На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Причины поражения Красной Армии в начале Великой Отечественной Войны

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 11.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Российский  Государственный Аграрный Университет
МСХА  им. К.А. Тимирязева 
 
 
 
 
 
 

Реферат по истории на тему: 

Причины поражения Красной Армии
в начале Великой Отечественной Войны. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

студента 104 группы
дневного  отделения 
Зооинженерного  факультета
Батенева  В.И. 
 
 
 
 

Москва 2010
Содержание: 
 

    Введение
    Анализ политической ситуации в мире на момент начала ВОВ.
    Сравнительный анализ бронетанковых войск СССР и Германии на начало войны (до лета 1942 года).
    Вывод.
    Список литературы.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение.
     Вторая мировая война, развязанная фашистской Германией, стала одним из самых кровавых и драматических событий за всю историю человечества. Она вовлекла в свою орбиту 72 государства - 4/5 всех жителей земли. Вторая мировая война явилась результатом глобальной конфронтации середины ХХ века. Решающее значение в планах фашистской Германии придавалось разгрому СССР. Фашистское руководство предусматривало в этой войне главную цель своих изуверских планов - полное уничтожение Советского Союза и порабощение народов нашей страны. В 1940 г. был разработан "план Барбаросса" - подготовки и проведения блицкрига ("молниеносной войны") против Советского Союза.
     Вот почему столь грозно звучит для нас, и по сей день словосочетание Великая  Отечественная Война, которая, являлась частью второй мировой войны, была наиболее важной  и кровавой. Эта война - история, но народы России, как и других государств мира, и сегодня хотят разобраться в причинах (объективных и субъективных) того, почему не удалось избежать катастрофы, почему за победу пришлось заплатить столь большую цену. Какие выводы необходимо сделать из событий тех лет, чтобы не допустить повторения трагедии? Вопросов много. Рассмотрим наиболее важные из них. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Анализ  политической ситуации в мире в преддверии Великой Отечественной Войны. 

