На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Физиологические механизмы эмоции

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 13.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Физиологические основы и механизмы эмоций.
      Физиологические механизмы формирования  эмоций.
    В организации эмоций ведущую роль играет гипоталамус. При эмоциональных  реакциях гипоталамус активируется рефлекторным путем или влияниями  коры головного мозга. Примером рефлекторной активации может служить реакция  на болевое раздражение. Спинной  мозг участвует в осуществлении  рефлекторных движений. В то же время  происходит активация ретикулярной формации и заднего отдела гипоталамуса с возникновением соответствующего уровня бодрствования, сопровождаемого  симпатическими разрядами (расширение зрачков, повышение кровяного давления, усиленное потоотделение на ладонях), и, наконец, возбуждается кора в целом. Эмоции представляют собой нечто  большее, чем реакцию пробуждения (активации). Они характеризуются  самыми разнообразными формами выражения  и различным психическим содержанием, которое ощущается субъективно. Гипоталамо-кортикальные разряды отличаются огромным многообразием, что соответствует  богатству субъективных эмоциональных  ощущений. Равновесие между передним и задним отделами гипоталамуса претерпевает различные изменения при различных  эмоциональных состояниях. Этим определяется характер влияний на кору головного  мозга и формирование того или  иного выражения эмоции.
    Хотя  гипоталамус, кора и взаимодействие между ними играют важнейшую роль в механизмах эмоций и проявлении эмоциональных реакций, вероятно, ни одна форма активности организма  не свободна от этих влияний. Гипоталамус  и кора находятся под влиянием импульсов, возникающих в мышечных веретенах (различные степени влияния   оказывают  также  другие рецепторы).   Заметные различия в состоянии мышечной активности наблюдаются при таких  эмоциях, как радость, ярость и страх. Гипоталамо-кортикальный комплекс оказывает  существенное влияние на организацию  этих эмоциональных проявлений. Кроме  того, «обратная связь», осуществляемая сигналами, идущими от мышечных веретен и других проприорецепторов, несомненно, оказывает существенное влияние на активность центральной нервной системы, в том числе на гипоталамус и кору головного мозга. Становится все более очевидным, что интегрирующее действие нервной системы достигается через множество взаимодействующих «петель».        Эмоции выражаются не только в двигательных реакциях: мимике, жестах, но и в уровне тонического напряжения мышц. В клинике мышечный тонус часто используется как мера аффекта. Многие рассматривают повышенный мышечный тонус как показатель отрицательного эмоционального состояния (дискомфорта), состояния тревоги. Тоническая реакция диффузна, генерализована, захватывает все мышцы и тем затрудняет выполнение движений. В конечном счете она ведет к тремору и хаотичным, неуправляемым движениям. Лица, страдающие от различных конфликтов и особенно с невротическими отклонениями, характеризуются, как правило, большей скованностью движений, чем другие. Р. Мальмо с сотрудниками показали, что мышечная напряженность у психических больных выше, чем в контрольной группе. Особенно она высока у психоневротиков с преобладанием патологической тревожности. Многие психотерапевтические приемы связаны со снятием этой напряженности, например, методы релаксации и аутогенной тренировки. Они учат расслабляться, в результате чего уменьшается раздражительность, тревожность и связанные с ними нарушения. Г.Ю. Волынкина и Н.Ф. Суворов в составе мышечного тонуса выделили два компонента: эмоциональный и неэмоциональный. Они регистрировали ЭЭГ оральных мышц (орального полюса) — круговую мышцу рта, мышцу подбородка и дна рта до и после функциональной пробы — произнесение индифферентной или эмоционально значимой фразы. У психически здоровых лиц в состоянии тревоги (онкологические больные перед операцией) и у студентов в условиях эмоционального напряжения перед экзаменами было зарегистрировано два эффекта: фоновый рост тонуса оральных мышц и усиление их активности после функциональных нагрузок. По их данным, оба эффекта обнаруживают различную чувствительность к фармакологическим веществам, что указывает на их независимое происхождение, фенатин усиливает фоновую активность оральных мышц и не влияет на их тонус после произнесения эмоциональной фразы. Галантамин усиливает мышечный тонус орального полюса после функциональной пробы и не эффективен в отношении фоновой активности этих же мышц.  
