На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Латентные и открытые конфликты

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 12.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
Введение…………………………………………………………………………...2
I. Определение и классификация этнических конфликтов………………….....3
II. Латентные и открытые конфликты на примере Кавказского региона……..8
Заключение……………………………………………………………………….18
Список  литературы…………………………………………………………...….19 
 

 

Введение
    Отношения между нациями, как показывает исторический опыт, нередко были напряженными и трагическими. Русские земли испытывали на себе удары монгольских кочевников, немецких рыцарей, польских захватчиков. По Средней Азии и Закавказью огненным валом прокатились войска Тамерлана. Открытие Колумбом Америки сопровождалось ограблением и уничтожением коренных индейских племен. Племена и народы Африки захватывались колонизаторами. В ходе мировых войн ХХ века беспощадно уничтожались и подвергались жесточайшему угнетению те или иные народности, нации. Историческая вражда не смогла не сказаться на национальном сознании. В нем до сих пор бытуют национальные предрассудки, неприязнь, корни которых уходят в прошлое.
     Именно поэтому конфликты между различными этническими группами, в ходе которых стороны нередко прибегают к насилию, - постоянный спутник человеческой цивилизации. Особенно актуальна проблема межнациональных конфликтов в наши дни для полиэтнических государств, поскольку на практике выясняется, что выстраивать и поддерживать устойчивый межнациональный мир – довольно сложный и кропотливый труд. Именно на территории бывшего Советского Союза вспыхнули десятки межэтнических конфликтов, в том числе самых кровопролитных. Даже в благополучных странах Запада на сегодняшний день сохраняется немало проблем, связанных с сохранением межнационального согласия. Вот почему у ученых сохраняется значительный интерес к проблеме этнического фактора как во внутренней, так и в международной политике. 
         Целью данной работы является  раскрытие понятия такого социального  явления как этнический конфликт, рассмотрение причин его возникновения на примере латентных и открытых конфликтах в Кавказском регионе.
 