     Как уже отмечалось во введении, Великая  отечественная война является часть  второй мировой войны, поэтому ее истоки нужно искать именно в механизме  разворачивания последней.
     Вторая  мировая война официально началась 1 сентября 1939 года с нападения гитлеровской Германии на Польшу. Но очаги ее возникли раньше, и она стала реальностью уже в середине 30-х годов. Захват Японией Северо-Восточного Китая в 1931-1932 годах, нападение Италии на Абиссинию в 1935 году, германо-итальянская интервенция против республиканской Испании в 1936-1939 годах - все это звенья одной цепи действия агрессоров, постепенно слившиеся в общий поток фашистского нашествия, который захлестнул в конечном итоге весь мир. Образовавшийся в Германии тесный союз фашизма, монополий и вермахта был направлен на подготовку, а затем и на практическое ведение мировой войны. Стремясь освободиться от навязанных Версалем тяжелых условий и поощряемая правительствами государств противостоящего блока, проводившими так называемую политику "невмешательства", "умиротворения", т.е. политику уступок, Германия усилила свою экспансионистскую деятельность.
     Просчетом миролюбивых сил мирового сообщества было отсутствие единого фронта миролюбивых  стран и народов, противостоящего  силам агрессора. Здесь следует отметить ряд важных и взаимосвязанных факторов, зависящих, прежде всего от СССР. С одной стороны, СССР в 1933-1934 годах настойчиво выступал за необходимость создания в Европе системы коллективной безопасности, а с другой стороны, каждое отступление от внутренней политики оказывало серьезное негативное воздействие на советскую дипломатию. Командно-административные методы не обошли и внешнеполитическую область, важнейшие решения в которой нередко принимались узким кругом лиц, без коллективного всестороннего рассмотрения и анализа. Отсутствие демократического механизма выработки и принятия решений приводило подчас к неадекватной реакции на международные события и политику других государств, к ошибочным выводам. Это, во-первых. Во-вторых, резко негативные оценки социал-демократов, данные Сталиным и утвержденные Коминтерном в конце 20-х - начале 30-х годов, и конкретные действия, нацеленные на их реализацию, явились серьезной помехой в своевременном формировании широкого антифашистского фронта. В-третьих, сталинское осуждение "абстрактного гуманизма", неприятие пацифистов в западных странах мешали расширению связей Советского Союза с либеральными пацифистскими кругами западных стран, которые играли немаловажную роль в общественно-политической жизни своих стран. В-четвертых, ослабляли доверие к советским позициям и инициативам на международной арене произвол и репрессии 30-х годов. К тому времени, когда Гитлер отдал приказ о нападении на СССР, среди репрессированных оказались Маршалы Советского Союза М. Н. Тухачевский, В. К. Блюхер, А. И. Егоров, командующие военными округами И. П. Белов, П. Е. Дыбенко, И. Э. Якир и многие другие военачальники. В-пятых, серьезные трудности были созданы договором СССР-Германии 1939 года, особенно последовавшими за ним соглашениями.
     Установление  в 1933 г. в Германии диктатуры национал- социалистов, уничтоживших коммунистическое движение, которое активно поддерживал  Советский Союз, вызвало смену  ориентиров в советской европейской  внешней политике. Пленум Исполкома  Коминтерна в конце 1933 г. (он принимал решения, подготовленные советским руководством) охарактеризовал фашистскую Германию как главного поджигателя войны в Европе. В 1935 г. VII конгресс Коминтерна ориентировал компартии европейских стран на создание антифашистского народного фронта.
     В 1933—1939 гг. СССР значительно активизировал  свои внешние усилия на международной  арене, причем они носили антигерманский характер. В середине 30-х гг. Москва активно поддерживала идеи создания коллективной безопасности в Европе и на Дальнем Востоке, которые должны были привести к союзу СССР с демократическими странами и к изоляции Германии и Японии. Первыми реальными достижениями в этой сфере было установление дипломатических отношений между СССР и США в ноябре 1933 г. и принятие СССР в 1934 г. в Лигу Наций — международную организацию, близкую по характеру работы с послевоенной ООН. Установление дипломатических отношений между СССР и США было вызвано, прежде всего, необходимостью координации действий двух стран в связи с расширяющейся японской агрессией на Дальнем Востоке.
     В 1935 г. СССР осудил введение в Германии всеобщей воинской повинности и нападение  Италии на Эфиопию. В связи с вводом немецких войск в демилитаризованную Рейнскую зону Советский Союз предложил  в Совете Лиги Наций принять коллективные меры против нарушения международных обязательств. Но большинство членов Лиги Наций, и, прежде всего Англия, не поддержали советские предложения, так как, с одной стороны, они начали уже проводить политику, получившую впоследствии название “умиротворения”, т. е. старались путем уступок Германии превратить ее в надежного партнера в международных делах, а с другой — стремились использовать Германию в качестве противовеса внешнеполитическому курсу СССР.
     СССР  оказал значительную помощь — экономическую, политическую, военную, включая посылку регулярных войск под видом добровольцев, — испанскому республиканскому правительству. После вывода интернациональных частей из Испании республиканское правительство пало. Западные страны заняли позицию невмешательства, так как победа любой стороны (советской или немецкой) ослабляла их собственные позиции.
