Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Первоначальное заселение территории Беларуси. Основные занятия первобытных людей, их общественный строй.

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 11.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и науки Республики Беларусь
Белорусский Национальный Технический Университет
Кафедра  истории, мировой и отечественной культуры 
 
 
 
 
 

Контрольная работа
На тему №2 : Первоначальное заселение территории Беларуси. Основные занятия первобытных людей, их общественный строй. 
 
 

  Выполнила студент:     
 

                       
 
 
 
 

                                             
                                                     Минск 2009 

    Оглавление 

    Введение
    Первобытное общество – общий этап в истории человечества.
    Население Беларуси в каменном веке.
    Племена Беларуси в бронзовом веке.
    Развитие общества на территории Беларуси в железном веке.
    Заключение
    Используемая  литература 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

Введение.
В истории  Земли выделяют не менее 4 ледниковых эр, которые повторялись через  каждые 200 – 250 млн лет. Ледниковые эры  состояли из нескольких периодов, а  каждый период из большого количества эпох. Каждый ледниковый период - это  ряд этапов наступлений (ледниковий) и отступлений (межледниковий) ледников, сильнейших катализаторов всех перемен, которые происходили как в  окружающей среде, так и в жизни  общества.
Все межледниковые  периоды были благоприятными для  жизни первобытных охотников, но следы их деятельности, если таковые  были, погребены под огромной толщей ледниковых напластований. Установить точное количество ледниковых и межледниковых  эпох очень сложно. Большинство белорусских  геологов считает, что антропоген (четвертичный период – время появления человека) включал 5 ледниковых эпох и соответственно 4 межледниковья.
Накануне  событий, когда на нашу землю возможно пришли первые люди, примерно 130 тыс. лет  назад гигантский ледниковый панцирь  предпоследнего, самого большого по площади  днепровского оледенения растаял. И  постепенно земля Беларуси, как будто  освободившись из плена, вновь расцвела. Реки вошли в свои берега и потекли  в тех, что и сейчас направлениях. Восстановились животный и растительный мир.
Люди того времени (неандертальцы – создатели  мустьерской культуры) начали продвигаться на север на освобождавшуюся от отступающего ледника территорию и однажды  открыли для себя дивный, безлюдный  край, нашу Беларусь. Неумолимое время  не оставило ни кострищ, ни остатков примитивных  жилищ, ни других следов их пребывания, за исключением нескольких орудий труда  из кремня.
Среди них  скребло – нож сердцевидной формы, напоминающее остроконечник. Оно было найдено на правом берегу Сожа, в  процессе раскопок Бердыжской стоянки, расположенной в окрестностях современной  деревни Подлужье Чечерского района Гомельской области. Второе скребло  было поднято на склоне неглубокого  оврага, в урочище Каменная Гора на берегу Беседи у поселка Светиловичи  Ветковского района Гомельской области, а третье лежало у подножья высокого склона долины Днепра, в урочище  Красная Гора близ деревни Обидовичи  Быховского района Могилевской области.
Эти три находки  датированы лишь типологически (по характерным  признакам обработки), они единичны и потому не могут служить основанием для безапелляционных выводов. Невозможно установить и пути продвижения на нашу землю мустьерского населения. Ясно, что первые дороги проходили  вдоль рек и только по ним люди шли в неизвестные края.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Первобытное общество – общий  этап в истории  человечества.
 