I. Определение и классификация этнических конфликтов
    Межгрупповые отношения состоят из неразрывной связи конфликтов и сотрудничества, но главные проблемы для любого общества вносятся многочисленными конфликтами. Когда мы говорим – «межгрупповые конфликты», на ум приходят революции, религиозная нетерпимость, межэтнические столкновения, соперничество между полами, острые трудовые споры. Русско-американский социолог П.Сорокин подсчитал, что за 24 века в истории человечества на четыре мирных года приходится один год, сопровождающийся насильственными конфликтами – войнами, революциями, бунтами. Среди межгрупповых (или социальных в широком смысле слова) конфликтов обычно выделяют:
1) политические конфликты, когда борьба идет за власть, доминирование, влияние, авторитет;
2) социально-экономические (или социальные в узком смысле слова) – «между трудом и капиталом», например между профсоюзами и работодателями;
3) этнические – по поводу прав и интересов этнических общностей.
     Одними из наиболее значимых являются конфликты между этническими общностями. Однако Тишков В.А. пишет, что этнических конфликтов в «чистом» виде фактически не существует. В реальности мы встречаемся с взаимопроникающими конфликтами, каждый из которых составляет питательную среду для другого. Не случайно, даже специалисты-конфликтологи часто не могут прийти к единому мнению, с каким конфликтом имеют дело – с этническим в политическом камуфляже или наоборот. По мнению Тишкова, к категории этнических конфликтов можно отнести практически все открытые конфликты на территории бывшего СССР, ведь: «В силу полиэтничного состава населения бывшего СССР и нынешних новых государств..., фактически любой внутренний конфликт, социально-экономический или политический по своей природе, обретает этническую окраску, что, как правило, углубляет и осложняет возникающие противоречия, придавая конфликтам дополнительный эмоциональный фон» [Тишков, 1997:304].
     Существует несколько типов классификаций этнических конфликтов. В отечественной литературе они подробно проанализированы В.А. Тишковым. Так, по форме проявления принято различать латентные (скрытые) и актуализированные (открытые) конфликты. Латентные конфликты могут существовать десятилетиями и более и перерастать в открытые лишь в определенных общественных условиях. Как правило, латентные конфликты непосредственно не создают угрозы для жизнедеятельности людей, и именно в этой форме конфликты лучше всего разрешать.
  Межэтнические конфликты можно также классифицировать по характеру действий конфликтующих  сторон (насильственные или ненасильственные). В свою очередь, насильственные конфликты проявляются в форме: региональных войн, т.е. вооруженных столкновений с участием регулярных войск и использованием тяжелых вооружений; кратковременных вооруженных столкновений, продолжающихся несколько дней и сопровождающихся жертвами. Такие столкновения еще принято называть конфликтами-бунтами, конфликтами-погромами.
  Другие  конфликты по форме их проявления можно отнести к невооруженным. Среди них выделяются институциональные формы конфликта, когда в противоречие приходят нормы конституций, законодательства, реализующие интересы конфликтующих сторон. Другой формой невооруженных конфликтов являются митинги,  демонстранции, голодовки, акции гражданского неповиновения.
  Каждая  из указанных форм отличается своими действующими лицами, или основными субъектами конфликта. При институциональной форме главными действующими лицами являются властные структуры, политические партии и объединения, общественные движения, реализующие свои требования через институты власти.
  При манифестизирующей форме конфликта субъектом выступают уже значительные массы людей, поэтому данную форму конфликта называют еще конфликтом «массовых действий». Само по себе понятие «массовые действия» относительно, но в зонах конфликтов всегда можно четко разделить действия отдельных групп и массовые выступления.
  Если  все формы ненасильственных конфликтов имеют своим последствием психологическое напряжение, фрустрацию (чувство безысходности) в этнических группах, их переселения, то насильственные конфликты сопровождаются жертвами, потоками беженцев, принудительными депортациями, вынужденными переселениями.
  Другой  тип классификации конфликтов - по основным целям, выдвигаемым конфликтующими сторонами. В этом случае выделяются статусные этнические конфликты, возникающие в результате стремления этнической общности повысить свое положение (статус) в федеральной системе. По своей сути конфликты этого типа сводятся к борьбе этнических групп за конфедеративную форму устройства государства. К этому же типу конфликтов можно отнести и этнические движения за создание своих национальных образований. В первом случае примером такого рода этнического конфликта было стремление Татарстана подняться до уровня союзных республик, а во втором - движение ингушей за создание собственного национально-государственного образования, своей республики.
  Такие конфликты можно привести к компромиссу  за счет изменения системы государственного устройства путем перераспределения властных полномочий от центрального правительства к органам управления этнотерриториальными автономиями при сохранении исходного полиэтнического общества в трансформированном виде.
  Этнотерриториалъный тип этнического конфликта предполагает притязания и споры этнической группы за право проживать на той или иной территории, владеть или управлять ею. При этом оспаривается право другого этноса проживать на спорной территории. Современные этнотерриториальные конфликты, как правило, являются следствием этнических репрессий и возникают в ходе реабилитационного процесса. Другие конфликты этнотерриториального типа возникают в ходе восстановления территориальной автономии (немцы Поволжья, крымские татары) или правовой, социальной, культурной реабилитации этноса (греки, корейцы и др.).
  В эту группу конфликтов также входят конфликты, вызванные стремлением некоторых этносов воссоединиться с соседним «материнским» или «родственным» государством (косовские албанцы). Обычно такие конфликты самые трудные для разрешения, так как компромисс здесь обычно невозможен, конфликт может быть либо подавлен силой, либо разрешен эмиграцией (депортацией) конфликтогенного меньшинства.
  К этой же группе относятся социально-экономические  конфликты, возникающие на основе требования выравнивания уровня жизни у представителей разных этносов, вхождения в элиту или прекращения льгот, субсидий и экономической помощи другим народам.
  Эти конфликты можно привести к компромиссному варианту за счет перераспределения власти и экономических ресурсов при сохранении исходной структуры общества.
  Культурно-языковые конфликты возникают на основе требований оказать содействие усилиям по сохранению или возрождению языка и культуры этнического меньшинства в частной или общественной жизни. Здесь также возможен компромисс за счет изменения культурно-языковой политики при сохранении исходного общества или путем признания территориальной автономии этнических меньшинств.
  Типологизация на основе содержания конфликтов, целевых  устремлений конфликтующих сторон в настоящее время является самой актуальной и распространенной. В рамках данной типологизации оказываются конфликты с самым широким диапазоном целей: от этнополитических до этнотерриториальных.
  Анализ  разного типа этнических конфликтов и форм их проявления в границах постсоветского пространства послужил некоторым ученым основанием для создания еще одной типологии межэтнических конфликтов. Э.А. Паин и А.А. Попов предложили разделять этнические конфликты на три категории: 1) конфликты стереотипов; 2) конфликты идей; 3) конфликты действий.
  Первый  тип этой классификации подразумевает такой характер конфликта, когда конфликтующие этнические группы еще не четко осознают причины противоречий, но в отношении оппонента создают негативный образ «недружественного соседа», «нежелательной группы». С этого начинался армяно-азербайджанский конфликт.
  Характерной чертой второго типа этой классификации  является выдвижение тех или иных притязаний. В этом случае в средствах массовой информации, в литературе и других средствах коммуникации начинает обосновываться «историческое право» какого-либо этноса на самостоятельную государственность или на территорию другой этнической группы.
  Третий  тип конфликта по этой классификации - конфликт действий - означает проведение митингов, демонстраций, пикетов, открытых столкновений со своими оппонентами и органами власти.
  Данная  типология, как и все другие, имеет  достаточно условный характер, поскольку любой этнический конфликт одновременно соединяет в себе несколько причин, целей и форм. Поэтому для его точной оценки следует не только устанавливать основные его причины, но и определять все многообразие составляющих его факторов.
  Возможна  также классификация этнических конфликтов по особенностям противостоящих сторон. В этом случае выделяются конфликты между этнической группой и государством (Абхазия и Нагорный Карабах до создания самопровозглашенных государств) и конфликты между этническими группами (погромы турок-месхетинцев в Фергане, конфликт между киргизами и узбеками в Ошской области). [Садохин, 2005: 132].
 

