Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Контрольная работа по "Философии". Познание в философии, проблема понимания и познание

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 18.10.2013. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ
Введение  ………………………………………………………………….. 3
1. Познание в философии ……………………………………………….. 4
2. Проблема  понимания и познание ……………………………………. 8
Заключение  ………………………………………………………………. 9
Список  использованной литературы …………………………………… 10
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ    
     Термин  «философия» происходит от греческих  слов «phileo» – любовь и «sophia»  – мудрость и означает любовь к  мудрости. Однако это еще не раскрывает существа дела, потому что одного любомудрия явно недостаточно, чтобы быть философом. И каждый понимает, что только любовь к мудрости еще не делает человека ее обладателем и творцом, хотя она и является важным условием для того, чтобы стать философом. Кроме того, тут остается открытым вопрос – «что же такое мудрость?» Сами философы отвечали на него по-разному и мудрствовали каждый по-своему. С этим связано и различное понимание философии, да еще в такой степени, что, как писал И.Г. Фихте, «даже между настоящими философскими писателями вряд ли найдется полдюжины таких, которые знали бы, что такое философия»1.
     Цель  данной работы рассмотреть особенности  познания и понимания в философии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

познаниЕ  в философии
     Все люди от природы стремятся к знанию. Все, что простирается перед нами и происходит в нас, познается  посредством наших чувственных впечатлений и размышления, опыта и теории. Ощущения, восприятия, представление и мышление, степень их адекватности тому, что познается, отграничение истинного знания от иллюзорного, правды от заблуждения и лжи – все это с древнейших времен тщательно исследовалось в контексте разных проблем философии, но прежде всего такого ее раздела, как теория познания.
     Теория  познания и «общая метафизика», рассматривающая проблемы бытия и сознания, образуют основу всей философии. На них уже зиждутся более специальные разделы, посвященные вопросам социальной философии, эстетики, этики и т.п.
     Теория  познания есть общая теория, уясняющая  саму природу, познавательной деятельности человека, в какой бы области науки, искусства или житейской практики оно ни осуществлялось. Теория  познания развивалась вместе со всей философией на протяжении всей ее всемирной истории. Нельзя назвать ни одного мыслителя, чтобы он с тем или иным успехом и оригинальностью не разрабатывал проблем познания. По теории познания написано такое множество специальных трудов, что их невозможно перечитать за годы и годы, если даже делать это дни и ночи. Но и любой самый искушенный в философии разум вопрос о знании трогает и порой необычайно глубоко, мудро2.
     Человечество  всегда стремилось к приобретению новых знаний. Овладение тайнами бытия есть выражение высших устремлений творческой активности разума, составляющего гордость человека и человечества. За тысячелетия своего развития оно прошло длительный и тернистый путь познания от примитивного и ограниченного ко все более глубокому и всестороннему проникновению в сущность окружающего мира. На этом пути было открыто неисчислимое множество фактов, свойств и законов природы, общественной жизни и самого человека, одна другую сменяли научные картины мира. Развитие научного знания происходило одновременно с развитием производства, с расцветом искусств, художественного творчества. Знание образует сложнейшую систему, которая выступает в виде социальной памяти, богатства ее передаются от поколения к поколению, от народа к народу с помощью механизма социальной наследственности, культуры.
     Познание – высшая форма отражения. Раскрывая законы действительности, оно в идеальной форме воссоздает предметы и явления во всем многообразии их свойств. Это оказывается возможным потому, что познавательная деятельность человека основывается на его предметно-чувственной, материальной, практической деятельности. Человек ничего не может знать о предметах и явлениях внешнего мира без того материала, который он получает от органов чувств, поэтому чувственное познание является необходимым условием и неотъемлемым аспектом познания вообще3.
     Поскольку сущность познания заключается в  том, что оно есть отражение объективного мира, и все его формы являются снимками, копиями соответствующих  объектов, то центральным вопросом теории познания является вопрос об отношении наших знаний к объективному миру. Этот вопрос рассматривается в теории истины.