    Местом  преимущественного  расселения  древних  людей  служила   обширная
территория,  включавшая  Африку,  Переднюю  Азию,  Южную  Европу.  Наилучшие
условия для  жизни человека имелись в  районе  Средиземного  моря.  Здесь  он
заметно отличается по своему физическому облику от как  бы  заторможенных  в
развитии южных европейцев, вынужденных приспособляться к нелегким  условиям
приледниковой  зоны.  Недаром Средиземноморье сделалось колыбелью   самых
ранних цивилизаций  древнего мира.
    Можно,  по-видимому,  с  достаточной   определенностью  утверждать,  что
районы высокогорий  не были заселены в нижнем палеолите: все находки  костных
остатков  австралопитеков  и  питекантропов  сосредоточены  в предгорьях  на
умеренной высоте над уровнем моря.  Только  в  среднем  палеолите,  в  эпоху
мустье,  высокогорье было  освоено человеческими популяциями,  чему  есть
прямые доказательства в виде стоянок, открытых на высоте свыше  2000  м  над
уровнем моря.
    Надо  полагать,  что  густые  леса  тропического  пояса  также   не  были
доступны  человеку как  регулярное  место  обитания  при  слабой  технической
вооруженности  в  нижнепалеолитическое  время  и  были  освоены   позже.   В
центральных районах  обширных  пустынь  субтропического  пояса,  например  в
пустыне Гоби, существуют многокилометровые участки, в  пределах  которых  не
было  открыто  никаких  памятников  даже  при  самой  тщательной   разведке.
Отсутствие  воды полностью  исключало  такие  участки  не  только  из  границ
древнего  расселения, но и из возможного района охоты.
    Все  это заставляет полагать, что  неравномерность  расселения  с  самого
начала человеческой истории была  его  существенной  характеристикой:  ареал
древнейшего человечества в палеолитическое  время  не  являлся  сплошным,  он
был, как принято  говорить в  биогеографии,  кружевным.  Вопрос  о  прародине
человечества, о месте, где произошло выделение  человека из  животного  мира,
до сих  пор, несмотря на  обилие  посвященных  ему  работ,  далек  от  своего
решения.
    Огромное  количество  палеолитических   памятников,  в   том   числе   и
архаического  облика, обнаруженных на территории Монголии в последние годы,
вновь заставило  исследователей обратить свои взоры  на Центральную  Азию.  Не
меньшее число  палеоантропологических  находок  на  Африканском  континенте,
иллюстрирующих  ранние этапы  антропогенеза,  приковывает   внимание   ученых
археологов  и палеоантропологов к Африке, и именно ее многие из  них считают
прародиной  человечества.  Однако  нельзя  забывать,  что  Сиваликские  холмы
помимо  исключительно  богатой  третичной  и  раннечетвертичной  фауны  дали
костные  остатки  более  древних,  чем  австралопитеки,  форм—тех  форм  еще
человекообразных  обезьян, которые стоят у начала человеческой родословной  и
непосредственно  (и   морфологически,   и   хронологически)   предшествовали
австралопитекам. Гипотеза  южноазиатской  прародины человечества  благодаря
этим находкам также обретает сторонников. Но при  всей важности  исследований
и   дискуссионных   обсуждений    проблемы    прародины    человечества    к
рассматриваемой теме о древнейшем расселении  человечества  она  имеет  лишь
косвенное отношение. Существенно лишь то,  что  все  предполагаемые  области
прародины располагаются  в  тропическом  поясе  или  в  примыкающих  к нему
субтропических  зонах.  По-видимому,  это единственный  пояс,  который был
освоен человеком в нижнем  палеолите,  но  освоен  “чересполосно”,  исключая
районы высокогорий, безводных пространств, тропических  лесов и т. д.
    В  эпоху среднего палеолита продолжалось  дальнейшее  освоение  человеком
тропического  пояса  и  субтропиков  за  счет,  если  можно  так  выразиться,
внутренних  миграций.  Увеличение  плотности  населения  и  повышение  уровня
технической оснащенности позволили начать освоение горных районов вплоть  до
обживания высокогорья. Параллельно с этим шел процесс расширения  ойкумены,
все более  интенсивного  распространения  среднепалеолитических  коллективов.
География  стоянок  среднего  палеолита   дает   бесспорные   доказательства
расселения  носителей  ранних  вариантов  среднепалеолитической  культуры  по
всей Африке и Евразии, за исключением, может  быть, лишь районов за  полярным
кругом.
    Ряд  косвенных наблюдений привел  некоторых  исследователей  к   выводу  о
том, что заселение  Америки было осуществлено в  среднепалеолитическое  время
еще коллективами неандертальцев и, следовательно, азиатская  и американская
Арктика были освоены человеком на несколько  десятков тысяч лет  раньше,  чем
предполагалось  до сих пор. Но все теоретические  разработки  подобного  рода
еще требуют  фактических доказательств.
    Переход   к  верхнепалеолитическому    времени    ознаменовался   крупной
вехой в истории  первобытного  человечества  –  освоением  новых  материков:
Америки и  Австралии. Заселение их осуществлялось по мостам  суши,  очертания
которых сейчас с большей или меньшей степенью  детализации восстановлены с
помощью  многоступенчатой   палеогеографической   реконструкции.   Судя   по
радиоуглеродным  датам,  полученным  на  территории  Америки  и   Австралии,
освоение  их  человеком  уже  к  концу  верхнепалеолитической  эпохи   стало
историческим  фактом. А отсюда следует,  что  верхнепалеолитические  люди  не
только заходили за полярный круг,  но  и  освоились  в  тяжелейших  условиях
заполярной  тундры, сумев культурно  и  биологически  приспособиться  к  этим
условиям.  Обнаружение  палеолитических   стоянок   в   заполярных   районах
подтверждает  сказанное.
    Таким  образом, к концу палеолитической  эпохи вся суша на ее  более или
менее пригодных  для жизни людей  участках  была  освоена,  границы ойкумены
совпали с  границами суши. Разумеется, и в  более поздние  эпохи  имели  место
значительные  внутренние  миграции,  заселение  и  культурное  использование
пустующих  ранее  территорий;  повышение  технического  потенциала  общества
позволяло эксплуатировать  те биоценозы,  которые  нельзя  было  использовать
раньше. Но факт остается фактом: на рубеже перехода от верхнего палеолита  к
неолиту вся  суша  в  своих  границах  была  заселена  людьми,  и  до  выхода
человека  в космос историческая арена жизни  человечества    не    расширилась
сколько-нибудь существенно.
    Каковы  последствия расселения человечества  по всей суше нашей планеты  и
обживания  самых разнообразных   экологических   ниш,   в   том   числе   и
экстремальных? Эти последствия выявляются как  в  сфере  биологии  человека,
так и в  сфере его культуры. Адаптация  к  географическим  условиям  различных
экологических ниш, так сказать к различным  антропотопам,  привела к резко
выраженному расширению диапазона изменчивости  практически  всего  комплекса
признаков  у   современного   человека   по   сравнению   даже   с   другими
зоологическими  видами-убиквистами (видами с панойкуменным  расселением).  Но
дело не только  в  расширении  диапазона  изменчивости,  но  и  в  локальных
сочетаниях морфологических признаков, с самого начала  своего   формирования
имевших адаптивное значение. Эти локальные морфофизиологические  комплексы
выявлены в современном населении и получили наименование  адаптивных  типов.
Каждый  из   этих   типов   соответствует   какому-либо   ландшафтному   или
геоморфологическому   поясу—арктическому, умеренному,  континентальной зоне
и зоне высокогорья—и  обнаруживает   сумму  генетически    детерминированных
приспособлений  к  ландшафтно-географическим,  биотическим и климатическим