II. Латентные и открытые конфликты на примере Кавказского региона
    Постконфликтное урегулирование в Карабахе, Южной Осетии, Абхазии, Пригородном районе Республики Северная Осетия не стало необратимым процессом. Помимо актуализированных (открытых) конфликтов в Кавказском регионе развиваются латентные (скрытые) конфликты, временами переходящие в "открытую фазу". Именно Кавказ стал своеобразным «поставщиком» непризнанных государственных образований на постсоветском пространстве (Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Чеченская республика Ичкерия в 1991–1994 и в 1996–1999 гг.).
     Из четырех ныне существующих непризнанных государств постсоветского пространства три расположены в Кавказском регионе. Помимо непризнанных государств на территории Кавказа существовали и существуют ныне неконтролируемые территории, не имеющие даже непризнанных государственных институтов. К таковым можно отнести так называемую Кадарскую зону в Республике Дагестан, существовавшую в 1998–1999 гг., западные области Грузии в начале 1990-х годов, Кодорское ущелье ("Абхазская Сванетия"). Стоит заметить, что в Абхазской Сванетии грузинские беженцы из Абхазии в 1993 г. подвергались нападениям и грабежам со стороны «дружественных» и «кровнородственных» сванов в гораздо большей степени, чем со стороны абхазов.
    В современной этнологии существует большое количество определений межэтнического конфликта. По справедливому замечанию российского этнополитолога М.В.Саввы, "именно для этноконфликтологии характерен наибольший разброс мнений по поводу основных понятий — этнического конфликта, его производных, к которым относится конфликтный потенциал и напряженность межэтнических отношений. Данный вопрос нельзя считать чисто академическим, поскольку от понимания этнического конфликта зависит его интерпретация практиками, в том числе сотрудниками правоохранительных органов, журналистами".
    На сегодняшний день можно зафиксировать два подхода к определению феномена межэтнического (межконфессионального) конфликта. В узком смысле межэтническим (межконфессиональным) конфликтом может считаться социальное противоборство, изначально мотивированное этническими (религиозными) причинами. В широком смысле, межэтнический (межконфессиональный) конфликт — это противостояние, в котором противоборствующие группы принадлежат к различным этническим (религиозным группам). При этом этническая (религиозная) принадлежность может конструироваться, пониматься и трактоваться по-разному, а этническая мотивация изначально может либо не присутствовать, либо быть слабо выраженной. Узкое понимание межэтнического конфликта, с одной стороны, позволяет избежать "инфляции" самого понятия, но с другой, оно выводит из аналитического поля большую часть латентных конфликтов.
    Между тем недооценка латентных конфликтов, зачастую рассматриваемых как банальное хулиганство, имеет значительные политические последствия. В 1950-е — 1980-е годы межэтнические столкновения между русскими и чеченцами, русскими и ингушами в Чечено-Ингушетии рассматривались исключительно как обычные социальные конфликты. Ни массовые выступления русского населения против возвращавшихся из депортации чеченцев в 1958 г., ни проявления ксенофобии с чеченской стороны не анализировались органами власти именно как межэтническое противостояние. Прямым результатом недооценки этнической мотивации этих конфликтов стала трагедия начала 1990-х в Чечне. Погромы в Сумгаите (1988 г.) и Баку (1990 г.) власти также пытались представить исключительно как девиантное поведение групп несознательных граждан. Последующая кровопролитная война между армянами и азербайджанцами из-за Нагорного Карабаха подобные представления опровергла.  

