На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Международный опыт уголовно-правовой борьбы с организованной преступностью

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 12.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
3.1 Международный  опыт уголовно-правовой борьбы  с организованной преступностью 
 

В условиях международной  интеграции, в том числе в сфере  борьбы с организованной преступностью, рассмотрение проблемы борьбы с преступными  сообществами (организациями) в России без изучения опыта других стран  было бы не полным. Необходим анализ и международных норм. Организованная преступность, несмотря на национальные особенности, имеет определенные сходные  черты с зарубежной организованной преступностью. Это обусловливает  необходимость объединения усилий всех стран в борьбе с ней. 

Впервые проблема организованной преступности международным сообществом  была осознана и получила юридическое  закрепление на пятом Конгрессе  ООН (Женева, 1975 г.), где было признано, что преступность в форме международного бизнеса представляет собой более  серьезную угрозу, чем традиционные формы преступного поведения, в  последствии к этой проблеме обращались шестой Конгpecc (Каракас, 1980 г.), при рассмотрении вопроса о правонарушениях и правонарушителях, седьмой Конгресс (Милан, 1985 г.), на котором подчеркивалось, что организованная преступность в значительной мере остается безнаказанной. 

На восьмом Конгрессе (Гавана, 1990 г.) отмечалось, что растущая угроза организованной преступности и  ее дестабилизирующее и разлагающее  влияние на фундаментальные социальные, экономические и политические институты  представляет собой проблему, решение  которой требует более широкого и эффективного международного сотрудничества[74]. На данном Конгрессе были приняты  Руководящие принципы для предупреждения организованной преступности и борьбы с ней. Среди них: 

— необходимость  поощрения проведения исследований структуры организованной преступности и анализа эффективности осуществления контрмер; 

— необходимость  способствования разработке законодательства в отношении новых видов правонарушений, связанных с «отмыванием» доходов  и организованным мошенничеством, таких  преступлений, как открытие и использование  счетов на вымышленное имя, преступлений с использованием компьютеров; 

— принятие постановлений, обязывающих финансовые учреждения предоставлять всю информацию о  счетах конкретных лиц, а также постановлений, обязывающих их сообщать соответствующим  органам о подозрительных или  необычных операциях с наличностью; 

— необходимость  перехвата сообщений по телекоммуникационной связи и использование электронного наблюдения при условии соблюдения прав человека; 

— защиты свидетелей от насилия и запугивания; 

— участие всех стран  в борьбе с организованной преступностью  в сфере незаконного оборота  наркотиков; 

— разработка типового законодательства о конфискации  доходов от преступной деятельности; 

— оказание содействия проведению сопоставительного анализа  и сбору информации в отношении  международной организованной преступности, ее причин, связи с внутригосударственной  нестабильностью и другими формами  преступности, а также в отношении  и борьбы с ней. 

Последний из перечисленных  принципов является еще одним  аргументом необходимости рассмотрения вопроса международного регулирования борьбы с организованной преступностью, освещения опыта других стран. В той или иной степени подробно этот опыт описан в отечественной литературе[75]. 

Учитывая, что предметом  данной работы является не широкое  понятие «организованная преступность», а такая ее форма, как «преступное  сообщество (преступная организация)», представляет интерес опыт борьбы именно с этими преступными формированиями. 

В ряде стран (Италия, Испания, Франция, Германия, Республика Беларусь, Республика Казахстан и  др.) само существование преступного  формирования признается общественно  опасным. При этом высокая общественная опасность преступных формирований признается независимо от тяжести тех  или иных преступлений, для совершения которых они создаются. 

В 1982 г. в УК Италии введена ст. 416-bis, которая гласит: «Всякий, кто участвует в объединении  мафиозного типа, состоящем из трех или более лиц, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 6 лет. Все  те, кто создают, руководят или  организуют объединение, наказываются лишением свободы на срок от 4 до 9 лет». 