     Рост  военного потенциала Германии и реальная угроза объединения всех развитых стран  на антисоветской основе активизировали попытки советской дипломатии установить надежные связи с демократическими государствами. Именно поэтому в 1938 г. Москва активно поддержала идею создания системы коллективной безопасности, против которой она, по существу, выступала совсем недавно. Однако западные страны предпочли пойти на налаживание отношений с Германией. Кульминацией этого курса было соглашение в Мюнхене в сентябре 1938г., в котором участвовали главы правительств Германии, Италии, Англии и Франции. Наиболее существенным результатом этой встречи было присоединение Судетов — промышленно развитой области Чехословакии — к Германии. Это была максимально возможная уступка со стороны Англии и Франции Германии, но она лишь разожгла аппетиты Гитлера. После Мюнхена начинается охлаждение отношений Англии и Франции с Германией, и делаются попытки наладить сотрудничество с СССР.
     Контакты  между Англией, Францией и СССР начались в марте 1939 г. после того, как войска германского вермахта оккупировали столицу Чехословакии Прагу. В апреле 1939 г. эксперты трех стран впервые  стали рассматривать проекты договора о взаимопомощи в связи с планируемой германской агрессией. Позиции участников переговоров были очень далеки друг от друга, так как каждая из сторон стремилась получить односторонние преимущества (западные страны — заставить СССР выставить значительно больше вооруженных сил в случае военных действий, а Советский Союз — увеличить свое политическое влияние в Польше, Румынии и Прибалтике). Кроме того, ни один из партнеров не хотел брать на себя однозначное обязательство вступить в войну в случае начала боевых действий против одного из возможных союзников. Младшие партнеры Англии и Франции — Румыния, Польша и страны Прибалтики — резко негативно высказывались о предложении Советского Союза предоставить ему право вводить войска на территории этих стран в случае немецкой агрессии, так как опасались, что они не будут выведены оттуда никогда. Несмотря на различия в подходах, постепенно стороны начали сближать свои позиции. Это сделало возможным проведение в Москве 12—21 августа 1939 г. переговоров англо - франко-советских военных миссий. К 17 августа переговоры зашли в тупик.
     Практически одновременно с началом переговоров  с Англией и Францией, с весны 1939г., СССР приступил к осторожному зондажу германских позиций по поводу возможного сближения. В ходе предварительных секретных переговоров между Германией и Советским Союзом, были достигнуты договоренности, приведшие к подписанию в Москве 23 августа 1939г. министром иностранных дел Германии Риббентропом и, народным комиссаром иностранных дел СССР, В. М. Молотовым пакта о ненападении с секретными статьями, которые разграничивали “сферы интересов” Германии и СССР в Восточной Европе. Согласно этим статьям, Польша становилась немецкой сферой влияния, за исключением восточных областей, а Прибалтика, Восточная Польша, Финляндия, Бессарабия и Северная Буковина (часть Румынии) — сферой интересов СССР. Договаривающиеся стороны условились о невмешательстве в случае конфликта одной из них с “третьей державой”. Заключение советско-германского пакта привело к прекращению всех дипломатических контактов между Англией, Францией и СССР, отзыву английской и французской военных делегаций из Москвы.
     Молотов 1 августа 1940 года на 7-й сессии Верховного Совета СССР разъяснил, что "в основе сложившихся добрососедских и дружеских  советско-германских отношений лежат не случайные соображения конъюнктурного характера, а коренные государственные интересы, как СССР, так и Германии". Из его доклада вытекало, например, что договор о ненападении устранил "возможность трений в советско-германских отношениях", обеспечил "Германии спокойную уверенность на Востоке. Ход событий в Европе не только не ослабил силы советско-германского соглашения о ненападении, но, напротив, подчеркнул важность его существования и развития".
     На  самом же деле в результате всех этих действий СССР и социалистическая идея в целом понесли серьезные идеологические потери. Многие считают, что мир к военной катастрофе так или иначе привел фашизм, на знамени которого было написано: мировое господство, "новый порядок" и уничтожение всего, что в этот порядок не вписывалось. А не вписывались в него целые государства и народы. К сожалению, в тот период фашистскому руководству удалось разобщить мир, и антигитлеровская коалиция была создана с опозданием. При этом определенную роль сыграли не только антисоветские настроения западных руководителей, но и недальновидные действия Сталина и Молотова.
     Сформулированные  Молотовым и Сталиным ошибочные  оценки по существу не менялись до Великой  Отечественной войны. Они были пересмотрены лишь в результате нападения Германии на СССР, когда наша страна стала союзницей Франции и Англии.
     Итак, во внешней политике СССР в период с середины 20-х гг. до 1941 г. можно  выделить три крупных этапа:
    1927—1933 гг.: в Европе союзнические отношения с Германией, противостояние “демократическим” странам; на Востоке — продвижение в Китай и активизация в Афганистане и Иране;
    1933—1939 гг.: сближение с Англией, Францией и США на антигерманской и антияпонской основе; стремление сохранить приобретенные сферы влияния на Востоке и избежать прямой конфронтации с Японией;
    1939—1941 гг.: сближение с Германией и Японией, содействие политике стран фашистской “оси” (Германия, Италия, Япония) на Западе и на Востоке.
 