    Исследователи полагают, что тонус оральных мышц после функциональной нагрузки отражает изменения эмоционального состояния человека и зависит от структур лимбической системы. Однако знак эмоции по этому показателю дифференцировать не удается. Фоновая мышечная активность орального полюса — показатель неэмоциональной активности. Они полагают, что она управляется неспецифической системой таламуса. Одним из наиболее чувствительных индикаторов изменения эмоционального состояния человека является его голос. Разработаны специальные методы, позволяющие по голосу распознавать возникновение эмоциональных переживаний, а также дифференцировать их по знаку (на положительные и отрицательные). Для этого голос человека, записанный на магнитную ленту, подвергается частотному анализу. С помощью ЭВМ речевой сигнал разлагается в частотный спектр. Установлено, что по мере возрастания эмоционального напряжения ширина частотного спектра произносимых слов и звуков расширяется и сдвигается в область более высокочастотных составляющих. При этом для отрицательных эмоций спектральная энергия имеет тенденцию концентрироваться в более низкочастотной части смещенного спектра, а для положительных эмоций — в его высокочастотной зоне. Эти сдвиги в спектре речевого сигнала специфическим образом связаны с эмоциями и не могут быть вызваны даже очень большой физической нагрузкой. По данным М.В. Фролова, применение этого метода позволяет в 90% случаев правильно определять увеличение эмоционального напряжения. Высокая чувствительность данного метода к изменениям эмоционального состояния, а также то обстоятельство, что он не требует контактных методов регистрации, делает его особенно перспективным для изучения состояний человека.  
    Важным  компонентом эмоций являются изменения  активности вегетативной нервной системы. Вегетативные проявления эмоций весьма разнообразны: изменение сопротивления  кожи (КГР), частоты сердечных ударов, кровяного давления, расширение и сужение сосудов, температуры кожи, гормональный и химический состав крови и другие реакции. Известно, что во время ярости повышается уровень норадреналина к адреналина в крови, учащается ритм сердца, перераспределяется кровоток в пользу мышц и головного мозга, расширяются зрачки и так далее. Благодаря этим эффектам животное подготавливается к интенсивной физической деятельности, необходимой для выживания. Однако попытка отнести все эти вегетативные реакции к показателям собственно эмоциональных состояний вызывает возражение, так как обнаружено большое сходство вегетативного реагирования при эмоциях и психическом напряжении с минимальной эмоциональной составляющей, например при решении арифметической задачи. По существу, многие вегетативные показатели сходным образом изменяются как под влиянием эмоционального, так и неэмоционального напряжения.  
    Другим  затрудняющим обстоятельством выделения  вегетативных индикаторов собственно эмоций является то, что характер вегетативного  реагирования по группе показателей  существенно зависит от типа решаемой задачи, а также от индивидуальных особенностей субъекта. Независимо от характера решаемой задачи лица, принадлежащие  к так называемому коронарному  типу «А», имеют тенденцию реагировать  по симпатическому типу, а лица типа «Б» — по парасимпатическому типу. По-видимому, может быть выделено два  типа вегетативного реагирования, которые  характеризуют стенические эмоции, то есть те, которые возбуждают человека (радость, ненависть, гнев), и астенические, которые оказывают тормозной эффект (тоска, стыд, разочарование, боль). В основе этих двух групп эмоций, по-видимому, различное соотношение активности симпатической или парасимпатической систем. Какой тип вегетативных реакций появится, зависит от решаемой задачи и от индивидуальных свойств субъекта.  
