На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


статья К вопросу о заключении с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовному делу

Информация:

Тип работы: статья. Добавлен: 14.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Рожкова Л.О.
     студентка 5 курса юридического
     факультета д/о ЮФУ 

     К вопросу о заключении с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовному делу 

     Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ2 в УПК РФ введен новый для российского уголовного судопроизводства особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, который воспринимается правоприменителями и учеными весьма неоднозначно. По мнению автора настоящей статьи, сама идея о сотрудничестве между обвинением и защитой есть реализация принципа целесообразности, здравый и адекватный подход к социально-экономическим реалиям, отразившийся, наконец, и в уголовно-процессуальных институтах. По существу, подобные соглашения уже давно применяются в практике при расследовании преступлений, совершенных группами лиц. Вместе с тем реализация этой экономически выгодной и практически целесообразной идеи не может не вызывать определенных нареканий как с точки зрения законодательной техники и сбалансированности норм рассматриваемого института, так и практической целесообразности правовой регламентации тех или иных правоотношений.
     Из анализа норм глав 40 и 41 УПК РФ следует, что заключение сделки с правосудием возможно в двух формах. Во-первых, обвиняемый в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, соглашается с предъявленным обвинением и ходатайствует о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства (ч. 1 ст. 314 УПК РФ). Ходатайство об особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением заявляется при ознакомлении с материалами уголовного дела или в ходе предварительного слушания (ч. 2 ст. 315 УПК РФ). При рассмотрении дел в особом порядке срок наказания, назначаемого подсудимому, не может превышать двух третьих от максимального срока наказания, предусмотренного нормой Особенной части УК РФ.
     Во-вторых, в ходе предварительного следствия до объявления о его окончании подозреваемый, обвиняемый заключают соглашение о сотрудничестве. Договаривающиеся стороны берут на себя следующие обязательства. Подозреваемый или обвиняемый, с одной стороны, оказывают содействие следствию в раскрытии и расследовании преступлений, совершенных как его соучастниками, так и иными лицами, в розыске имущества, добытого преступным путем. В свою очередь, должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, гарантируют, что размер назначенного судом наказания не может превышать половины наиболее строгого вида наказания. По усмотрению суда наказание может быть назначено ниже низшего предела, без реального его отбывания (условное наказание). Кроме того, суд освобождает от отбывания наказания лицо, заключившее соглашение о сотрудничестве, если оно впервые совершило преступление небольшой и средней тяжести или назначает более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией соответствующей статьи особенной части УК РФ, в случае его деятельного раскаяния. При осуждении лица, заключившего соглашение о сотрудничестве, за совершение преступления, наказуемого пожизненным лишением свободы или смертной казнью, данные виды наказания не применяются, а срок назначаемого подсудимому наказания  сокращается не менее чем на треть.
     Какие цели при заключении подобной сделки преследуют подозреваемые, обвиняемые, с одной стороны, и судья (при особом порядке), органы, осуществляющие уголовное преследование (при соглашении досудебного соглашения о сотрудничестве) — с другой? 
Как показывает судебная практика, в рассмотрении уголовных дел без проведения судебного разбирательства заинтересована не столько сторона обвинения (обвинитель и потерпевший, чье согласие требуется на проведение судебного разбирательства в особом порядке), сколько судья и обвиняемый. При особом порядке принятия судебного решения работа судьи упрощается не только потому, что судебное следствие не проводится в полном объеме, но и за счет того, что собранные в ходе предварительного расследования доказательства не описываются в приговоре и не анализируются при его составлении.

     Подчеркнем, что обвиняемый и его защитник принимают решение о согласии с предъявленным обвинением лишь после ознакомления с материалами уголовного дела, осознавая наличие достаточности доказательств, подтверждающих как фактические обстоятельства, изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого (обвинительном заключении (акте)), так и правильность квалификации действий (бездействия). Сторона защиты после изучения материалов уголовного дела приходит к выводу, что следует заключить сделку с правосудием и пойти на упрошенный порядок судебного разбирательства в обмен на снижение наказания, так как отсутствуют достаточные сведения и доводы, позволяющие изменить (снизить) квалификацию инкриминируемого деяния, доказать непричастность к нему. 
Все изложенное можно описать одной фразой: «тебе меньше наказание, нам меньше работы». При этом отступление от процессуальной формы, регламентирующей судебное следствие и порядок исследования доказательств, обуславливается отсутствием правового спора между сторонами.

