На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Французская революция 1789 года и её международно-политические последствия

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 11.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И  НАУКИ РФ 

ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ 
КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНОГО МЕНЕДЖМЕНТА
 
 
 
 
 
 
 
 

КУРСОВАЯ  РАБОТА 
 
 

На тему: «Французская революция 1789 года и её международно-политические последствия» 
 
 
 
 
 

Выполнила: студентка гр. МН-280
Мусина  Ольга Эдуардовна 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Челябинск
2011 

СОДЕРЖАНИЕ: 
Введение .................................................................................................................3
 

ГлаваI.Эволюция французской государственности от конституционной монархии к республике…………………………………………………………..6
1.1.Французская революция и падение абсолютизма………………………….6
1.2.Новая система  государственных органов Франции……………………….10
1.3.Якобинская  диктатура. Конституция 1793 года…………………………...13 

Глава II. Французская  революция и европейская внешняя политика в  
период Учредительного и Законодательного собрания………………………18 
2.1. Французская дипломатия в период Национального  
учредительного собрания…………………………………………………...…..18 
2.2. Образование контрреволюционной коалиции……………………………21 
2.3. Австро-прусский союз против Франции (7 февраля 1792г.)……………..28 
2.4. Французская дипломатия при Законодательном собрании  
(с осени 1791 г. до 10 августа 1792 г.)………………………………………….30 

Глава III. Французская внешняя политика и европейские державы от  
свержения монархии во Франции до установления якобинской  
диктатуры………………………………………………………………………...33 
3.1. Дипломатия жирондистов в период Конвента с сентября  
1792 г. до апреля 1793 г. ………………………………………………..............33 
3.2. Расширение контрреволюционной коалиции……………………………..35 
3.3. Планы расчленения и ограбления Франции……………………………....36 
3.4. Крах господства жирондистов……………………………………………………………………..37

 
Глава IV. Дипломатия якобинской диктатуры………………………………..39 
4.1. Дантонисты и дипломатия во время якобинской диктатуры……............39 
4.2. Дипломатия эбертистов Клоотца………………………………………….40 
4.3. Робеспьер и дипломатия Комитета общественного спасения  
с осени 1793 г. до переворота 9 термидора (27 июля 1794 г.)………………..41 
4.4. Организация якобинской дипломатии……………………………….........44 

Заключение………………………………………………………………............47 
Список литературы……………………………………………………………...37
 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ.
 
Дворянско-династической дипломатии абсолютных монархий XVIII века был нанесен  сокрушительный удар Французской буржуазной революцией 1789 - 1794 гг. Этим событием открывается период побед и утверждения капитализма в передовых странах. 
В противовес дворянско-династической внешней политике и самовластию абсолютных монархов победившая буржуазия выдвинула принцип верховенства нации. Нацию буржуазия отождествляла с собой. Поэтому в ее понимании верховенство нации имело классово ограниченный смысл буржуазного господства. Впервые принцип верховенства нации был провозглашен в области дипломатии в Соединенных штатах Америки в период борьбы за независимость (1775 - 1782 гг.). Дальнейшее развитие этот принцип получил во время Французской буржуазной революции конца XVIII века. 
Буржуазия, победившая во Франции в годы революции, требовала подчинить ее классовым интересам все управление внешней политикой. Стараясь убрать остатки феодально-монархических сил, она провозгласила лозунги равенства народов, их свободы и братства. Она демонстративно отвергла политику завоеваний и тайных договоров. Но провозглашенная таким образом новая внешняя политика не получила осуществления и осталась в рамках словесных деклараций, если не считать отдельных попыток практического ее применения в период до термидорианского переворота 27 июля 1794 г. 
После 9 термидора начинается восстановление институтов и методов дипломатии абсолютизма. Переходя к завоевательной внешней политике и овладев старой государственной машиной, победившая буржуазия не стремится ее сломать: она желает использовать государственный аппарат и приемы дипломатии абсолютных монархий, лишь видоизменив и приспособив их к собственным классовым целям. 
Со временем, однако, на руководстве внешней политикой сказалось упрочение парламентского строя и буржуазно-демократических свобод в передовых странах. Пресса и борющиеся политические партии приобретают значительное влияние на дипломатию. В дипломатические сношения вносится больше гласности. Деятельность министров иностранных дел и послов подвергается некоторому контролю представительных учреждений. Влияние прогресса техники, в частности усовершенствование средств связи, также оказывает воздействие на организацию управления внешней политикой: большая быстрота сношений способствует и большей централизации и оперативности дипломатического руководства. 
Сохранив методы и институты дипломатии абсолютных монархий, победившая буржуазия внесла в нее свою идеологию и классовые интересы. XIX век уже не знает обмена мелких территорий между династиями. Вопросы династических браков и наследств уже не играют прежней роли в международных отношениях. Зато особое значение приобретают вопросы таможенной политики и торговые договоры. В дипломатии находит свое выражение борьба промышленной буржуазии за рынки сбыта своих товаров. 
Борьбу в области внешней политики буржуазия вела и против феодально-абсолютистской реакции. В дипломатии эта борьба принимала форму столкновения принципов, выдвигаемых различными правительствами. Феодально-монархическая дипломатия провозглашала принцип вмешательства во внутренние дела других держав для подавления революций и лозунг легитимизма - для восстановления низвергнутых Династий.  
В центре международной политики периода 1789 - 1794 гг. стоит борьба французской революции с контрреволюционной коалицией, руководимой Англией. 
В последние годы революции основное явление международной жизни представляет борьба буржуазной Франции с Англией за европейскую и мировую гегемонию. Победа в этой борьбе оказывается на стороне Англии. Промышленное преобладание, господство на море и огромные богатства, награбленные английской буржуазией еще в период первоначального накопления, содействуют ее торжеству над Францией: после разгрома наполеоновской империи на долгие годы утверждается мировая торгово-промышленная и морская гегемония Великобритании. Как и ранее, Англия и в XIX столетии ведет войны на континенте чужими руками, приобретая союзников за денежные субсидии. Этот метод остается одной из основ британской дипломатии. 
Влияние на Европу Великой французской революции так велико, что его трудно переоценить. Она повлияла не только на отдельные события в отдельных странах, но и оказала огромное влияние на весь XIX век. Она осуществила свое стремление к добру и справедливости через торжество идей разума, свободы и равенства. Реакция на французскую революцию очень неоднозначна. События во Франции со всей очевидностью показали, что всякая революция несёт в себе бунт, анархию и террор. Борьба за лучшую жизнь всех людей, за идеалы свободы и справедливости для многих современников превращается в ужасы репрессий, террор, варварский беспредел и смерть.  
Французская революция долгое время будоражила Европу своими идеями, революционным порывом огромного народа и явилась поводом к размышлениям и активным действиям многих людей и сообществ на протяжении целого века. Потому, говорить о влиянии - это говорить о том, как идеи освобождения от бесправия и угнетения +-переносятся от одного народа к другому. Сама попытка изменить ход истории, сделать то, о чём многие только мечтают, пробуждает людей к активным действиям.

