На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Вернадский и Соловьев о правлении Ивана Грозного

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 14.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
     Содержание 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

      Введение 

     Время царствования Ивана IV и сама личность грозного русского самодержца никогда  не оставляли равнодушными историков, политиков и деятелей культуры нашей  страны. Множество исторических исследований, произведений художественной литературы, кинофильмов, научных и публицистических статей посвящены этой проблеме. В последние годы интерес к этой интригующей эпохе еще более возрос. Многие общественные и политические деятели, выступая в печати по различным вопросам современной жизни, часто вспоминают Иоанна Васильевича, давая, как правило, резко отрицательные оценки его деятельности. Многие нынешние патриоты и демократы считают его виновником многих бед и несчастий нашей страны.
     В общих чертах взгляд на эпоху Ивана IV и его роль в последующем развитии страны выглядит довольно мрачно. В соответствии этой концепции, царь - демоническая и злобная натура, а в худшем случае - психопат и маньяк, который устроил страшную бойню собственного народа и вверг страну в кровавый хаос, превратив ее в настоящее «царство террора». Одержимому манией преследования самодержцу всюду мерещились несуществующие заговоры, и в борьбе с призраками он почти полностью вырезал тонкий слой национальной элиты в лице прогрессивных бояр и высших государственных чиновников.
     Неизвестно  зачем начатая и бездарно проведенная  Ливонская война полностью истощила материальные и людские ресурсы  России. Террор Ивана Грозного нанес  тяжелую травму русскому народу. В личной жизни царь в полной мере проявил патологические черты своего характера, предаваясь необузданному разврату, пьянству и т.д. Под стать своему государю были и его сподвижники. Опричников он подбирал из якобы жестоких и беспринципных карьеристов, готовых на все ради личной выгоды и удовлетворения своих низменных страстей. Они прославились успехами в уничтожении собственного народа, но трусливо бежали перед татарами.
     Результатом всего этого ужасающего кошмара  стало полное разорение и истощение  страны, истребление большинства  населения, запуганность и отупение народа. Закономерным следствием такого насилия над страной явилось Смутное время, когда государство оказалось на краю гибели. [3, с.8]
     Данная  работа посвящена периоду царствования Ивана Грозного. Теоретическим материалом послужили работы двух известных историков – Вернадского Г.В. и Соловьева С.М. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1. Детство и венчание  на царство 

     Ивану IV было всего три года, когда шестидесятилетним стариком умер его отец Василий Иванович. К власти пришла его мать, Елена, но она скоропостижно скончалась в 1538 году (говорили, что она была отравлена боярами). После ее смерти правление в связи малолетством великого князя должно было перейти в руки бояр. Сперва верх забрали князья Шуйские, затем князь Бельский, после опять Шуйские. Митрополит не был в состоянии сдерживать боярское своеволие. Сперва Даниил, затем Иоасаф лишились митрополичьей кафедры. После Иоасафа в митрополиты был возведен новгородский архиепископ Макарий. Макарию удалось удержаться на своей кафедре среди разных боярских партий.
     О юном великом князе бояре не думали. Иван рос с затаенными чувствами  горькой обиды и негодования. Единственный, кто с пониманием относился к подраставшему государю, был митрополит Макарий. Он имел на юного великого князя огромное влияние. Теоретические понятия о необычайной высоте княжеской власти, которые были внушены Ивану митрополитом Макарием, находились в резком противоречии с той приниженностью, в которой в действительности находился юный великий князь. Это противоречие способно было только увеличить ту злобу, которая накоплялась в душе Ивана против окружающих его бояр. Эта злоба дала себя знать впоследствии. [1, c.164-165]
     В начале 1547 года, будучи 16 лет, Иван короновался  и принял титул царя, с которым  соединилось более обширное понятие  о власти, чем с прежним титулом великого князя. Вскоре Иван женился. Его выбор пал на девушку из одного из самых знатных и древних московских боярских родов, именно на Анастасию Романовну, дочь умершего Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина. [5, c.124]
 