    Особую  группу эмоциональных реакций составляют изменения биотоков головного мозга. Физиологи считают, что у животных ЭЭГ-коррелятом эмоционального напряжения является ритм настораживания (или  гиппокампальный тета-ритм), пейсмекер  которого расположен в перегородке. Его усиление и синхронизация  наблюдаются при появлении у  животного оборонительного, ориентировочно-исследовательского поведения. Гиппокампальный тета-ритм усиливается также во время парадоксального сна, одной из особенностей которого является резкое возрастание эмоциональной напряженности. У человека такого яркого ЭЭГ-показателя эмоционального состояния, каким является гиппокампальный тета-ритм животного, найти не удается. Ритм, подобный гиппокампальному тета-ритму, у человека вообще плохо выражен. Лишь во время выполнения некоторых словесных операций и письма в гиппокампе человека удается наблюдать возрастание регулярности, частоты и амплитуды тета-ритма. Эмоциональные состояния человека находят отражение в ЭЭГ скорее всего в изменении соотношения основных ритмов: дельта, тета, альфа и бета. Изменения ЭЭГ, характерные для эмоций, наиболее отчетливо возникают в лобных областях. По некоторым данным у лиц с доминированием положительных эмоций регистрируются альфа-ритм и медленные составляющие ЭЭГ, а у лиц с преобладанием гнева — бета-активность.   
    П.Я. Баланов, В.Л. Деглин и Н.Н. Николаенко для регуляции эмоциональных  состояний у больных применяли  электросудорожную терапию методом  униполярных припадков, которые  вызываются наложением электрораздражения на одну сторону головы — правую или левую. Они нашли, что положительные  эмоциональные состояния коррелируют  с усилением альфа-активности в левом полушарии, а отрицательные эмоциональные состояния — с усилением альфа-активности в правом и усилением дельта-активности в левом полушарии. Выявление ЭЭГ-индикаторов эмоциональных состояний сталкивается с необходимостью дифференцировать их от изменений ЭЭГ, возникающих при неэмоциональных нагрузках, которые нередко сопровождаются сходными изменениями частотного спектра ЭЭГ.   
    По  некоторым данным, появление эмоциональных  состояний сопровождается изменениями  электрической активности миндалины. У пациентов с вживленными  электродами в миндалину при  обсуждении эмоционально окрашенных событий  обнаружено усиление в ее электрической  активности высокочастотных колебаний. У больных с височной эпилепсией, для которых характерны выраженные эмоциональные нарушения в виде повышенной раздражительности, злобности, грубости, в дорзомедиальной части  миндалины зарегистрирована эпилептическая электрическая активность. Разрушение этого отдела миндалины делает пациента неагрессивным.  
    Сведения  об анатомическом субстрате развития тех или других эмоций обычно черпаются  из опытов с разрушением и стимуляцией  различных отделов мозга, а также  из изучения функций мозга человека в клинике в связи с операциями на мозге и проведением различных  лечебных процедур. Первая наиболее стройная концепция, связывающая эмоции с  функциями определенных структур мозга, была опубликована в 1937 году и принадлежит  американскому невропатологу Дж. Пейпецу. Изучая эмоциональные расстройства у больных с поражением гиппокампа и поясной извилины, он выдвинул гипотезу о существовании единой системы, объединяющей ряд структур мозга и образующей мозговой субстрат для эмоций. Эта система представляет замкнутую цепь и включает: гипоталамус  — передневентральное ядро таламуса — поясную извилину — гиппокамп  — мамиллярные ядра гипоталамуса. Она получила название круга Пейпеца. Позднее П. Мак-Лин в 1952 году, учитывая, что поясная извилина как бы окаймляет основание переднего мозга, предложил назвать ее и связанные с ней другие структуры мозга лимбической системой (limbus — край). Источником возбуждения для этой системы является гипоталамус. Сигналы от него следуют в средний мозг и нижележащие отделы для инициации вегетативных и моторных эмоциональных реакций. Одновременно нейроны гипоталамуса через коллатерали посылают сигналы в передневентральное ядро в таламусе. По этому пути возбуждение передается к поясной извилине коры больших полушарий.  