 
Главной целью работы является проанализировать осуществление внешней политики Франции в годы Великой буржуазной революции, ее влияние на другие страны и ее достижения.

 
Основными задачами данной работы являются: 
• описать предпосылки и развитие буржуазной революции во Франции;  
• раскрыть деятельность правительства и его дипломатии, влияние дипломатии на развитие международных отношений; 
• проанализировать основные особенности и направления внешней политики Франции;  
• показать актуальность ведения международных переговоров на современном этапе развития международных отношений.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ГлаваI. Эволюция французской государственности от конституционной монархии к республике.
1.1 Французская революция  и падение абсолютизма
К концу XVIII века во Франции сложились предпосылки буржуазной революции. Революция 1789-1794 гг. по существу была неизбежной, поскольку продолжающее нести на себе бремя феодальных представлений и институтов французское общество зашло в тупик. Абсолютная монархия, сыгравшая когда-то прогрессивную роль в образовании единого национального государства, теперь стала реакционной силой, тормозящей развитие капитализма и ревниво оберегающей многочисленные привилегии дворянства и духовенства. Она не смогла предотвратить неуклонно нараставший экономический, социальный и политический кризис. Главной помехой на пути дальнейшего развития Франции стала именно абсолютная монархия. Она давно уже перестала выражать общенациональные интересы и всё более откровенно защищала средневековые сословные привилегии, в том числе исключительные права дворянства на землю, цеховой строй, торговые монополии и другие атрибуты феодализма.
Абсолютизм, некогда сыгравший важную роль в  экономическом, культурном, духовном развитии страны, окончательно превратился к  концу XVIII в. в политический оплот феодальной реакции. К этому времени чиновничий, и военно-полицейский аппарат стал основой абсолютистского государства. Он всё более откровенно использовался для подавления участившихся крестьянских бунтов и растущей политической оппозиции королевской власти со стороны буржуазных кругов.
В последней  трети XVIII в. более очевидно проявился  антинародный и застойный характер абсолютизма. Он особенно ярко проявился  в финансовой политике королевского правительства. Огромные суммы из государственной казны шли на покрытие баснословных расходов самой королевской семьи, на подкармливание верхушки дворянства и духовенства, на поддержание внешнего блеска королевского двора, ставшего в полном смысле этого слова «могилой нации». Несмотря на постоянный рост налогов, и иных поборов , взимаемых с третьего сословия, королевская казна всегда была пуста; а государственный долг вырос до астрономических размеров.1
Таким образом, Французская революция  XVIII в. вызревала и протекала в принципиально иных условиях, нежели это имело место в предшествующих революциях. Конфронтация народных масс, во главе которых стояли представители буржуазии, с абсолютизмом, дворянством и с господствующей католической церковью приобрела значительно более острые формы, чем это имело место полтора века назад в Англии. Осознавая свою растущую экономическую силу, французская буржуазия более болезненно реагировала на сословную приниженность и политическое бесправие. Она не желала более мириться с феодально-абсолютистскими порядками, при которых представители третьего сословия не только отстранялись от участия в государственных делах, но и не были защищены от незаконных конфискаций имущества, не имели правовой защиты в случаях произвола королевских чиновников.
Готовность  к политическим действиям и революционная решимость французской буржуазии в конце XVIII в. имели под собой определённые идеологические основания. Революции политической во Франции предшествовала революция в умах. Выдающиеся просветители XVIII в. (Вольтер, Монтескье, Руссо и др.) в своих произведениях подвергли сокрушительной критике пороки «старого режима». С позиции школы «естественного права» они убедительно показали его «неразумность».
Политическая  платформа третьего сословия нашла  наиболее полное воплощение в знаменитой брошюре аббата Сийеса «Что такое третье сословие?». На этот вопрос, бросая вызов абсолютизму, Сийес уверенно отвечал «Всё». Не менее категоричным был ответ и на другой вопрос, касающийся положения третьего сословия в государственной жизни:«Чем оно было до сих пор в политическом строе?»-«Ничем». Сийес и другие лидеры третьего сословия противопоставили сословным привилегиям духовенства и дворянства идею национального единства и национального суверенитета.
В 1789 году во Франции создалась революционная  ситуация. Крестьяне, разоренные феодальными повинностями и налогами и особенно неурожаем 1788 года, массами стекались в города, где пополняли ряды бедноты. Дороговизна делала крайне тяжелым положение городских низов. Дефицит в бюджете угрожал государству банкротством. Всеобщее недовольство политикой правительства заставило короля созвать Генеральные штаты, которые не собирались с 1614 года.
В открывшихся 5 мая 1789 г. Генеральных штатах количество представителей третьего сословия было равно числу депутатов дворянства и духовенства, взятых вместе. Руководящее положение среди депутатов третьего сословия заняла буржуазия, которая требовала совместного с другими сословиями обсуждения решений и голосования. При таком порядке работы штатов буржуазии была бы обеспечена победа, так как среди депутатов дворянства и духовенства были люди, разделявшие взгляды третьего сословия. Но представители привилегированных сословий отказались принять это предложение. В ответ буржуазия решилась “перерезать канат” и 17 июня объявила депутатов третьего сословия “Национальным собранием” .
Изменение в количественном составе депутатов  предполагалось нейтрализовать сохранением  старого порядка голосования  по сословиям. Но уже в мае 1789 г. после  открытия Генеральных штатов делегаты третьего сословия, к которым примкнула часть делегатов от других сословий, проявили неповиновение королю. Они потребовали проведения не сословных, а совместных заседаний с принятием решений на основе большинства голосов всех депутатов Генеральных штатов.
