На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Индустриализация, коллективизация и культурное строительство в Советском государстве

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 10.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Индустриализация, коллективизация  и культурное строительство  в Советском государстве. 

Внутренняя  борьба среди коммунистов. 

1. Формирование политической  системы СССР в  20-30-е гг. Становления режима личной власти Сталина.
  К концу восстановления периода Советского государство существенно окрепло. Сама партия коммунистов закалилась в идейном отношении и увеличила свой численный состав. Повысилась ее руководящая роль. Она руководила более чем полуторамиллионным комсомолом, семимиллионными профсоюзами, десятимиллионной армией членов различных добровольных обществ. Деятельность этих организаций свидетельствовала о росте активности масс, развитии пролетарской демократии, воспитательной работы партии.
  Достижения  в хозяйственной  и политической жизни  страны наглядно показали, что поставленный В. И. Лениным в начале нэпа вопрос «кто кого» решался в пользу социализма. Новая экономическая политика оправдала себя: страна неуклонно двигалась по пути к социализму. Успехи, достигнутые в хозяйственной и политической жизни, ставили перед Советским государством новые серьезные задачи дальнейшего развития социалистического строительства. Их решение требовало абсолютного единства воли и сплоченности партийных рядов коммунистов, которых не было уже с начала 20-х гг. при переходе к новой экономической политике. Дело в том, что в большевистской партии находились люди, которые, вместо того чтобы по-деловому и глубоко разобраться в причинах экономических трудностей в условиях перехода от войны к мирному строительству, понять и объяснить источники политического кризиса в стране и приложить все силы к их устранению, начали внутрипартийную борьбу.
  Сложившееся положение объяснялось рядом  причин. Став массовой партией, РКП (б) начала все более испытывать на себе влияние мелкобуржуазной стихии, которая неизбежно породила колебания в сторону анархизма, находившего выражение, в частности, в создании различных группировок, отвергающих единую партийную дисциплину. К тому же не все даже видные деятели партии смогли быстро и трезво оценить обстановку и в соответствии с этим перейти к новым формам и методам партийной работы. Сказалась и слабость теоретической подготовки многих коммунистов, которые сравнительно недавно вступили в партию и не прошли суровой школы революционной борьбы.
  Уже к ноябрю 1920 г. В РКП (б) обнаружились признаки фракционности: появились группы со своими платформами, стремившееся создать «особую» дисциплину. Пополняла свои ряды и группа демократического централизма («децисты»), основное ядро которой составляли «левые коммунисты».
  Сторонники  «рабочей оппозиции» и их лидеры А. М. Коллонтай, С. П. Медведев, Ю. Х. Лутовинов, И. Н. Перепечко и др. проявили особую активность при обсуждении вопросов о партийном строительстве на конференциях в Москве, Харькове и других промышленных центрах. Они выступали с демагогическими речами о «бюрократизме» в партии, требовали невмешательства ЦК РКП (б) в работу советских и профсоюзных органов и полного отказа от назначений работников на важнейшие участки народного хозяйства. Разновидностью «рабочей оппозиции» явилась московская группа Е. Н. Игнатова, Г. И. Корзина и др. Критикуя «все и вся», она дошла до призыва изгнать из рядов РКП (б) интеллигенцию.
  В тон «рабочей оппозиции» по вопросам партийного строительства выступали и «децисты». Их наиболее активные представители – Т. В. Сапронов, Н. Осинский (В. В. Оболенский), Рафаил (Р. Б. Фарбман), извращая принцип демократического централизма, на основе которого начала проводиться перестройка всей деятельности РКП (б), требовали узаконения свободы фракций и групп в партии. «Децисты» отрицали руководящую роль партии в Советах, выступали против единства политического и организационного руководства Центрального Комитета.
  На  плечи РКП (б) ложились сложнейшие задачи построенного общества, в первую очередь  задачи перестройки экономики страны, регулирования взаимоотношений классов, создания и укрепления государственных органов еще невиданного типа, выработка перспектив дальнейшего социалистического строительства. Эти задачи никто из Российской коммунистической партии не решал. Естественно, что в этом новом и весьма сложном деле имелись серьезные недостатки и ошибки.
