На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Классическая Школа Политической Экономии

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 11.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Введение
В данной работе, характеризующей классическое направление  в истории экономических учений, будет рассмотрен следующий круг вопросов: что обусловило вытеснение концепции меркантилизма и двухсотлетнее господство классической политической экономии; как в экономической науке трактуют термин «классическая политическая экономия»; какие этапы охватывает в своем развитии классическая политическая экономия; каковы особенности предмета и метода изучения «классической школы».
Классическая  политическая экономия возникла тогда, когда предпринимательская деятельность вслед за сферой торговли, денежного  обращения и ссудных операций распространилась также на многие отрасли  промышленности и сферу производства в целом. Поэтому уже в мануфактурный  период, который выдвинул на первый план в экономике капитал, занятый  в сфере производства, протекционизм  меркантилистов уступил свое доминирующее положение новой концепции — концепции экономического либерализма, базирующейся на принципах невмешательства государства в экономические процессы, неограниченной свободы конкуренции предпринимателей.
Термин «классическая  политическая экономия» было впервые  введен в научную терминологию К. Марксом. Заслуга экономистов-классиков (к которым он относил в первую очередь А. Смита и Д. Рикардо) состояла в том, что они якобы  проникали в «сущность» исследуемых  экономических явлений. Игнорирование  «сущностей», характерно, по его мнению, для «вульгарной политической экономии», к которой он, между прочим, относил  таких классиков, как Ж. Б. Сэй, Т.Р. Мальтус и др.
Сам термин «политическая  экономия» имел за историю своего существования четыре значения (не считая того смысла, которой ему  приписывался в  рамках марксистско-ленинского подхода). В момент своего появления  в 1615 году (в работе меркантилиста  А. Монкретьена, «Трактат политической экономии» [«Traite d’economie politique»]) он означал  науку об управлении государством национального  хозяйства. В традиционном, «обычном»  смысле, под термином «политическая  экономия» имелась в виду наука, исследующая «такие отношения, которые  направляются на удовлетворение материальных потребностей людей, стремятся ко всему  тому, что касается благосостояния людей» (Жид Ш. Основы политической экономии. М., 1916. С.2 [первое издание  этой книги вышло во Франции еще  в 1883 г.]). Легко увидеть, что в такой  трактовке этот термин просто соответствует  экономическому анализу за II период его существования. Согласно современному «магистральному» значению этого понятия, «политическая экономия» связана с исследованием при помощи экономических методов (прежде всего, при помощи принципа оптимизации) политических явлений и взаимодействия между экономическими и политическими сферами. Нередко «политическую экономию» в такой трактовке относят к одному из течений неоинституционализма. Наконец, ряд представителей «еретических» течений современного экономического анализа - неомарксисты и некоторые посткейнсианцы и т.д. - трактуют «политическую экономию» как подход, в рамках которого поведение хозяйствующих субъектов трактуется как зависящее в первую очередь от их классовой принадлежности (а не от индивидуальной оптимизации) и делается акцент на изучении динамического взаимодействия между распределением дохода, накоплением капитала и техническим прогрессом (а не статичным размещением ресурсов). Таким образом, осуществляется попытка возвращения «в лоно» классического и марксистского понимания (т.е. понимания, характерного, опять-таки, для II периода существования экономического анализа) того, чем должна заниматься экономическая наука. Эти экономисты принадлежат к современной радикальной политической экономии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.  Общая характеристика классического направления
Как известно, с  начала XVII в. после выхода в свет «Трактата политической экономии» АН. Монкретьена (1615) суть политической экономии сводилась проводниками административного решения экономических проблем к науке о государственном хозяйстве. Но к концу XVII в, и в последующее время мануфактурная экономика наиболее развитых европейских стран достигла такого уровня, что «советники при короле» уже более не могли убеждать его о путях наращивания богатства страны через «...работы о золоте, о сдерживании импорта и поощрении экспорта и о тысяче детальных распоряжений, имеющих целью установить контроль над экономикой».[7]