Решительные действия вождей третьего сословия увенчались успехом потому, что они выражали преобладающие политические настроения в стране и в критический момент были поддержаны революционным выступлением широких народных масс. В ответ на планы короля Людвика XVI разогнать учредительное собрание народ Парижа 14 июля 1789г. поднялся на восстание, которое ознаменовало собой начало революции и одновременно стало концом многовекового абсолютистского правления.
По всей стране восставший народ смещал королевскую  администрацию, заменяя её выборными органами- муниципалитетами, в которые вошли наиболее авторитетные представители третьего сословия. Потеря королевской властью способности контролировать политические события, развертывавшиеся по всей стране помимо её воли, привела к превращению французского государства из абсолютной монархии в своего рода «революционную монархию».
Характеризуя  восходящую линию французской революции XVIII века, К. Маркс писал, что “за  господством конституционалистов  следует господство жирондистов, за господством жирондистов следует господство якобинцев... Как только данная партия продвинула революцию настолько далеко, что уже не в состоянии ни следовать за ней, ни тем более возглавлять ее, эту партию отстраняет и отправляет на гильотину стоящий за ней более смелый союзник”.
На первом этапе революции (с 14 июля 1789 г. по 10 августа 1792 г.) буржуазия в лице конституционалистов (в учредительном собрании — партия “центра”) идет на компромисс с дворянством  и сохраняет монархию. Взгляды  этой партии и нашли свое отражение в первых конституционных документах Франции: “Декларации прав человека и гражданина” 1789 года и конституции 1791 года. В этих документах учредительное собрание выступало в интересах буржуазии в целом и даже от имени всего народа.
С первых же дней революции Национальное, а затем Учредительное собрание занялось разработкой конституции и определением принципов организации новой государственной власти, в связи с чем были образованы специальные конституционные комиссии.
Декларация  прав человека и гражданина была утверждена 26 августа 1789 г. В ней отразились идеи естественного права, которые были тогда теоретическим оружием борьбы всех угнетенных классов против феодального строя. В декларации сформулирован ряд демократических и гуманистических принципов. На содержание декларации существенное влияние оказали идеи французских просветителей, а также Декларация независимости США.
Одной из основных идей Декларации 1789 г., не утративших своего прогрессивного значения и сегодня, была идея законности. Выступая против произвола королевской власти, конституционалисты принимали на себя обязательство построить новый правовой порядок на «твёрдой основе закона». В эпоху абсолютизма и подавления личности право базировалось на принципе: «Только то дозволено, что разрешается». Согласно же ст.5 Декларации, всё, «что не воспрещено законом, то дозволено», и никого нельзя принуждать к действию, не предусмотренному в законе.
Другим  важным актом первого этапа революции  стала конституция 1791 года, которая  завершает этот этап и является его итогом. В ней сочетаются теоретические принципы Монтескье (разделение властей) и отчасти Руссо (суверенитет народа и понятие закона как выражение общей воли). Декларация 1789 года вошла в нее как вводная часть. Конституция состоит из введения и семи разделов, которые делятся на главы. Из-за противодействия со стороны короля она была утверждена лишь 3 сентября 1791 г., а через несколько дней король присягнул на верность Конституции.
Во введении торжественно подтверждаются начала “Декларации  прав человека и гражданина”. Отменяются наследственные и сословные отличия, феодальный порядок, титулы, звания преимущества, проистекавшие из этого порядка, вотчинная юстиция, равно как и продажа и передача по наследству государственных должностей. Упраздняются привилегии какой-либо части нации или индивида, сословные цеховые управы, профессиональные или ремесленные корпорации. Однако конституция так же, как декларация, умалчивает об отмене феодальных повинностей крестьянства.
В разделе  первом говорится о естественных и гражданских правах. Конституция гарантирует: 1) свободу передвижения; 2) свободу слова и печати без предварительной цензуры; 3) свободу отправлять обряды того вероисповедания, к которому принадлежит гражданин; 4) свободу собраний в общественных местах под условием сохранения спокойствия, соблюдения законов и без оружия; 5) свободу петиций, но не коллективных, а подписанных отдельными гражданами.
Раздел  второй определяет форму государственного устройства и устанавливает новое  административное деление. Франция объявляется единым и неделимым королевством. Страна была разделена на 83 департамента, каждый департамент — на дистрикты, а каждый дистрикт — на кантоны. Городские и сельские общины (коммуны) получили право самостоятельно решать свои местные дела.
Третий  раздел посвящен форме правления  и избирательному праву. Признается, что суверенитет принадлежит  нации; провозглашается его неделимость  и неотчуждаемость.
Неизбежность  революции была вызвана тем, что  монархический строй:
    Перестал воображать общенациональные интересы;
    Защищал средневековые сословные привилегии;
    Поддерживал цеховой строй;
    Установил торговые монополии и др;
Французскую буржуазную революцию можно подразделить на следующие этапы:
1.создание конституционной монархии (14.07.1789г.-10.08.1792г.);
2.становление Жирондистской республики (10.08.1792г.-2.06.1793г.);
3.утверждение Якобинской республики (2.06.1793г.-27.07.1794г.).
 К  власти пришла крупная буржуазия.  Наиболее видные революционеры  были казнены, а тысячи- арестованы. Чтобы упрочить своё положение, победители разрабатывают новую Конституцию (1795г.), согласно которой основным принципом государственного строя объявлялось представительное правление и разделение ветвей власти.
1.2 Новая система  государственных  органов Франции
 