    Поясная извилина, по Дж. Пейпецу, является субстратом осознанных эмоциональных переживаний  и имеет специальные входы  для эмоциональных сигналов, подобно  тому как зрительная кора имеет входы  для зрительных сигналов. Далее сигнал из поясной извилины через гиппокамп  вновь достигает гипоталамуса в  области его мамиллярных тел. Так нервная цепь замыкается. Путь от поясной извилины связывает субъективные переживания, возникающие на уровне коры, с сигналами, выходящими из гипоталамуса для висцерального и моторного  выражения эмоций. Однако сегодня  красивая гипотеза Дж. Пейпеца приходит в противоречие со многими фактами. Так, под сомнением оказалась  роль гиппокампа и таламуса в возникновении  эмоций. У человека стимуляция гиппокампа электрическим током не сопровождается появлением эмоций (страха, гнева и  тому подобное). Субъективно пациенты испытывают лишь спутанность сознания. Из всех структур круга Пейпеца наиболее тесную связь с эмоциональным  поведением обнаруживают гипоталамус  и поясная извилина. Кроме того, оказалось, что и многие другие структуры  мозга, не входящие в состав круга  Пейпеца, оказывают сильное влияние  на эмоциональное поведение. Среди  них особая роль принадлежит миндалине, а также лобной и височной коре головного мозга.  
    Гипоталамус, где сосредоточены двойные центры, регулирующие запуск и прекращение  основных типов врожденного поведения, большинством исследователей рассматривается как исполнительная система, в которой интегрируются вегетативные и двигательные проявления мотивации, и в том числе эмоций. В составе эмоции принято выделять собственно эмоциональное переживание и его соматическое и висцеральное выражение. Возможность их появления независимо друг от друга указывает на относительную самостоятельность их механизмов. Диссоциация эмоционального переживания и его выражения в двигательных и вегетативных реакциях обнаружена при некоторых поражениях ствола мозга. Она выступает в так называемых псевдоэффектах: интенсивные мимические и вегетативные реакции, характерные для плача или смеха, могут протекать без соответствующих субъективных ощущений.  
    Важные  эмоциогенные свойства обнаруживает миндалина. У высших животных она расположена  в коре, в основании височной доли. По данным Р.И. Кругликова, после удаления миндалины страдает только одна форма  обучения, а именно — однократное  обучение (пассивное избегание). Особенностью этой формы обучения является обязательное возникновение сильного негативного  эмоционального переживания. Устранение его через реакцию избегания (например, отдергивание конечности) служит подкреплением (наградой), на базе которой и может  быстро и прочно формироваться временная  связь. Удаление миндалины нарушает механизмы эмоций, в результате чего однократное обучение делается невозможным. По данным В.М. Смирнова, электрическая  стимуляция миндалины у пациентов  вызывает эмоции страха, гнева, ярости и редко удовольствия. Ярость и  страх вызываются раздражением различных  отделов миндалины. Опыты с двусторонним удалением миндалины в основном свидетельствуют о снижении агрессивности  животного. 
    По  мнению ряда исследователей, эмоциональные  функции миндалины реализуются  на сравнительно поздних этапах поведения, после того как актуализированные  потребности уже трансформировались в соответствующие эмоциональные  состояния. Миндалина взвешивает конкурирующие эмоции, порожденные конкурирующими потребностями, и тем самым определяет выбор поведения. Миндалина получает обширную информацию о внешнем мире. Ее нейроны реагируют на световое, звуковое и кожное раздражение. Среди них есть нейроны, которые различают лица с выражением угрозы и без него. По предположению Е. Роллса, нейроны, реагирующие на эмоциональные выражения лица, инициируют определенные эмоциональные реакции на появление различных индивидов. Информацию об идентифицированных эмоциональных выражениях лица миндалина, по-видимому, получает от верхней височной коры, где у обнаружены нейронные детекторы, настроенные на выделение эмоциональных выражений лица инвариантно к его ракурсу, ориентации, деталям и так далее.  