Указанный период ознаменовал начало действительно  новой школы политической экономии, которую классической называют прежде всего за подлинно научный характер многих ее теорий и методологических положений, лежащих и в основе современной экономической науки. Именно благодаря представителям классической политической экономии экономическая теория обрела статус научной дисциплины, и до сих пор, «когда говорят «классическая школа», то имеют в виду школу, которая остается верной принципам, завещанным первыми учителями экономической науки, и старается наилучше доказать их, развить и даже исправить, но не изменяя в них того, что составляет их существо».[7]
В результате разложения меркантилизма и усиления нарастающей тенденции ограничения прямого государственного контроля над экономической деятельностью «доиндустриальные условия» утратили былую значимость и возобладало «свободное частное предпринимательство». Последнее, по словам П.Самуэльсона, привело «к условиям полного laissez faire (т.е. абсолютного невмешательства государства в деловую жизнь), события начали принимать другой оборот», и только «...с конца XIX в. почти во всех странах происходило неуклонное расширение экономических функций государства».[7]
В действительности принцип «полного laissez faire» стал главным девизом нового направления экономической мысли — классической политической экономии, а её представители развенчали меркантилизм и пропагандируемую им протекционистскую политику в экономике, выдвинув альтернативную концепцию экономического либерализма. При этом классики обогатили экономическую науку многими фундаментальными положениями, во многом не потерявшими свою актуальность и в настоящее время.
В системе экономического образования большинства стран мира выделение «классической школы» в качестве соответствующего раздела курса истории экономических учений осуществляется прежде всего с точки зрения присущих трудам её авторов общих характерных признаков и черт. Такая позиция позволяет отнести к числу представителей классической политической экономии целый ряд ученых XIX столетия — последователей знаменитого А.Смита.
Например, один из ведущих экономистов современности  профессор Гарвардского университета Дж.К.Гэлбрейт в своей книге «Экономические теории и цели общества» считает, что «идеи А.Смита подверглись дальнейшему развитию Давидом Рикардо, Томасом Мальтусом и в особенности Джоном Стюартом Миллем и получили название классической системы»[2]. В широко распространенном во многих странах учебнике «Экономикс» американского ученого, одного из первых лауреатов Нобелевской премии по экономике П.Самуэльсона также утверждается, что Д.Рикардо и Дж.С.Милль, являясь «главными представителями классической школы... развили и усовершенствовали идеи Смита».[7]
Профессор Лондонского университета М.Блауг в свой популярной, выдержавшей четыре издания книге «Экономическая мысль в ретроспективе», говоря о термине «классическая политическая экономия» и её временных границах, пишет так: «Мы используем это выражение в устоявшемся смысле, имея в виду всех последователей А. Смита вплоть до Дж.С.Милля и Дж.Э.Кернса»[1]. При этом М.Блауг обращает внимание на то, что у Дж.М.Кейнса выражение «классическая экономическая наука» обозначает «...широкую плеяду ортодоксальных экономистов от Смита до Лигу, павших жертвой закона Сэя...». К этому следует только добавить, что в отличие от ограничительной позиции К.Маркса позиция Дж.М.Кейнса имеет расширительный характер, хотя аргументы последнего также небесспорны. 

2. Особенности предмета и метода изучения классической политической экономии.
Продолжая общую  характеристику почти двухсотлетней  истории классической политической экономии, необходимо выделить её единые признаки, подходы и тенденции в части предмета и метода изучения и дать им соответствующую оценку. Они могут быть сведены к следующему обобщению.
Во-первых, неприятие  протекционизма в экономической  политике государства и преимущественный анализ проблем сферы производства в отрыве от сферы обращения, выработка и применение прогрессивных методологических приемов исследования, включая причинно-следственный (каузальный), дедуктивный и индуктивный, логическую абстракцию. Одновременно подход с классовых позиций на наблюдаемые «законы производства» и «производительный труд» снимал любые сомнения по поводу того, что полученные с помощью логической абстракции и дедукции предсказания следовало бы подвергнуть опытной проверке. В результате свойственное классикам противопоставление друг другу сфер производства и обращения, производительного и непроизводительного труда стало причиной недооценки закономерной взаимосвязи хозяйствующих субъектов этих сфер, обратного влияния на сферу производства денежных, кредитных и финансовых факторов и других элементов сферы обращения.