Созданная в соответствии с Конституцией 1791 г. новая система государственных  органов Франции отражала временное  равновесие противостоящих политических сил. В конечном счете она не удовлетворяла  обе стороны: буржуазию, власть которой  при сохранении монархического строя ре была гарантированной и прочной, и Людовика XVI и дворянство, которые не могли смириться с происшедшими переменами и не оставляли планов реставрации старых порядков.2
Состав  Законодательного собрания, с первого  взгляда, оказался благоприятным для короля: в нем преобладали так называемые фейяны – представители крупной торговой и промышленной буржуазии, либеральные дворяне и другие консервативные силы, стремившиеся не допустить дальнейшего развития революции. Фейянам противостояли жирондисты (лидеры – Бриссо, Верньо, Кондорсе), выражавшие интересы более радикальных торгово-промышленных кругов, а также якобинцы (лидеры- Дантон, Робеспьер и др.), представлявшие собой леворадикальную и наиболее революционно настроенную политическую группировку .Жирондисты и якобинцы, которые были в меньшинстве в Законодательном собрании, пользовались огромным авторитетом в органах самоуправления Парижа – в секциях и в генеральном совете Парижской коммуны, а также в Якобинском клубе, ставшем политическим центром революционного Парижа. В этой ситуации возникло и стало быстро нарастать открытое противостояние законодательной и королевой власти. Сгруппировавшиеся вокруг короля силы феодальной реакции, заручившись поддержкой монархической Европы, готовили заговор против Конституции.3
Однако  окончательный приговор королевской  власти, а соответственно и конституции 1791 г. был вынесен народными массами  Франции. Слухи о заговоре короля были умело использованы вождями  якобинцев, выступавшими за дальнейшее развитие революции и оказавшими большое воздействие на низы Парижа. По призыву Коммуны и Якобинского клуба возбужденное разговорами о заговоре населения Парижа 10 августа 1792 г. поднялось на восстание, которое привело к свержению королевской власти. Революция – вступила в свой второй этап (10 августа 1792 г. -2 июня 1793 г.), охарактеризовавшийся дальнейшим повышением политической активности масс переходом власти в руки жирондистов.
Под давлением  революционно настроенного народа Законодательное  собрание, где жирондисты приобретали все больший политический вес и даже сформировали временное правительство, отменило деление граждан на активных и пассивных. Была назначены выборы в Национальный Учредительный конвент, должен был выработать новую конституцию Франции.
В ночь с 21 на 22 сентября 1792г. Конвент своим декретом отменил действие Конституции 1791 г., упразднил королевскую власть, положил тем самым начало республиканскому строю во Франции. Этим же декретом подтверждалось, что Конвент берет на себя подготовку новой конституции, что (личность и собственность находятся под охраной французского народа).
Состав  Конвента отражал новую сложную  расстановку политических сил, определившую развитие французской государственности  на втором этапе революции. Руководящие  позиции в нем заняли жирондисты (Бриссо и др.).Они не имели большинства мест в
Конвенте, но их поддерживало (болото)- значительная часть депутатов, которые составляли своеобразный политический центр. Они  занимали промежуточное положение  между жирондистами и якобинцами, былое единство которые с провозглашением республики все более сменялось политической конфронтацией.
Благодаря поддержке (болота) вожди жирондистов  смогли взять в свои руки правительственную  власть, которая осуществлялась ими  через 
Исполнительный  комитет Конвента. Отражая прежде всего интересы умеренно-радикальных слоев буржуазии, а также всех тех кругов французского общества, которые устали от революции и не желали ее дальнейшего развития, жирондисты стремились сдержать нарастающее бунтарство народных масс. Не случайно к зиме 1792 г., когда в Париже вновь усилились противоречия в революционном лагере, жирондисты были исключены из Якобинского клуба. Здесь укрепилось влияние монтаньяров, (истинных) якобинцев (Дантон, Робеспьер, Марат), пользовавшихся широкой поддержкой низов Парижа.4
По мере развития революционных событий, которые  во многом происходили помимо желания  и воли жирондистского правительства, ему в Конвент все более  энергично противостояла якобинская оппозиция.
Под напором  якобинцев, за которыми шли революционно настроенные низы Парижа, жирондисты провели ряд радикальных мер. В конце сентября был принят декрет Конвента о введении во Франции нового революционного летосчисления, берущего свое начало с установления Французской республики. В связи с опасностью иностранной интервенцией и монархических мятежей, угрожавших самому существованию республики, жирондистский Конвент декретировал учреждение комитета общественной безопасности (2 октября 1792 г.), чрезвычайного уголовного трибунала в Париже (10 марта 1793 г.), комитета общественного спасения (6 апреля 1793г.).
Еще до созыва Конвента 25 августа 1792 г. жирондистское  правительство провело через, Законодательное  собрание новый аграрный закон (Об уничтожении  остатков феодального режима), отменивший выкуп крестьянами феодальных повинностей. Фактически это узаконило положение, уже сложившееся в ходе аграрной революции. Был принят также декрет о разделе конфискованных земель эмигрантов и передаче их путем бессрочной аренды или продажи крестьянам. Однако большая часть этих земель оказалась не у крестьян, а у представителей состоятельных кругов.
В декабре 1792 г. Конвент под влиянием политических эмоций, накопившийся ненависти к  монархическому режиму вынес смертный приговор королю Людовику XVI. В мае 1793 г. по требованию якобинцев он декретировал установление максимума (твердые цены) на зерно. Но основная цель жирондистов сводилась к стабилизации политического положения и укреплению сложившихся в ходе революции отношений собственности и новых экономических порядков. 18 марта 1793 г. Конвент под давлением жирондистов, напуганных волнениями среди бедноты, установивший смертную казнь для лиц, предлагающих аграрный закон, т. е. требующих уравнительного передела земли, а также для лиц, пропагандирующих какой- либо другой закон, (ниспровергающий земельную, торговую или промышленную собственность).
Остановить  рост революционных настроений в  Париже, взять их под контроль жирондистскому правительству не удалось. Его авторитет  и влияние на народные массы к  весне 1793 г. быстро падали. Резервы демократических преобразований были жирондистами исчерпаны. С другой стороны, именно на них, располагающих властью в Конвенте, падала политическая ответственность за усилившиеся в ходе революции тяготы и лишения населения Парижа, за внешнеполитические промахи и поражения.
Положение жирондистов значительно ухудшилось в связи с нарастающими экономическими трудностями. Политические позиции  жирондистов значительно пошатнулись  после неудавшегося суда над Маратом  и последующим его убийство, а  также в связи с усилившимся конфликтом между их лидерами и Парижской коммуной, ставшей оплотом якобинцев.
Падению авторитета жирондистов способствовало и то обстоятельство, что они, отменив  Конституцию 1791 г., не смогли дать Франции  новый республиканский конституционный документ.
Ещё 1 октября 1792 г. была создана конституционная  комиссия Конвента, которая в своей  работе проявила нерешительность и  медлительность. Составленный одним  из вождей жирондистов, известным математиком  Кондорсе, конституционный проект был слишком громоздким(насчитывал 400 статей), доктринерским и догматичным, далёким от реальной жизни.
В своих  конституционных проектах, стремясь ограничить политическое влияние Парижа, жирондисты выступали за расширение прав департаментов, за ослабление центральной власти. В проекте Кондорсе решительно отвергался принцип разделения властей, которому была противопоставлена «одна власть, власть нации».5
Республика  по жирондистскому проекту должна была основываться на принципе единства власти, на закреплении центрального места за представительным органом, выступающим в виде однопалатного законодательного собрания. Представительную форму правления жирондисты пытались дополнить и непосредственной демократией.
Конституционный проект жирондистов дебатировался  в Конвенте вплоть до 2 июня 1793 г., т.е. до падения их власти, но он так и не был утверждён. Нарастающая напряжённость в обществе, рост политической активности масс, усиление противостояния жирондистов и якобинцев в Конвенте и за его стенами, а также нерешительность лидеров жирондистов препятствовали созданию ими республиканского конституционного строя.
В результате непоследовательной и центристской политики жирондистского Конвента, который  к весне 1793 г. всё более терял  революционную инициативу, республика оказалась на грани гибели. Внутри страны усиливались роялистские мятежи, извне грозило новое выступление армий феодально-монархической коалиции.
Самой влиятельной группировкой оказались  жирондисты. Под давлением народа Законодательное собрание объявило о созыве нового органа государственной власти- Национального конвента. Было отменено деление граждан на активных и пассивных, принято решение о новых выборах в муниципалитеты и суды на основе нового избирательного права и учреждён Чрезвычайный уголовный трибунал. Законодательное собрание образовало Временный исполнительный совет.
2 июня 1793г. Правительство жирондистов  было свергнуто вооруженными  гражданами. В Конвенте теперь  доминировали якобинцы. Был принят  ряд важных декретов. Значительная  часть крестьян превратилась в мелких земельных собственников. 24.06.1793г. Конвентом была принята новая Конституция.