     Истина  – это соответствие, адекватность наших знаний содержанию объекта  познания. Это соответствие имеет следующие главные характеристики.
     Во-первых, это – объективность истины как  такой части знаний, содержание которой  от нас не зависит. Она существует потому, что объективен материальный мир, который в ней отражается, а отражение предполагает сходство с оригиналом. Поэтому-то в познании существует такой момент, который не зависит от нашего сознания, а всецело определен воздействием на него внешнего мира. Это независящее от нас содержание наших знаний и есть объективная истина.
     Во-вторых, по своей форме истина всегда субъективна, так как при взаимодействии объекта и субъекта всегда участвует сознание, определяя форму восприятия. На чувственной ступени познания эта форма определена предысторией человека и особенностями биохимических и физиологических процессов. На уровне абстрактного мышления субъективность проявляется в зависимости от того, какие знаковые системы мы используем и при каких условиях ведем познание.
     В-третьих, это – абсолютность истины как  той части знаний, которая не может  быть опровергнута дальнейшим развитием познавательной деятельности. Такая истина существует только как тот предел, к которому стремится наше знание.
     В-четвертых, это – относительность истины как приблизительное, верное лишь при  определенных условиях, знание. Знание относительно потому, что мир обладает бесконечной сложностью и находится в непрерывном развитии, в то время как на каждом уровне познания мы имеем дело с его конечными формами4.
     Выражение бесконечного в конечном возможно только благодаря упрощению действительности, которое и ведет к приблизительности, а следовательно, к относительности наших знаний. Отражение, которое еще недавно было адекватным, через некоторое время перестает быть таковым. Например, геоцентрическая концепция была заменена гелиоцентрической, подтвердив относительность наших знаний о мире. Точно также атомистическая теория, в которой утверждалась принципиальная неделимость атомов, просуществовала как абсолютная истина, начиная с учения Демокрита (V в. до н.э.) вплоть до XX в., когда был открыт электрон. Сегодня происходит пересмотр теории «большого взрыва» и вытекающих из нее таких проблем, как возраст нашей Вселенной, проблема мерности пространства, конечности и бесконечности мира. Если в естественных науках главная трудность познания сопряжена со сложностью и многообразием мира, то в социальных науках к этому прибавляется и изменение самих законов и общих условий социальных форм бытия.
     Понятием  истинности знаний пользуются все, но в разных философских направлениях ему придают различный смысл. Идеалистическая философия, в отличие от материалистической, отрицает истину. Так в объективном идеализме она рассматривается как соответствие вещей их понятиям (Гегель, современный неотомизм). Для субъективного идеализма соответствие понятий с вещами не может существовать, так как самих объектов либо вообще не су­ществует, либо это соответствие никак нельзя установить. Поэтому вопрос об истинности сводится здесь к правильности тех методов и процедур, которые применяются, или к абстрактным критериям простоты, удобства или даже красоты теории (К. Поппер, неопозитивисты и др.)5.
     В теории истины особенно важное значение имеет вопрос о критериях, которые  позволяют установить истинность. Основным критерием истинности является практика, но ее понимание в различных философских направлениях тоже различно. Так, для неопозитивизма практика – это чувственный опыт, для экзистенциализма – чувственные восприятия, оторванные от объективной реальности. Для материализма практика – это целесообразная, чувственно-предметная деятельность человеческого общества, направленная на преобразование объективной действительности. Ее содержанием является труд. Она существует в трех главных формах: как производственная, социально-политическая деятельность и научный эксперимент. Основной формой практики является производственная, так как она определяет содержание всех остальных ее форм.