  В сложившихся условиях партия, решительно отвергая фракционные платформы  в области партийного строительства, вскрывая их вред и несостоятельность, делая все возможное, чтобы разубедить заблуждающихся. Однако лидеры оппозиционных течений и групп не прекратили борьбы. Более того, борьба приняла особые острые формы, когда Троцкий навязал партии новую, получившую широкий размах дискуссию о профсоюзах.
  Выступление Троцкого было не первым и, как показала жизнь, не последним его выступление против ленинизма. При каждом крутом повороте исторических событий он был застрельщиком борьбы против партии большевиков. Разжигая в конце 1920 – начале 1921 г. новую дискуссию, он начал спор с вопроса о профсоюзах. Но профсоюзы были лишь поводом, ибо все выступления Троцкого в это время, его нападки на РКП (б) свидетельствовали о том, что он снова выступил против партии по коренным вопросам пролетарской революции и социалистического строительства, посягнул на партийное единство, на нерушимую связь партии с массами.
  В. И. Ленин, страстно боровшийся за единство РКП (б), делал все, чтобы разрушить  фракционные планы Троцкого, предотвратить  дискуссию, которая мешала нормальной работе, лихорадила партию. И когда все же она была развязана, он начал беспощадную борьбу с троцкизмом и другими оппортунистическими течениями.
  Начало  профсоюзной дискуссии положило выступление Троцкого на V Всероссийской конференции профсоюзов, проходившей в ноябре 1920 г. На совещании коммунистической фракции конференции он бросил «крылатое словечко» о «перетряхивании» профсоюзов. Суть его предложения заключалась в том, чтобы в состав руководящих органов этой массовой организации рабочего класса  подбирались такие люди, которые могли применять военные методы работы, «завинчивать гайки военного коммунизма». Так, вместо метода убеждения масс, к чему стремилась партия, троцкисты пытались насадить методы командования и администрирования.
  Бухарин и его сторонники (Преображенский, Серебряков, Сокольников, Ларин, Яковлева) выступили в ходе дискуссии с «самостоятельной» платформой. Сыгравшей роль «пособника худшей и вреднейшей фракционности». Бухаринская, или, как ее называли, «буферная платформа», представляла собой мешанину из заимствованных, часто противоречивых положений, выдвигавшихся в ходе спора.
  «Рабочая  оппозиция» тоже образовала свою платформу, в которой содержались требования передать управление народным хозяйством органу, избранному на «всероссийском съезде производителей»; предоставить профсоюзам исключительное право назначить работников на административно – хозяйственные посты; ликвидировать Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ) и передать его аппарат отраслевым профсоюзам. В этот же момент активизировали свои действия «децисты»: блокируясь с «рабочей оппозицией», они заявили о «бюрократическом омертвение профсоюзов», предлагали назначить членов ВСНХ на Пленуме ВЦСПС. С лидерами «рабочей оппозицией» и «децистов» солидаризировались сторонники группы Игнатова.
  Дискуссия о профсоюзах показала, что фракционные  группировки, несмотря на существования между ними различия, имели много общего, в частности, их объединяло отрицание руководящей роли партии в системе диктатуры пролетариата, неверие в творческие возможности народных масс.
  18 января 1921 г. в «Правде» была  опубликована «платформа десяти»,  подписанная В. И. Лениным, Артемом  (Ф. А. Сергеевым), Г. Е. Зиновьевым, М. И. Калининым, Л. Б. Каменевым,  Г. И. Петровским, Я. Э. Рудзутаком, И. В. Сталиным, М. И. Томским  и С. А. Лозовским. Платформа, носившая название «Проект постановления Х съезда РКП (б) о роли и задачах профсоюзов», состояла из двух частей. В ее первой части, озаглавленной «Профсоюзы в эпоху диктатуры пролетариата», раскрылись роль и задачи этой массовой организации рабочего класса в период перехода к мирному социалистическому строительству.
