х гг. революционные народники разными путями стремились к крестьянской революции. С середины 1880-х гг. либеральное народничество, ранее не игравшее существенной роли, стало господствующим направлением.
    Народничество исчерпало свою революционность и было идейно разгромлено марксизмом. С началом пролетарского этапа ведущая роль в освободительном движении перешла к рабочему классу во главе идеологами марксизма.
    Поэтому в этой работе я постараюсь рассмотреть  и выполнить следующие цели и задачи. Цель работы: показать на конкретных примерах оппозиционность творчества Герцена и Огарева в вопросе освобождения крестьян на примере создания Вольной русской типографии и публикаций в журнале «Колокол».
    Задачи:
    1. Дать общую характеристику изданий и идеологии «Колокола»;
    2. Выявить роль А.И. Герцена (и Н.П. Огарева) в создании печатного центра освободительного движения России в XIX веке;
    3. Дать характеристику направлениям  «Колокола» в борьбе за освобождение  крестьян. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    1. «Колокол» - общая характеристика 

    «Колокол» - бесцензурная русская газета, издававшаяся А.И.Герценом и Н.П.Огаревым в Лондоне  с 1857 по 1867 годы. Выходил от 1 до 4 раз  в месяц; всего вышло 245 номеров. 3
    Возникнув как «прибавочные листы» к «Полярной звезде», «Колокол» быстро превратился в самостоятельное издание, воплотив насущные потребности русского революционного движения. Выходя с девизом на титульном листе «Vivos voco» («Зову живых» - начальные слова из «Песни о колоколе» Ф.Шиллера), «Колокол» стал голосом и совестью эпохи, сплотив вокруг себя передовые общественные силы в России и в эмиграции на почве широкой программы социально-политических преобразований.
    Определяя смысл развернутой «Колоколом» агитации, Ленин писал, что Герцен «поднял знамя революции», «великое знамя борьбы путем обращения к массам с вольным словом».
    Лицо  газеты определяли выступления Герцена  и Огарева, а также статьи, заметки  и письма из России, программные  документы подпольных революционных  организаций (например, «Земли и воли»), материалы по истории освободительной борьбы, секретные правительственные постановления, проникавшие в «Колокол» через широкую сеть тайных корреспондентов. Среди последних - представители различных оппозиционных кругов, от крупных чиновников до опальных декабристов и петрашевцев, в том числе писатели, публицисты, критики (П.В. Анненков, М.А. Бакунин, Н.А. Добролюбов, С.С. Громека, Н.А. Мельгунов, К.Д. Кавелин, И.С. Тургенев, Н.И. Тургенев, Е. Тур, Н.И.Утин и др.). В «Колоколе» участвовали также Дж. Гарибальди, В. Гюго, Дж. Мадзини, Ж. Мишле, П. Прудон и др.
    Обилие  обличительного материала привело  к выпуску с 1859 года особого приложения к «Колоколу» - «Под суд!».
    «Колокол» читался по всей России: в царском дворце и среди студенчества, в министерствах и крестьянских избах. В годы революционной ситуации 1859-1861 годов тираж достигал 2000-2500 экземпляров. Спад революционного подъема проявился в резком снижении общественного влияния «Колокола». Надеясь восстановить авторитет «Колокола», Герцен в 1865 году переносит издание в Женеву. Но разногласия с женевской «молодой эмиграцией», ослабление живых контактов с Россией, усиление политической реакции и другие причины вынудили прекратить издание. Попытка возобновить «Колокол» на французском языке (1868) не нашла поддержки среди французской буржуазной демократии.
    Вопросы литературы и искусства были подчинены в «Колоколе» задачам революционной агитации, разоблачения политики царизма, дискредитации ее представителей. В соответствии с этим находилась и проблематика литературных публикаций «Колокола», где печатались стихи М.Ю. Лермонтова, («Увы! как скучен этот город…»), Н.А. Некрасова («Размышления у парадного подъезда»), обличительные стихи Огарева, М.Л. Михайлова, П.И. Вейнберга, В.Р. Зотова и др. Время от времени Герцен публиковал в «Колоколе» отрывки из «Былого и дум».