1.3 Якобинская диктатура.  Конституция 1793г.

 
Народное  восстание 31 мая – 2 июня 1793 г., во главе  которого стоял повстанческий комитет  Парижской коммуны, привело к изгнанию жирондистов из Конвента и положило начало периоду правления якобинцев. Французская революция вступила в свой завершающий третий этап(2 июня 1793 г. – 27 июля 1794 г.). Государственная власть, уже сосредоточенная к этому времени в Конвенте, перешла в руки вождей якобинцев- небольшой политической группировки, настроенной на дальнейшее решительное и бескомпромиссное развитие революции.6
За якобинцами стоял широкий блок революционно-демократических  сил (мелкая буржуазия, крестьянство, деревенская и особенно городская беднота). Ведущую роль в этом блоке играли так называемые монтаньяры (Робеспьер Сен-Жюст, Кутон и др.), речи и действия которых отражали прежде всего господствовавшие бунтарские и эгалитарные настроения масс.
На якобинском этапе революции участие различных слоёв населения в политической борьбе достигает своей кульминации. Благодаря этому во Франции в это время были выкорчёваны остатки феодальной системы, проведены радикальные политические преобразования, отведена угроза интервенции войск коалиции европейских держав и реставрации монархии. Революционно-демократический режим, сложившийся при якобинцах, обеспечил окончательную победу во Франции нового общественного и государственного строя.
Историческая  особенность данного периода  в истории французской революции и государства состояла также и в том, что якобинцы не проявляли большой щепетильности в выборе средств борьбы со своими политическими противниками и не останавливались перед использованием насильственных методов расправы со сторонниками «старого режима», а заодно и со своими «врагами».
Наиболее  показательным примером революционной  напористости якобинцев может служить  их аграрное законодательство. Уже 3 июня 1793г.Конвент по предложению якобинцев  предусмотрел продажу мелкими участками в рассрочку земель конфискованных у дворянской эмиграции. 10 июня 1793г. был принят декрет, возвращавший крестьянским общинам захваченные дворянством земельные угодья и предусматривающий возможность раздела общинных земель в том случае, если за это выскажется одна треть жителей. Поделенная земля становилась собственностью крестьян.
Важное  значение имел Декрет от 17 июля 1793г. «Об  окончательном упразднении феодальных прав», где безоговорочно признавалось, что все бывшие сеньориальные  платежи, чиншевые и феодальные права, как постоянные, так и временные, «отменяются без всякого вознаграждения». Феодальные документы, подтверждающие сеньориальные права на землю, подлежали сожжению. Бывшие сеньоры, а также должностные лица, утаивающие такие документы или сохраняющие выписки из них, присуждались к 5 годам тюремного заключения. Хотя якобинцы, выступающие в принципе за сохранение существующих отношений собственности, не удовлетворили всех требований крестьянских масс(о конфискации дворянских земель, об уравнительном и бесплатном их разделе), аграрное законодательство Конвента для своего времени отличалось большой смелостью и радикализмом. Оно имело далеко идущие социально-политические последствия, стало правовой основой для превращения крестьянства в массу мелких собственников, свободных от пут феодализма. Для закрепления принципов нового гражданского общества Конвент Декретом от 7 сентября 1793г. постановил, что «ни один француз не может пользоваться феодальными правами в какой бы то ни было области под страхом лишения всех прав гражданства".7
Характерно, что тесная связь якобинцев с  городскими низами, когда этого требовали  чрезвычайные обстоятельства(продовольственные  трудности, рост дороговизны и т. п.), неоднократно вынуждала их отступать  от принципа свободы торговли и неприкосновенной частной собственности. В июле 1793г. Конвент ввёл смертную казнь за спекуляцию предметами первой необходимости, в сентябре 1793г. декретом о максимуме устанавливались твёрдые цены на продовольствие.
Принятые  в конце февраля – начале марта 1974 г. так называемые вантозские декреты Конвента предполагали бесплатное распределение среди неимущих патриотов собственности, конфискованной у врагов революции. Однако вантозские декреты, с энтузиазмом встреченные плебейскими низами города и деревни, не были проведены в жизнь из-за, противодействия со стороны тех политических сил, которые считали, что идея равенства не должна осуществляться столь радикальными мерами. В мае 1794 г. Конвент декретировал введение системы государственных пособий для нищих, инвалидов, сирот, стариков. Было отменено рабство в колониях и т. д.
Радикальный характер имеет и конституция 1793 года. Она провозглашает, что по форме  правления Франция является республикой, а по форме государственного устройства она едина и неделима, т.е. представляет собой унитарное государство. Конституция отвергла жирондистскую идею об изменении административного деления Франции с целью уменьшения централизации в управлении и ослабления роли революционных масс Парижа и его городского самоуправления, называвшегося Коммуной.
По ст.122 Конституции каждому французу гарантировались  всеобщее образование, государственное  обеспечение, неограниченная свобода  печати, право петиций, право объединения  в народные общества и другие права  человека. Статья 7 Декларации 1793 г. в число личных прав граждан включила право собраний с "соблюдением спокойствия", право свободного отправления религиозных обрядов.8
Конституция якобинцев отвергла принцип разделения властей, как противоречащий, по мнению Ж.. Ж.. Руссо, идее суверенитета народа, выступающего как единое целое. Она предусматривала простое, и, казалось по тем временам устройство государства. В противовес проявившимся в годы революции плана регионализации Франции в ст. 1 подчеркивалось, что (французская республика едина и неделима).
Упразднив деление граждан на активных и  пассивных как несовместимое  с идеей равенства, Конституция  практически узаконила всеобщее избирательное право для мужчин (с 21 года ). Своеобразное стремление якобинцев  сочетать представительные органы с непосредственной демократией (влияние Ж.. Ж.. Руссо) нашло свое отражение в том, что избираемый на один год Законодательный корпус (Национальное собрание) по ряду важных вопросов (гражданское и уголовное законодательство, общее заведование текущими доходами и расходами республики, объявление войны и т. д.) мог лишь, предлагать законы.
Законодательная власть принадлежит законодательному корпусу, работающему постоянно. При  определении функций этого органа проводится различие между законами как актами, заключающими в себе общие нормы, и декретами — распоряжениями, касающимися отдельных случаев и лиц. Правда, это различие проведено недостаточно последовательно, так как ратификация договоров, например, отнесена к декретам, а объявление войны называется законом.
Как и  в конституции 1791 года, члены законодательного корпуса пользуются депутатской  неприкосновенностью. Законодательный  корпус образуется прямым голосованием народа на его первичных собраниях  в кантонах. Каждый избранный в  законодательный корпус считается представителем всей нации, а не той группы населения, которая его избрала. В этом отношении, как и в других, якобинская конституция строго придерживалась принципа единства и централизации, противодействуя всяким местническим тенденциям.
Исполнительная власть принадлежит исполнительному совету в составе 24 членов, избираемых законодательным корпусом. На исполнительный совет возлагается руководство общим управлением и наблюдение за ним. Он может действовать только во исполнение законов и декретов законодательного корпуса.
Конституция устанавливает выборность местных  органов власти.
Избирательное право по новой конституции более  демократично, чем по Конституции 1791 года. Им пользовался каждый гражданин, достигший 21 года, проживающий в  кантоне не менее шести месяцев и живущий своим трудом. Не пользовались этим правом женщины и лица, не имеющие самостоятельных занятий, т.е. находящиеся в услужении (домашняя прислуга). Ценз оседлости, конечно, сужал права рабочих. Избрание производилось по желанию каждого избирателя либо открытым голосованием, либо подачей записок.
Провозглашается, что французский народ есть “друг  и естественный союзник свободных  народов”: он не вмешивается в управление других народов и не потерпит, чтобы  вмешивались в его дела.
Принятый  Национальным Собранием законопроект приобретал силу закона лишь в том  случае, если 40 дней спустя после его  рассылки в департаменты в большинстве  из них одна десятая часть первичных  собраний не отклоняла данный законопроект. Такая процедура была попыткой воплотить в жизнь идею народного суверенитета, проявляющегося в данном случае в том, что только «народ обсуждает и постановляет законы»( ст.10). По ряду вопросов, согласно Конституции, национальное собрание могло издавать декреты, имеющие окончательную силу.
Исполнительный  совет являлся высшим правительственным  органом республики. Он должен был  состоять из 24 членов, избираемых Национальным собранием из кандидатов, выдвинутых списками от первичных и департаментских  собраний. На Исполнительный совет было возложено «руководство общим управлением и наблюдением за ним»(ст. 65). Совет нёс ответственность перед Национальным собранием «в случае неисполнения законов и декретов, а также в случае недонесения о злоупотреблениях»(ст.72).
Но предусмотренная  якобинской Конституцией система государственных органов на практике не была создана. В связи с трудными внутренними и международными условиями Конвент был вынужден отсрочить вступление конституции в силу. Будучи убеждёнными, фанатичными и бескомпромиссными революционерами, якобинцы полагали, что окончательное подавление контрреволюции и упрочение республики в сложившейся обстановке могут быть осуществлены лишь в результате энергичных действий правительства, путём установления режима революционной диктатуры.
Чрезвычайные обстоятельства, в которых находилась тогда Франция, а именно война со странами, составившими коалицию против нее, необходимость борьбы с
внутренней  контрреволюцией (восстание в Вандее и других местах) побудили Конвент  отсрочить введение в действие конституции до заключения мира.
Конституция 1793 года представляет собой законодательное  выражение идей радикальной части  мелкой буржуазии и является наиболее демократичной из всех конституций  французской буржуазной революции, хотя этот демократизм был все же урезанным.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава II. Французская революция  и европейская  дипломатия в  
период Учредительного и Законодательного собрания
 