 
    Сравнительный анализ бронетанковых  войск СССР и Германии на начало войны (до лета 1942 года). 

     Немецкие танки в бою до 1941 г.
     Крещение огнем немецкие танки получили в Испании. Всего в Гражданской войне на Пиренейском полуострове приняли участие 102 линейные и 4 командирские «единички». В Испании Pz.I довелось столкнуться с танками советского производства БТ-5 и Т-26, вооруженными 45-мм пушками. Пулеметы немецких танков могли пробить броню этих своих противников бронебойными пулями только на дистанциях менее 150 м. На большем расстоянии «единичкам» оставалось только постараться уклониться от снарядов вражеских танков энергичным маневрированием, поскорее найти укрытие или просто спастись бегством. Для того чтобы дать подразделениям Pz.I возможность бороться с пушечными танками республиканцев, каждой их роте были приданы по 5 противотанковых орудий. В 1938 г. в обоих имеющихся у франкистов танковых батальонах 3-ротного состава одна из рот была укомплектована трофейными танками советского производства, оснащенными пушками.
     20 апреля 1937 г. во французской газете «L'Intransigent» была опубликована статья об опыте Гражданской войны в Испании. Там, в частности, говорилось:
     «Немецкие танки стали большим разочарованием (экипаж в 2 человека, скорость 50 километров в час, 2 пулемета, почти бесполезная броня). Никакой защиты от огня противотанковых пушек или бронебойных пуль, выпущенных из ручного оружия. Этот опыт заставляет германское Верховное командование пересмотреть свою политику. Немецкую танковую дивизию постигла неудача еще до начала ее службы. Французские танки, пусть медлительные, но зато гораздо лучше защищенные, остаются «королями поля боя».
     Всего через 3 года всесокрушающие танковые клинья Вермахта убедительно доказали французам ошибочность этой точки зрения. Ее авторы просто не поняли, что использование Pz.I в Испании вовсе не было испытанием немецкой тактики применения танковых дивизий. Прежде всего, они были для этого слишком малочисленны и воевали группами не более ротного состава, сопровождая пехоту на поле боя в качестве мобильных бронированных пулеметных точек. Такие действия не имели ничего общего с массированием танков в составе танковых дивизий, где они тесно взаимодействовали со всеми родами войск.
     Впервые тактика «блицкрига» была продемонстрирована на деле во время нападения Германии на Польшу в сентябре 1939 г. В канун этого события на вооружении Вермахта состояли 3472 танка: 1445 Pz.I, 1223 Pz.II, 202 Pz.35 (t), 78 Pz.38 (t), 98 Pz.III, 211 Pz.IV и 215 командирских танков. Немцы бросили на поляков все имеющиеся у них тогда боеспособные танковые соединения и части: 7 танковых дивизий, 2 из которых даже не были еще полностью сформированы, 4 легкие дивизии, а также отдельный танковый полк и отдельный танковый батальон. В их составе числились 2690 танков, из них 973 Pz.I, 1127 Pz.II, 112 Pz.35 (t), 55 Pz.38 (t), 87 Pz.III, 198 Pz.IV и 138 командирских танков.
     Бои завершились быстрой и убедительной победой Германии, но немецкая техника показала себя не столь блестяще, как немецкая тактика и оперативное искусство. Все танки Вермахта первоначально имели только противопульное бронирование. Их главной защитой на поле боя предполагались скорость и маневр, но этого оказалось явно недостаточно. За месяц боев было потеряно 819 немецких танков, из них 236 безвозвратно.
     Польские противотанковые ружья оказались гораздо более опасным противником для танков, чем представлялось до войны. Это заставило немцев наладить производство собственных противотанковых ружей в Германии и усилить броневую защиту своих танков. «Единички» не имели резервов веса для дополнительного бронирования, поэтому их начали понемногу переделывать в транспортеры боеприпасов и самоходные орудия. На лоб «двоек» и штурмовых орудий устанавливались дополнительные 20-мм броневые плиты. А броню находящихся в производстве «троек» и «четверок» немцы утолстили до 30 мм еще раньше.