     Практика  играет определяющую роль в процессе познания, составляет его основу, пронизывает  все его формы. Так чувственное  познание основано на непосредственном взаимодействии человека с внешним миром и объект такого взаимодействия всегда определен целями практической деятельности. Абстрактное мышление основано на познании объективных законов, но эти законы закрепляются в сознании только благодаря повторению в практике. Познание, таким образом, через практику связано со своим объектом и опосредуется ею. Практика служит источником познания, так как мы знаем мир в той мере, в какой способны к его практическому освоению и преобразованию. В то же время практика ставит перед познанием определенные цели и поэтому выступает как побудительная, движущая причина познавательной деятельности. И наконец, практика является критерием истинности наших знаний. Только на практике человек может доказать истинность своих знаний. Но она не создает эту истинность, а только позволяет ее установить. Если выводы, полученные на основании наших знаний, подтверждаются практикой, а деятельность оказывается успешной, то эти знания истинны. 
 

2. Проблема понимания  и познание
     Человек живет в мире. В этом факте необходимый исходный пункт человеческого познания, философского, психологического анализа. Познание, в первую очередь, направлено «вовне», первым его предметом становится «Иное». Плоды, результаты соприкосновения с «Иным», оказывают, явно и неявно, воздействие на жизнь отдельного человека, группы, а через них - и человечества. В этом обратном влиянии – основа второй стороны познания, именуемой пониманием. Познание приносит определенные сведения о природе и жизни, понимание определяет связь этих сведений с реальностью, их место в жизни и деятельности человека. Диалектически противоречивое единство познания и понимания является объективной основой появления второго вектора человеческого познания, самопознания.  Самопознание имеет результатом систему представлений о себе, как о «Другом», попытка интегрировать эти результаты с непосредственным ощущением себя и своего присутствия в Бытии, - относятся к проблематике самопонимания. Понимание и познание оказываются связанными и в жизни отдельного человека, и в качестве теоретических понятий: одно невозможно без другого.
     «Толковые словари» русского языка определяют «понимание» как способность  осмыслять, постигать содержание, смысл, значение чего-либо.  Это слово производно от глагола «понимать», следовательно, эта способность рассматривается в структуре языка как результат некоторой деятельности субъекта, способность приобретаемая, а не данная. Таким образом истолковываемое «понимание» субъективно, связано с индивидуальным опытом человека, и подвижно, поскольку связывается с деятельностью, а не с отдельным действием. Второе значение слова «понимание» связывается не с отдельным индивидом, субъектом, а с группой, например, говорят о достигнутом понимании, консенсусе на переговорах по урегулированию конфликта (семейного, политического и т.п.). Эта форма «понимания» рассматривается как результат общения, взаимодействия, спора. Жизнь коротка, и тратить все время на споры неэффективно, поэтому периодически заключаются, явно и неявно, перемирия, договоренности, позволяющие найти относительную стабильность в понимании изменчивой жизни. Результатом такого перемирия является  достигнутая, в результате, договоренность, конвенция. Индивидуальное изменчивое понимание, становящееся на какое-то время стабильным и общим, есть «понятие», логически и конвенциально оформленное представление о неком предмете, процессе. 
       «Понимание» несет в себе отпечатки  греческого корня «оним» (имя), и  латинского - «аним» (анима – душа, анимус – дух). В «понимании»,  таким образом, метафорически  присутствует «имя» предмета, процесса, признается в нем наличие «души», «духа», что  говорит о всех предметах и процессах, как изменчивых, подвижных, обладающих, по крайней мере, равным онтологическим статусом с познающим субъектом: и познающий и познаваемое в равной степени принадлежат одному миру, соприкасаются в одном Бытии.  А с равным следует «познакомиться», узнать его «имя», признать в нем «душу», «дух». Платон говорит об Эросе, как характеристике взаимоотношений познающего и познаваемого. В «понятии» эта одушевленность уступает место логической категоризации, конвенции. Эрос уступает место не столько Логосу, сколько «логическому» и «правовому». Живое и непосредственное общение принимает форму логически выверенной последовательности манипуляций и контр-манипуляций в соответствии не только с обычаем, традицией, но и с утвержденными правом процедурами. Из таковых выросли не только процессуальная составляющая в судебном разбирательстве, но и «классические» методы научного познания, осуществляемого в научных понятиях; методы преподавания в учебных заведениях; взаимоотношения сторон в процессе психологического консультирования.