В Германии под созданием  преступных объединений понимается «основание объединения, цели или деятельность которого направлены на совершение преступлений, или участие в подобном объединении  или его поддержка (§ 129 УК). Уголовный  кодекс предусматривает за эти деяния наказания в виде лишения свободы  на срок до 5 лет или штраф. Приведенная  выше уголовно-правовая норма направлена на то, чтобы предотвратить создание и дальнейшее функционирование преступных объединений, целями и деятельностью  которых является совершение преступлений. Противоправность и наказуемость таких  криминальных сплочений вытекает из содержания провозглашенной его  членами и выражающей их сущность целевой установки, враждебной правопорядку в целом, которую они планируют, злоупотребляя предоставленной  законом свободой на создание объединений. 

Уголовное законодательство Испании предусматривает уголовную  ответственность за членство в организации, имеющей целью осуществление  производства, распределения, торговли наркотиками (ст. 371 УК). При этом начальникам, руководителям или ответственным  лицам таких организаций или  ассоциаций мера лишения свободы  назначается на одну ступень выше, чем членам организации. Данное законодательство предусматривает ответственность  за создание незаконных объединений: имеющих  целью совершение преступления; в  виде вооруженных банд, формирований или террористических групп; имеющих законные цели, но использующих для их достижения насильственные методы (запугивание или контроль за личностью), побуждающих или подстрекающих к дискриминации, ненависти в отношении лиц, групп или объединений по мотивам идеологии, религии, убеждений, этнической, расовой или национальной принадлежности их членов или какого-либо из них, пола, семейного положения, болезни или инвалидности (ст. 515 УК). 

В Новом уголовном  кодексе Франции дается понятие  такой формы преступного сообщества, как объединение преступников, устанавливается  ответственность за участие в  нем. В соответствии со ст. 450-1 УК образует объединение преступников любая  сформированная группа или сговор с  целью подготовки, характеризующейся  одним или несколькими фактами, одного или нескольких преступлений или одного или нескольких проступков, наказуемых десятью годами заключения. Участие в таком объединении карается десятью годами лишения свободы и штрафом. Виновные при этом подвергаются дополнительным наказаниям: временное лишение политических, гражданских и семейных прав; запрещение состоять на государственной службе или осуществлять профессиональную или общественную деятельность и др. Французское уголовное законодательство предусматривает условия освобождения от наказания лица, принявшего участие в таком объединении (группе) или сговоре: если оно, до привлечения к ответственности, раскроет эту группу или этот сговор компетентным властям и позволит установить других участников (ст. 450-2). 

При проведении сравнительно-правового  анализа значительный интерес представляет законодательная практика стран  СНГ. Большой интерес представляет опыт Республики Беларусь. Этот интерес, в частности, обусловливается активными  взаимоинтеграционными процессами по всем направлениям между данной республикой и Россией. 

В качестве самостоятельного состава преступления УК Республики Беларусь предусматривает создание преступной организации и участие  в ней (ст. 74-2). Данная статья устанавливает  ответственность за такие деяния, как: деятельность по созданию преступной организации, а также руководство  преступной организацией (ч. I); те же действия, совершенные особо опасным рецидивистом, или лицом, ране судимым за тяжкое преступление, или должностным лицом ранее судимым за тяжкое преступление, или должностным лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2); участие в преступной организации в любой иной форме (ч. 3). Участник преступной организации за исключением лица, совершившего деяния, предусмотренные чч. 1 и 2 ст. 74-2 УК, добровольно заявивший о существовании преступной организации и способствовавший ее разоблачению, освобождается от уголовной ответственности за участие в преступной организации. 

Санкция данной статьи предусматривает: лишение свободы  на срок от восьми до двенадцати лет  с конфискацией имущества (ч. 1); лишение  свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества (ч. 2); лишение свободы на срок от трех до пяти лет с конфискацией имущества  или без таковой (ч. 3). 

Уголовный кодекс Республики Беларусь дает понятия преступной организации  и участника преступной организации (ст. 17-2). Так, под преступной организацией понимается «объединение организованных преступных групп либо их организаторов (руководителей), иных участников для  разработки или реализации мер по осуществлению преступной деятельности либо созданию условий для ее поддержания  и развития». Как мы видим, в отличие  от российского законодательства цель преступной организации не ограничивается рамками тяжких или особо тяжких преступлений. Достаточно цели осуществления  любой преступной деятельности. 