2.1. Французская дипломатия в период Национального  
учредительного собрания

  Во времена абсолютной монархии министерство иностранных дел и посольства были организованы так, чтобы служить для абсолютной монархической власти послушным орудием ее политики. Министр иностранных дел назначался монархом и был ответственен только перед ним.
Послы и министры назначались обычно из аристократических фамилий, тесно связанных с двором, Немногочисленные чиновники министерства подбирались чаще всего из буржуазных фамилий, члены которых уже служили в министерстве или при дворе. Попав в министерство, они служили там до конца своих дней. То были большей частью люди надежные, покорные, верные и хорошо обеспеченные жалованьем.
Министерство  состояло из двух «политических управлений», разделенных по территориальному признаку. Первое вело переписку с государствами  Западной и Центральной Европы и Америки; второе — с Восточной и Южной Европой и скандинавскими государствами. Кроме этих двух управлений, существовали еще вспомогательные отделы.
После взятия Бастилии Национальное собрание, опираясь на принцип  народовластия, стало вмешиваться в дипломатию королевского министерства, стремясь подчинить ее своим целям. От случая к случаю Национальное собрание издавало декреты по поводу сообщений министра иностранных дел о внешних делах. В мае 1790 г. Национальное собрание резко столкнулось с королевской властью из-за вопросов внешней политики. В это время возникла угроза войны между Испанией и Англией из-за притязаний на часть тихоокеанского побережья Северной Америки. Весной 1790 г. обе стороны готовились к войне. В силу союзного «фамильного договора» 1761 г. испанский двор потребовал помощи от Людовика XVI. Министр иностранных дел сообщил Национальному собранию о намерении короля вооружить флот против Англии. Его заявление вызвало в Национальном собрании целую бурю. Буржуазия негодовала на испанскую политику, не допускавшую французских товаров в испанские колонии, и не сочувствовала «фамильному договору». Она видела в нем лишь династический союз. Многие основательно думали, что король под предлогом войны с Англией хотел попросту увеличить вооруженные силы для борьбы с революцией и с помощью их разогнать Национальное собрание. Поэтому левая часть Национального собрания решила отнять у короля право объявлять войну и заключать мир. Национальное собрание постановило, что само будет контролировать дипломатические переговоры и утверждать договоры. После горячих прений большую часть депутатов увлек за собой граф Мирабо, который около этого времени начал уже получать тайную субсидию от короля. 24 мая Мирабо добился в Национальном собрании компромиссного решения по вопросу о праве войны и мира. Согласно этому решению только Национальное собрание могло объявить войну и заключить мир, — но лишь в том случае, если король внесет такое предложение. Таким образом, право войны и мира было разделено между королем и Национальным собранием. Во время прений депутаты резко осуждали династическую тайную дипломатию и союзы и заявляли, что Франции нужны только «национальные договоры», со «справедливыми народами». В связи с рассмотрением требований Испании об исполнении «фамильного договора» Национальное собрание создало постоянный комитет для наблюдения за дипломатическими делами. Главой «Дипломатического комитета» стал Мирабо. Дипломатический комитет и Национальное собрание окончательно подчинили себе официальную дипломатию короля и министерства, и крупная умеренная буржуазия стала, наконец, у руководства внешней политикой Франции. По предложению Дипломатического комитета Национальное собрание оставило в силе союз с Испанией, так как он мог понадобиться против Англии. Однако оно устранило из договора все статьи, которые имели наступательный характер. Были оставлены только оборонительные и торговые обязательства. Основами внешней политики Франции были провозглашены «всеобщий мир и принципы справедливости».
Особым декретом, принятым в декабре 1791 г., было установлено, что «французская нация навсегда отказывается от всякой войны с целью завоевания и никогда не употребит своей силы против свободы какого-либо народа». Завоевательные стремления самой французской буржуазии обнаружились позднее, когда в результате революции власть ее окрепла. В период Национального учредительного собрания власть буржуазии была еще неустойчива: воинственные предприятия могли ее поколебать, и Национальное собрание до своего роспуска осенью 1791 г. сохраняло миролюбивое направление внешней политики и дипломатии.
Когда в 1789 г. в  австрийских Нидерландах (Бельгии) произошла революция, Национальное собрание было против вмешательства  в защиту Бельгии от Австрии, боясь  конфликта с феодально-монархической  Европой. Несмотря на энтузиазм газет и клубов по поводу бельгийской революции, бельгийская нотификация о провозглашении независимости Бельгии по решению короля и министра иностранных дел была возвращена обратно в нераспечатанном виде. Национальное собрание не протестовало.
Несмотря на миролюбие Национального собрания, отмена части феодальных повинностей  вовлекала Францию в столкновения с монархической Европой. Во Франции, в Эльзасе, находился ряд мелких владений германских имперских князей. Революция уничтожила там старые феодальные права сеньеров. Князья жаловались германскому имперскому сейму и добивались вмешательства Австрии и Пруссии, а также России и Швеции для восстановления своих привилегий. Желая избежать конфликта, Национальное собрание решило вознаградить князей за убытки, как частных лиц. Министерство иностранных дел начало с ними переговоры, которые затянулись до начала войны с коалицией. Сделка в конце концов все же не состоялась. Австрия, Россия и Пруссия побуждали князей к сопротивлению в надежде иметь в руках лишний предлог для войны с Францией. Екатерина подстрекала князей требовать австрийского и прусского вмешательства, рассчитывая скорее втянуть эти государства в войну с Францией. Конвент отменил решение о вознаграждении эльзасских князей только тогда, когда война с коалицией уже началась.
Конфискация церковных  земель, произведенная Национальным собранием, и проект гражданского устройства духовенства вызвали конфликт Франции  с римским папой. Пытаясь уладить  положение, министерство завязало с  Римом тайные переговоры, только что в принципе осужденные Национальным собранием. Однако соглашение не было достигнуто. Революция распространилась на принадлежавшую папе территорию Авиньона, населенную французами. В апреле 1791 г. население Авиньона потребовало воссоединения его с Францией. Дипломатический комитет предложил Национальному собранию применить на практике новый принцип территориальных присоединений на основании изъявления воли самим населением. Декретом Национального собрания от 14 сентября 1791 г. Авиньон был присоединен к Франции, «согласно желанию, свободно и торжественно изъявленному большинством коммун и граждан». Присоединение Авиньона еще более обострило отношения не только с Римом, но и с соседними монархическими державами, которые опасались, как бы и их население не пожелало присоединиться к революционной Франции. С того времени на принцип суверенитета нации, введенный в европейскую международную политику французской революцией, ссылались при издании всех декретов о территориальных присоединениях в ходе революционных войн Франции с коалицией.