    В регуляции эмоций особое значение имеют  лобная и височная кора. Поражение  лобных долей приводит к глубоким нарушениям эмоциональной сферы  человека. Преимущественно развиваются  два синдрома: эмоциональная тупость и растормаживание низших эмоций и влечений. При этом в первую очередь нарушаются высшие эмоции, связанные с деятельностью, социальными отношениями, творчеством. Эффект сходен с разрушением миндалины. Передняя лимбическая кора контролирует эмоциональные интонации; выразительность речи. После двустороннего кровоизлияния в этой зоне речь пациента становится эмоционально невыразительной.  
    Согласно  современным данным поясная извилина имеет двусторонние связи со многими  подкорковыми структурами (перегородкой, верхними буграми четверохолмия, голубым  пятном), а также с различными областями коры в лобных, теменных и височных долях. Ее связи, по-видимому, более обширны, чем у какого-либо другого отдела мозга. Г. Шеперд предполагает, что поясная извилина выполняет  функцию высшего координатора различных  систем мозга, вовлекаемых в организацию  эмоций.  
    В настоящее время накоплено большое  число экспериментальных и клинических данных о роли полушарий головного мозга в регуляции эмоций. Изучение функций левого и правого полушария обнаружило существование эмоциональной асимметрии мозга. По данным В.Л. Деглина, временное выключение левого полушария электросудорожным ударом тока вызывает сдвиг в эмоциональной сфере «правополушарного человека» в сторону отрицательных эмоций. Настроение ухудшается, он пессимистически оценивает свое положение, жалуется на плохое самочувствие. Выключение таким же способом правого полушария вызывает противоположный эффект — улучшение эмоционального состояния. Т. А. Доброхотова и H.H. Брагина установили, что больные с поражениями в левом полушарии тревожны, озабочены. Правостороннее поражение сочетается с легкомыслием, беспечностью. Эмоциональное состояние благодушия, безответственности, беспечности, возникающее под влиянием алкоголя, связывают с его преимущественным воздействием на правое полушарие мозга.  
    Демонстрация  фильмов разного содержания с  помощью контактных линз в правое или в левое поле зрения показала, что правое полушарие быстрее  реагирует на слайды с выражением печали, а левое — на слайды радостного содержания. По другим данным правое полушарие  быстрее опознает эмоционально выразительные  лица независимо от качества эмоции. Распознавание  мимики в большей степени связано  с функцией правого полушария. Оно  ухудшается при поражении правого  полушария. Повреждение височной доли, особенно справа, нарушает опознание  эмоциональной интонации речи. При  выключении левого полушария независимо от характера эмоции улучшается распознавание  эмоциональной окраски голоса. Экспрессивные  реакции эмоций — мимика, движения глаз также связывают с функцией правого полушария. Большинство  исследователей склонны объяснять  эмоциональную асимметрию полушарий  головного мозга как вторичную  эмоциональную специализацию. Согласно Л.Р. Зенкову, выключение левого полушария  делает ситуацию непонятной, невербализуемой  и, следовательно, эмоционально-отрицательной. Выключение правого полушария делает ситуацию простой, ясной, понятной, что вызывает преобладание положительных эмоций, то есть нарушение информационных процессов после отключения одного из полушарий, вторично сказывается на эмоциогенных механизмах.  
    Хорошим тестом функциональной асимметрии служит чувство юмора. Исследователи считают, что понимание юмора предполагает выполнение двух операций: выделение  неожиданного в повествовании и  сопоставление этого неожиданного с содержанием текста. У больных  с поражением правого полушария  сохранен первый компонент и нарушен  второй. Это приводит к тому, что  их юмор делается неразборчивым. Когда  им предлагают выбрать самую смешную  из предлагаемых сюжетных картинок, они  готовы смеяться по поводу каждой. Юмор пациентов с левосторонним поражением более сходен с юмором здоровых лиц. Эмоциональная асимметрия мозга  обнаружена и у нормальных здоровых людей. Для лиц с доминантным  правым полушарием характерна повышенная тревожность, нейротизм. Преобладание функций левого полушария, определяемого  по группе двигательных, зрительных и  слуховых методик, сочетается с низкими  значениями тревожности.   