условиям  этого  пояса,  выражающимся  в  физиологических   характеристиках,
благоприятных в терморегулятивном отношении сочетаний размеров и т. д.
    Сопоставление  исторических этапов  расселения  человечества  по  земной
поверхности  и  функционально-адаптивных  комплексов  признаков,  получивших
наименование   адаптивных   типов,   позволяет   подойти    к    определению
хронологической древности этих типов и последовательности  их  формирования.
Со значительной  долей  определенности  можно  предполагать,  что   комплекс
морфофизиологических   приспособлений   к   тропическому   поясу    является
изначальным,  так как он  сформировался еще в областях   первоначальной
прародины.  К  эпохе  среднего  палеолита  относится   сложение   комплексов
приспособлений  к умеренному и континентальному климату и  зоне  высокогорья.
Наконец,  комплекс  арктических  адаптаций  сложился,  очевидно,   в   эпоху
верхнего  палеолита.
    Расселение  человечества по земной поверхности  имело  огромное  значение
не только для формирования биологии современного  человека.  В  интересующем
нас  контексте  предпосылок  появления  цивилизации  еще  более  впечатляюще
выглядят  его культурные  последствия.  Заселение  новых  районов  сталкивало
древнейших  людей  с  новой,  непривычной  для   них   охотничьей   добычей,
стимулировало  поиск  иных,  более  совершенных  способов  охоты,  расширяло
ассортимент съедобных растений, знакомило с  новыми породами  пригодного  для
орудий каменного  материала  и  заставляло  изобретать  более  прогрессивные
способы его  обработки.
    Вопрос  о времени возникновения локальных  различий в культуре до сих  пор
не решен  наукой, вокруг него не затихают острые споры, но  уже  материальная
культура  среднего палеолита предстает  перед  нами  в  большом  разнообразии
форм и  дает примеры отдельных своеобразных памятников, не находящих сколько-
нибудь близких аналогий.
    Материальная  культура в ходе рас селения  человека по земной поверхности
перестала развиваться  единым потоком.  Внутри  ее  сформировались  отдельные
самостоятельные  варианты,  занимавшие  более  или  менее  обширные  ареалы,
демонстрировавшие   культурную   адаптацию   к   тем   или   иным   условиям
географической  среды, развивавшиеся с большей  или меньшей скоростью.  Отсюда
отставание  культурного развития в изолированных  районах,  его  ускорение  в
областях интенсивных культурных контактов и т.  д.  Культурное  разнообразие
человечества  в ходе заселения ойкумены стало  еще  более  значительным,  чем
его биологическое  разнообразие.
    Все  сказанное выше опирается на  результаты сотен палеоантропологических
и археологических  исследований. Тому, о  чем  пойдет  речь  ниже,  а  именно
определению  численности  древнейшего  человечества,   посвящены   единичные
работы, в  основе которых лежит в высшей степени фрагментарный  материал,  не
поддающийся  однозначной интерпретации.  Вообще  палеодемография  в   целом
делает лишь первые шаги, исследовательские подходы  не суммированы  полностью
и  базируются  часто  на  значительно   различающихся   исходных   посылках.
Состояние фактических  данных таково, что наличие значительных  лакун  в  них
заранее очевидно, но заполнены они быть не могут:  до  сих пор и наиболее
древние стоянки  первобытных коллективов, и костные  остатки древнейших  людей
открываются в основном случайно,  методика  планомерного  поиска  еще  очень
далека от совершенства.
    Численность  каждого из ныне живущих видов  человекообразных  обезьян  не
превышает нескольких тысяч особей.  Из  этой  цифры  и  нужно  исходить  при
определении числа индивидуумов  в популяциях,  выделившихся  из  животного
мира.  Палеодемографии  австралопитеков   посвящено   крупное   исследование
американского   палеоантрополога  А.  Манна,  использовавшего весь  костный
материал,  накопленный  к  1973  г.  Фрагментарные  скелеты  австралопитеков
найдены в сцементированных отложениях пещер. Состояние костей  таково,  что
заставило ряд  исследователей  предполагать  искусственное  происхождение  их
скоплений: это  остатки индивидуумов, убитых леопардами и принесенных  ими  в
пещеры. Косвенным  свидетельством такого предположения  является  преобладание
неполовозрелых  особей,  на  которых  предпочитают  охотиться  хищники.  Коль
скоро находящиеся  в нашем распоряжении конгломераты костей  не  представляют
собой естественных выборок, относящиеся к ним цифры  числа особей имеют  лишь
ориентировочное значение.  Примерное  число  индивидуумов,  происходящих  из
пяти основных местонахождений в Южной Африке, колеблется  в  соответствии  с
разными критериями подсчета от 121 до  157  особей.  Если  учесть,  что  нам
известно  до сих пор  лишь  ничтожное  число  местонахождений  из  общего  их
числа, то  можно  предполагать,  что  порядок  этих  цифр  более  или  менее
соответствует  численности  современных  человекообразных   обезьян.   Таким
образом, численность  человечества началась, надо полагать, с 10  –  20  тыс.
особей.[8]
    Американский     демограф     Э.     Диви     определил     численность
нижнепалеолитического   человечества   в 125  тыс.  человек.  Хронологически
эта  численность  относится  –  в  соответствии   с   датировками   процесса
антропогенеза,  имевшими  хождение  в ту  пору,  – к   1   млн.   лет   от
современности; речь идет лишь о территории Африки,  которая  только  и  была
заселена  первобытными  людьми   в   соответствии   со   взглядами   автора,
разделявшего  гипотезу   африканской   прародины   человечества;   плотность
населения была при этом 1 человек на 23 – 24 кв. км.  Этот  расчет  выглядит
завышенным,    но    его    можно   принять   для   более   поздней   стадии
нижнепалеолитической  эпохи,   представленной   ашельскими   памятниками   и
следующей группой  ископаемых гоминид – питекантропами.
    Существует  палеодемографическая работа  немецкого  палеоантрополога  Ф.
Вайденрайха,  опирающаяся  на  итоги изучения  человеческих   скелетов   из
известного  местонахождения Чжоукоудянь, близ Пекина, но она содержит  данные
лишь  об  индивидуальном   и   групповом   возрасте.   Диви   приводит   для
неандертальцев  цифру численности в 1 млн. человек  и относит ее  к  300  тыс.
лет от современности; плотность населения в пределах Африки и  Евразии  была
при этом, по его мнению, равна 1 человеку на 8 кв. км. Эти оценки  выглядят
правдоподобными, хотя, строго говоря, их нельзя ни  доказать  сколько-нибудь
определенным  образом, ни таким же образом опровергнуть.
    В  связи с заселением Америки  и Австралии человеком в верхнем   палеолите
ойкумена  значительно  расширилась.  Э.  Диви  предполагает,  что плотность
населения составляла 1  человек  на  2,5  кв.  км  (25  –  10  тыс.  лет  от
современности), а численность его  постепенно  увеличивалась  и  была  равна
соответственно  примерно  3,3  и  5,3  млн.  человек.  Если  экстраполировать
цифры, полученные для  населения  Сибири  к  приходу  туда  русских,  то  мы
получим более  скромную численность  для  исторического  момента  перехода  к
производящему хозяйству –  2,5  млн.   человек.   Эта  цифра  представляется
предельной. Такой демографический потенциал,  видимо,  был  уже  достаточен,
чтобы  обеспечить   формирование   цивилизации   в   узком   смысле   слова:
концентрацию  хозяйственной  деятельности  в  определенных,  локально  четко
ограниченных  районах, возникновение поселений городского  типа,  отделение
ремесла от земледелия, накопление информации и т. д. 