     Понятие «понимание» можно найти в  предмете «философия», в разделе «философия философии (метафилософия)», в параграфе «средства познания в философии». Здесь о понимании говорится как о «процедуре осмысления, выявления смысла, значения. Понимание есть результат и процесс применения герменевтики и интерпретации» (Алексеев, Панин).   Герменевтика определяется как искусство понимания, включающее выявление значения «тех или иных явлений в общей системе природы, для человека и человеческой цивилизации». То есть, понимание есть результат применения искусства понимания; философы, как правило, указывают на то, что применяя этот метод, за явлениями природы не следует искать «деятельность человека или какого-то иного духа», подлежащую расшифровке. Для того, чтобы отыскать общие закономерности развития познания, философия часто «жертвует» субъектом, что приводит к появлению работ типа «Objective Knowledge» («Объективное знание»), «Epistemology without Knowing Subject» («Эпистемология без познающего субъекта») К. Поппера.  В такой постановке человек рассматривается как пассивный носитель эволюционирующих идей, самоактуализирующегося Духа, лишь на мгновение своей жизни прикасающийся к этому  «Unended Quest» («непрекращающемуся поиску»). В другой, еще более «печальной» версии размышлений философии на тему понимания, представленной Ж. Лаканом и М. Фуко, возникает тема «сопротивления» действительности попыткам человека познать и понять ее. Действительность, в качестве означаемого, сопротивляется попыткам человека ее означить с помощью языка, создавая «гибкий барьер» между означаемым и означающим. Мало того, позже сам язык рассматривается как угрожающий бытию человека, «строящего свой зыбкий образ в промежутках между его фрагментами». Язык действует через человека, поверх его, подавляя, «уничтожая» его попытки приобщиться к реальному Бытию, отдавая его во власть штампов и чужих мыслей, душа человека превращается в «свалку» из фрагментов чужих мыслей и текстов, а он сам – в несвязное повествование, в рассказ, написанный графоманом. Понимание в этом случае достигается в полной аналогии с пониманием текста, Ж. Деррида рекомендует для этого метод «деконструкции», в духе «веселой науки», предполагающий последовательное очищение от всех наслоений, напоминающий работу реставратора или археолога.
     Пост-Эйнштейновская философия признает своим объектом уже не вещь, не телесную сущность, которую  обнаруживают чувства, а совокупность понятий, имеющих с вещью опосредованную связь. По этому поводу Эйнштейн утверждал, что возможность понимания, которую нам дарит мир «является истинным чудом. Чудо, что мы можем упорядочить тотальность нашего чувственного опыта посредством использования функциональных отношений между ними и координации между чувственным опытом и самими понятиями. Единственной  путеводной нитью для создания этого порядка является конечный успех».
     Итак, и «понимание» и «понятие», как теоретические понятия, реферируют некоторые процессы и явления в действительности. Эти процессы не имеют ясно выраженных границ, доступных прямому умозрению человека, поэтому их значения определяются конвенциями, являющимися результатами компромиссов между учеными. Эти процессы отражают диалектику познавательной и практической деятельности человека, те реальные проблемы, которые связаны, с одной стороны, с получением нового знания и, с другой стороны, с использованием, применением знания в жизни.
     Особенность взаимодействия человека с миром заключается в том, что исходно человек полностью принадлежит миру, для того, чтобы вступить во взаимодействие с миром, стать субъектом этого взаимодействия, носителем собственной активности, индивид, прилагая собственные усилия, самовыделяется из мира, без этого невозможен контакт и взаимодействие двух реальностей. Это самовыделение заключается в приобретении знаний о мире, построении на его основе «картины мира» с помощью понятий и теорий, произведений искусства. Вся жизнь, в широком смысле, есть познавательный процесс, приносящий любому живущему знание. Понимание жизни как исследования известно с древности. В Библии, в Книге Екклезиаст говорится, что познание, испытание мудростью всего, что делается под небом, есть задача человеческой жизни: «это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем». Особо подчеркивается, что это и мучительный процесс, и трудный результат: «потому что во многой мудрости много печали, и кто умножает познания, умножает скорбь» (1.13,18).