    Борьба  за беспощадный реализм объединяла «Колокол» и «Современник», несмотря на расхождения по частным вопросам, например, в оценке так называемого «обличительного направления», принятого Герценом за предвестие широкой демократической гласности.
    Следствием  либерально-просветительских иллюзий  Герцена явилась его статья “Very dangerous!!!” («Очень опасно», 1859), положившая начало полемике «Колокола» с «Современником». В то же время «Колокол», как и «Современник», осуждал «бегство от общественных вопросов», восставал против эстетической критики.
    «Колокол» отстаивал идею преемственности революционных поколений, защищая в этой связи «лишних людей» 30-40-х годов как жертв николаевской реакции. В статье «Лишние люди и желчевики» (1860) Герцен выступил против скептической оценки «Современником» исторической роли дворянства, особенно дворянской интеллигенции эпохи Белинского и Грановского.
    К середине 60-х годов издатели «Колокола» сознали правоту Чернышевского и Добролюбова, связав свои надежды с революционным разночинством - «молодыми штурманами будущей бури».
    Общественным и эстетическим идеалом «Колокола» был тип «Дон-Кихота революции». Черты этого «высшего типа человечества» Герцен находил в Пестеле, Рылееве, Белинском, Мадзини, Гарибальди. Преданность революции и нравственная безупречность были для Герцена одним из решающих критериев в оценке творчества Тургенева и Некрасова, Салтыкова-Щедрина и Достоевского, Григоровича и Гончарова. Требуя соответствия этического и эстетического, «Колокол» негодовал против мещанской ограниченности буржуазного общества, которое обезличивает человека, изгоняя «художественный элемент в самой жизни». В этом направлении оценивалось в «Колоколе» Творчество Дж. Байрона, В. Гюго, Ч. Диккенса, Жорж Санд и др.
    Газета  формировала демократические взгляды  на международную политику, европейскую  философию и социологию (комментировались сочинения Фурье, Сен-Симона, Прудона, Л. Блана, Милля, Шопенгауэра и др.).
    «Колокол» наметил основные вехи в истории социализма в России: указал историческое место петрашевцев и Белинского, дал характеристику учения Чернышевского, защитил «нигилизм» писаревцев как «науку и сомнение, исследование вместо веры» («Порядок торжествует!», 1886).
      Теория «русского социализма» Герцена и Огарева внедряла в сознание передового общества уважение к народу как к творящей силе истории. От имени народа «Колокол» произносил суд над грабительской реформой 1861 года, срывал маски с либерально-охранительных партий, негодуя по поводу «рабской» философии славянофильских изданий («Русская беседа», газета «День»), приспособленчества «Отечественных записок», угодливой реакционности «Русского вестника», «Московских ведомостей». Большое место в «Колоколе» занимала борьба с цензурными репрессиями.
    Требование  «земли и воли», призыв «В народ! К  народу» («Исполин просыпается!», 1861) нашли  горячий отклик в передовой русской литературе. «Колокол» оказал влияние на многих писателей. Спор с позицией «Колокола» относительно судеб России и Европы определил полемический план романа Тургенева «Дым». Чутко реагировал на публикации «Колоколе» М.Е. Салтыков-Щедрин в «глуповских» очерках, «Сатирах в прозе», хронике «Наша общественная жизнь». Внимательно прислушивался к пропаганде Герцена Л.Н. Толстой, посетивший издателей «Колокола» в 1861 году. Направлению газеты сочувствовали Д.И. Писарев, Т.Г. Шевченко, Н.Г. Помяловский, В.А. Слепцов и другие писатели и критики. В спорах с «Колоколом» формировались социально-этические идеалы Ф.М.Достоевского.