Эволюция  человеческого сообщества. 

    Изучение  первобытной экономики  позволило   выявить  важные  различия  в
отношениях  распределения и собственности на  основных  стадиях развития
первобытной  родовой  общины.  В  раннепервобытной  (раннеродовой)   общине,
ведшей  присваивающее хозяйство   и   получавшей   главным   образом   лишь
жизнеобеспечивающий продукт, господствовали  уравнительное  распределение  и
общая собственность; каждый член общины имел право  на  долю  произведенного
продукта  независимо  от  того,  участвовал  ли  он  в  его  производстве.  В
позднепервобытной (позднеродовой) общине,  перешедшей  к производящему  или
высокоспециализированному    присваивающему    хозяйству    и     получившей
относительно  регулярный избыточный продукт, наряду с уравнительным  получило
развитие  трудовое распределение, при  котором  часть  продукта  поступала  в
распоряжение  отдельных членов общины, и  наряду  с  общей  развилась  личная
собственность.    Теоретический    анализ    позволил    также    определить
предшествовавшую   первобытной   родовой   общине   форму   как    праобщину
(первобытное   человеческое  стадо),  а  сменившую   эту  общину   форму   как
первобытную соседскую (протокрестьянскую) общину.  Исследование  первобытной
экономики продолжается, но и то, что  уже  сделано,  показало  действенность
принятого критерия общей периодизации первобытной  история  и  правомерность
отождествления  основных этапов этой  истории  с  основными  типами  развития
первобытной общины.
    Этот  типологический ряд – праобщина (первобытное человеческое  стадо),
раннепервобытная  и поздне-первобытная  (раннеродовая   и   позднеродовая).
первобытная соседская (протокрестьянская) общины – и соответствует основным
этапам первобытной  истории.  Однако  таксономия  некоторых  этапов  остается
спорной, из-за чего их количество у разных ученых  неодинакрво.  Их  четыре,
если рассматривать  два средних как  однопорядковые  с первым  и последним.
Такая периодизация позволяет  полнее  учитывать  важный  рубеж,  разделяющий
эпохи присваивающего и производящего хозяйств. Их  три,  если  рассматривать
два средних  как субэтапы одного  этапа первобытной родовой общины.  Такая
периодизация  хорошо отражает то обстоятельство, что  социально-экономические
последствия перехода от присваивающего к производящему хозяйству сказались
не  сразу  и  позднепервобытные  общины  долгое  время мало  отличались  от
раннепервобытных.
    При  трехчленной периодизации  первобытной   истории  в  советской   науке
пользуются  также  и  другими  наименованиями  основных  этапов  древнейшего
прошлого, выразительно характеризующими их содержание. В последнее время их
нередко называют эпохами антропосоциогенеза, первобытной родовой общины  и
классообразования.
    Первобытная  история  начинается  с   эпохи   праобщнны   (первобытного
человеческого стада, антропосоциогенеза). Эта эпоха открывается появлением
целеполагающей  орудийной  деятельности  и,  следовательно,   возникновением
древнейших  людей –архантропов, образующих первые, пока еще более  или  менее
аморфные  производственные   коллективы.   Основное   содержание   эпохи   –
преодоление в процессе трудовой деятельности остатков  животного  состояния,
унаследованных  от  стад  человекообразных  обезьян  и  предлюдей,  упрочение
социальных  связей, а вместе  с  тем  и  завершение  биологического  развития
самого человека. Периодизационные и хронологические границы эпохи остаются
спорными. Нижняя граница  дискуссионна  из-за  расхождений во  взглядах  на
различие  между  предчеловеком  и настоящим человеком,  верхняя  –   из-за
неодинаковой  трактовки социальной организации  времени среднего  палеолита  и
палеоантропов. Еще сравнительно  недавно  многие  ученые  рассматривали  это
время как  время праобщины, не находя в нем признаков родового  строя.  Но
новые находки  показали, что уже тогда  возникли  искусственные  коллективные
жилища, четкие признаки спайки человеческих коллективов  и  другие  явления,
которые  раньше  связывались только  с наступлением  верхнего   (позднего)
палеолита.  Это  сделало  правомерным  вывод,  что  верхняя  граница   эпохи
праобщины  должна  быть   отнесена   до   времени   среднего   палеолита   и
палеоантропов. Правомерным,  но  необязательным.  Ведь  биологический  облик
палеоантропов продолжал меняться, а  следовательно,  биологическое развитие
человека  еще  не  было,  пользуясь  диалектической  терминологией,  “снято”
социальным. Поэтому вопрос пока остается открытым.
    Эпоха  первобытной  родовой  общины  открывается  возникновением  первых
упорядоченных форм социальной организации – рода и  родовой  общины.  Именно
здесь получают полное выражение основные черты  первобытнообщинного  строя  –
более или  менее последовательный коллективизм в производстве и  потреблении,
общая собственность  и уравнительное распределение. Эти черты  особенно  ярко
выражены  на стадии раннепервобытной  (раннеродовой)  общины  и сохраняются,
хотя  уже  не  господствуют,  на  стадии  позднепервобытной  (позднеродовой)
общины. Нижняя граница эпохи – средний палеолит  (время  палеоантропов)  или
верхний палеолит (время неоантропов), верхняя – как правило, неолит.
    Если  эпоха праобщины – время становления, а эпоха первобытной  родовой
общины  –  время  зрелости,  то  эпоха  классообразования  – время распада
первобытнообщинного  строя.  Эта   последняя   эпоха   повсюду   знаменуется
прогрессирующим развитием всех отраслей хозяйственной  деятельности и  ростом
избыточного  продукта.  Общая   собственность   рода   и   общины   начинает
вытесняться    обособленной    собственностью    отдельных     домохозяйств,
уравнительное  распределение  вытесняется  трудовым,  общинно-родовые связи
рвутся и  уступают место общинно-соседским в их  ранней,  первобытной форме.
Появляются  начальные  формы  эксплуатации,  вместе  с  которыми  избыточный
продукт начинает превращаться в прибавочный, происходит  зарождение  частной
собственности, общественных  классов  и  государственности.  Нижняя  граница
эпохи в более  продвинутых обществах приходится на время позднего неолита,  в
менее продвинутых  – по большей части на время  металлов.  Верхняя  граница  –
появление классовых  обществ и государств – наиболее продвинутыми  обществами
перейдена около 5 тыс. лет назад, наиболее отставшими в своем развитии  не
перейдена и до настоящего времени. 
 