      2. Внешняя политика 

     2.1. Взятие Казани  и Астрахани. Казаки 

     Основной военной силой Московского государства в то время была дворянская конница. В 1550 году царь выбрал тысячу лучших дворян и детей боярских и дал им земли и поместья около Москвы. Так составился особый полк «московских дворян». Прочие служилые люди были «городовые» (провинциальные). Дворяне каждого города составляли особый отряд. Отряды эти поделены были на «сотни» под начальством «голов». Много внимания уделил Иван и устройству пехоты, вооруженной «пищалями» (ружьями), — стрельцы, а также артиллерии (наряд).
     Новая организация войска должна была получить немедленно боевое испытание. В Москве задумано было полное подчинение Казани. Казань доставляла московскому правительству постоянные затруднения. Джан-Али, посаженный в Казань Василием Ивановичем, удержался там недолго. В 1535 году в Казани снова вспыхнул мятеж: Джан-Али был убит; на царство казанское снова призван из Крыма Сафа-Гирей. Тогда на Москве признали Казанским царем другого прежнего царя, Шах-Алия. Но посадить его на царство было не так просто. Лишь в 1546 году, испуганные походом московских войск, казанцы изгнали Сафа-Гирея и согласились принять к себе Шах-Алия. Однако Шах-Алию скоро, в свою очередь, пришлось бежать, и в Казани в третий раз утвердился Сафа-Гирей, пытавшийся упрочить свою власть страшными жестокостями. Сафа-Гирей умер в марте 1549 года, оставив двухлетнего сына, Утямиш-Гирея. [4, c.238-239]
     Начиная с 1547 года Иван Грозный и Шах-Али  стали почти ежегодно предпринимать  походы под Казань. Казань не удалось взять сразу, но каждый год ее положение становилось все труднее: московские военачальники приобретали лучшее знание местности и большую опытность в казанской войне. В 1551 году по совету Шах-Алия был построен город Свияжск на правом (горном) берегу Волги в недалеком расстоянии от Казани. Основание Свияжска было началом конца Казани. В Свияжске посажен был Шах-Алий, и к нему начали тайно перебегать влиятельные казанцы московской партии. Вскоре казанцы согласились принять Шах-Алия. Нагорная сторона Казанского царства, приписанная к Свияжску, осталась в руках московских воевод. Шах-Алию было приказано из Москвы привести Казань в такую же зависимость от Москвы, в какой находился Касимов. Положение Шах-Алия в Казани было, однако, очень не прочно — постоянные заговоры против него побудили его съехать с престола. Власть в Казани переходила к московским воеводам. Шах-Алий покинул Казань; но прежде чем назначенный наместником в Казань князь С. Микулинский успел приехать в город, в Казани вспыхнул новый мятеж, и казанцы затворили ворота перед московскими воеводами. Царем в Казань был призван астраханский царевич Ядигар.
     Получив известие о новом возмущении в  Казани, царь Иван решил покончить  с казанской самостоятельностью и прочно подчинить Казанское царство Москве. Поход на Казань был тщательно подготовлен царем Иваном как с военной стороны, так и с дипломатической. В июне 1552 года в Москве пришлось выдержать набег крымского хана, стремившегося помочь Казани. По отражении набега начался Казанский поход, в котором видную роль играл Шах-Али. Осада Казани началась 23 августа 1552 года. Казанцы защищались с мужественным отчаянием. После многих неудачных попыток Казань была взята приступом (2 октября). Немедленно после падения Казани изъявили покорность Ивану жители Арской стороны, а после — все луговые черемисы. В 1553 году в Казани учреждена была православная епархия: Казанскому архиепископу подчинены были Свияжск, Васильсурск, Вятка. Первым Казанским архиепископом был святой Гурий. [1, c.167-170]
     Однако еще в течение нескольких лет московским воеводам приходилось замирять Казанский край и подавлять восстания. Желая прочнее подчинить себе Казанскую землю, московское правительство должно было думать о прочном освоении всего течения Волги. В 1554 году московскими войсками занята была Астрахань; астраханский царь Ямгурчей бежал, и на царство посажен был московский ставленник, ранее Ямгурчея правивший царь, Дервиш-Али. Однако Дервиш-Али быстро завел сношения с Ногайскою и Крымскою Ордою и через два года начал войну против Москвы. Войско Дервиш-Алия было разбито отрядом стрелецкого головы Ивана Черемисинова. Дервиш-Али бежал в Азов. Астрахань присоединена была к Московскому царству (1556).
     Подчинение  Казани и Астрахани имело огромные последствия для русского царства. Все Поволжье оказалось в русской власти. Через Каспийское море русское государство оказывалось в непосредственном соседстве с Персией. Часть Прикаспия добровольно присоединилась к русскому государству (черкесские князья по Куме и Тереку). В Ногайской Орде, кочевавшей между Волгой и Аральским морем, произошел переворот: расположенный к Москве князь Измаил захватил власть, убив своего брата Юсуфа. В 1555 году в Москву пришли послы от сибирского царя Едигера с выражением покорности и обещанием платить дань. Иван Грозный оказывался в положении государя и покровителя мусульманского востока. И такое положение свое в мусульманском мире он вполне сознавал.
     Занятие Казани и Астрахани имело громадное  значение и для торговых и дипломатических сношений России с Востоком. Вскоре после занятия Астрахани в Москву приехали послы из Хивы и Бухары. В Астрахань собирались купцы со всего Прикаспия (из Шемахи, Дербента и прочих городов). Астраханская торговля имела в это время значение, с одной стороны, местное, прикаспийское, с другой — связи с Персией. Более отдаленные восточные связи — с Китаем — в это именно время оборвались вследствие захвата бухарских и хивинских царств воинственными разбойниками — узбеками. Выгоды Астрахани как транзитного пути в Туркестан и Персию были быстро учтены англичанами, как раз в это время нашедшими морской путь из Англии в Архангельск (экспедиция Ченслера 1553 года). В 1558 году при содействии московского правительства англичанин Дженкинсон ездил из Астрахани по Каспийскому морю и пробрался в Хиву и Бухару. [1, c.170-171]
     Утверждение на устьях Волги открыло Московскому  государству целый мир мелких владений в Прикавказье: их князья ссорились  друг с другом, терпели от крымцев  и потому как скоро увидали  у себя в соседстве могущественное государство, то и бросились к нему с просьбами союза, свободной торговли в Астрахани, некоторые - с предложением подданства и, таким образом, незаметно затягивали Московское государство все далее и далее на юго-восток, к Кавказу и за него. Крымский хан сильно сердился, нападал на московские украйны. Чтоб отвлечь его от этих нападений, Иван посылал свои легкие отряды Доном и Днепром опустошать крымские владения. Начальник малороссийских казаков князь Димитрий Вишневецкий перешел из литовской службы в московскую и также действовал против крымцев [5, c.128-129]. 