     Современная психология рассматривает жизнь человека в мире, как историю взаимодействия человека со своей средой обитания, которой в ней представлен мир. Человек проживает жизнь, как чреду «ситуаций». Человечество представлено в каждой из них «другими», природа — окружающей природой, культура — языком, артефактами. «Специфика человеческого способа существования заключается в соотношении самоопределения и определения другим (условием, обстоятельством), в характере самоопределения в связи с наличием у человека сознания и действия» (Рубинштейн С.Л., 1997). Переживание человеком своей конкретной ситуации мотивирует его к деятельности, в том числе к специфической деятельности по познанию мира и себя. Познавая, человек изменяет себя и, следовательно, мир, частью которого является. Изменившийся мир, в свою очередь, требует непрерывного обновления человека и образа мира. Единожды начавшийся процесс имеет явно выраженную тенденцию к ускорению, интенсификации. «Жизнь» – это уходящая вглубь, в бесконечность способность находиться в процессе изменения, становления, дления – пребывания, в изменении … само пребывание должно быть рассмотрено внутри изменения, они составляют единство» (там же).
       «Существовать (быть в смысле  existentia) – это страдать и действовать, воздействовать и подвергаться воздействиям, участвовать в бесконечном процессе взаимодействия как процессе самоопределения сущего, взаимного определения одного сущего другим. Существовать – значит быть детерминированным, но не только в понятии, а в действительности… Существование выступает, таким образом, как бесконечный процесс, совершающийся  в пространстве и времени, как форма существования (сосуществования и последовательности существования) разных сущих» (там же).
     Философская антропология рассматривает человека как художника и творца своей собственной жизни, реализующего свой собственный проект в данных не им обстоятельствах. Этот проект формируется на основании собственного выбора с использованием заданных культурой и воспитанием образцов. Человек рисует свой портрет на фоне мира (Ортега-и-Гассет, А. Адлер), но происходит это не в изолированной от внешнего мира мастерской. Этот процесс проходит в открытой доступу внешнего мира, не им самим выбранной «ситуации», где его окружение влияет на процесс творчества, ликованием, свистом или безразличием встречая каждый новый штрих. Кроме того, «кисти, краски и холст», сделанные «Другими» необходимо купить, а технике письма необходимо учиться так же у «Других». Все свои выборы человек осуществляет под давлением извне, переживаемом как  «сопротивление» мира, побуждающее «не выделяться», «быть как все». Подлинная жизнь достигается путем «прорыва» через «экзистенциальные тупики» формально-ролевого, безликого образа жизни. Важное значение имеет фактор времени, выводящий человека из циклического природного существования в «финализм» истории (М. Элиаде). Время не только ограничивает жизненную перспективу человека, а вместе с ней и фантазию, теоретизирование, но  и побуждает к соразмерным своей природе и силам действиям, «ибо вера без дел мертва». Философская антропология пытается представить человеку «ключ», с помощью которого возможно из многочисленных образцов, предоставляемых культурой, выбрать некоторые, пригодные для него лично в его ситуации.
     Здесь следует кратко оценить ту палитру  «красок и техник живописи», которые предлагают современному человеку наука, культура и практика.