Участником преступной организации признается «лицо, умышленно  принимающее участие в деятельности преступной организации или оказывающее  содействие в разработке или реализации мер по осуществлению такой деятельности либо созданию условий для ее поддержания  и развития». 

Согласно ч. 3 ст. 17-2 УК «лицо, создавшее преступную организацию  или руководившее ею, несет ответственность  м создание преступной организации  или руководство ею, а также  за все совершенные участниками  преступной организации преступления, если они охватывались его умыслом». 

При анализе уголовного законодательства других стран СНГ  обращает на себя внимание различное  определение преступного сообщества Так, согласно УК Республики Узбекистан «преступны сообществом признается устойчивое сплоченное объединение двух и более лиц или групп, предварительно сорганизовавшихся для систематического совершения тяжких или особо тяжких преступлений» (ч. 5 ст. 31). 

По УК Кыргызской Республики «преступным сообществом  признается предварительное объединение  двух или более организованных групп  для занятия преступной деятельностью» (ч. 5 ст. 29). 

УК Республики Таджикистан  признает преступным сообществом «двух  или нескольких преступных групп, организовавшихся для неоднократного совершения тяжких или особо тяжких преступлений, в  устойчивую организацию, деятельность которой основывается на разделение между членами сообщества и его  структурами функций управления, обеспечения и исполнения преступных целей сообщества» (ч. 4 ст. 39). 

Иное определение  преступного сообщества содержится в Модельном Уголовном кодексе  стран СНГ. В соответствии с ч. 4 ст. 38 Кодекса «преступным сообществом  признается сплоченное объединение  организованных преступных групп с  целью получения незаконных доходов». В научной литературе подчеркивается, что «столь существенные различия в  определении преступного сообщества свидетельствуют об отсутствии в  уголовно-правовой доктрине последних  десятилетий четких критериев и  показателей этого социально  опасного явления»[76]. 

Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства зарубежных стран, свидетельствует о следующем: 1) для уголовных кодексов всех стран, в том числе и России характерно установление ответственности за сам  факт создания преступного сообщества. Во многих странах (Германия, Франция, Республика Беларусь), как и в  России, предусмотрена уголовная  ответственность за участие в  таком сообществе. Такой признак  объективной стороны, как «руководство», наряду с УК РФ, предусмотрен только УК Республики Беларусь. Вызывает интерес положение УК Германии, закрепляющее такие при-жаки объективной стороны, как «вербовка» и «поддержка»; 2) ни один из приведенных уголовных кодексов, кроме России, не содержит наличие такого обязательного признака субъективной стороны, как наличие цели — совершение тяжкихили особо тяжких преступлений. Во всех странах такая цель сформулирована в виде совершения преступления. УК Республики Беларусь вообще не устанавливает наличие цели; 3) наличие квалифицирующих признаков присуще только законодательству России (использование служебного положения) и Республики Беларусь (совершения преступления: особо опасным рецидивистом; лицом, судимым за тяжкие преступления; должностным лицом с использованием служебного положения); 4) наиболее строгие санкции за создание преступного сообщества присущи УК РФ, из зарубежных стран - УК Испании и УК Республики Беларусь; 5) освобождение от ответственности за организацию преступного сообщества, участие в нем, предусмотрено только в новом УК Франции, Думается, что освобождение от уголовной ответственности лица, активно участвующего в раскрытии такого сообщества, заслуживает внимания с точки зрения введения аналогичной нормы в УК РФ. 