     Досудебное  соглашение о сотрудничестве заключается подозреваемым (обвиняемым) с должностными лицами органов, осуществляющих уголовное преследование. Цель заключения сделки для следователя и прокурора очевидна и логично вытекает из нормы ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, которую можно сформулировать следующим образом: раскрыть ранее совершенные и зарегистрированные преступления;раскрыть преступления, совершение которых не было известно правоохранительным органам;получить доказательства или сведения об источниках получениядоказательств, изобличающих лиц, не привлеченных к уголовной ответственности, либо иных обвиняемых; установить местонахождение имущества, добытого в результате преступления и подлежащего конфискации.
     Цель, преследуемая подозреваемым, обвиняемым при заключении соглашения о сотрудничестве, в нормах главы 40.1 УПК РФ прямо не указана. Однако, исходя из духа данного института, ее можно сформулировать следующим образом: получить минимально возможное наказание, наиболее мягкий его вид в обмен на предоставление правоохранительным органам значимой информации для осуществления уголовного преследования лиц, виновных в совершении преступлений.
     Лица, привлекаемые к уголовной ответственности, при осуществлении права на защиту, исходя из сложившейся практики, всегда преследуют двуединую цель: избежать осуждения и уголовного наказания либо свести его к минимуму, не стесняясь средствами и способами. Иными словами, при заключении сделки (соглашения) сторона защиты должна знать вид и размер наказания, которые определяет объем обвинения: количество инкриминируемых деяний и их квалификацию.
     Представляется, что проведенное эмпирические исследование не является следствием профессиональной аберрации. Так, профессор права Сент-Луисского университета США Стивен Тайман указывает, что целью соглашения между стороной защиты и обвинения является процессуальная экономия, позволяющая избежать громоздкой процедуры судопроизводства, которая также влечет за собой смягчение вины обвиняемого и сокращение объема обвинения.
     Однако  в нормах новой главы 40.1 УПК РФ не содержится указаний на то, что лицо, заключающее соглашение о сотрудничестве, должно быть согласно с предъявленным обвинением как по вопросам факта, так и вопросам права. Отсюда логично вытекает вопрос о конституционности положения ст. 317.6 УПК РФ в случаях заключения с подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии между сторонами спора как по вопросам факта (наличия доказательств), так и права (правильности квалификации).
     Представляется, что принятая законодателем формулировка норм главы 40.1 УПК РФ крайне неудачна. Их анализ с позиции технического или непосредственного порядка применения свидетельствует об отсутствии концептуального подхода к институту заключения соглашений между стороной защиты и обвинения.
     Во-первых, подозреваемый (обвиняемый), заключивший соглашение о сотрудничестве, на наш взгляд, является лицом, содействующим органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование, в раскрытии и расследовании преступлений и подпадает под действие Федерального закона от 20.08.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (ст. 317.9 УПК РФ). Во-вторых, указанные лица в силу своего особого правового статуса нуждаются и в специфической правовой защите, к которой можно отнести не столько размер, сколько вид назначаемого судом наказания.
     Назначение  наказания лицу, изобличившему особо  опасных профессиональных преступников, в виде реального лишения свободы, можно приравнять, исходя из обычаев, существующих среди лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях, к его физическому уничтожению. Высокая опасность этого остается даже при применении мер защиты, предусмотренных законом о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.
     Авторы  сомневаются в том, что подозреваемые (обвиняемые) пойдут на соглашение с органами, осуществляющими уголовное преследование, на аморфных условиях снижения наказания, без каких-либо четких гарантий  конкретного вида и определенного размера наказания, которое будет назначено в обмен на сотрудничество.
     В-третьих, практическая целесообразность заключения соглашения о сотрудничестве обуславливается необходимостью защиты общества и государства от преступных посягательств. Отсюда логично вытекает вывод, что качественно-количественные показатели инкриминируемого подозреваемому (обвиняемому) деяния должны если уж не равняться, то, во всяком случае, не превосходить преступления(ий) для раскрытия которого(ых) заключается соглашение. Вряд ли возможно сформировать в нормативно-правовой форме критерий качественно-количественной оценки инкриминируемого деяния и преступления, которое следует раскрыть. Поэтому представляется не только необоснованным с формально-юридической точки зрения, но и практически нецелесообразным предоставление подозреваемому или обвиняемому права обжаловать решение следователя об отказе в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (ч. 4 ст. 317.1).