     На сегодняшний день унифицированной классификации межэтнических конфликтов не существует. По форме протекания принято различать актуализированные ("открытые") и латентные ("скрытые") конфликты. На Кавказе все вооруженные межэтнические противоборства были следствием неразрешенных многолетних латентных конфликтов. Армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха начинался с "войны петиций и митингов", этнических погромов и только затем перерос в крупное военное противоборство. Грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты изначально развивались как политико-правовые (статусные) споры. Осетино-ингушский этнотерриториальный конфликт был запрограммирован сталинской депортацией 1944 г. и последующей непоследовательной политикой по ликвидации ее последствий. Российско-чеченский конфликт на первом этапе сочетал в себе и политико-правовые и исторические коллизии.  

     В то же время массовые "воспоминания" о прошлых открытых, в том числе военных, конфликтах стали фактором формирования новых конфликтов. Правоту своих сегодняшних действий лидеры этнонациональных движений оправдывают ссылками на исторический опыт межэтнических столкновений прошлых веков. Современные межэтнические конфликты вписываются их идеологами в широкий исторический контекст. Армянские и азербайджанские этнонационалисты апеллируют к истории военного противостояния между Первой Республикой Армения и АДР (Азербайджанской Демократической Республикой), Турцией в 1918–1920 гг. Лидеры этнонациональных движений Абхазии и Южной Осетии говорят о многолетней борьбе с происками "малой империи". Идеологи чеченского сепаратизма выдвинули тезис о "четырехсотлетней борьбе" России с Чечней.  

     Целый ряд кавказских конфликтов остался на уровне латентных. Между кабардинцами и балкарцами в Кабардино-Балкарии, карачаевцами и черкесами в Карачаево-Черкесии, грузинами и азербайджанцами в Квемо-Картли, грузинами и армянами в Самцхе-Джавахети, русским населением Дона, Кубани, Ставрополья и мигрантами боевые действия не велись и не ведутся. Однако в последние 15 лет отношения между перечисленными этническими группами не единожды обострялись. Формы межэтнического противоборства в данных случаях носили менее радикальный характер (массовые акции, драки, кадровые преференции для "своих" и стеснения для "чужаков"). Целый ряд межэтнических и межконфессиональных конфиктов начала 1990-х годов в Дагестане (аварско-чеченский, кумыкско-аварский, лакско-кумыкский, противоборство русских и горских переселенцев в Кизлярском районе, конфликт между салафитами и тарикатистами) сопровождался насилием. Однако эти столкновения не переросли в военное противоборство и к концу 1990-х годов перешли в разряд латентных.  

     Применительно к Кавказскому региону можно констатировать, что грань между актуализированными и латентными конфликтами легко преодолима. В 1992 г. при посредничестве РФ был прекращен вооруженный грузино-осетинский конфликт, и начался этап постконфликтного урегулирования. Однако стремление к изменению сложившегося status quo привело в 2004 г. не только к деградации переговорного процесса, но и к возобновлению вооруженного противоборства. Конфликт, имевший тенденцию к превращению в "скрытый", снова стал актуализированным. В мае 2004 г. отмечался десятилетний юбилей прекращения огня в Нагорном Карабахе. Однако представители противоборствующих сторон не раз декларировали готовность к возобновлению военных действий. Более того, подобные декларации получают определенную общественную поддержку. По данным социологического исследования в рамках проекта "Южнокавказская сеть за гражданское согласие" при содействии Европейской комиссии (2002 г.) 32 % опрошенных азербайджанцев и 16,6 % респондентов-армян не выступают против военного решения карабахской проблемы.  