Таким образом, приняв в качестве предмета изучения только проблематику сферы производства, экономисты-классики, говоря словами М.Блауга, «подчеркивали, что выводы экономической науки в конечном счёте основываются на постулатах, в равной степени почерпнутых из наблюдаемых «законов производства» и субъективной интроспекции».[1]
Во-вторых, опираясь на каузальный анализ, расчёты средних  и суммарных величин экономических  показателей, классики (в отличие от меркантилистов) пытались выявить механизм происхождения стоимости товаров и колебания уровня цен на рынке не в связи с «естественной природой» денег и их количеством в стране, а в связи с издержками производства или, по другой трактовке, количеством затраченного труда. Несомненно, со времен классической политической экономии в прошлом не было другой экономической проблемы, и на это также указывал Н.Кондратьев, которая бы привлекала «...такое пристальное внимание экономистов, обсуждение которой вызывало бы столько умственного напряжения, логических ухищрений и полемических страстей, как проблема ценности. И вместе с тем, кажется, трудно указать другую проблему, основные направления в решении которой остались бы столь непримиримыми, как в случае с проблемой ценности».
Однако затратный  принцип определения уровня цен  классической школой не увязывался с  другим важным аспектом рыночных экономических отношений — потреблением продукта при изменяющейся потребности в том или ином благе с добавлением к нему единицы этого блага. Поэтому вполне справедливо мнение Н.Кондратьева, который писал: «Предшествующий экскурс убеждает нас в том, что до второй половины XIX века в социальной экономии нет сознательного и отчетливого разделения и различения теоретических суждений ценности или практических. Как правило, авторы убеждены, что те суждения, которые фактически являются суждениями ценности, являются столь же научными и обоснованными, как и те, которые являются суждениями теоретическими». Несколько десятилетий спустя (1962) во многом похожее суждение высказал и Л. фон Мизес. «Общественное мнение, — пишет он, — до сих пор находится под впечатлением научной попытки представителей классической экономической теории справиться с проблемой ценности. Не будучи в состоянии разрешить очевидный парадокс ценообразования, классики не могли проследить последовательность рыночных сделок вплоть до конечного потребителя, но были вынуждены начинать свои построения с действий бизнесмена, для которого потребительские оценки полезности являются заданными».[3]
В-третьих, категория  «стоимость» признавалась авторами классической школы единственной исходной категорией экономического анализа, от которой как на схеме генеалогического древа вырастают другие производные по своей сути категории. Кроме того, подобного рода упрощение анализа и систематизации привело классическую школу к тому, что само экономическое исследование как бы имитировало механическое следование законам физики, т.е. поиск сугубо внутренних причин хозяйственного благополучия в обществе без учета психологических, моральных, правовых и других факторов социальной среды.
Указанные недостатки, ссылаясь на М.Блауга, отчасти можно  было бы объяснить невозможностью в  общественных науках всецело контролируемого эксперимента, вследствие чего «экономистам для того, чтобы отбросить какую-либо теорию, нужно гораздо больше фактов, чем, скажем, физикам».[3] Сам М.Блауг, однако, уточняет: «Если бы выводы из теорем экономической теории поддавались однозначной проверке, никто бы никогда не услышал о нереалистичности предпосылок. Но теоремы экономической теории невозможно однозначно проверить, поскольку все предсказания имеют здесь вероятностный характер».
В-четвертых, исследуя проблематику экономического роста  и повышения благосостояния народа, классики не просто исходили из принципа достижения активного торгового баланса, а пытались обосновать динамизм и равновесие экономики страны. Однако при этом, как известно, они обходились без серьёзного математического анализа, применения методов математического моделирования экономических проблем, позволяющих выбрать наилучший вариант из определённого числа состояний хозяйственной ситуации.