     Более того, соглашение о сотрудничестве, как и любой вид иных сделок, должно основываться на свободном волеизъявлении сторон. Поэтому даже купированная возможность обжалования (только руководителю следственного органа) является, на наш взгляд, недопустимой. Вместе с тем в УПК РФ заложен принцип принятия следователем важнейших процессуальных решений с согласия руководителя следственного органа. Поэтому ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, направляемое следователем прокурору минуя «фильтр ведомственного контроля» со стороны руководителя следственного органа, представляется также процессуально нецелесообразным, а исходя из современных реалий подготовки следователей и логически необоснованным.
     Также нельзя не обратить внимание на следующие внутренние противоречия правовой регламентации заключения соглашения о сотрудничестве, предусмотренные главой 40.1 УПК РФ: различия в роли и процессуальной позиции, занятой потерпевшим по делу при заключении сделки. Так, рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства возможно только в случае согласия на то потерпевшего (глава 40 УПК РФ). В главе 40.1 УПК РФ термины «потерпевший», «гражданский истец» не употребляются. Таким образом, заключение соглашения с подозреваемым, обвиняемым может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов указанных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, так как возможность заключения соглашения не ставится в зависимость от возмещения вреда, причиненного преступлением.
     Существует пробел правового регулирования в части возможности либо невозможности заключения соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетними. В случае если заключение соглашений с несовершеннолетними допустимо, то соответственно ст. 317.1–317.3 УПК РФ следует дополнить нормами, регламентирующими права и обязанности законного представителя несовершеннолетнего.
     Возможность обжаловать решение следователя, прокурора об отказе в заключении соглашения только в ведомственном порядке (ч.4 ст.317.1, ч.2 ст.317.2 УПК РФ) противоречит как ст. 19 УПК РФ, согласно которой свобода выбора обжалования (ведомственный, судебный порядок, обжалование прокурору) является принципом уголовного судопроизводства и подтверждается сложившейся судебной практикой. Суд обязан принять и рассмотреть в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу на любые действия, бездействие следователя и прокурора, принятые в ходе досудебного производства во всех случаях нахождения уголовного дела на досудебных стадиях уголовного процесса.
     Существенным недостатком ч. 1 ст. 317.2 и ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ является отсутствие законодательного предписания о процессуальных сроках, в течение которых прокурор обязан составить досудебное соглашение о сотрудничестве и подписать его с подозреваемым (обвиняемым) защитником после удовлетворения соответствующего ходатайства. Отсутствие указанных процессуальных сроков не позволит следователю выбрать и выработать тактику расследования по делу в течение неопределенного периода времени. Более того, следователь, являясь участником подписания соглашения о досудебном сотрудничестве, сам его по какой-то причине не визирует своей подписью.
     Не может не вызывать нареканий редакция ч. 3 ст. 317.4 УПК РФ. Напомним, что в случае возникновения угрозы безопасности лица, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, и близких ему лиц, следователь выносит постановление о хранении соглашения и прилагавшихся к нему документов при материалах уголовного дела в опечатанном конверте. Следует отметить, что принцип законности при производстве по уголовному делу, изложенный в ч. 4 ст. 7 УПК РФ, реализуется через обоснованность и мотивированность решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование. Таким образом, нахождение соответствующего мотивированного постановления в материалах уголовного дела, по существу, нивелирует необходимость изъятия из материалов уголовного дела соглашения о сотрудничестве.
     Непонятна цель, преследуемая законодателем, при  возложении на прокурора и, более того, на суд обязанности при утверждении обвинительного заключения и, соответственно, в ходе судебного разбирательства исследовать исполнение обвиняемым взятых на себя обязательств (ч. 1 ст. 317.5 и ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ). Означает ли это, что прокурор или суд, придя к выводу, что качество и количество представленных обвиняемым сведений недостаточно для смягчения ответственности и наказания, соответствующее соглашение аннулируют, а дело подлежит рассмотрению в общем порядке?
     Согласно  ч. 4 ст. 317.4 и ч. 1 ст. 317.5 УПК РФ, прокурор при утверждении обвинительного заключения по делу выносит представление о соблюдении обвиняемым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, и представление об особом порядке проведения судебного заседания. Однако согласно логике деления актов правоприменения на вводную описательную, мотивировочную и резолютивную части, должно выноситься одно представление. В его описательной части указывается на соблюдение обвиняемым взятых на себя условий о сотрудничестве, а в резолютивной — на особый порядок судебного разбирательства в связи с наличием данных оснований.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.