 

    Население Беларуси в каменном веке. (палеолит, мезолит, неолит):
 
    Палеолит
Поиски первых обитателей белорусских просторов  продолжаются почти столетие. Изучению первобытных памятников посвятил свою жизнь Константин Михайлович Поликарпович, 115-летие со дня рождения которого отметила археологическая общественность в 2004 г. Начиная с 1925 г., он целенаправленно  обследовал берега Сожа и Беседи, Днепра и Ипути, Припяти, Покоти, Буга, Десны  и других рек. Каждый день приносил открытия, но главные из них были сделаны в 1926 и 1928 гг. С первой датой  связано открытие Бердыжской стоянки, со второй – Юровичской.
Бердыжская  стоянка.
Легенда гласит, что в процессе разведок в долине Сожа Константин Михайлович остановился  у криницы, которая вытекала из устья  Северного оврага у д. Подлужье Чечерского района Гомельской области, заговорил  с пастухом, который сидел на огромном валуне. Опытный взгляд исследователя  тут же заметил, что это не просто камень, а череп взрослого мамонта, облепленный землей и бесформенный от длительного пребывания на поверхности. Пастух рассказал, что каждой весной в половодье из берега вымывает множество  костей. В первом же шурфе, заложенном на вершине склона, были найдены  кремни обработанные рукой человека и кости.
Стоянку назвали  Бердыжской, хотя расположена она  в 200 м к югу от д.Подлужье. Здесь  правый склон долины Сожа прорезают  два оврага Северный и Южный, а  все это место называют урочищем Колодежки. На южном склоне Южного оврага и было поселение палеолитического человека. По одним данным (а датировки  получают с помощью физических методов  исследования костей, углей, древесины  и любой другой органики, сохранившейся  в слое) стоянка существовала примерно 23 тыс. лет назад, по другим – 15. За годы исследований (1926 – 1973) в процессе эпизодических  раскопок на памятнике вскрыто почти 500 кв.м. культурного слоя, найдено  более 1000 кремней со следами обработки  и около 2000 целых и разбитых костей различных животных – спутников  первобытного человека.
Анализ находок  показал, что аналогичной техникой изготовления древних орудий и их специфических форм владели многие племена Центральной и Восточной  Европы, создавшие так называемую виллендорфско- костенковскую культуру и основанные в интервале 24 – 21 тыс. лет назад. Культуроопределяющими  орудиями являются наконечники «с боковой  выемкой» и ножи «костенковского  типа».
В это культурное единство входили также поселения  на территории Австрии (Виллендорф), бывшей Чехословакии (Павлов, Дольни – Вестаница), Польши (Краков – Спадиста), России (Авдеево около Курска, верхний  слой стоянок Костенки – 1, Костенки - 14, Костенки - 18 близ Воронежа).
По мнению ученых, виллендорфско-костенковская  культура сформировалась в Центральной  Европе и постепенно распространилась на Чешско – Моравскую, Малопольскую возвышенности и Восточно – Европейскую  равнину, что привело к формированию локальных вариантов этой культуры. Бердыжская стоянка – самый северный памятник этого круга.
Палеогеографические особенности региона позволят предположить, что наиболее вероятным направленим  проникновения человека в Посожье, был путь по Десне, то есть с юго  – востока.
Юровичская  стоянка
На левом  берегу Припяти, в том месте, где  сейчас в долине, расположенной между  высокими 30-метровыми склонами коренного  берега Припяти уютно разместилась д.Юровичи (Калинковичский район Гомельской области), люди поселились еще раньше, более 26 тыс. лет назад. Жители деревни  неоднократно замечали, что после  сильных дождей или паводков из размытого  склона одного из высоких мысов, образованных левым склоном огромного оврага «Мураваны шлях» и коренным берегом  р. Припять, вымываются и падают на дорогу кости крупных животных. По этой дороге добираются в г.п.Хойники, поэтому  попытки расширить тракт начались еще в XIX в. С того времени и  поползли по округе слухи и возникли различные домыслы о загадочных находках.
Первым обратил  внимание на находки костей мамонта  учитель Юлиан Юлианович Попель, который приехал в Юровичи  на службу. Он был человеком высоко эрудированным, окончил юридический  факультет Петербургского университета и Петербургский археологический  институт. В Минск, в Академию наук полетело срочное сообщение. Так  в 1928 г. была открыта Юровичская палеолитическая  стоянка.
За годы предвоенных  и послевоенных раскопок было вскрыто  около 270 кв. м. культурного слоя, который  оказался чрезвычайно бедным на находки. Среди них несколько десятков кремней со следами обработки, целые  и разбитые кости лошади и мамонта. Наиболее яркой находкой является кремневый  остроконечник .
Остальные орудия, найденные на стоянке, такие как  скребки, резцы, пластины и др. были широко и повсеместно распространены. Поэтому определить культурную принадлежность памятника и направление заселения  региона не представляется возможным.
По счастливой случайности этим двум памятникам удалось  уцелеть, войти в историю и  остаться в ней навсегда. Остатки  поселений, оставленных людьми в  поисках лучшей доли, были быстро погребены  под слоем песка, который чередовался  с прослойками глины, и потому сохранились до наших дней. Каждый год, выезжая в экспедицию, мы внимательно  осматриваем все места новых  находок ископаемых животных, но, увы, новых подобных поселений пока не обнаружено. 