В то время как  официальная дипломатия находилась под надзором Дипломатического комитета Национального собрания, двор вел  свои тайные интриги с целью вызвать  вмешательство иностранных держав для восстановления абсолютной монархии. Слухи об этом распространялись, и в Национальном собрании и клубах росло недоверие к прежнему дипломатическому персоналу, который тайно помогал королю сноситься с иностранными дворами. В Национальном собрании стали раздаваться требования очистки дипломатического персонала от сторонников абсолютизма. Под давлением этих требований даже Мирабо, втайне продавшийся двору, вынужден был в январе 1790 г. признать необходимость почти полной смены послов Франции при иностранных дворах. В марте 1791 г. было сменено семь послов. Собрание установило для послов специальную присягу. Некоторые из старых дипломатов отказались ее принести и были отозваны.
Сильно скомпрометировала  старый дипломатический персонал неудачная  попытка бегства короля из Франции летом. 1791 г. Министра иностранных дел обвиняли в соучастии в этом деле. После бегства в Варенн король был временно отстранен от власти, и почти все иностранные дворы прервали сношения с послами Франции. Тем не менее, боясь дальнейшего развертывания революции, Национальное собрание вновь восстановило власть короля; по конституции 1791 г. оно предоставило ему ведение всех внешних сношений с правом заключать договоры при условии последующей ратификации их законодательным корпусом.
Когда во Франции  началась революция, внимание европейских дипломатов было приковано к событиям в Восточной Европе. Война России и Австрии с Турцией, начавшаяся в 1788 г., была в разгаре. Австрийская армия была разбита. Русские войска одержали крупную победу, взяв после Длительной осады Очаков. Однако исход борьбы еще не был решен. Россия вела в то же время вторую войну со Швецией. Англия и Пруссия оказывали всемерную дипломатическую поддержку и Турции и Швеции. Тем не менее французская революция весьма скоро оказала решительное влияние на всю международную политику. Она заставила державы надолго перенести свое внимание с востока на запад Европы. Старое европейское равновесие было нарушено. Французская революция открыла новый период в развитии международных отношений. Вскоре борьба с буржуазно-революционной Францией стала в центре всех международных событий и дипломатических переговоров.
2.2.Образование контрреволюционной коалиции.
Главную роль в  европейской политике в то время  играли две наиболее мощные силы —  английская и русская дипломатия. В Англии руководителем внешней политики был Уильям Питт Младший, сын лорда Чатама, знаменитого министра из партии вигов во времена Семилетней войны. Уильям Питт оставался главой министерства почти непрерывно с конца 1783 по 1806 г. Став во главе кабинета в декабре 1783 г., молодой Питт стремился укрепить положение Англии, которое пошатнулось после потери ею американских колоний. Для этого надо было приобрести союзников на континенте Европы. Англия была богата деньгами. Напротив, финансы европейских монархий с их более отсталым хозяйством были весьма скудны. Поэтому основное средство приобрести союзников Питт, как и его предшественники, находил в денежных субсидиях. Главного врага Питт видел во Франции; однако быстрое усиление России на Балтийском и Черном морях также вызывало его тревогу. Сначала Питт хотел было купить за субсидию союз с Россией, чтобы использовать ее в борьбе с Францией. Заодно с этим у него была и другая цель: вмешиваясь в русскую политику, он рассчитывал противодействовать ее успехам. Получив отказ в Петербурге, где хорошо разгадали его намерения, Питт сблизился с Пруссией и дворянской партией в Голландии, к которой примыкала и часть голландской буржуазии, державшаяся англо-прусской ориентации. Торговый договор с Францией и создание англо-прусско-голландского союза были главными дипломатическими успехами Питта перед французской революцией. Политика его в отношении союзников заключалась в том, чтобы брать от них все, не давая ничего. В отношении внешних врагов Питт не стеснялся в средствах. Питт был политическим деятелем «большого стиля» — он сам твердо и решительно определял основную линию британской внешней политики. С самого начала французской революции Питт возненавидел ее, хотя и надеялся, что она ослабит Францию. Больше всего он боялся распространения революции по всей Европе. Когда революция вспыхнула в Бельгии, Питт решил заставить Австрию и Пруссию отвлечься от восточноевропейских дел и забыть взаимную вражду, чтобы общими силами потушить разгоревшийся пожар. В меморандуме, направленном Пруссии, он предлагал ей договориться о совместном подавлении бельгийской революции. Уже тогда он заботился о создании международной группировки для борьбы с революционной Францией. В дальнейшем Питт стал главным вдохновителем и организатором контрреволюционной коалиции против Франции.
Русская дипломатия находилась в руках Екатерины II и  нескольких близких к ней лиц. «Первоприсутствующий» в Коллегии иностранных дел вице-канцлер  граф Остерман был нерешительным  и неспособным к инициативе человеком, умевшим лишь с большой важностью держаться при переговорах и на приемах. Сама Екатерина II, ее талантливый доверенный советник князь Безбородко и князь Потемкин были главными инициаторами всех новых дипломатических комбинаций. Общая обстановка в годы революции во Франции благоприятствовала успехам русской дипломатии. Царизм был еще крепок. В России не было сильной буржуазии, которая ослабляла бы военно-феодальный строй своей борьбой. Крестьянскую войну Екатерине II удалось потопить в крови. Огромная территория, многочисленное население и сильная армия делали Россию могучей военно-феодальной державой. Соседями России были слабые отсталые государства: Польша, находившаяся в состоянии полного развала, Швеция и Турция. Русская дипломатия искусно пользовалась борьбой между Англией и Францией и между Австрией и Пруссией для увеличения удельного веса своего государства в европейской политике.