  Во  второй части платформы излагались конкретные мероприятия, помогающие профсоюзам ближе подойти к решению хозяйственных задач и участие в организации и управлении промышленности. Предусматривалось создать экономические отделы профсоюзов для систематического обобщения и использования опыта масс; ставилась задача вовлекать все более широкие массы в управление хозяйством Советской республики путем участия профсоюзов в формировании хозяйственных органов, в выработке единого хозяйственного плана и производственных программ.
  Завершающий этап дискуссии показал, что огромное большинство членов партии полностью  разделяют ленинские взгляды  на роль и задачи профессиональных союзов. 26 января 1921 г. «Правда» сообщала, что на происходящих собраниях Московской организации РКП (б) не менее 80 % коммунистов высказалось за «платформу десяти». Полное поражение потерпели оппозиционеры также в Петрограде, Саратове, Иваново-Вознесенске, Нижнем Новгороде и других крупнейших промышленных центрах страны.
  Итоги дискуссии подвел состоявшийся в  марте 1921 г. Х съезд РКП (б), решения которого свидетельствовали о том, что Советское государство было готово решать сложные задачи хозяйственного строительства.
  После съезда и до октября 1923 г. в РКП (б) не было в какой-то мере организованных выступлений антипартийных группировок. На сентябрьском пленуме 1923 г. Троцкий голосовал за решения ЦК по экономическим вопросам. Однако две недели спустя он обратился с письмом к членам ЦК и ЦКК, в котором порочил проводимые мероприятия.
  Таким образом, стало ясно, что в момент, когда партия вела напряженную работу, преодолевая хозяйственные и  политические трудности, когда В. И. Ленин был тяжело болен, организационно оформилась оппозиция, который фактически возглавил Троцкий. Он снова продемонстрировал свою беспринципность, в том числе в выборе союзников для борьбы против ЦК.
  Оппозиция чернила ЦК РКП (б), его деятельность направленную на преодоление хозяйственных трудностей; фальсифицировала и передергивала факты, чтобы вызвать недоверие масс к руководящим органам партии. Как один из основных аргументов против хозяйственной политики РКП (б) Троцкий выдвигал «отсутствие всеобщего плана». Извращая экономическую политику РКП (б) он пророчил стране экономический кризис.
  Троцкий по-прежнему отрицал необходимость  прочной смычки государственной промышленности с крестьянским хозяйством и упорно настаивал на проведение абсурдной «жесткой конференции» промышленности, не смотря на указания ХII съезда, состоявшегося в апреле 1923 г. Не менее абсурдным было и требование Преображенского сохранить высокие цены на промышленные товары, мотивируемое надуманным «законом первоначального социалистического накопления».
  Оппозиционеры не понимали социалистической природы государственной промышленности и считали, что как при капитализме, так и в условиях советского строя крупное производство подчиняет себе, «поглощает» мелкотоварное производство. Троцкисты не замечали принципиальной разницы между частнокапиталистическим и мелкотоварным крестьянским хозяйством. Они не верили в способность рабочего класса приобщить основные массы крестьянства к строительству социализма. Делая упор на частнособственнические тенденции мелких товаропроизводителей, троцкисты не видели того, что они являются одновременно и тружениками. Отсюда – боязнь и растерянность троцкистов в обстановке нэпа, преувеличение сил частнокапиталистического сектора и недооценка роли и значения таких объективных факторов социалистического развития, как власть в руках рабочего класса, общественная собственность на основание средств производства, смычка между промышленностью и сельским хозяйством, кооперирование крестьянства. Отсюда – авантюристические предложения троцкистов в отношении крестьянства.
  Противопоставляя  свои взгляды линии Центрального Комитета, оппозиция пыталась ревизовать ленинские программные положения о построении социализма в одной стране. Если мировая революция не произойдет в ближайшее время, утверждал Троцкий, то в России неизбежен возврат капитализму. Именно по этим коренным вопросам развернулась ожесточенная борьба.