    Чтение «Колокола» и связь с его издателями карались в России каторгой и ссылкой. Царское правительство принимало ряд мер для противодействия его влиянию. Однако газету продолжали «прятать, но читать». «Колокол» способствовал развитию сатирической журналистики 60-х годов («Искра» В.С. Курочкина).
    Разящий юмор «Колокола», его излюбленные жанры - памфлет, фельетон, иронический комментарий - вошли в арсенал сатирической публицистики.4
    Опыт  «Колокола» был широко использован в ленинской «Искре» и других большевистских газетах.  
 
 
 
 
 
 
 

     
    2. А.И. Герцен – создатель Вольной русской типографии 

    В августе 1852 года Герцен приехал в Лондон, где собирался прожить недолго. Целью его поездки он изначально не ставил создание вольной русской печати, однако со временем у Герцена стали зарождаться новые творческие замыслы, после чего он приходит к выводу, что раз пути на родину отрезаны, то Лондон представляет собою наиболее благоприятное место для практического претворения в жизнь задуманного.
    И, действительно, Англия 50-х годов была очень удобным местом для этого начинания, потому как в отличие от Франции там отсутствовали полицейские стеснения, была свобода митингов, а политические эмигранты могли получить себе убежище.
    И вот, в феврале 1853 года Герцен напечатал воззвание «Братьям на Руси», в котором объявлял о создании «вольного книгопечатания в Лондоне» и обращался к читателям с просьбой: «Присылайте, что хотите, - все , писанное в духе свободы, будет напечатано, от научных и фактических статей…до романов, повестей и стихотворений…Если у вас нет ничего готового, своего, пришлите ходящие по рукам запрещенные стихотворения Пушкина, Рылеева, Лермонтова, Полежаева, Печерина и др. …Дверь вам открыта. Хотите ли вы ею воспользоваться или нет? –это останется на вашей совести… Быть вашим органом, вашей свободной, бесцензурной речью- вот вся моя цель».5
    В своем обращении он сообщает, что  с 1 мая 1853 года типография будет открыта.
    Историческую  необходимость и своевременность  этого начинания Герцен обосновал  в написанном тогда же открытом письме в редакцию газеты «Польский демократ». Он утверждал, что русское политическое движение развивалось до сих пор в «среде аристократического меньшинства», без участия народа, «за пределами народного сознания». Возможность единения с народом была найдена в социализме, который он, будучи утопистом, видел в общинном землевладении, в освобождении крестьян с землей. Но в тот момент, писал Герцен, царь цензурными гонениями «лишил нас языка». Отсюда - неизбежность создания вольной печати.
    Вольная типография была создана 22 июня 1853 года. Через несколько дней появилось первое издание - брошюра «Юрьев день! Юрьев день! Русскому дворянству», в которой Герцен призывает русское дворянство начать освобождение крестьян от крепостной неволи. Он пытается воздействовать на ум и чувства дворян, предрекая неизбежную катастрофу, пугачевщину, если они не найдут в себе силы уничтожить крепостничество, воздействуя на царя. Но если дворяне не окажутся способны изменить положение в стране, то Герцен оставляет за собой право призвать народ к освобождению своими силами.
    В августе 1853 года Герцен публикует свою брошюру «Крещеная собственность», направленную против крепостного права. Резкими штрихами рисует Герцен порядки  и нравы русского крепостнического общества, произвол царизма и помещиков. В брошюре важную роль играет народническая идеализация сельской общины, как воплощения «неразвитого коммунизма», но иллюзии эти являются сущностью демократических взглядов Герцена, его веры в великое будущее русского народа. Он пишет: «Народ русский все вынес, но удержал общину. Община спасет народ русский; уничтожая ее, вы отдаете его, связанного по рукам и ногам, помещику и полиции…Народ русский ничего не приобрел…он сохранил только свою незаметную, скромную общину, т.е. владение сообща землею, равенство всех без исключения членов общины, братский раздел полей по числу работников и собственное мирское управление своими делами. Вот и все последнее приданое Сандрильоны (т.е. Золушки), - зачем же отбирать последнее».6
    Перелом в положении Вольной русской типографии наступил после смерти Николая I и окончания Крымской войны. В связи с новым подъемом общественного движения в России Герцен задумал издавать альманах «Полярная звезда». 25 июля 1855 года, в годовщину казни декабристов, вышел его первый номер с профилями пяти казненных декабристов на обложке.