       Физиологический компонент эмоционального  реагирования.
     Характерной особенностью эмоциональных переживаний  является их тесная связь с телом; можно сказать, что ни один психический  процесс не связан с ним столь  тесно, как эмоции. Эта связь настолько  интимна, что любое более или  менее сильное эмоциональное  переживание тотчас же вызывает заметные телесные изменения, причем настолько  очевидные и специфические, что  по ним очень легко угадать  соответствующее эмоциональное  состояние. В качестве примера можно  привести хотя бы эмоцию страха, связанную  со столь своеобразными телесными  изменениями, что узнать испуганного человека не составляет никакого труда.
    Как и все психические процессы, эмоциональные  состояния являются результатом  деятельности мозга. Переживание человеком  чувств обеспечивается совместной деятельностью  коры и подкорковых центров: возникший  в коре больших полушарий головного  мозга процесс возбуждения (при  восприятии человеком какого-то объекта  как приятного или неприятного) распространяется на подкорку, где  находятся различные центры физиологической  деятельности организма — дыхательный, сердечно-сосудистый и другие. Возбуждение  подкорковых центров вызывает усиление деятельности некоторых внутренних органов. По опыту мы знаем, что сильные  эмоции связаны с целым рядом  физиологических изменений. Изменения  происходят в сердечной деятельности и состоянии кровеносных сосудов  — при сильном испуге человек  бледнеет, при смущении часто краснеет, от стыда «вспыхивает»; в дыхательной  системе дыхание ускоряется или  замедляется, при испуге прерывается; в системе пищеварения при  неприятных тревожных эмоциях у  человека нередко появляется тяжесть  в желудке; изменения происходят и в железах внешней секреции — усиление потоотделения при  некоторых состояниях эмоционального возбуждения (например, холодный пот  от страха), усиление деятельности слезных  желез (плач при горе, а иногда и  при сильной радости). В подкорковых  областях находятся центры, управляющие  вегетативной нервной системой, с  которой тесно связаны эмоциональные  переживания. Ведущую же роль в эмоциях  и особенно в чувствах выполняет  кора больших полушарий головного  мозга. Именно она регулирует силу и  устойчивость эмоций. И.П. Павлов считал, что физиологической основой  многих чувств являются нарушения в  деятельности сложившегося динамического  стереотипа, он писал: «Мне кажется, что  часто тяжелые чувства при  изменении обычного образа жизни,
    при прекращении привычных занятий, при потере близких людей, не говоря уже об умственных кризисах и ломке  верований, имеют свое физиологическое  основание в значительной степени  именно в изменении, в нарушении старого динамического стереотипа и в трудности установки нового».
     Эмоции  — это психофизиологический феномен, поэтому о возникновении переживания человека можно судить как по самоотчету человека о переживаемом им состоянии, так и по характеру изменения вегетативных показателей (частоте сердечных сокращений, артериальному давлению, частоте дыхания и так далее) и психомоторики: мимике, пантомимике (позе), двигательным реакциям, голосу. О связи эмоций с физиологическими реакциями организма писали Аристотель (эмоциональные процессы реализуются совместно «душой» и «телом»), Р. Декарт (страсть, возникающая в душе, имеет своего «телесного двойника») и другие. Эта связь давно была подмечена разными народами и использована в практических целях. Например, в Древнем Китае подозреваемого в совершении какого-либо противоправного поступка заставляли брать в рот щепотку риса. Затем, после выслушивания им обвинения, он выплевывал его. Если рис был сухим, значит у подозреваемого пересохло во рту от волнения, страха, и он признавался виновным. В настоящее время на изменении вегетативных реакций при эмоциогенных фразах основана проверка подозреваемого с помощью полиграфа, обычно называемого «детектором лжи».