  Партия  сознавала, какие трудности стоят  на пути социалистического развития СССР, и принимала меры, чтобы их устранить. Однако троцкисты умышленно преувеличивали эти трудности, сгущая краски и впадая в панику. Как и прежде, Троцкий, и его сторонники не вносили не каких конкретных предложений по совершенствованию работы промышленности и сельского хозяйства, развитию товарооборота и улучшению материального положения трудящихся. Наоборот, они только мешали партии решать эти вопросы. Троцкий не внес ни одного предложения: ни в СНК, ни в Госплан, ни в СТО, членом которого состоял. Претендуя на особое положение в партии, он не желал участвовать в коллективном обсуждении и вопросов, болезненно реагировал на критику, неоднократно обращался к местным парторганизациям без ведома и в обход ЦК РКП (б).
  Вопреки фактам троцкисты утверждали, что  в партии будто бы нарастает кризис, отсутствует внутрипартийная демократия, что в условиях «режима фракционной диктатуры» партия стала «замирать». Троцкистская оппозиция требовала свободы дискуссий и группировок, добивалась отмены решения Х съезда «О единстве партии» и запрете существования фракций. В вопросах международной политики Троцкий навязывал партии политику «волевых импульсов», которая могла привести к военным авантюрам. Оппозиционеры самовольно распространяли письмо Троцкого и другие заявления, добиваясь их обсуждения.
  Изучив  письмо Троцкого, президиум Центральной  Контрольной Комиссии (ЦКК) охарактеризовал его как антипартийную платформу, на базе которой предпринималась попытка создать Фракию. 19 октября 1923 г. ряд членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК направили письмо «Членам ЦК и ЦКК», в котором глубоко и всесторонне критиковали политическую линию оппозиции, разоблачались демагогические приемы и фракционный характер ее выступления. Авторы письма подчеркивали, что В. И. Ленин десятки, раз разъяснил Троцкому, что «хозяйственные вопросы принадлежат к числу тех, где быстрее успехи невозможны, где требуются годы и годы терпеливой и настойчивой работы, дабы достигнуть серьезных результатов….».
  Спустя  неделю состоялся объединенный Пленум ЦК и ЦКК РКП (б) совместно с представителями Х крупнейших парторганизаций. На Пленуме в октябре 1923 г. присутствовали 12 представителей «группы сорока шести». Обсуждая вопрос о внутрипартийном положении. Выступления Троцкого и «группы сорока шести» были осуждены как фракционно-раскольнически. ЦК ЦКК подчеркнули необходимость бороться с фракционными выступлениями внутри партии. Троцкому предложили в дальнейшем принимать практическое участие в работе центральных партийных и советских учреждений, членом которых он состоял. Пленум единодушно одобрил намеченный курс на развитие внутрипартийной демократии.
  Центральный Комитет, чтобы не отвлекать партийные организации от работы и во имя сохранения единства партии, решил не разглашать документы об оппозиции. Однако Троцкий и его сторонники нарушили и это постановление. Письмо Троцкого и «заявление сорока шести» появились в Петрограде, на Украине, воинских и вузовских парторганизациях. Тем самым троцкисты, как и в 1921 г., навязали партии дискуссию. Чтобы привлечь на свою сторону политически неопытную студенческую молодежь и получить ее поддержку, Троцкий льстил ей, называя «вернейшим барометром партии».
  Выступления оппозиционеров принимали все более  острый характер. Особенно напряженно проходили дискуссия в Москве. Троцкисты делали ставку на столичную  организацию. Именно здесь они сосредоточили  свои главные силы. Оппозиционеры разъезжали по стране, вербовали из числа малосознательных членов партии политически неустойчивых людей, сколачивали вокруг себя группы по признаку личной преданности и приятельских отношений. В Москве оппозиция создала свое фракционное бюро во главе с Серебряковым, на квартире которого было проведено фракционное совещание, где обсуждался вопрос о возможных кандидатах в члены ЦК РКП (б) из числа оппозиции.