      «Полярной звезде» была предпослана программа. Главным в программе было «Распространение в России свободного образа мыслей». Эта программа должна объединить вокруг Герцена все передовое общество в стране.
    Выпускать «Полярную звезду» строго периодически оказалось невозможным: вторая книга  вышла в конце мая 1856 года. В статье «Вперед! Вперед!», помещенной там, Герцен писал: «На первый случай вся программа наша сводится на потребность гласности, и все знамена теряются в одном – в знамени освобождения крестьян с землею. Долой дикую цензуру и дикое помещичье право! Долой барщину и оброк! Дворовых на волю! А со становыми и квартальными мы сделаемся потом».7
    К середине 1856 года обнаружилось, что рукописей из России поступает так много, а по характеру своему они иногда столь значительно отличаются от направления «Полярной звезды», что необходимо время от времени издавать особые, составленные из этих рукописей сборники.
    Так возникли сборники «Голоса из России». Первый из них вышел в свет в июле 1856 года.
    В начале апреля 1856 года в Лондон приехал старый друг и единомышленник Герцена – Николай Платонович Огарев, который немедленно стал участвовать в изданиях Вольной типографии. Во второй книге была помещена его статья «Русские вопросы» за подписью «Р.Ч.» («Русский человек»). С этого времени Огарев становится ближайшим помощником и соратником Герцена. Огареву, который только что приехал из России и живо чувствовал потребности русской общественной жизни, и принадлежала мысль – издавать в Лондоне новый периодический орган. Это издание должно было выходить чаще, чем «Полярная звезда», откликаться на все текущие события и вопросы русской жизни и быть удобным для распространения.
    Через год, в апреле 1857 года, Герцен особым листком известил читателей о выходе «Колокола»: «События в России несутся быстро, их надобно ловить на лету, обсуживать тотчас. Для этого мы предпринимаем новое повременное издание. Не определяя сроков выхода, мы постараемся ежемесячно издавать один лист, иногда два, под заглавием «Колокол»… О направлении говорить нечего; оно то же, которое проходит неизменно через всю нашу жизнь… В отношении к России мы хотим страстно, со всей силой последнего верования, чтоб с нее спали наконец ненужные старые свивальники, мешающие могучему развитию ее. Для этого мы теперь, как в 1855 году, считаем первым необходимым, неминуемым, неотлагаемым шагом: освобождение слова от цензуры, освобождение крестьян от помещиков, освобождение податного сословия от побоев.
    Обращаемся  ко всем соотечественникам, делящим  нашу любовь к России, и просим их не только слушать наш «Колокол», но и самим звонить в него».8
    Как доставляли «Колокол» в Россию?
    Один  из первых перевалочных пунктов был организован в Кенигсберге. В дальнейшем каналы проникновения «Колокола» в Россию умножились. Небольшой по размеру и тонкий «Колокол» свободно умещался в чемоданах с потайным отделением. Иногда ему придавали видимость тюков с упаковочной бумагой, и тогда «Колокол» проникал в Россию целыми кипами. Доходило до того, что в портовых городах за границей использовали прибывавшие туда военные суда: «Колоколом» начиняли стволы боевых орудий.
    Таким образом, деятельность и основные направления  идейных высказываний «Колокола» соответствовали практике и цели, высказанной Герценом: быть «вашей свободной, бесцензурной речью». 
 

    3. «Колокол» в борьбе  за освобождение  крестьян 

    В первое пятилетие своего существования  «Колокол» имел в России неслыханный  успех и приобрел исключительное влияние. Это было естественно в условиях общественного подъема, начавшегося после Крымской войны, роста крестьянского движения, постепенного нарастания революционного кризиса.