Наконец, в-пятых, деньги, издавна и традиционно  считавшиеся искусственным изобретением людей, в период классической политической экономии были признаны стихийно выделившимся в товарном мире товаром, который нельзя «отменить» никакими соглашениями междулюдьми. Среди классиков единственным, кто требовал упразднения денег, был П.Буагильбер. В то же время многие авторы классической школы вплоть до середины XIX в. не придавали должного значения разнообразным функциям денег, выделяя в основном одну — функцию средства обращения, т.е. трактуя денежный товар как вещь, как техническое средство, удобное для обмена. Недооценка же других функций денег была обусловлена недопониманием обратного влияния на сферу производства денежно-кредитных факторов. 

3. Первый этап классической школы политической экономии.
3.1. У. Петти.
Выдающимся экономистом  эпохи буржуазной революции в  Англии, основоположником классической политической экономии был Уильям Петти (1623–1687). Имея медицинское образование, он заинтересовался экономическими проблемами, когда ему было около 40 лет. Наиболее известными произведениями, принадлежащими его перу, являются «Трактат о налогах и сборах» (1662), «Слово мудрым» (1664), «Политическая  анатомия Ирландии» (1672), «Политическая  арифметика» (1676), «Кое-что о деньгах» (1682).
В начале своей  научной деятельности У. Петти придерживался  идей меркантилистов, считая, что именно золото и серебро являются преимущественной формой богатства. Он доказывал необходимость  привлечения труда в экспортно-ориентированные  отрасли, товары которых при отправке за границу принесут стране деньги. Был сторонником государственного вмешательства в экономику, но уточнял, что оно должно способствовать развитию производства. Однако в более поздний  период Петти формирует новые  теоретические положения, пересматривает свои взгляды по ряду вопросов. Подтверждением тому является работа «Разное о деньгах», где он приходит к пониманию, что  богатство страны не определяется количеством  золота. Ответ на вопрос, что же такое  богатство страны и каковы его источники, Петти дает в «Трактате о налогах и сборах»: «…труд есть отец и активное начало богатства, а земля – его мать…».[4]
В противовес меркантилистам, которые ищут богатство в сфере  обращения, он вообще отрицает какое-либо участие торгового капитала в  создании национального продукта. По его мнению, богатство создается  в сфере производства, а купцы  «…лишь играют роль вен и артерий, распределяющих… кровь и питательные  соки политического тела, а именно продукцию сельского хозяйства и промышленности».[4]
В учении о естественной цене У. Петти пытается выявить природу  происхождения стоимости, которую  называет естественной ценой товаров, и причины, влияющие на уровень их политической цены на рынке. Под политической ценой он понимает рыночную цену, колеблющуюся под влиянием различных факторов. Цена определяется стоимостью, стоимость  – затратами производства. Например, естественной ценой хлеба он считал количество серебра, которое требует  таких же затрат труда для своего производства, как и соответствующее  количество хлеба. Такой подход к  определению стоимости позволил считать его первым автором трудовой теории стоимости. Однако в отношении  цены земли были высказаны другие соображения. Приобретение земли У. Петти связывает с возможностью получения земельной ренты, поэтому  в основу цены земли он и кладет величину ренты, которую можно получить с приобретаемого участка за определенное число лет.
Новаторский дух  У. Петти проявился в его работе «Политическая арифметика», где  были заложены основы новой научной  дисциплины – экономической статистики. Он не только создал понятие о национальном доходе, но и первым предложил метод  его исчисления.
3.2. П. Буагильбер.
Родоначальником классической политической экономии во Франции считается Пьер Буагильбер (1646–1714). Высокое положение в обществе (занимал пост главного судьи города, в ведение которого входило общемуниципальное управление), незаурядные умственные способности вызвали у него желание выяснить причины низкого жизненного уровня населения в провинциях Франции. Уже в своей первой работе, которая была издана анонимно, он критикует меркантилизм, экономическую политику, проводимую министром финансов Ж.-Б.Кольбером, представляющую собой жесткий протекционизм, ставший причиной окончательного упадка сельского хозяйства во Франции. Назвав себя «адвокатом сельского хозяйства», он уделил особое внимание выявлению причин кризиса экономики Франции в целом и сельского хозяйства в особенности. Этим проблемам он посвятил ряд своих произведений: «Обвинение Франции», «Трактат о природе, возделывании и пользе зерна», «Рассуждения о природе богатства, денег и налогов», «Исследование о редкости денег», «Трактат о природе богатства». Обращаясь с письмами в министерство финансов, он требовал отмены запрета на вывоз хлеба и искусственно заниженных цен на зерно, проведения реформы системы налогового обложения.