  Одной из первых против оппозиции выступила  Петроградская организация РКП (б). «Правда» опубликовала 18 декабря 1923 г. «Письмо Петроградской организации членам нашей партии», в котором осуждались действия оппозиционеров. Острая внутрипартийная борьба велась в коммунистических организациях Украины, Белоруссии, Закавказья, Средней Азии. Линию ЦК РКП (б) одобрило 99,9% всех производственных ячеек компартии Украины. В Белоруссии троцкистам удалось привлечь лишь отдельных членов партии.
  Первые  итоги были подведены на январском (1924 г.) Пленуме ЦК РКП (б). В его  работе приняли участие члены  и кандидаты в члены ЦК и ЦКК, а также представители ЦКК Украины. На Пленуме было сообщено, что подавляющее большинство коммунистов во всех партийных организациях – 98,7% членов партии – высказалось за линию ЦК; оппозиция собрала лишь 1,3% голосов.
  Пленум  одобрил резолюцию «О партстроительстве» и вынес ее на рассмотрения ХII конференции РКП (б), которая проходила в Москве 16 – 18 января 1924 г.
  В резолюции конференции « Об итогах дискуссии и о мелкобуржуазном  уклоне в партии» была дана глубокая оценка классовой сущности оппозиции. Отмечалось, что «в лице нынешней оппозиции мы имеем перед собою не только попытку ревизии большевизма, не только прямой отход от ленинизма, но и явно выраженный мелкобуржуазный уклон. Не подлежит никакому сомнению, что эта оппозиция объективно отражает напор мелкой буржуазии на позиции пролетарской партии и ее политику. Принципы внутрипартийной демократии начинают уже истолковываться за пределами партии расширительно: в смысле ослабления диктатуры пролетариата и расширения, политических прав новой буржуазии». Конференция признала необходимой систематическую и энергичную борьбу всей партии против мелкобуржуазного уклона.
  Через два дня после окончания работы конференции скончался В. И. Ленин 20 января 1924 г.
  Траурные  митинги и собрания прошли по всей стране. Представители всех наций и народностей торжественно клялись крепить дружбу народов, Союз ССР. В города для участия в траурных манифестациях и собраниях приезжали тысячи крестьян из всех республик и областей.
  Первое  заседание II Всесоюзного съезда Советов 26 января было посвящено памяти В. И. Ленина. II съезд Советов утвердил постановление ЦИК СССР о сохранении на многие годы тела великого Ленина. Съезд удовлетворил просьбу петроградских рабочих о переименовании их города в Ленинград.
  Эмиграция же рассчитала, что кончина вождя большевистской партии вызовет раскол РКП (б) И распад Союза ССР. Кадет П. Милюков, например, писал в Париже, что «партия без Ленина должна пойти к погибели…».
  Но  в партии был объявлен ленинский  призыв в ряды коммунистов. Свыше 240 тыс. рабочих и крестьян, представителей интеллигенции было принято во время ленинского призыва, который закончился в основном к ХIII съезду партии, состоявшемуся весной 1924 г.
  Съезд рассмотрел одно из последних обращений  В. И. Ленина к партии – «Письмо к съезду», продиктованное им по частям в декабре 1922 г. В. И. Ленин просил, чтобы этот документ в случаи его смерти был оглашен на очередном съезде партии. Основная идея «Письма к съезду» состоял в том, чтобы сохранить и укрепить единство РКП (б), без чего партия не сможет выполнить свою роль коллективного руководителя.
  Идеологические  диверсии троцкистов встретили решительный  отпор. Борьба партии против троцкизма  приняла особенно острый характер в  ноябре-декабре 1924 г. после выхода в свет статьи Троцкого «Уроки Октября» - введения к третьему тому его сочинений. Эта статья, выдаваемая им за беспристрастное историческое исследование, в действительности была фальсификацией истории большевистской партии. Троцкий стремился приуменьшить роль Коммунистической партии и В. И. Ленина в подготовки и проведении вооруженного восстания. В тоже время он непомерно выпячивал свою роль и заслуги в 1917 г. Он обвинял руководство Коминтерна в непонимании уроков Октября и возлагал на него ответственность за поражение европейского пролетариата в 1923 г. В «Уроках Октября» Троцкий уделил немало места критике капитулянтского поведения Зиновьева и Каменева накануне Октябрьской революции. Однако факты, о которых он сообщал, были хорошо известны партии.