Стремление  объяснить явления природы, понять свою сущность и найти свое место  в окружающем мире, было причиной возникновения  различных религиозных представлений. Их зарождение, как и зарождение искусства, погребального и других культов произошло только в конце  ашеля и в мустьерское время. Интересы дикаря ограничивались добычей  пищи и удовлетворением простейших потребностей для существования.
В мустьерское  время погребальный обряд сопровождался  засыпкой покойного землей и камнями. Изредка в таких погребениях  находят кусочки красной охры. В эту эпоху зарождались и  другие религиозные верования. Черепа животных, на которых охотились, были объектами ритуальных действий. В позднем палеолите эти представления сложились в первобытную религию. Появился анимизм – вера в душу, которой наделялись и человек, и животные, и растения. Умерших начали хоронить в скорченном положении, засыпать охрой, класть рядом камни, орудия труда из кости, оружие, украшения, сооружать над ними погребальные сооружения.
Палеолитические погребения – чрезвычайно важный, богатый и очень редкий источник, который отражает не только духовный мир первобытного человека, но и  некоторые стороны его материальной культуры. На Восточно – Европейской  равнине со времен позднего палеолита  их известно только пять, но на Беларуси такие памятники, к сожалению, до сих пор не найдены. 
 

Когда очередной ледник начал таять и совсем исчез, территория Беларуси испытала еще одну - третью волну заселения. Произошло это в интервале 14 – 10 тыс. лет назад, в эпоху финального палеолита.
Около 15-ти тысячелетий  назад окончился самый суровый  в истории Земли позерский  ледниковый период. Ледник начал постепенно, но довольно быстро (до 100 м в год) отступать на север и северо-запад. К 14-му тысячелетию он полностью  исчез с территории Беларуси. Но, чтобы это произошло, только повышения  температуры воздуха было недостаточно. Определенную роль отыгрывали сложные  связи, которые существовали между  океаном, сушей, атмосферой и другими  компонентами среды. Льды начали таять  тогда, когда достигли «критической массы», которая не могла больше увеличиваться и распалась. Климат потеплел. Исчезла вечная мерзлота, возродились животный и растительный мир.
Ледник сдал свои позиции не сразу. До начала голоцена - современного геологического периода, в котором мы сейчас живем, еще  трижды наступали эпохи резкого  ухудшения климата. Они получили название дриасовых похолоданий. Зато в промежутках между ними были теплые интервалы беллинг и аллеред. Особенно второй, когда температура  воздуха и влажность стали  близки к современным. Аллередское  потепление длилось 1000 лет (10800 – 11800 лет  назад). Наступившее после него похолодание  дриас–111 имело продолжительность 500 лет (10800 – 103000 лет назад). Эти два  периода стали судьбоносными  в заселении нашей территории. Появившиеся с третьей волной заселения люди не покидали больше эту землю никогда.
Древнейшими финальнопалеолитическими памятниками  Беларуси являются стоянки двух культур  – гренской в Поднепровье и  лингбийской в бассейнах Немана и Верхней Припяти. Нижняя дата появления  этих поселенцев проблематична. Это  могло произойти как в аллереде, так и несколько позднее в  дриасе-111, когда на обширной территории Западной Беларуси появилось население  еще одной финальнопалеолитической  культуры – свидерской. 