    Другой тип классификации межэтнических конфликтов — по особенностям статуса противоборствующих сторон. По этому критерию различают внутригосударственные, межгосударственные конфликты, конфликты между различными этническими группами, между центральной властью и окраинами, стремящимися к сецессии. Все вооруженные столкновения на Кавказе изначально складывались и развивались как внутригосударственные. Все будущие независимые государства Юга Кавказа, северокавказские национально-территориальные образования в составе РФ, непризнанные государства и неконтролируемые территории до 1991 г. входили в состав СССР. Армяно-азербайджанский, грузино-абхазский, грузино-осетинский, российско-чеченский конфликты в позднесоветский период поисходили между руководством союзных и автономных республик, развиваясь как противоборство принципов территориальной целостности и права на этнонациональное самоопределение.  

 Осетино-ингушский  конфликт, с одной стороны, был  конфликтом различных этнических  групп, а с другой — территориальным  спором. Что же касается латентных  конфликтов, то противоборствующими сторонами в них и до и после распада Союза ССР были различные этнические группы (грузины и армяне, карачаевцы и черкесы, кабардинцы и балкарцы, лакцы и кумыки). После распада СССР армяно-азербайджанский конфликт трансформировался в межгосударственный. Однако по справедливому замечанию российского дипломата В.Н.Казимирова, "специфика карабахского конфликта в том, что в нем сторон, как минимум "две с половиной". В военных действиях, конечно, были две сражающиеся стороны (формирования карабахских армян вместе с регулярными частями Республики Армения составляли одну из них), но в политическом плане их было три (Баку-Степанакерт-Ереван)". Таким образом, армяно-азербайджанский конфликт рассматривался (по крайней мере, в азербайджанской интепретации) не только в качестве борьбы двух государств, но и как борьба с "карабахским сепаратизмом".
    Выход национальных республик из состава Советского Союза спровоцировал сецессионистские настроения бывших автономий. Грузино-осетинский, грузино-абхазский, российско-чеченский конфликты стали противостоянием центральной государственной власти и сепаратистских образований. При этом определение "сепаратист" в равной степени используется противоборствующими сторонами. Для лидеров непризнанных Абхазии и Южной Осетии в роли сепаратиста выступает Грузия, вышедшая из состава СССР и тем самым предоставившая возможность для этнонационального самоопределения осетин и абхазов. В начале 1990-х годов идеологи "чеченской революции" призывали отказаться от двойных стандартов и квалифицировали антисоветские действия российского руководства в 1990–1991 гг. как сепаратизм.
    Осетино-ингушский конфликт сохранил формат внутригосударственного территориального. Наиболее яркие примеры конфликтов различных этнических групп продемонстрировал Дагестан, самое полиэтничное национально-территориальное образование в составе России, в котором отсутствует "титульная нация" и определяющую роль играет этнический баланс сил. Нарушение этого баланса, достигнутого в советские годы в обход официальной партийной иерархии, и поиск нового соотношения сил стали источниками серии межэтнических противостояний начала 1990-х годов. Установление нового этнического равновесия в дагестанской власти в 1994 г. способствовало снижению уровня этнической конфликтности в республике.
     Свою классификацию предложил известный этнолог Д. Горовитц. Она основана, на специфике соотношения относительных уровней экономического развития и социальной модернизированности сепаратистских регионов и этнических групп в сравнении со средним для государства в целом и для доминирующего большинства его населения в частности. Возможно четыре варианта конфликтов: 1) сепаратизм отсталой этнической группы в отсталом регионе страны; 2) сепаратизм отсталой этнической группы в развитом регионе страны; 3) сепаратизм развитой этнической группы в отсталом регионе; 4) сепаратизм развитой этнической группы в развитом регионе страны. [Садохин, 2005: 132].
     Очевидно, что понятия "отсталый" и "передовой" являются оценочными и субъективными, требуют уточняющих критериев. Вместе с тем столь же очевидно, что мотив "отсталости" и "развитости" является одним из ключевых в идеологии как сепаратистов, так и их противников. Призыв превратить "отсталую" Чечню во "второй Кувейт" путем сецессии стал одним из главных в риторике Д.Дудаева и его команды. Мотив освобождения "передовой христианской армянской культуры" от "отсталого" Азербайджана не раз звучал из уст лидеров карабахского армянского движения. Говоря о современном чеченском сепаратизме, нельзя не отметить в качестве одной из его причин отсутствие у чеченцев традиций собственной государственности, а, значит, и неукорененности в их обществе всего комплекса представлений о государственном праве. Сам по себе данный факт не говорит в пользу отсталости или развитости чеченского этноса. Однако значительная роль неформального неписаного права, его приоритет над формальным законом должна рассматриваться как важная предпосылка масштабного кавказского межэтнического конфликта. Подход Горовитца позволяет также проанализировать такую проблему межэтнического противостояния и постконфликтного урегулирования, как полиюридизм (или правовой плюрализм), то есть сочетания в повседневной жизни народов Кавказа государственного, религиозного (шариат), обычного (адаты) права. Учет различных правовых традиций и практик может стать как фактором "разогрева" конфликтов, так и фактором их "замораживания".  