Сама Екатерина, которая обладала выдающимися дипломатическими способностями, трезво понимала интересы и стремления других держав. Подобно Питту, она проявляла достаточно хладнокровия, терпения и твердости, чтобы выбрать наиболее благоприятный момент для достижения своих дипломатических целей. Эти цели определялись интересами дворянско-крепостнической империи помещиков и купцов. В 1789 г. в восточном вопросе они сводились к приобретению Черноморского побережья между Бугом и Днестром и к разделу Турции в союзе с Австрией. Далее, Екатерина хотела сохранить господство России в Польше и обеспечить свою империю от шведского нападения с севера. Для достижения своих целей императрица задумала грандиозную комбинацию, направленную против англо-прусско-голландской лиги. То был союз четырех держав: России, Австрии, Франции и Испании. Переговоры об этом союзе начались в Петербурге и Париже еще с конца 1787 г. Францию русские дипломаты прельщали завоеваниями в Египте и Греции за счет Турции. Слабость французской монархии, переживавшей финансовый и политический кризис, и нежелание Испании втягиваться в дела Восточной Европы тормозили переговоры. Екатерина понимала, что французская революция означала их полный провал, так как Учредительное собрание никогда не допустило бы этого союза. Но ближе всего к сердцу Екатерина II приняла удар, нанесенный революцией во Франции дворянству и монархии. Императрица глубоко возненавидела революцию. Она называла Учредительное собрание «гидрой о 1200 головах», «шайкой безумцев и злодеев», и все более проникалась желанием начать войну с революцией, чтобы ее раздавить. Но борьба с Швецией и Турцией мешала этим намерениям. Пришлось ограничиться внутренними мерами: усилением цензуры, полицейского надзора, каторгой и ссылкой для свободомыслящих писателей. Зато французские эмигранты принимались в России с особым радушием.
Под влиянием революционных  событий во Франции, осенью 1789 г., в Бельгии вспыхнула революция против австрийского владычества. Восставшие провинции отложились от Австрии. Это заставило австрийскую дипломатию перенести главное внимание с турецкой войны на запад Европы. Возвращение Нидерландов под власть Австрии стало главной задачей Леопольда II. Англия и Голландия были солидарны с Австрией в этом вопросе. Успех революции в Бельгии подчинил бы эту страну французскому влиянию. Это представляло большую опасность для Англии и Голландии ввиду важности стратегического положения Бельгии.
Зато в Пруссии  решили использовать затруднения Австрии, чтобы ее ослабить. Прусская дипломатия находилась в руках Герцберга, который  занимал пост министра с 1763 г. Это  был ученик Фридриха II и честолюбивый прожектер: он любил составлять сложные и запутанные проекты территориальных присоединений и обменов и высчитывать наперед вплоть до мелочей все непредвидимое в политике. Фридрих II держал его до некоторой степени в руках. Но после смерти Фридриха II (1786 г.), при бездарном и слабом короле Фридрихе-Вильгельме II, старый министр дал волю своим политическим фантазиям.
Главная цель Герцберга  заключалась в ослаблении Австрии  и в присоединении городов  Данцига и Торна, принадлежавших Польше. Обладание этими городами дало бы Пруссии возможность господствовать над нижним течением Вислы. В 1790 г. Пруссия заключила союз с Польшей и Турцией против Австрии и России. Герцберг и король, угрожая Австрии войной и поддержкой бельгийской революции, старались заставить императора Леопольда отказаться от войны с Турцией и уступить полякам Галицию. В награду за это Герцберг хотел получить от Польши Данциг и Торн. При помощи Англии он надеялся запугать Австрию и дипломатическим путем добиться уступок. В крайнем случае Герцберг готов был пойти и на войну с Австрией.
Леопольд II больше всего боялся за Бельгию, но совсем не хотел уступать полякам Галицию  и отказываться от завоеваний в Турции, где победы Суворова позволили русским  и австрийцам занять в 1789 г. Молдавию и Валахию. Император также готовился к войне с Пруссией. Обе стороны стянули армии к своим границам.
Герцберг надеялся, что Россия, занятая войной на севере и юге, не будет помогать Австрии  в ее борьбе с Пруссией. Он вообразил, что наступил момент, когда Пруссия  станет главной вершительницей судеб Европы и сможет сыграть роль посредницы и в восточном, и в польском, и в шведском вопросах, а Англия будет помогать ей как верный союзник.
Английские дипломаты  действительно делали вид, что одобряют планы Пруссии. Герцберг не понимал, что это была лишь игра, нужная Питту, пока не исчезла угроза войны Англии с Испанией из-за земель на Тихоокеанском побережье Америки. Он не подозревал и того, что одновременно Англия признала за Леопольдом II право на присоединение части турецкой Сербии, полагая, что «турки должны заплатить за разбитые горшки», как выразился в Вене английский посол об убытках Австрии от войны. В Вене Питт через своих агентов утверждал то, что отрицал в Берлине, и наоборот. Ничего не подозревавший Герцберг пригласил дипломатов на конференцию в силезской деревне Рейхенбах, в военном лагере, вблизи главных сил прусской армии, сосредоточенных для нападения на Австрию. Но Питт в это время уже готовил тяжелый удар для своего союзника — Пруссии. Он вовсе не хотел тратить английские субсидии на поддержку Пруссии в войне с Австрией за прусские интересы и не намеревался отдавать Австрию на съедение пруссакам, хотя ему и хотелось оторвать ее от союза с Россией и помешать завоевательным стремлениям на Востоке. Питт ясно видел, что в 1790 г., при приблизительном равенстве сил Пруссии и Австрии, не Пруссия, а Англия стала вершительницей судеб европейского равновесия.
Во Франции  все внимание было поглощено внутренней борьбой. Россия вела войну с двумя  противниками — на севере и юге. Питт это хорошо учитывал: он знал, что  место этих двух держав, решавших ранее споры Австрии и Пруссии, принадлежит в настоящий момент Англии. В его планы не входило, чтобы Пруссия усиливалась на Балтийском море за счет Польши.
Прусский король, в последний момент почуяв недоброе, попытался под разными предлогами не пропустить английского и голландского послов в Рейхенбах, задержав их у Бреславля. Но после решительных протестов послы все же появились на конференции. Здесь карты Питта были открыты, и ослеплению Герцберга наступил конец. Обманутым оказался и император Леопольд II.
К началу конференции  в Рейхенбахе угроза войны с Испанией уже не стояла перед Питтом. Поэтому  стесняться с пруссаками ему было нечего: Англия и Голландия наотрез  отказали Пруссии в военной поддержке  против Австрии; они потребовали  примирения обеих сторон на основе строгого status quo и их соглашения о подавлении бельгийской революции. Австрия должна была отказаться от завоеваний за счет Турции и выйти из Крымской войны с пустыми руками; только при этом условии Англия, Голландия и Пруссия согласились помочь ей восстановить свою власть над Бельгией. Император Леопольд II, более равнодушный к восточной политике, чем его предшественник Иосиф II, быстро согласился. Он считал, что отделался дешево и был доволен возможностью вернуть Бельгию. Зато австрийские дипломаты старой школы вроде старого канцлера Кауница, прожившие всю жизнь в традициях непримиримой вражды с Пруссией, были вне себя от гнева, негодования и унижения.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.