     Современная философия науки рассматривает человека с позиций «антропного принципа» (Картер, Хоакинг): Вселенная такова, что на определенном этапе своего развития предполагает появление «наблюдателей». Эти наблюдатели – «глаза Вселенной», с помощью которых она пытается постичь себя. Человек рассматривается как «открытая система» обменивающаяся энергией, веществом и информацией с окружающей средой, обладающая определенным внутренним содержанием, множеством внутренних состояний. Жизнь человека описывается как «траектория» движения «системы» во времени. В качестве системы человек характеризуется «инерционностью», то есть склонностью сохранять линейное движение в отсутствии внешних воздействий. Открытость системы «человек» определяет возможность приобретения им качественно новых, «эмерджентных» свойств, в том числе сознания, активности. Приобретение этих свойств связано с комплексом внешних и внутренних воздействий, проявление их часто ведет к скачкообразному изменению «траектории», потере «линейности» законов развития. Такие свойства системы «человек» определяют возможность лишь вероятностного его описания. Это не противоречит взглядам исследователей-гуманитариев. М. Бахтин пишет: «Предмет гуманитарного познания всегда сохраняет смысловое ядро, доступное только пониманию с его принципом незавершенности…Завершение — акт, ограничивающий произведение искусства от жизни…принципиальной незавершенности гуманитарного познания соответствует и познавательный аппарат. С этим связаны многообразие, метафоричность его терминов, их текучесть, нестрогость приемов познания… Здесь не срабатывает критерий точности. Самораскрывающееся бытие не может быть вынужденно связанным. Оно свободно и непредсказуемо и потому не представляет никаких гарантий исследователю. Идеалом научности здесь выступает не точность, а глубина проникновения в текст и его интерпретация в контексте большого времени». Все известные и пока еще не известные законы Вселенной, в том числе и касающиеся человека, носят вероятностный характер. «Развитие» человека связывается с раскрытием и закреплением имеющихся свойств, «рост» связывается с приобретением новых свойств и качеств. И развитие, и рост неразрывно связаны в эволюции человека и человеческого познания (эволюционная эпистемология). Информационное содержание жизни имеет два аспекта: вероятностный и смысловой: каждый «смысл» имеет свою «вероятность» применительно к ситуации. (Эйген, Эренфест, Конуэй, Юзвишин и другие). Эйген, Пригожин, Моисеев сравнивают «игру жизни» с симфонией, которую исполняет перед Человечеством Природа. Жизнь есть комбинация ситуации, включающей случай и закономерность, и действий живущих: именно это сочетание лежит в основе эволюции. Собственно эволюционный процесс любого уровня состоит из решения трех взаимосвязанных проблем: накопления информации, ее трансляции, перехода к самоорганизации. Современная наука не предается гаданиям по поводу посмертной судьбы психического и выдвигает следующую метагипотезу:
     1. нельзя определенно и однозначно предсказать «конечное» состояние живой системы и путь к этому конечному состоянию;
     2. можно очертить возможности, указать  невозможное, дать какие-то ограничения.
     Современная наука исходит  из предположения, что  эволюция сопровождается ростом ценности информации, поэтому оптимальный путь это тот, который обеспечивает рост ценности информации посредством направленных на это процедур.
     Исследования  в области генетики (Дубинин) показали, что хотя в генотипе потенциально содержится больше информации, но реально на каждом шаге реализуется лишь одна из потенций. Поэтому, хотя новорожденный ребенок богаче взрослого по потенциалу, невозможно считать, что младенец информационного богаче взрослого. Генетическая информация становится биологически осмысленной тогда, когда она «расшифровывается» в результате контакта с окружающей средой, деятельности.
     Мир, Вселенная, так же является сложной  открытой системой, в которой непрерывно возрастает количество элементов и  подсистем, увеличивается и усложняется их взаимозависимость и взаимосвязи; эти процессы имеют тенденцию к ускорению. Сами за себя говорят названия работ, в которых выдающиеся ученые философски осмысливают результаты достижений науки: «The End of CERTAINTY» («Конец определенности»,1997), И. Пригожина, «Расставание с простотой» (1998) Н.Н. Моисеева. Наука отказывается от претензий на истину, признает гипотетичность всего научного знания как «погрешимого» (фаллибилизм – К.Поппер, И. Лакатос), «относительного» (релятивизм – В. Куайн, Т. Кун), «эволюционирующего» (эволюционная эпистемология – К. Лоренц, К.Поппер, К. Хахлвег). Разрушая у человека уверенность в чем бы то ни было, философия науки ставит его лицом к лицу с экзистенциальными проблемами смерти, изоляции, боли, отсутствия заданного извне смысла. В социологии исчезли представления о «доминантах» общественного развития, вмести с ними «пали» представления о  «измах» и «магистральных путях» развития человечества. В научное видение картины мира вводится Хаос, как необходимый, реально существующий компонент. И.Пригожин пишет, что «человечество достигло поворотного пункта – начала новой рациональности, в которой наука не отждествляется более с определенностью, а вероятность – с незнанием». Н.Н. Моисеев связывает перспективу открытия новой рациональности с решением проблемы взаимопонимания в коммуникации, разрешение которой требует описания сложных объектов и процессов на нескольких языках, практической реализации принципа Н. Бора (никакое сложное явление не может быть описано с помощью одного языка).  