     2.2. Война с Швециею и Ливониею

     После взятия Казани взоры царя были преимущественно устремлены на запад. Здесь его сначала занимала война с Швециею, начавшаяся в 1554 году вследствие пограничных ссор. Война не была ознаменована никакими важными действиями; шведский король, знаменитый Густав Ваза, начал ее, обнадеженный в помощи польской и ливонской, но помощь не приходила, и престарелый король принужден был искать мира в Москве. Царь позволил шведским купцам ездить чрез Россию в Индию и Китай, с тем, чтоб русские купцы могли ездить из Швеции в Любек, Антверпен, Испанию, Англию и Францию.

     Так, высказывалось стремление начать деятельные торговые связи с Западною Европою, но эти связи должны были зависеть от произвола соседних приморских государств, обыкновенно враждебных России; своих гаваней на Балтийском море у Московского государства не было.

     Еще в 1547 году Иван отправил в Германию саксонца Шлитте с поручением набрать там как можно более ученых и ремесленников. Шлитте набрал с лишком сто человек и привез уже их в Любек, как ливонское правительство представило императору Карлу V опасность, какая может произойти от этого для Ливонии и других соседних стран, и достигло того, что Карл дал магистру Ливонского ордена полномочие не пропускать в Москву ни одного ученого и художника. Иван, занятый тогда важными делами на востоке, не мог отомстить Ливонии за это недоброжелательство, но когда потом, в 1554 году, ливонские послы приехали в Москву с просьбою о продолжении перемирия, то царь велел объявить им, что они прежде должны заплатить ему дань за Юрьевскую (Дерптскую) область, что они обязаны сделать по старым договорам с великими князьями русскими. Епископ дерптский обещал выплатить все недоимки и не исполнил обещания. Тогда в 1558 году русское войско вступило в Ливонию и страшно опустошило ее; были взяты Нарва, Нейгауз, Дерпт и другие, менее значительные города.