     На 1 мая 1940 г. в германской армии имелось 3465 танков. Это число складывалось из 1077 Pz.I, 1092 Pz.II, 143 Pz.35 (t), 238 Pz.38 (t), 381 Pz.III, 290 Pz.IV и 244 командирских танков. Для кампании на Западе, начатой 10 мая 1940 г., Германия в составе 10 танковых дивизий сосредоточила 2582 танка, включая 554 Pz.I, 920 Pz.II, 118 Pz.35 (t), 207 Pz.38 (t), 349 Pz.III, 280 Pz.IV и 154 командирских танка.
     Боевые действия продолжались 6 недель, и победа обошлась немцам недешево. Только безвозвратно были потеряны 839 танков – почти треть от всего количества задействованных в сражениях. Еще 11 пришлось списать после боев в Норвегии. Там воевали 54 немецких танка в составе 40-го отдельного танкового батальона, в который входили 29 Pz.I, 18 Pz.II, 3 Neubau-Pz. Ppfw.IV и 4 командирских танка. Кроме того, 5 танков погибли на транспортном судне, потопленном на пути в Норвегию.
     Столь тяжелые потери заставили немцев принять экстренные меры по дальнейшему усилению защиты своих боевых машин. Последняя крупная серия «двоек» – Pz.II Ausf.F – получила лобовую броню толщиной 30–35 мм. Начиная с августа 1940 г. до самого 1942 г. полным ходом шла модернизация ранее выпущенных Pz.III Ausf.E, F и G. Они перевооружались на 50-мм пушки длиной 42 калибра. Лобовая броня их корпуса и подбашенной коробки была усилена дополнительными 30-мм броневыми плитами. В результате суммарная толщина брони в этих местах доводилась до 60 мм, и они становились непробиваемыми для наиболее распространенных в то время 37-мм и 45-мм противотанковых пушек. Pz.III Ausf.H модернизировался подобным образом еще на заводе в процессе выпуска.
     В конструкции следующей серии «троек» – Ausf.J – недавний боевой опыт в полной мере был учтен с самого начала. Башня, подбашенная коробка и корпус спереди у них были защищены 50-мм цементированной броней, примерно равной по прочности прежней составной 60-мм. Дополнительные 30-мм броневые плиты спереди устанавливались как на ранее выпущенные Pz.IV Ausf.D, так и на Pz.IV Ausf.E, которые уже находились в производстве. Дальнейшая модификация «четверки», Pz.IV Ausf.F, сразу получила 50-мм цементированную лобовую броню, непроницаемую для 37-мм и 45-мм бронебойных снарядов. Такой же броней были защищены спереди и немецкие штурмовые орудия.
     На 1 июня 1941 г. в Вермахте имелось 5162 исправных танка, из них 877 Pz.I, 1074 Pz.II, 170 Pz.35 (t), 754Pz.38 (t), 350 Pz.III с 37-мм пушкой, 1090 Pz.III с 50-мм пушкой, 517 Pz.IV и 330 командирских танков. Из них для проведения операции «Барбаросса» немцы сосредоточили 337 Pz.I, 756 Pz.II, 155 Pz.35 (t), 625 Pz.38 (t), 259 Pz.III с 37-мм пушкой, 707 Pz.III с 50-мм пушкой, 439 Pz.IV и 224 командирских, а всего – 3502 танка в составе 17 танковых дивизий. Из имеющихся в наличии 377 штурмовых орудий немцы выделили 272 для поддержки своих армейских пехотных частей и соединений, а еще 18 были включены в состав боевых частей СС.
     Показательно, что морально устаревшие к тому времени «единички», не имевшие резервов веса для модернизации, большей частью были выведены из первой линии. Только недавно сформированные 12, 19 и 20-я танковые дивизии из-за нехватки лучших танков имели в общей сложности 126 Pz.I в своих танковых полках. Еще суммарно 26 таких танков были на вооружении танковых полков 9, 12 и 18-й танковых дивизий. Остальные 185 танков этого типа, принявших участие в войне на Восточном фронте, состояли на вооружении рот, которые были включены по одной в саперные батальоны каждой из немецких танковых дивизий. При этом все такие танки, кроме машин командиров рот, были оборудованы устройством на корме для перевозки и сбрасывания подрывного заряда весом до 50 килограммов. Их применяли для уничтожения препятствий и заграждений на поле боя, поэтому сбросить заряд в нужное место можно было изнутри танка.
     Необходимо отметить, что именно саперные «единички» стали главным источником расхождений в численности немецких танков, собранных для операции «Барбаросса», которые нередко встречаются в исторической литературе. Некоторые историки не относят их к числу боевых танков на том основании, что они не входили в состав танковых полков, и считают специализированными инженерными машинами. С нашей точки зрения, это неверно – ведь установка вышеописанного устройства на Pz.I практически не отразилась на его боевых возможностях. 