3.2 Стратегия и  возможные шаги пресечения организованной  преступной деятельности 
 

В общем смысле, борьба с организованной преступность –  это вопрос о социальной базе антимафиозной борьбы, которая, несмотря на известные процессы втягивания различных слоёв населения в орбиту прямого или опосредованного влияния организованной преступности, представляется достаточно широкой. В более конкретном плане это те люди, которые способны влиять на принятие государственных, политических решений и ещё не находятся под влиянием криминалитета.[77]  

В этой связи, возникает  вопрос непосредственно связанный  с выработкой стратегии – об отношении  к так называемому «сотрудничеству» государства, правоохранительных органов  с представителями самой организованной преступности и людьми сознающими наличие  контроля над собой со стороны  преступных кланов и группировок. Представляется, что в оперативном плане здесь  не может быть неопределённости. По конкретным ситуациям, оперативным  разработкам наличие такого рода сотрудничества на конфиденциальной основе с отдельными лицами – это естественный элемент успешного ведения и  завершения дел по организованной преступности. Нельзя отрицать и сотрудничества с  одними преступными группировками  ради подавления других, более опасных  с точки зрения ущерба национальным интересам. Но и в более широком  смысле, в контексте реалий вовлечённости организованной преступности в целом в процессы, определяющие социально-экономическое и политическое развитие страны, сложившейся клановости и фактического отсутствия влиятельных сил, относительно свободных, независимых от организованной преступности и связанной с ней коррупции, очевидно необходимо признать обоснованность идеи «сотрудничества». Хотя бы потому, что силы организованной преступности уже настолько велики, что их невозможно игнорировать, и в этой связи правомерно предполагать вариант определённого, с известными оговорками на допустимость, взаимодействия с частью из них в тех случаях, когда интересы этой части совпадают с интересами государства. Здесь нельзя не учитывать и такие моменты, когда представители преступного мира на законных основаниях попадают в представительные органы власти. В этих случаях вопрос о «сотрудничестве» приобретает иное качество. Представляется, что проведение в рамках общего исследования организованной преступности глубокого исторического и экономико-социологического анализа генезиса, развития и особенностей современного российского капитализма, поможет лучше понимать и решать многие стратегические задачи борьбы с организованной преступность, в том числе и озвученный вопрос «сотрудничества» государства с отдельными представителями криминальной среды[78].  

По мнению ряда учёных, в том числе и Ю.Н. Адашкевича, в основе концепции борьбы с организованной преступности должно присутствовать положение, согласно которому избавить демократическое общество от организованной преступности невозможно в принципе. По этому последующие выводы по целям, задачам, формам и методам борьбы, её организационному построению законодательному и иному обеспечению они предлагают делать исходя из этой позиции.[79] 

Одним из немногих эффективных  методов борьбы с организованной преступностью является постоянное и методичное наращивание усилий правоохранительных органов и жёсткий  контроль за теми сферами, в которые организованная преступность может или пытается проникнуть. Особую роль при этом должны играть анализ процессов, происходящих в мафиозных структурах, и их прогнозирование. Это подтверждает и зарубежная практика. 

Так, японские специалисты  ещё в 80-е годы прошлого столетия стали выделять следующие направления  борьбы с организованной преступностью: 

-                     нарушение организационной структуры  преступных группировок. Основной  способ борьбы в этом направлении  – «изъятие» лидеров, ядра  преступной организации, в том  числе путём привлечения их  к уголовной ответственности  за конкретные преступления, что  позволяет более эффективно работать  по рядовым участникам, добиваться  распада, ликвидации преступного  формирования; 

-                     подрыв финансовой базы преступных  организаций путём перекрытия  каналов их доходов, а также  изъятия незаконно добытых капиталов,  в частности при активном использовании  налогового законодательства; 

-                     устранение причин и условий,  способствующих существованию и  функционированию преступных организаций,  в том числе проведением социально-экономических  мероприятий по сокращению резервной  армии оргпреступности и «сдерживанию политиков», прибегающих к услугах преступных формирований. 

Необходимо наличие  управляющего воздействия на процессы, связанные с распространением организованной преступности, о стремлении к тому, чтобы вопросы борьбы с ней  стали предметом постоянного  специального государственного регулирования. Но в интересах решения стратегических вопросов, корректировки общих взглядов на проблему не менее важна работа «снизу» позволяющая набирать опыт, отрабатывать механизмы решения  тактических задач борьбы с организованной преступностью, конкретными группировками  методами оперативно-розыскной деятельности[80].  