    Особое  внимание физиологическим проявлениям  уделяли в своей теории эмоций У. Джемс и Г. Ланге, которые доказывали, что без физиологических изменений  эмоция не проявляется. Так, Джемс пишет: «Я совершенно не могу вообразить, что  за эмоция страха останется в нашем  сознании, если устранить из него чувства, связанные с усиленным сердцебиением, коротким дыханием, дрожью губ, с расслаблением членов, «гусиной» кожей и возбуждением во внутренностях. Может ли кто-нибудь представить себе состояние гнева и вообразить при этом тотчас же не волнение в груди, прилив крови к лицу, расширение ноздрей, стискивание зубов и стремление к энергичным поступкам, а, наоборот, расслабленные мышцы, ровное дыхание и спокойное лицо?». Автор, по крайней мере, безусловно не может этого сделать. В данном случае, по его мнению, гнев должен совершенно отсутствовать как чувство, связанное с известными наружными проявлениями, и можно предположить, что в остатке получится только спокойное, бесстрастное суждение, всецело принадлежащее интеллектуальной области: известное лицо заслуживает наказания. То же рассуждение применимо и к эмоции печали; что такое была бы печаль без слез, рыданий, задержки сердцебиения, тоски, сопровождаемой особым ощущением под ложечкой! Лишенное чувственного тона признание того факта, что известные обстоятельства весьма печальны, — и больше ничего. То же самое обнаруживается при анализе любой другой страсти. Человеческая эмоция, лишенная всякой телесной подкладки, есть пустой звук.
     Выраженность  физиологических сдвигов зависит  не только от интенсивности эмоционального реагирования, но и от его знака. Д. Лайкен (1961 год) приводит сводку экспериментальных  данных об изменении вегетатики, в  том числе и гормонов в крови, при различных эмоциональных  состояниях. В частности, обнаружено, что при эмоциях стенического типа выделяется адреналин (эпинефрин), а при эмоциях астенического  типа — норадреналин (норэпинефрин). Однако изучение положительного эмоционального тона ощущений (удовольствия) затруднено, так как возникающие при этом изменения в организме чрезвычайно  бедны. Как показано А. К. Поповым (1963 год), приятные звуки не дают сколько-нибудь четких кожно-гальванических и сосудистых реакций, в отличие от неприятных звуков. Такие же результаты получены при использовании приятных и  неприятных запахов. Аналогичные закономерности выявлены и при гипнотическом внушении человеку приятных и неприятных сновидений. По данным А. И. Марениной (1961 год), Е. Дамазера, Р. Шора и М. Орне (1963 год) приятное внушенное сновидение не нашло отражения в электроэнцефалограмме и других физиологических показателях загипнотизированных субъектов, в то время как неприятное усилило электрическую активность мозга за счет увеличения частоты и амплитуды биопотенциалов, вызвало заметные изменения в организме. Р. Левинсон (1992 год) обнаружил, что отрицательные эмоции вызывают более сильные физиологические реакции, чем положительные, независимо от пола, возраста и культурной принадлежности.
    По  данным Н. М. Труновой (1975 год), отрицательная  эмоциональная реакция может  вызывать как увеличение частоты  сердечных сокращений, так и снижение. Снижение этого показателя чаще всего  наблюдается и при положительной  эмоции, но менее значительное, чем  при отрицательной эмоции. Однако понятия «более», «менее» весьма относительны и вряд ли могут служить  надежным критерием для различения эмоциональных реакций разного  знака. Кроме того, и КГР повышалась в эксперименте Н. М. Труновой как  при отрицательных, так и при  положительных переживаниях испытуемых. Таким образом, одна и та же эмоция может сопровождаться у разных людей  противоположными изменениями вегетатики, а, с другой стороны, разные эмоции могут  сопровождаться одинаковыми вегетативными  сдвигами.  