  В первых числах ноября «Правда» начала печатать статьи, в которых давался отпор троцкистской фальсификации истории Октябрьской революции, и раскрывалась антиленинская сущность троцкизма.
  Партия  направила основной удар против тезиса Троцкого о «рассечении» большевизма  на дооктябрьский и послеоктябрьский. В ряде работ было показано, что ленинизм – это единая, стройная и цельная теория, непрерывно развивающаяся и обогащающаяся. Резко критиковались утверждения троцкистов об «идейном перевооружении» большевизма. Партия еще раз доказала, что теория «перманентной революции», выдвинутая в 1905 г. немецким оппортунистом Парвусом и тогда же подхваченная Троцким, с самого начала служила идейным орудием борьбы против В. И. Ленина, против большевизма.
  Партия  доказала, что троцкистская теория «перманентной революции» не имеет ничего общего с ленинскими положениями по вопросу о перспективах социалистического строительства в СССР. Известно, что важнейшим тезисом ленинской теории социалистической революции является вывод о возможности победы социализма первоначального в немногих или даже в одной, отдельно взятой стране. Троцкий же, наоборот, считал, что без прямой государственной поддержки европейского пролетариата рабочий класс России удержаться у власти не сможет. Он утверждал, что за семь лет советской власти она даже «не подошла» к созданию социалистического общества; что подлинный подъем социалистического хозяйства в России станет возможным только после победы пролетариата в важнейших странах Европы. По существу, на таких же позициях стояли Зиновьев и Каменев. Они признавали, что пролетариат одной страны в состоянии захватить власть и удержать ее до победы международного рабочего класса. Однако, подобно Троцкому, они считали невозможной победу социализма в СССР вследствие его технико-экономической отсталости.
  Раскрыв сущность теории «перманентной революции», партия доказала также полную несостоятельность  утверждений троцкистов о «крестьянской  подоплеке» ленинизма и его «национальной ограниченности», которые преследовали цель принизить значение ленинизма, умалить роль В. И. Ленина как теоретика марксизма.
  Резко критиковала партия Троцкого за фальсификацию  истории Октябрьской революции, показали выдающуюся роль В. И. Ленина как вдохновителя и организатора победы Октября.
  Непрерывные нападки Троцкого на ленинизм, на партию не были случайными. Они логически вытекали из его взглядов.
  Перед партией и международным коммунистическим движением Троцкий еще раз  предстал как фракционер – враг ленинизма и фальсификатор истории  партии.
  Вопрос  о борьбе с троцкизмом обсуждался на пленумах губернских, краевых, окружных и районных комитетов РКП (б), на партийных конференциях и собраниях партактивов. Борьбу с троцкизмом возглавляли видные партийные и советские деятели. Все они добивались того, чтобы каждый коммунист уяснил опасность и вред троцкизма. Попытки ревизовать ленинизм были осуждены даже и в тех немногих партийных организациях, где троцкисты раньше мели относительно сильные позиции. Итоги борьбы с троцкизмом в 1924 г. показали, что оппозиция почти нигде не имела сторонников.
  Один  из лидеров оппозиции – Зиновьев, являвшийся тогда председателем  Ленинградского совета, членом Политбюро  ЦК РКП (б) и председателем Исполкома Коммунистического Интернационала, вместе со своим окружением заигрывал с ленинградскими рабочими, называл их «солью пролетарской земли», поощрял и раздувал местнические настроения, бытовавшие среди некоторых партийных и советских работников; стремился принизить другие организации партии, особенно московскую.
  Не  останавливаясь подробно на деятельности «новой оппозиции» (этот вопрос требует специального исследования), отметим лишь, что делегаты съезда дали серьезный отпор оппозиционерам. В ответ на их требования о рекомендации Зиновьева в единоличные лидеры партии ХIV съезда выразил доверие Сталину и высказался за оставление его на посту Генерального секретаря.