Особо кризисные  ситуации в стране в сфере борьбы с преступностью, должны разрешаться  с использованием соответствующего чрезвычайного законодательства, которое  должно быть разработано с учётом имеющегося отечественного и зарубежного  опыта.  

Мировой практике известны три основных варианта решения проблемы контроля над преступностью, в том  числе над организованной. Первые два – на юридической или квазиюридической поверхности этого феномена. Третий – глубинный, комплексный, в плане оздоровления общества в целом. 

Гипотетически эти  направления борьбы с преступностью  обозначил А.С. Никофоров: «Вариант первый. Бороться с организованной преступностью с помощью обычных средств уголовного процесса: доследственная, оперативно-розыскная разработка, предварительное следствие, суд. Всё это – с соблюдением процессуальных гарантий законности и прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого: сбор и оценка доказательств по установленным законом правилам, соблюдение законных сроков процессуальных действий, презумпция невиновности и прав на защиту, состязательность судебного процесса. Даже если законодатель признаёт субъектом преступления и уголовной ответственности за него не только физическое лицо, но и организацию, этот вариант вряд ли станет панацеей. Тщательно законспирированная преступная организация найдёт средства и способы уйти от ответственности. 

Вариант второй. На основе и в пределах данных оперативно-розыскной  разработки «вычислить» и ликвидировать  все имеющиеся в наличии преступные организации любого профиля. Соответственно, репрессировать их, установленных теми же методами сообщников. Однако это  исключительно бандитский подход –  репрессия без доказанности совершения конкретных преступлений, по формальному  признаку принадлежности к группе. Кроме того его применение создаст  политический прецедент чрезвычайно  опасного свойства: репрессии могут  выйти за рамки борьбы с организованной преступностью. Так же игнорирование  при этом варианте апробированных многолетней  практикой и возведённых в  ранг закона процессуальных правил сбора  и оценки доказательств, презумпции невиновности, состязательности судебного  процесса чревато тяжёлыми ошибками фактического и юридического свойства.  

При первом варианте преступная организация вряд ли окажется на скамье подсудимых, при втором –  вместо ликвидированных криминальных формирований появятся новые. 

Вариант третий. В  оптимальной ситуации, т.е. если бы в  России существовал жёстко структурированный, относительно стабильный рынок гангстерских услуг, в борьбе с организованной преступностью вполне можно было бы руководствоваться тем принципиальным подходом который, предложил в 1986 г. бывший директор ФБР США В. Уэбстер  для контроля за наркобизнесом: «Анализируя в этом уравнении лишь предложение, мы не решим проблему в целом до тех пор, пока как-то коллективно не попытаемся вплотную подойти к разрешению проблемы спроса»[81]. 

Современная организованная преступность в нашей стране, в  силу своей коррумпированности, грабит в первую не отдельные группы населения, а страну в целом. Выход из этой ситуации лежит в плоскости принятия не только политических решений, но и изменения уголовно-правовой и уголовно-процессуальной политики государства. Представляется, что каждый из трёх описанных вариантов борьбы с организованной преступностью, при известной корректировке, имеет право на существование и применение.  

По первому из вариантов, следует отметить, что  он не имеет решающего значения в  ряду чрезвычайных мер, так как совершенствование  уголовного и уголовно-процессуального  законодательства – задача постоянная. 

Относительно второго  варианта, при всех его отмеченных изъянах и недостатках, необходимо особо подчеркнуть, что он может  рассматриваться как чрезвычайная избирательная мера. При очевидной  угрозе своей национальной безопасности многие цивилизованные государства  с богатыми демократическими традициями, всегда противопоставляли такой  угрозе чрезвычайные меры, для реализации которых создавались, создаются  и активно используются специальные  подразделения, наделённые чрезвычайными  полномочиями. По определению одного из ведущих специалистов по опросам  разведывательной деятельности США  Д. Ричелсона, к тайным операциям, в том числе относится физическая ликвидация отдельных лиц. Представляется, что особенность проведения тайных операций заключается в том, чтобы скрыть причастность к ним руководства страны. Поэтому они проводятся либо от имени неправительственных организаций, либо через тайную агентурную сеть. Персональную ответственность за все тайные операции в США несёт президент[82].  