     В.С. Степин, в работе «Теоретическое знание» (2000), отмечает, что многие «абстракции, ранее воспринимавшиеся в качестве адекватной копии фрагментов объективного мира» утратили свой онтологический статус и предстали в качестве гипостазированных объектов. В современной философии и методологии науки процесс познания рассматривается как продукт индивидуальных и коллективных усилий субъектов – ученых, каждый из которых рассматривается как погруженный в мир, действующий внутри него, и постигающим объекты «в зависимости от того, каким образом исторически определенные состояния человеческого жизненного мира обеспечивают включение объектов в познавательную деятельность людей» (там же, с.558). Эта позиция современной науки неизбежно заменяет «абсолютного наблюдателя» классической науки субъектом научной деятельности, индивидом или группой исследователей. Современная наука, исключив из своих категорий «Абсолютного наблюдателя» пришла к представлению о множественности пониманий, каждое из которых связано с неповторимыми особенностями конкретных наблюдателей. Не столько технических средств, приборов и методов, которыми они пользуются, сколько разумов.
     Современная наука становится все более сложной. С одной стороны, для того, чтобы  стать специалистом, достичь самоактуализации, акме, человек должен самоограничивать себя, начиная с определенного  момента, сконцентрировавшись на решении узкого круга проблем, в решении которых он хочет стать специалистом. Это лишает его возможности пристально следить за исследованиями в других областях науки, не смежных с его профессией. Новые отрасли знания обретают свои специфические языки, которые непонятны «непосвященному», приобретаемое знание становится «эзотеричным», требующим особого истолкования для «непосвященных». Практически, можно говорить о «конце» претензий человека как индивида на энциклопедичность познаний, полный охват всех его сфер. Место энциклопедиста занимает группа исследователей, объединенных методологическим единством и языком. Энциклопедия становится результатом деятельности группы, внутри которой резко обостряются проблемы взаимозависимости и взаимодоверия. Логически непротиворечивый результат требует самоограничения от каждого члена творческого коллектива.
     Аналогичные процессы происходят и в сфере производства товаров и услуг. Разделение труда и кооперация во всемирном масштабе привели к созданию глобальных рынков товаров, денег, технологий, труда и услуг. Эта ситуация требует от индивида все более длительной, дорогостоящей и трудной процедуры овладения профессиональными знаниями, во все возрастающей степени сужает возможности смены вида деятельности. Главными игроками и субъектами деятельности на этих рынках являются транснациональные корпорации, роль человека сводится, за редким исключением, к выполнению технических функций, связанных с объективными ограничениями со стороны корпорации и необходимостью самоограничения собственной активности во имя достижения коллективного результата. Во всех сферах человеческой деятельности практика требует от индивида сознательного самоограничения во имя достижения общих целей.
     Особенно  сильно «сжимается» в современной  практике то пространство свободного самовыражения в поступках, которое многие века выражалось в легендах и мифах о «герое» и его «подвиге». Современность предоставляет человеку возможность «тихого» и неброского подвига труда на своем месте, заботы о своих близких, в соответствии с реалиями его жизни. Эта ситуация требует определения для субъекта нового «пространства свободы», где возможен выход, реализация его творческой активности, что находит отражение в создаваемых современной культурой виртуальных пространствах.
     Современная культура рисует мир неравенства и насилия, в кото
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.