Мезолит 

Это промежуточная  эпоха между палеолитом и неолитом получила право на существование  совсем недавно. О правомочности  ее выделения спорили еще в 70-х  годах ХХ в. При этом термин этот был употреблен Алленом Брауном  в 1863 г., а в советскую археологическую  литературу был введен М.Я.Рудинским  в 1928 г.
По мере накопления материалов самобытность мезолитической эпохи стала очевидной. По всем основным параметрам своеобразие комплексов кремневых орудий не вызывает сомнений. Высочайший уровень развития микровкладышевой техники и техники получения  ножевидных пластин, микрорезцов, геометрических микролитов, прогресс в области развития костяной индустрии с большим  видовым разнообразием различных  орудий, часть из которых появилась  в обиходе людей впервые, специфика  в характере искусства, новый  вид жилищ – присущи для  эпохи мезолита.
Большие перемены произошли и в экономической  сфере. Изменились способы охоты  и видовой состав добычи, усилилась  роль рыболовства, появилось усложненное  собирательство. Изменяется и социальная организация первобытных коллективов. Число культур, памятников существенно возрастает. Наблюдается демографический скачок.
В дополнении с хронологическими наблюдениями указанные  признаки позволяют на территории Беларуси рассматривать мезолит как самостоятельную  эпоху в интервале 10300 лет назад, то есть от начала голоцена и до 5-4 тыс. до н.э., когда начался переход  к неолиту, т.е. в антлантическом периоде голоцена.
Климатические изменения, которые случились в  очень короткое время 10-8 тыс. лет  назад, когда произошел громадный  скачок (до 150) в сторону потепления, не могли не привести к социальным переменам. Человек живет не изолированно, а в тесном контакте с окружающей средой и все природные катаклизмы так или иначе его касаются и способствуют развитию технических  идей, и в целом, перемене образа жизни.
С началом  неизбежного глобального потепления произошла перестройка растительного  и животного мира. Исчезли тундровые  и степные ландшафты, уступив  место лесным. Вымерло не менее 10 видов животных, в том числе, таких  как мамонт, шерстистый носорог. Значительно  сократились стада лошадей, бизонов, туров, благородных оленей. Зато резко  возросло количество лосей, утиных, тетеревиных, рыб, морского зверя.
В условиях лесных (закрытых) ландшафтов изменились способы  лова животных. Отпала необходимость  в коллективной охоте с загоном. На смену пришла индивидуальная, с  луком и стрелами. Ушли в прошлое  крупногабаритные орудия. На смену  им пришли маленькие вкладышевые. Это  позволяло освоить края с незначительными  кремневыми запасами, уходить на большие  расстояния и налегке.
Нигде больше не строили основательных громоздких жилищ типа тех, что были сделаны  из черепов и костей мамонта. Обходились легкими наземными постройками  типа шалашей или ямами-полуземлянками. Внутри такого, как правило, круглого жилища горел очаг, стоял опорный  столб, поддерживающий кровлю. Диаметр  таких жилищ не превышал 2,5 м и  это свидетельствует о проживании в них малых парных семей. На какое-то время люди по традиции, сложившейся  веками, продолжали сезонные миграции за стадами северных оленей и потому их поселки были недолговечными. Культурный слой на таких стоянках маломощный. Но постепенно, когда лесные ландшафты  стали господствующими на всей территории страны и здесь появлялись олени  лесной популяции, которые мигрировали  на близкое расстояние, а также  весь спектр ныне известных нам видов  животных, потребность в постоянных миграциях постепенно отпала.
Население яниславицкой культуры
На большей  территории от центральной Польши до западной Литвы, Беларуси и северо - западной Украины в позднем мезолите проживало население яниславицкой культуры. Древности этой культуры на просторах Центральной Европы объединил в особую культуру и  описал польский исследователь С. Козловский. Затем Л.Л.Зализняк и белорусские  исследователи мезолита выявили  целый круг аналогичных древностей на территории Восточной Европы.
Для этой культуры характерны и неповторимы ланцеты, треугольники, микрорезцы яниславицкого  типа, скребки на отщепах. Ни каких  иных орудий, выполнявших функцию  наконечников стрел, помимо ланцетов, на таких памятниках найдено не было. Они же служили и вкладышами, когда  в паз расщепленного дерева или  кости вставляли одно за другим целый  ряд таких миниатюрных лезвий. Отдельные, несомненно яниславицкие, орудия встречаются на многих многослойных поселениях западной Беларуси.
А вот "чистых" памятников этой культуры раскопано  очень мало. Среди них Белица-2 в Лидском районе на пойме Немана близ места впадения Золоторечки. Памятник найден Г.И.Горецким – выдающимся ученым геологом и исследовался М.М.Чернявским. Еще одна яниславицкая стоянка Несиловичи-1, на противоположном от Белицы берегу Немана была найдена Н.Н.Гуриной  а раскапывалась также М.М.Чернявским.
Третий яниславицкий памятник Личицы-2 размещен на краю правобережной  террасы Роси в Волковысском районе. Найден и исследовался на небольшой  площади М.М.Чернявским. Как происхождение, так и исторические судьбы населения  яниславицкой культуры пока загадочны  и версии противоречивы. Культуру относят  к кругу позднемезолитических и  датируют от 6 тыс. до н.э. – до начала неолита.
Наиболее  интересные находки яниславицкой культуры связаны с рядом орудий из рогов  благородного оленя, добытых в карьере  близ Сморгони и в других местах. Это молотки, мотыги, топоры, муфты  и даже «жезл шамана». Он изготовлен из толстого рога оленя, имеет вытянутую  форму, богато орнаментирован процарапанными зигзагами и нарезками, а также  точечными вдавлениями. Остатки  охры подтверждают догадку о ритуальном назначении предмета.
Памятники кудлаевской культуры
Перечисление  мезолитических племен, заселявших земли  Беларуси в начале голоцена будет  не полным, если не упомянуть о населении  кудлаевской культуры. Она выделена С. Козловским по материалам, изученной  в 1925 г. М.Л.Рудинским стоянки Кудлаевка  в Среднем Подесенье (Новгород-Северский  район Черниговской области). Аналогичные  памятники найдены также в  Полесской низине, Киево-Черниговском Поднепровье, низовьях Сожа и Припяти. Культура имела ряд синонимичных названий и сейчас представлена материалами  более 20 памятников.
Наиболее  выразительной стоянкой является поселение  Озерное-1 в урочище Дубное, близ одноименной деревни Любанского района Минской области. Памятник открыт и исследован в 1985-1986 гг. Н.Н.Кривальцевичем.
Найден весь набор характерных для кудлаевской  культуры предметов. Это специфичные  острия, пластины с притупленной спинкой, резцы на сломе заготовки, скребки, наконечники стрел и другие изделия. К кругу кудлаевских древностей на территории Беларуси можно отнести  также памятники Кожан-Городок  и Белосорока на Припяти; Липляны-3 на Уборти и некоторые другие.  

Есть также  памятники, не содержащие керамики и  по всем признакам мезолитические, но их культурная принадлежность пока до конца не ясна. Эпоха мезолита заканчивалась. 

    Неолит 

Если принимать  за начало неолита появление керамики и опираться на археологические  методы датирования – граница  между мезолитом и неолитом в  лесной зоне Восточной Европы определяется концом V – началом IV тыс. до н.э. По мере нахождения новых памятников и датирования  их материалов методами естественных наук, нижняя дата неолита в указанном  регионе отодвигается к VI тыс. до н.э. На севере Восточной Европы это произошло  на 1000 лет позже.
Как происходила  неолитизация Европы (переход к неолиту) – один из основных дискуссионных  вопросов в предистории человека.
В литературе существуют самые разные трактовки  понятия «неолит». Основные тезисы сводятся к попеременному сосуществованию  ряда или наличию хотя бы одного из признаков. Среди них: изготовление керамической посуды, шлифовка и сверление  камня, развитие производящих форм хозяйствования (земледелия и скотоводства).
Эти признаки являются одними из главных, но не обязательными, а вот изменения в сфере  технологии, культуры, социальной организации  общества многими исследователями  признаются как первостепенные.
В Беларуси при выделении неолитического горизонта опираются на появление керамической посуды. Постоянно появляются все новые даты, все новые методы и методики, и проблема неолитизации, в том числе перехода к производящим формам хозяйства, под углом зрения когда, и откуда? стала на повестку дня.
Как все развивающиеся  организмы, неолитическая эпоха  прошла стадию детства, зрелости (расцвета) и упадка. Решить проблему раннего  неолита лишь на материалах белорусских  стоянок невозможно. Гончарство появилось  почти одновременно на огромной территории. 