Признавая борьбу с  организованной преступностью как  данность, государство вовсе не обязано  вводить в решение этой проблемы не правовые средства, оно должно расширить  границы правового поля и приспособить под эти новые границы имеющиеся правовые средства или вводить средства новые. Иллюстрацией введения таких узаконенных новых средств может служить опыт Израиля.  

Решение о ликвидации конкретного лица исходит от сверхсекретного  органа, действующего на основании  списка лиц подлежащих уничтожению  и личной санкции премьер-министра Израиля. Количество фамилий, занесённых в список, постоянно меряется от одной-двух до ста и более. Требование о внесении кого-либо в список подлежащих уничтожению обычно передаётся руководителем  «Моссад» в канцелярию премьер-министра, который, в свою очередь, переадресует её специальному судебному органу, настолько засекреченному, что даже Верховный суд Израиля не располагает  о нём какой- либо информацией. Этот орган состоит из работников разведывательных органов, военных, чиновников министерства юстиции, заседает как военный трибунал и судит заочно. Слушания, похожие  на судебные разбирательства, проводятся в различных законспирированных помещениях. Состав органа и место  заседаний постоянно меняются. Для  каждого дела назначаются два  юриста: один поддерживает обвинение, другой выступает в роли защитника. На основании представленных улик суд  выносит своё решение, в том числе  и об уничтожении лица при первом удобном случае. Но для этого премьер-министр  должен подписать исполнительный ордер.  

Как показывает мировой  опыт борьбы с организованной преступностью, ужесточение государством карательной  политики и практики использования  специальных подразделений, не даёт решения проблемы в целом, но позволяет  снизить уровень преступности до безопасной для государства и  общества отметки.  

Третий вариант  решения рассматриваемой проблемы в большей степени смещён в  область политического разрешения ситуации. Но как свидетельствует  зарубежный опыт, к примеру в Японии, можно реализовать на практике мудрую философию властей, ещё три сотни лет назад заключавших с гангстерами своего рода договоры об общественном согласии и разделении ответственности. Исходя из этого постулата, с неорганизованной преступностью и уголовной вольницей, с социальными беспорядками одинаково сурово борются и власти, и «кадровые» мафиози. Общественная безопасность и спокойствие важны в равной степени для обеих сторон. Не случайно, что наиболее неуправляемых членов преступного мира в Японии нейтрализуют не власти, а сами коллеги по цеху. Социализация японской организованной преступности принесла значительно больше дивидендов, чем предпринимавшиеся ранее попытки силой искоренить порок. Зло при этом не переросло в добродетель, но оказалось достаточно управляемым и даже самоуправляемым в тех пределах, которые были отпущены ему прагматичным обществом.  

Однако нет сомнения, что слепое копирование Россией  иностранного опыта решения социальных и правовых проблем борьбы с организованной преступностью весьма опасно, но применить  такой опыт в качестве базы, с  адаптацией к местным условиям, несомненно целесообразно.
 
3.3 Проблемы борьбы  с организованной преступностью 
 

Противодействие транснациональной  организованной преступности - сложный  и многогранный процесс. Этот процесс  требует принятия правовых мер и  решений, в конечном итоге - применение санкций уголовно-правового характера. Он осложняется тем, что субъект  воздействия - транснациональная организованная преступность - распространена и действует  на территории всего земного шара, не считаясь с границами между  государствами (а единого межгосударственного  органа, который координировал бы противодействие транснациональной  организованной преступности, на данный момент нет) В связи с этим для  организации и регулирования  процесса противодействия транснациональной  организованной преступности необходима прежде всего мощная правовая основа в виде совокупности нормативных правовых актов как международного, так и национального характера. 

Кризисная ситуация в обществе и экономике, наличие  противоречий в межгосударственных и межконфессиональных отношениях, несовершенство нормативной правовой базы, регулирующей спорные международные и региональные проблемы, - все это способствует появлению транснациональных видов преступной деятельности на территории Российской Федерации и диктует необходимость выработки специального комплекса контрмер. В связи с этим кое-какие меры в России уже предпринимались.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.