     Межэтнические конфликты различаются также по целям, декларируемым противоборствующими сторонами. Выделяются статусные (этнополитические) и этнотерриториальные. Первая группа конфликтов возникает из-за стремления этнической группы (автономии, республики) повысить свой статус или добиться сецессии, реализовав право на самоопределение. Этнотерриториальные конфликты предполагают борьбу за ту или иную территорию, защиту "своей земли". Для Кавказского региона характерно то, что статусные и этнотерриториальные конфликты практически всегда совпадают. Важной особенностью Кавказского региона является также преобладание межэтнических конфликтов над межконфессиональными. Подобный феномен объясняется несколькими причинами:
— государственные  образования Юга Кавказа и  северокавказские республики в составе  РФ в течение 70 лет входили в  состав советского государства, с одной  стороны, проводившего политику государственного атеизма, а, с другой, способствовавшего правовой институционализации этничности. Религиозность запрещалась, в то время как этничность культивировалась;
— ислам  и православие в регионе имеют  существенные особенности. Кавказское православие и кавказский ислам являются феноменами, весьма отличающимися от принятых стандартов;
— этническая консолидация на Кавказе развита  сильнее, чем конфессиональная. Более  того, между различными направлениями  ислама на Кавказе (суфизм и "салафийа") существуют серьезные и подчас непримиримые противоречия.
    Время от времени все крупные межэтнические конфликты в регионе рассматриваются как религиозные противостояния. Армяно-азербайджанский, российско-чеченский, осетино-ингушский конфликты нередко трактовались как конфликт христиан и мусульман. Наличие религиозной мотивации в этих конфликтах очевидно. Но очевидно также преобладание этнических лозунгов над целями борьбы за веру. Союзником христианской Армении, а не мусульманского Азербайджана, является Исламская Республика Иран, в то время как светская Турция, ориентированная на США и Западную Европу, поддерживает Баку. В ходе вторжения боевиков Ш.Басаева в мусульманский Дагестан на стороне российских войск (среди которых были и призывники-мусульмане) выступили мусульмане — жители Дагестана.
    Даже наиболее известные теракты чеченских сепаратистов (Буденновск, Кизляр, Норд-Ост) проходили не столько под зеленым знаменем пророка, сколько под лозунгом независимости Ичкерии. В ходе периодического обострения латентных межэтнических конфликтов друг против друга выступали представители различных этносов, исповедующих ислам. Мусульманами являются такие оппоненты, как кабардинцы и балкарцы, карачаевцы и черкесы, аварцы и чеченцы-аккинцы, лакцы и кумыки. Грузино-осетинский или грузино-абхазский конфликты проблематично рассматривать в рамках религиозного дискурса. Напротив наиболее жестокими конфликтами, сопровождавшимися насилием, были противостояния между представителями различных направлений ислама (тарикатисты и салафиты ("ваххабиты")). Наиболее острые формы такая борьба приняла в Дагестане и в Чечне. [caucasica.org].
 

Заключение
    Этнические конфликты перестали  быть внутренним делом отдельных  государств, они захватывают в  свою орбиту большие массы  людей, различные этнонациональные и конфессиональные группы и общности могут при определенных условиях представлять реальную угрозу стабильности полиэтнических государств, демократическим условиям общества, правам и  свободам человека.
     Причиной возникновения этнического конфликта может стать посягательство на территорию проживания этноса, создавать независимые территориально-государственные образования. Борьба за природные ресурсы, приоритеты в трудовой деятельности, социальные гарантии - всё это вызывает этнические стычки, которые в дальнейшем перерастают в крупномасштабный конфликт.
     Прогнозирование, предупреждение и разрешение этнических конфликтов
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.