     Советские танковые войска
     В Красной Армии в предвоенный период развитие танковых войск шло гораздо более извилистым путем. Первоначально главной задачей танков РККА была непосредственная поддержка пехоты и конницы в бою. Танковые подразделения предполагалось включать в состав стрелковых и кавалерийских частей и соединений или держать в резерве Главного командования для использования на решающих участках фронта. В конце 20-х гг. в СССР была разработана теория глубокой наступательной операции. Такая операция состояла из прорыва обороны противника на всю ее глубину и дальнейшего развития успеха путем ввода в прорыв массы подвижных войск – танков, мотопехоты и конницы, которые выходили на оперативный простор. Их действия должна была поддерживать авиация, а в тылу противника планировалась высадка воздушных десантов с целью разгрома его резервов. В свете этой концепции появилась необходимость в организации самостоятельных соединений подвижных войск.
     Первым таким соединением стала механизированная бригада, созданная в мае 1930 г. по инициативе К.Б. Калиновского. После его гибели в авиационной катастрофе в 1931 году бригаде присвоили его имя. Осенью 1932 г. в Красной Армии были сформированы первые два механизированных корпуса, а в 1934 г. к ним добавились еще два, один из которых был развернут на базе бригады имени Калиновского. Кроме них, в 1932 г. были сформированы 5 отдельных мехбригад, а к 1935 г. их число довели до 14. В 1938 г. в РККА существовали уже 26 механизированных и бронетанковых бригад, а также 7 танковых и запасных танковых бригад. В 1938–1939 гг. 28 мехбригад, имеющих на вооружение танки типа БТ и Т-26, назвали легкими танковыми, а 4 танковые бригады, оснащенные танками Т-28 и Т-35, – тяжелыми танковыми бригадами. Тогда же мехкорпуса переименовали в танковые и реорганизовали.
     Но первый же практический опыт их применения во время похода в Польшу в 1939 г. оказался неудачным: выяснилось, что эти соединения получились громоздкими и трудноуправляемыми. Вместо совершенствования их структуры было принято решение расформировать танковые корпуса. Высшим соединением советских танковых войск снова осталась бригада.
     Но впечатляющие результаты кампании 1940 г. на Западе заставили пересмотреть такое положение, и в июне 1940 г. началось формирование 8 мехкорпусов новой организации. Это было своевременное и правильное решение, которое имело под собой солидную материальную базу. СССР тогда располагал достаточным количеством боевой техники, снаряжения и транспорта для их полного укомплектования. Хватало для них и обученного личного и командного состава. В октябре 1940 г. их формирование было в основном завершено, и нарком обороны С.К. Тимошенко вместе с начальником Генштаба К.А. Мерецковым предложили сформировать еще один мехкорпус.
     Но 1 февраля 1941 г. Мерецкова сменил ПК. Жуков, и уже 12 февраля руководимый им Генштаб представил советскому руководству новый мобилизационный план, согласно которому число мехкорпусов доводилось до 30. Формирование всех недостающих корпусов началось немедленно, но для его завершения перед войной уже не хватало ни времени, ни техники, ни подготовленных кадров. Проблема усугублялась тем, что для оснащения этих многочисленных мощных соединений требовалось огромное количество танков – около 31 тысячи. Только танков нового типа было необходимо построить не менее 15 тысяч. При сохранении существовавшего в 1941 г. темпа выпуска танков полностью укомплектовать все мехкорпуса удалось бы только к концу 1943 г. Создание именно 30 мехкорпусов было обосновано очень просто. Советское военное командование в то время оценивало число танков, состоящих на вооружении вероятного противника – германской армии – в 10 тысяч штук. Реально их было около половины этого количества, но в СССР тогда предполагали, что немцы примут на вооружение трофейные французские танки. На самом деле, как мы уже отмечали, они не соответствовали немецким требованиям и использовались в Вермахте очень мало, да и то в основном не на передовой, а в тылу, для борьбы с партизанами. Но для планирования будущей за основу была взята цифра именно 10 тысяч вражеских танков, а дальше простым умножением на 3 получилось число своих, нужных для борьбы с ними. Отсюда и пришли к необходимости иметь в строю 30 мехкорпусов примерно по 1000 танков в каждом. Ведь общеизвестно, что для успешного наступления необходимо создать троекратное превосходство в силах и средствах.