    «Колокол» отвечал на пробуждение в широких  слоях русского общества потребность  в свободном, бесцензурном органе антикрепостнического и демократического направления, открыто разрешающим наболевшие вопросы русской жизни.
    Одной из причин популярности «Колокола» была поразительная одаренность Герцена  как публициста. Незаменимым соратником Герцена был Огарев, перу которого принадлежала большая часть выступлений «Колокола» по экономическим и юридическим вопросам. Кроме их статей постоянно публиковались злободневные сообщения из России, блестяще обработанные редакцией и снабженные убийственными примечаниями.
    В первых номерах «Колокола» еще не было материалов, присланных из России. Но уже в 5-м листе редакция могла писать: «Мы получили за прошлый месяц ворох писем; сердце обливается кровью и кипит бессильным негодованием, читая, что у нас делается под спудом».9 С этого времени «Колокол» начинает серию разоблачений, направленных на конкретных представителей самодержавно-крепостнического режима и на злодеяния, которые они чинили по отношению к людям.
    С 15 февраля 1858 года «Колокол» стал выходить 2 раза в месяц. Его тираж увеличен до трех тысяч экземпляров, что по тем временам считалось очень большой цифрой.
    Главной чертой направления «Колокола» и  всей вольной печати была борьба за освобождение крестьян от крепостного  права. Журнал с сочувствием писал  о крестьянских волнениях, требовал немедленного уничтожения крепостного права с передачей крестьянам той земли, которая находилась в их пользовании.
    Чем выше поднималось крестьянское движение, чем яснее обозначался союз правительства  и помещиков, тем решительнее  Герцен вставал на сторону народа, на сторону молодого революционного поколения, возглавленного Чернышевским.
    Герцен  все чаще стал выступать с революционным  призывом, обращенным непосредственно  к народу.
    Демократическая линия «Колокола» ясно проявилась в  требованиях, которые Герцен и Огарев выдвигали в области крестьянской реформы в период ее подготовки.
    Они настойчиво требовали «не выкупа усадебной земли, а выкупа всей земли, какую имеют в пользовании  помещичьи крестьяне»(«Колокол», л.35), и решительно восставали против предоставления помещику власти «начальнику общины»(«Колокол», л.42 – 43), против установления для крестьян переходного, «срочно-обязанного» периода («Колокол», л.51), против отрезков земли в пользу помещика («Колокол», л.62).10
    Будучи  органом революционной демократии, «Колокол» отразил в то же время либеральные тенденции своих руководителей, их отступления от демократизма к либерализму. Герцен и Огарев были менее последовательными, чем Чернышевский и Добролюбов. Не понимая классовой природы русского самодержавия, они мечтали о «революции сверху». Этим и объясняется появление писем Герцена к Александру II, в которых он уговаривает освободить крестьян с землей.
    Герцен  правильно понял ограниченность буржуазных революций, при которых  народные массы остаются по-прежнему обездоленными, но при этом  недоверчиво относился к насильственным методам преобразования действительности.
    Это выразилось в его статье «Революция в России», которая была напечатана во втором листе «Колокола» от 1 августа 1857 года. Вот как Герцен описывает ситуацию в России: «Мы сто пятьдесят лет живем в ломке старого…Мы с Петра I в перестройке, ищем форм, подражаем, списываем и через год пробуем новое. Достаточно переменить министра, чтобы вдруг из государственных крестьян сделать удельных или наоборот».
    И вслед за этим следует вывод: «Имея  власть в руках и опираясь с  одной стороны на народ, с другой – на всех мыслящих и образованных людей в России, нынешнее правительство могло бы сделать чудеса, без малейшей опасности для себя. Такого положения, как Александр II, не имеет ни один монарх в Европе, - но кому много дается, с того много и спросится!..».11
    Герцен  постепенно приходит к выводу о том, что мирным путем в России никаких преобразований добиться не удастся, вместе с тем он, как уже было отмечено выше, не являлся сторонником революции. Хотя в № 8 «Колокола» Герцен указывает на правомерность крестьянской войны ради интересов народа.