П. Буагильбер внёс весомый вклад в развитие экономической  мысли, сформировав теоретико-методологический фундамент критики меркантилистских идей, используя концепцию «естественного порядка», невмешательства государства  в хозяйственную деятельность, естественной цены и рыночного саморегулирования, он способствовал формированию новых  рыночных отношений во Франции.
Особое внимание он уделял проблемам развития сельскохозяйственного  производства, в котором видел  основу экономического роста и богатства  страны. В адрес меркантилистов по этому вопросу он пишет: «Обеднение страны глупо относить на счет отсутствия металла».
Ученый считал, что «истинная стоимость» зависит  от затрат труда на производство товара, а рабочее время рассматривал в качестве меры стоимости. Обозначенная им проблема пропорциональности показана как условие нормального общественного  производства и обмена, связывающее  между собой всех товаропроизводителей.
Будучи ярым противником меркантилистов, П. Буагильбер также решительно выступил против денег. Не понимая, что деньги являются необходимым  атрибутом товарного обмена, выступал за их упразднение, усматривая в них  основную причину нарушения обмена товаров по «истинной стоимости» и источник бед товаропроизводителей.
Различия в  развитии капитализма в Англии и  во Франции во многом стали причиной того, что У. Петти и П. Буагильбер по ряду экономических проблем высказывают  полярные точки зрения. Однако оба  стоят у истоков классической политической экономии и объединяющим началом их взглядов выступает трудовая теория стоимости.
3.3. Ф. Кенэ.
Признанным лидером  физиократического направления, главой школы является Франсуа Кенэ (1694–1774). Уже в одной из своих первых работ под названием «Фермеры» Кенэ показал отсталость существующей системы земледелия и обосновал необходимость перестройки методов ведения сельскохозяйственного производства. Предлагая ликвидировать пережитки феодализма и перейти к фермерскому хозяйству как основе свободного механизма хозяйствования, он видел будущее за крупным капиталистическим земледелием. Его перу принадлежат такие произведения, как «Население» (1756), «Фермеры» (1757), «Зерно» (1757), «Налоги» (1757), «Экономическая таблица» (1758), «Общие принципы экономической политики земледельческого государства» (1758), «Естественное право» (1765) и др.
Центральное место  в учении Ф. Кенэ занимает проблема «чистого продукта» (национального  дохода), под которым понимается избыток продукции, полученный в  земледелии, над издержками производства. По мнению Кенэ, сельское хозяйство  оказалось единственной отраслью, создающей  «чистый продукт». Промышленность он определил как бесполезную сферу, так как она лишь изменяет форму  тех материальных ценностей, которые  уже созданы в сельском хозяйстве. Получалось, что стоимость произведенной  продукции в промышленности равна  издержкам ее производства. Торговля также, по мнению ученого, не прибавляет богатства, она служит для обмена ценности на равную ей ценность, приращения ценности при этом не происходит. Торговую прибыль Ф. Кенэ вообще считал внеэкономической категорией и рассматривал как результат  обсчета. Рассуждая таким образом, он исходил из предложенной им классовой  структуры общества. Впервые заговорив  о больших социальных группах  населения с чисто экономической  точки зрения, Ф. Кенэ выделил три  класса: производительный, который  посредством обработки земли  воспроизводит ежегодно богатство  нации, выплачивает доходы собственникам  земли. В этот класс он включил  всех занятых в земледелии (крестьян, фермеров); класс земельных собственников, к которому принадлежали землевладельцы, в том числе король и церковь; непроизводительный (бесплодный) класс, к которому он отнес граждан, не занятых  в сельском хозяйстве, т. е. промышленников, купцов, священников и др.