Еще в далеком  палеолите человек заметил, что  глина, попадая в огонь, становится твердой как камень. Методом проб и ошибок добавляя в глину различные  минеральные и органические примеси, люди научились искусству обжигать ее и делать самую разную посуду, необходимую в хозяйстве. Археологи находят емкости от малюсеньких, вместимостью до 50-100 гр. до огромных размеров горшков для хранения зерна и других продуктов , скорее напоминающих бочки.
Типы, формы  и орнаментация глиняных изделий  являются определяющими признаками для конкретной археологической  культуры, а порой способствуют установлению этнической принадлежности. Та посуда, которую лепили руками, называется лепной, в отличие от гончарной, сделанной  на гончарном круге.
Важную роль при определении культурной принадлежности изготовителя посуды, имеет изучение состава теста, из которого она сделана, режима обжига, формы изделия, видов  и способов орнаментации и места  нанесения орнамента, особенностей оформления различных частей сосуда (верхней – венчика, нижней –  днища).
Поскольку первые сосуды обжигали на костре, обкладывая их со всех сторон камнями, днища их были конусообразными, а не плоскими, как теперь.
В тесто самых  ранних горшков домешивали много  растительной примеси. При обжиге уже  при температуре 300-4000 эти примеси  частично выгорали, оставляя на поверхности  сосудов множество бесформенных разнонаправленных бороздок. Обжиг  на костре был очень слабым. Сосуды дошли до наших дней лишь в обломках, легко крошатся и нуждаются в  реставрации с помощью специальных  клеевых растворов. В позднюю  пору неолита в тесто стали  добавлять песок, мелко толченые камни, обжиг улучшился.
Самой распространенной формой неолитических горшков на территории Беларуси были широкие, остродонные  формы, с прямыми, часто довольно толстыми (до 1,5 см) стенками, со слегка отогнутым наружу венчиком.
Предполагают, что сосуды лепили на камне или  какой-то поверхности, начиная со дна. При этом соединяли по косой или  по кольцу неширокие ленты теста. При этом оставались отпечатки пальцев. По определению криминалистов они  принадлежали, как правило, женщинам.
Почти вся  Беларусь входила в зону распространения  так называемой гребенчатой и  накольчатой керамики, названной  так по преобладанию на поверхности  сосудов отпечатков гребенки, ямок, насечек, наколов, с помощью которых  формировали орнаментальные геометрические узоры. Это могли быть горизонтальные, опоясывающие сосуд на разных уровнях  пояса, диагональные узоры и, наконец, подпрямоугольные и треугольные  зоны.
На ранних этапах неолита рисунок не был  сложным. Чаще всего под венчиком могли быть косые насечки, по туловищу сосуда ямочные вдавления, иногда гребенка. Порой орнамент вообще отсутствовал. Сложный загадочный мир ощущений и миросозерцание этих людей зашифрован в этих узорах. Изучение их только начинается. Это еще одна из загадок, которая  ждет исследователя.
Орудия  эпохи неолита
Благодаря обилию растительной пищи хозяйство неолитического населения Беларуси долгое время  оставалось присваивающим. Основу его  составляли по-прежнему охота, собирательство. Начался интенсивный переход  на добычу рыбы. Недаром основная часть  неолитических поселений находится  у воды, прямо на дюнных всхолмлениях и песках высокой поймы. Лишь по окраинам Беларуси начинали распространяться новые  виды хозяйственной деятельности –  земледелие и скотоводство. Все это  требовало определенных, специализированных орудий труда.
Как и прежде, основным сырьем для их изготовления служил кремень, камень, кость и дерево. О двух последних мы знаем очень  мало, так как органика не сохранилась. Что же касается орудий из кремня, иногда кварцита, а позднее различных  кристаллических пород, то их найдено  сотни тысяч.
Несмотря  на многообразие типов (для эпохи  мезолита на территории Белорусского Подвинья и Поднепровья, например, В.П.Ксензовым  выделено 86 типов орудий), весь каменный инвентарь с поселений Южной  Беларуси по функциональному назначению объединен В.Ф.Исаенко в 10 классов. Это инструменты для работы по кремню (отбойники, ретушеры, отжимники); резцы; наконечники стрел и дротики; топоры, тесла и другие ударные  орудия; режущие инструменты; скребки, скобели, скребла, строгающие орудия; острия, проколки, сверла, провертки; микроорудия (вкладыши составных орудий); изделия нулевого цикла.
Эти классы соответствуют  определенным хозяйственным занятиям. Например, наконечники стрел –  это орудия охоты. Для разделки туш  и выделки шкур употребляли топоры, ножи, скребки; для резьбы по кости, дереву – резцы; для скобления  – скобели; для пошива одежды, обуви  – шилья, сверла, проколки, всевозможные острия. Составные орудия (вкладыши) использовали для охоты и резания. Остроги, гарпуны, грузила – это  орудия для рыбной ловли. Для производства орудий употреблялись отбойники, ретушеры.
Наконец, известны и изделия нулевого цикла (сырье, нуклеусы, сколы их оживления, отщепы, чешуйки и пр. Детальная типология  кремневого инвентаря создана исследователями  с разной долей успеха для ряда регионов. Внутри различных технико-морфологических  групп происходило постоянное развитие и совершенствование, вызванное  появлением новых способов обработки, влияниями извне и другими  факторами.
Поскольку все  белорусские исследователи отмечают наличие преемственности между  мезолитом и неолитом, формы заготовок  для изготовления орудий наследовались. На западе Беларуси, где неолит, как  и мезолит, сложился на постсвидерской основе, преобладала пластина, на востоке  – отщеп. Все необходимое для  охоты и рыболовства было. На примере  многих комплексов заметен прогресс в изготовлении орудий для этих занятий. Начали применяться приемы двухсторонней  обработки поверхностей, полирование, пришлифовка и другие технические  новшества. 

Во второй половине неолита для расчистки  и обработки угодий под посевы широко употреблялись мотыги, топоры, для обработки урожая серпы. Найдены  терочники, песты и многие другие виды орудий. 
 
 

    3. Племена Беларуси
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.