    Поводом к этому послужило заявление  тамбовских крепостников, которые противились  намерению правительства провести реформу крепостного права.
    Усиление подобных тенденций в публицистике Герцена связано с тем, что в России к 1859 году сложилась революционная ситуация.
    «Колокол» меняет свою социальную ориентацию. Это выразилось в том, что Герцен разочаровался в среднем интеллигентном дворянстве, перестав видеть в нем двигатель последующих изменений в русской жизни.
    Между тем непоследовательность и противоречия в политической позиции «Колокола» привели к конфликту Герцена с новым поколением революционеров- разночинцев. В листе 44 журнала от 1 июня 1859 г. Герцен помещает статью «Very dangerous!!!».
    В этой статье Герцен обрушивается на «Современник»  и на «Свисток» за их насмешки над  либерально-обличительной литературой  и за отрицательное отношение  к лишним людям. Добролюбов, который вел «Свисток», доказывал, что нельзя ограничиваться обличением частных несправедливостей, в чем, собственно, и преуспевал «Колокол», в особенности рубрика «Под суд». По мнению Добролюбова нужно не обличать, а бороться с самодержавием и крепостничеством.
    Добролюбов  ответил на выступление Герцена  в июньской книжке «Современника», в которой утверждал, что революционно-демократическая критика, не отрицая необходимости обличений и гласности, стремится к «более цельному и основательному образу действий». В листе 64 «Колокола» (1 марта 1860 года) было напечатано было «Письмо из провинции», подписанное «Русский Человек», которое представляет собой изложение позиций русской революционной демократии. Его автор упрекал Герцена в том, что он восхваляет царскую семью вместо того, чтобы обличать неправду, а также говорил о том , что единственное средство для коренных изменений в жизни русского человека – это топор.
    Герцен  прокомментировал это письмо предисловием, которое поместил в этом же номере журнала. «Мы расходимся с вами не в идее, а в средствах, - писал он, - не в началах, а в образе действования. Вы представляете одно из крайних выражений нашего направления… К топору…мы звать не будем до тех пор, пока останется хоть одна разумная надежда на развязку без топора.
    Чем глубже…мы всматриваемся в западный мир…тем больше растет у нас отвращение от кровавых переворотов…К метлам надо призывать, а не к топору!.. Восстания  зарождаются и возрастают, как  все зародыши, в тиши и тайне  материнского чрева, им надобно много  сил и крепости, чтоб выйти на свет и громко кликнуть клич…Призвавши к топору, надобно иметь организацию…план, силы и готовность лечь костьми, не только схватившись за рукоятку, но схватив за лезвие, когда топор слишком расходится? Есть ли все это у вас?».12
    Разногласия между Герценом и революционной демократией, несмотря на свою глубину и серьезность, были разногласиями людей, по словам Герцена, «дружеского стана». Вообще, «Колокол», как, впрочем, и другие издания Герцена, оказали огромное влияние на развитие политического сознания демократической интеллигенции 1850-1860-х гг. и сыграли большую роль в русском освободительном движении.
    По  мере нарастания революционной ситуации в России направление «Колокола» становилось все более революционным. Если проследить то, как отзывается журнал об Александре II, тенденция эта очевидна. Итак, 1 июля 1858 года Герцен пишет: «Александр II не оправдал тех надежд, которые имела Россия при его воцарении». Через полтора месяца он заявляет: «Мы каемся перед Россией в нашей ошибке. Это – то же николаевское время, но разварное с патокой». Непосредственно перед реформой разочарование достигло высшей ступени. «Прощайте, Александр Николаевич, счастливого пути! Bon vouage!..Нам сюда», - писал Герцен 15 апреля 1860 года. («Колокол», № 68-69).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.