     Но это была простая арифметика, которой владел Жуков, а реальная действительность требовала гораздо более глубоких знаний, которыми он не обладал. Уровень его образования никак не соответствовал должности начальника Генерального штаба. В 1906 г. Жуков закончил 3 класса церковно-приходской школы, а из военного образования у него за плечами были четырехмесячная школа унтер-офицеров в 1916 г., полгода учебы на 1-х Рязанских кавалерийских курсах в 1920 г., годичные кавалерийские курсы усовершенствования командного состава, законченные в 1925 г., и трехмесячные курсы усовершенствования высшего начальствующего состава в 1930 г. Руководство Генеральным штабом – мозгом Красной Армии – было доверено человеку, который проучился за всю свою жизнь в общей сложности немногим более 5 лет. Академии он так никогда и не закончил.
     Больше того, 8 ноября 1930 года будущий Маршал Советского Союза К-К – Рокоссовский, командовавший тогда 7-й Самарской кавалерийской дивизией, в состав которой входила 2-я кавбригада Жукова, написал на него аттестацию с четким по-военному выводом: «Может быть использован с пользой для дела по должности помкомдива или командира мехсоединения при условии пропуска через соответствующие курсы. На штабную или преподавательскую работу назначен быть не может – органически ее ненавидит». Эта рекомендация была выполнена с точностью наоборот: Жукова, ни на какие курсы больше не посылали, зато через несколько лет назначили руководить штабом, и не простым штабом, а Генеральным.
     Сам Жуков в своих послевоенных мемуарах был вынужден признать: «Однако мы не рассчитали объективных возможностей нашей танковой промышленности». Решение о массовом формировании мехкорпусов без соответствующей материальной базы и подготовленных кадров было огромной ошибкой, повлекшей за собой самые тяжелые последствия. В погоне за количеством в очередной раз пренебрегли качеством. Чтобы хоть как-то укомплектовать многочисленные мехкорпуса, боеспособные танки собирали отовсюду, откуда могли. Для ускорения создания новых мехкорпусов им передавались танковые дивизий из числа ранее созданных. Из стрелковых дивизий изымались их штатные танковые батальоны.
     Хуже всего, что расформировывались части и соединения, которые были более или менее сколочены и имели практический опыт совместных действий. Свежеиспеченные формирования просто не успели его приобрести и являлись соединениями лишь по названию. Особенно это относится к подразделениям, оснащенным новыми танками Т-34 и КВ. Почти никто из экипажей новых танков не проходил слаживания даже в составе взвода и роты, не говоря уже о большем. Согласно программе обучения пополнения, в мехкорпусах намечалось закончить подготовку: одиночного бойца и экипажа – до 1 июля, взвода – до 1 августа, роты – до 1 сентября и батальона – до 1 октября 1941 г. Начавшаяся 22 июня война скорректировала – планы…
     Усугубляла ситуацию недостаточная обученность, а зачастую и просто техническая безграмотность личного состава советских танковых войск. Большая часть населения СССР тогда жила в сельской местности, и уровень образования призывников оттуда оставлял желать много лучшего. В большинстве своем до прихода в армию они не пользовались даже велосипедом, не говоря уже о мотоциклах и автомобилях. Поэтому они не всегда соблюдали правила обращения со слишком сложной для них боевой техникой, не понимали важности ее своевременного техобслуживания и зачастую допускали в обращении с ней грубые ошибки. Обучали их тоже явно недостаточно, механики-водители «тридцатьчетверок» имели практический опыт вождения в лучшем случае 11 часов. У механиков-водителей тяжелых танков KB этот опыт был не менее 30 часов, но приобретали они его большей частью на танкетках Т-27, которые были почти в 20 раз легче КВ.
     

Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.