  Полное  поражение оппозиции на съезде было очевидным. Но, как показало заключительное слово Зиновьева, она не сделала для себя правильных выводов. Он заявил, что ленинская установка на возможность победы социализма в одной стране «отдает душком национальной ограниченности» и потребовал продолжить дискуссию по этому и другим давно решительным вопросам.
  Решения съезда поддержали все партийные  организации. Количество защитников оппозиции было весьма незначительным.
  Состоявшиеся  в начале февраля чрезвычайные районные, уездные, а затем и ХХIII Ленинградская губернская конференция ВКП (б) окончательно завершили идейный и организационный разгром «новой оппозиции».
  Разгром оппозиции сыграл важную роль в борьбе против антиленинских элементов в рядах ВКП (б), в сплочении всех коммунистов на основе ленинской линии на индустриализацию, на ускорение темпов социалистического строительства.
  Состоявшаяся  осенью 1926 г. ХV конференция ВКП (б) в резолюции «Об оппозиционном блоке ВКП (б)», принятой по докладу Сталина, разоблачила сущность взглядов троцкистко-зиновьевского блока на характер и перспективы революции, показала несовместимость этих взглядов с ленинизмом; констатировала, что троцкистко-зиновьевские оппозиционеры вопреки предупреждению ЦК ВКП (б) не прекратили своей подрывной работы; дала развернутую политическую оценку троцкистско-зиновьевской оппозиции как меньшевистского уклона в партии; показала, что взгляды Троцкого  и его единомышленников противоречит принципам пролетарского интернационализма и полностью совпадают со взглядами западно-европейских оппортунистов; вновь предупредила оппозиционеров, что дальнейшая эволюция в сторону меньшевизма приведет их к исключению из Коммунистической партии; призвала всех коммунистов к решительной борьбе против троцкистко-зиновьевского блока. На конференции троцкистко-зиновьевский блок не получил ни одного голоса.
  1929 год был в известной мере, переломным  и в политическом развитии  страны.
  По-прежнему существовала однопартийная система власти. Но в этот период наблюдаются и процессы, характеризующиеся заметным сращиванием партийных руководящих органов и государственных структур власти. Одновременно укрепляется административно-командная система управления и формируется база для возникновения культа личности Сталина. Для правильного понимания этих явлений необходимо учитывать следующие обстоятельства. Исходный уровень социально-экономического развития страны в тот период, когда было начато социалистическое строительство, не обеспечивал необходимых объективных предпосылок для построения социализма. Поэтому придавалось огромное значение субъективным факторам, среди которых соответствующую роль играла деятельность партийных структур правящей Коммунистической партии. Под руководством партийных органов работали и профсоюзные, и комсомольские органы и организации. Тем самым в партийных органах концентрировалась реальная политическая власть. К тому же нормативных документов, регламентировавших отношении партии и государства, не было.
  Нужно учитывать и такой момент. В  условиях неразвитости демократии, монопольной власти одной партии принадлежность к ней была единственным средством для многих продвинуться по службе, сделать карьеру.
  Социальный  и кадровый состав партии находился  в прямой связи с возникновением административно-командной системы и культом личности Сталина еще и потому, что форсирование индустриализации вызвало приток на производство огромной массы крестьян. Вырванные из привычной среды, став «новыми рабочими», они чувствовали себя в городе неуверенно, были не защищены социально. В определенной мере и они стали социальной основной административно-командной системы и культа личности Сталина. Любой администратор (мастер, начальник цеха и т.д.) был в представлении этих рабочих человеком, от которого во многом зависела их судьба. Это рождало психологию сильной личности, привычку к действию на основе командных методов, делало их управляемыми.
  Важное  значение для формирования политического режима в стране имели и особенности характера самого Сталина. В нем сильная воля, огромные организаторские способности сочетались с неограниченным властолюбием, грубостью, болезненной подозрительностью и т. д.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.