Медицинское образование  и богатое воображение позволили  Ф. Кенэ сравнить общество с организмом, а в качестве системы кровообращения этого общества рассмотреть потоки общественных продуктов и доходов, движущихся без участия государства. Данные идеи Кенэ представил в своей  знаменитой работе «Экономическая таблица», тем самым заложив основу построения межотраслевых балансов и моделей  «затраты – выпуск». Отдельные экономисты считают, что схема воспроизводства  общественного продукта, предложенная Ф. Кенэ, сильно упрощает реальность: неизменные цены в течение года; все доходы уходят на потребление; вся земля обрабатывается фермерами, арендующими ее у землевладельцев; не принимается во внимание внешняя торговля и т. д.
Экономическая таблица Ф. Кенэ показывает перераспределение  валового национального продукта в  стоимостной и натуральной формах между тремя секторами экономики, которые представлены рассмотренными выше классами. Изложенная схема процесса кругооборота годового продукта позволяет  проследить, из чего складываются доходы трех классов общества, как эти  доходы обмениваются на продукты, чем  возмещаются расходы каждого  класса. Сам процесс кругооборота распадается на несколько стадий, где деньги являются не более чем  инструментом и выполняют функцию  средства обращения. 

4. Второй этап классической  школы политической  экономии.
4.1. Условия возникновения учения и метод исследования А. Смита.
В XVIII в. Англия была самой передовой в экономическом  отношении страной. Продолжающийся рост промышленного производства сопровождался  увеличением числа мануфактур и  численности рабочих. Создание в 1784 г. первого парового двигателя ознаменовало начало промышленного переворота в  стране. Однако еще были сильны феодальные начала, процветала система протекционизма, по-прежнему государство охраняло монополии, действовала система цеховых  регламентов. В конце XVIII – начале XIX вв. в Англии сложились благоприятные условия для развития экономической мысли. В этот переломный момент основные проблемы, намеченные почти 100 лет назад в трудах У. Петти, получают дальнейшую жизнь в трудах А. Смита, одного из самых образованных людей своего времени.
Адам Смит (1723–1790) уже в 28 лет был избран профессором кафедры моральной философии в университете Глазго. Изданная в 1759 г. научная работа «Теория нравственных чувств» принесла ему широкую популярность. В 1764 г. он оставил работу в университете и принял предложение стать воспитателем сына видного политического деятеля. Сопровождая молодого лорда, он много путешествовал по Европе, где лично познакомился с физиократами Ф. Кенэ и А. Тюрго. Научный интерес А. Смита из области философии все больше смещался к экономическим проблемам, в 1766 г., после возвращения в Англию, он начал работу над своим главным трудом «Исследование о природе и причинах богатства народов». В 1778 г. А. Смит получил назначение на должность комиссара таможни в Эдинбурге, а в 1787 г. стал ректором университета в Глазго.
Выход в свет «Богатства народов» (1776) явился великим  событием в развитии экономической  мысли, которое завершило этап становления  политической экономии как науки. В  ней автор выделяет экономику  в особую отрасль знаний, четко  определяя ее предмет и методологию  исследования.
Осуждая идеологию  меркантилизма и игнорируя даже ценные элементы их учения, А. Смит положительно относился к физиократам, считая их своими союзниками, так как они  усматривали богатство страны не в деньгах, а в массе товаров. Изучение теории А. Смита позволяет понять, что объектом его внимания является сфера производства вне отраслевой структуры.
Методология учения А. Смита основана на концепции экономического либерализма. Он исходит из представления, что одним из естественных свойств  человека является эгоизм. Он вводит понятие  «экономический человек», определяя  его как лицо, которое руководствуется  только выгодой и стремится к  все большему накоплению богатства. Показывая, что интересы отдельного лица могут совпадать с интересами общества, Смит вводит понятие «невидимой руки», которая руководит действиями людей и направляет их к цели, не входящей в их намерения. Под «невидимой рукой» рынка он понимает рыночный механизм, функционирующий в условиях свободной конкуренции. Например, начиная  процесс производства, человек-эгоист преследует единственную цель – максимизировать  прибыль. Но в поисках более прибыльного  приложения капитала, в условиях свободной  конкуренции он направляет его в  те ниши общественного производства, где спрос превышает реальный объем производства, тем самым  удовлетворяя общественные потребности. А. Смит пишет, что человек «преследуя свои собственные интересы… часто  более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда  сознательно стремится сделать это».[8]
4.2. Основные теоретические положения теории А. Смита.