    Лазарус (1970 год) ввел понятие «индивидуальный реактивный стереотип», то есть предрасположенность человека реагировать определенным образом на наличие эмоционального напряжения (стресса). Один человек может постоянно реагировать повышением артериального давления без изменения частоты сердечных сокращений, другой обнаружит учащение пульса и падение артериального давления, у третьего наибольшая реактивность проявится по кожно-гальванической реакции при неизменяющихся ЧСС и АД. Особый тип эмоционального реагирования имеется у маленьких детей в виде «аффективных респираторных судорог». В народе их называют «родимчиком». Первым описал припадок «родимчика» Ж.-Ж. Руссо: «Я никогда не забуду, как однажды я видел одного крикуна, которого нянька поколотила. Сразу он затих, я подумал, что он испугался... Но я ошибся, несчастный задохнулся от гнева, я видел, как он сделался кроваво-красным. Через мгновение раздался раздирающий крик; все негодование и отчаяние этого возраста были в этом крике». Аффективные респираторные судороги появляются большей частью у детей 2-3 лет и для их появления достаточны испуг, обида, плач и другие отрицательные эмоции. Физиологическое объяснение этим приступам состоит в том, что при очень сильном возбуждении суживается голосовая щель для того, чтобы через нее проходило меньше воздуха и тем самым меньше раздражались заложенные в голосовых связках рецепторы. Таким образом, организм путем саморегуляции стремится ослабить центростремительный поток импульсов в центральную нервную систему.  
    Направленность  изменения электрических потенциалов  мозга также зависит от знака  эмоционального реагирования. М. А. Нуцубидзе (1964 год) выявлено, что болевое раздражение  сопровождается десинхронизацией электрической  активности гиппокампа, а проглаживание  животного ведет к синхронизации  биоэлектрических потенциалов. По данным Л. Я Дорфмана (1986 год), эмоциональным  переживаниям различной модальности, активности и напряжению соответствует  различная биоэлектрическая активность мозга, находящая отражение на ЭЭГ. По мере увеличения энергии в альфа, бета-1 и бета-2 полосах ЭЭГ модальность  переживания изменяется в направлении  от радости к печали. По мере увеличения энергии в бета-1 и бета-2 полосах  ЭЭГ снижается эмоциональная  активность, а по мере роста энергии  в бета-2 полосе возрастает эмоциональное  напряжение. Наличие при выраженных эмоциональных переживаниях физиологических  изменений дает основание рассматривать  эмоциональные реакции как состояния. Однако в отличие от переживаний, дающих качественную и модальностную характеристику возникшей эмоциональной реакции, физиологические изменения такую возможность предоставляют не всегда. 
    У человека, переживающего эмоцию, можно  зафиксировать изменение электрической  активности мышц лица. Некоторые изменения  наблюдаются при этом и в электрической активности мозга, в функционировании кровеносной и дыхательной систем (Симонов, 1975 год). Пульс разгневанного или испуганного человека может на 40-60 ударов в минуту превышать нормальный (Рузалова, 1975 год). Столь резкие изменения соматических показателей при переживании человеком сильной эмоции указывают на то, что в этом процессе задействованы практически все нейрофизиологические и соматические системы организма. Эти изменения неизбежно сказываются на восприятии, мышлении и поведении индивида, и в крайних случаях могут приводить к соматическим и психическим нарушениям. Эмоция активирует вегетативную нервную систему, которая в свою очередь воздействует на эндокринную и нервно-гуморальную системы. Разум и тело требуют действия. Если же адекватное эмоции поведение по тем или иным причинам невозможно для индивида, ему грозят психосоматические расстройства. Но совсем не обязательно переживать психосоматический криз, чтобы почувствовать, насколько мощное влияние оказывают эмоции практически на все соматические и физиологические функции организма. Влияние эмоций на физиологию человека подробно обсуждается в недавней работе Томпсона (1988 год). 
    Если  вы покопаетесь в своей памяти, то наверняка вспомните мгновения, когда вам приходилось испытывать страх — и у вас бешено колотилось сердце, прерывалось дыхание, дрожали  руки, а ноги становились ватными. Может быть, вам удастся припомнить, как вас охватывал гнев. В такие  мгновения вы ощущали каждый удар гулко бьющегося сердца, кровь  приливала к лицу, а все мышцы  были напряжены и готовы к действию. Вам хотелось броситься на обидчика с кулаками, чтобы дать выход этому  напряжению. Вспомни
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.