Ведущее место  в учении А. Смита занимает теория стоимости, которую он разработал гораздо  основательнее, чем У. Петти. Однако именно в этом вопросе ярко выражена двойственность его метода и противоречивость позиции. Отдавая предпочтение трудовой теории стоимости, он считал, что затраты  труда на производство товаров представляют основу для сопоставления их стоимости. А. Смит отмечал, что сложный (квалифицированный) труд создает в единицу времени больше стоимости, чем простой (неквалифицированный). Однако, будучи непоследовательным в изложении своей позиции, А. Смит дает второе определение стоимости – количество труда, которое необходимо потратить, чтобы купить этот товар. Третье определение стоимости через доходы, к которым А. Смит относил заработную плату, прибыль и ренту, получило название «догма Смита»: он остановился на позиции издержек производства и тем самым отразил взгляды предпринимателя. Это определение легло в основу теории факторов производства.
Деньги, по А. Смиту, это особый товар, стихийно выделившийся из всей массы товаров. Трактуя деньги как инструмент, который может  измерить ценность товаров, он воспринимал  их лишь как средство обращения, позволяющее  облегчить обмен товаров. Понимая  подчиненную роль денег и кредита  по отношению к производству, А. Смит недооценивал самостоятельности денежно-кредитных  факторов и их обратного влияния  на производство.
К научным заслугам А. Смита следует отнести его  учение о доходах, базирующееся на классовом  подходе. Выделив три «значительнейших»  класса капиталистического общества: класс наемных рабочих, класс  капиталистов и класс земельных  собственников, исходя из их отношения  к средствам производства, А. Смит определил основные виды доходов  в современном ему обществе: заработная плата, прибыль, земельная рента, источником которых считал труд.
А. Смит различал номинальную и реальную заработную плату, определяя первую размером денег, а вторую ставя в зависимость  от изменения цен на предметы потребления. Рассматривая прибыль как вычет  из стоимости продукта, созданного рабочим, ученый писал: «…работнику  не всегда принадлежит весь продукт  его труда, в большинстве случаев  он должен делить его с владельцем капитала, который нанимает его». [8]
В итоге А. Смит рассматривает прибыль как вознаграждение капиталисту за его труд и риск. Возникновение еще одного вида дохода – земельной ренты – он связывает  с частной собственностью на землю: «С тех пор, как земля превратилась в частную собственность, землевладельцы…  хотят пожинать там, где не сеяли».[8]
В первой главе  второй книги «Богатство народов» А. Смит всесторонне рассматривает  понятие, экономическую роль и функции  капитала. Капитал характеризуется  им как часть накопленного запаса, от которой капиталист ожидает получить доход. Заслуга А. Смита состоит в преодолении ограниченности понимания капитала физиократами, которые считали его производительным. У А. Смита производительным считается капитал, занятый не только в сельском хозяйстве, но и во всей сфере мануфактурного производства. Однако ученый недостаточно понимал капитал как движение, смешивал все виды капитала, не видел существенной разницы между капиталом, занятым в сфере производства, и капиталом, функционирующим в сфере обращения.
Теория воспроизводства, впервые затронутая в учении Ф. Кенэ, не получила дальнейшего развития у  А. Смита, поскольку при подсчете стоимости валового национального  продукта он предложил не учитывать  перенесенную стоимость материальных издержек (постоянный капитал в его  схеме отсутствует). В результате такого подхода вся цена годичного  продукта труда становится равной сумме  вновь созданной стоимости (добавленной), что в действительности есть стоимость  национального дохода.
А. Смит не был  склонен к крайнему либерализму, общественное хозяйство не сможет нормально  развиваться, считает он, если население  не уверено в способности государства  защищать частную собственность  и обеспечить соблюдение законов. В  связи с этим он сформулировал  основные правила налогообложения: пропорциональность, минимальность, определенность, удобство для плательщика, пользующиеся популярностью и в настоящее  время. А. Смит действительно «вписал» свое имя в историю экономической  мысли и заслуживает титула «отца  экономики».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.