     Будучи не в состоянии противиться Москве собственными силами, магистр Кетлер обратился к соседним государствам с просьбою о помощи. Швеция и Дания, кроме бесполезного ходатайства за Ливонию пред царем, не оказали никакой помощи, но Польша вступилась в дело. В ней царствовал в это время сын Сигизмунда I, Сигизмунд II Август; в 1559 году между ним и ливонским правительством заключен был договор, по которому король обязался защищать орденские владения от Москвы, и таким образом к войне ливонской присоединилась еще война польская. [5, c.129-130]
 

      2.3. Война с Ливониею  и Польшею

     В начале 1558 года московские войска вошли в Ливонию. Во главе всех московских войск поставлен был бывший казанский царь Шах-Али. С ним были еще татарские царевичи Абдулла и Тохтамыш. Поход Шах-Алия в Ливонию был успешен; немцы потерпели несколько поражений. Русско-татарские войска дошли почти до Ревеля и Риги и страшно опустошили весь край. Шах-Али вернулся в Москву, а потом в Касимов осенью того же 1558 года. В следующем году московскими войсками командовали царевич Тохтамыш и князь Микулинский. Поход также был успешен (московские войска проникли на этот раз в Курляндию). В кампанию 1560 года начальствовал над московскими войсками князь А.М. Курбский; в этот поход взята была сильная ливонская крепость Феллин.
     Тремя походами сопротивление Ливонии  было сломлено. Ливонские рыцари не желали, однако, подчиниться иноверной и иноплеменной Москве. Ливония по частям отдавалась в руки своих нерусских соседей (1560-1561). Ливонский орден распался: магистр Ордена Кеттлер превратился в герцога Курляндского и сделал Курляндию польским владением; собственно Ливония (Лифляндия) заключила унию с Великим княжеством Литовским; Эстония отдалась Швеции; остров Эзель признал власть датского герцога Магнуса. Литва и Швеция, сделавшись обладателями ливонских земель, потребовали от Грозного, чтобы русские войска ушли из ливонских владений. Грозный отказал; Швеция и Литва объявили войну Москве. Швеция была для Ивана Грозного второстепенным противником, так как главный театр войны был для него первое время не в Эстонии, а в Ливонии, и потому главным противником была Литва. Царь Шах-Али послан был в Смоленск во главе значительного русско-татарского войска. Царь Иван пошел осенью 1562 года на Полоцк. При нем находились оба крещеных казанских царя: Симеон Касаевич (Ядигар) и Александр Сафагиреевич (Утямиш). Полоцк был взят 15 февраля 1563 года. В следующем году цари Шах-Али и Симеон Касаевич стояли в Вязьме, подготовляя поход на Литву в направлении от Смоленска. На другом — Полоцком — направлении русская рать потерпела страшное поражение на Чашницких полях на реке Уле; глав-ный русский воевода князь П. И. Шуйский погиб в бою. Неудача на Уле не остановила продвижения русских войск, и Литва предложила Ивану Грозному мир, соглашаясь уступить Москве Полоцк. Но Земский собор, собранный Иваном Грозным в 1566 году, высказался за продолжение войны. Война продолжалась с перевесом в сторону Москвы. В начале 1570-х годов Грозный обратил внимание на Эстонию. Особенно успешен был поход 1572-1573 годов под личным руководством Грозного. Русскими взята была важная крепость Пайда (Вейссенштейн).
     Между тем в Литве произошли важные перемены. В 1569 году заключена была в Люблине уния с Полыней. В 1572 году умер Сигизмунд-Август: после кратковременного государствования французского принца Генриха на польский и литовский престол был избран седмиградский воевода Стефан Баторий, обладавший выдающимся военным талантом. Еще в 1577 году Иван Грозный совершил поход в Ливонию — один из самых удачных своих походов. Но уже в 1578 году наметился поворот войны: русские войска были разбиты под Венденом в Лифляндии. Начался натиск Стефана Батория на русские пределы. Баторий взял обратно Полоцк, затем важную московскую крепость Великие Луки и этим отрезал Москву от прямого сообщения с Псковом и Лифляндией. Вслед за тем Баторий осадил Псков, но не смог взять его, несмотря на все усилия. В следующем году было заключено на десять лет перемирие между Москвой и Литвой. Иван Грозный должен был отказаться от Лифляндии и всех своих завоеваний в Литве. Это была настоящая катастрофа. Пока все силы Москвы отвлечены были обороной от Батория, шведы не только успели отобрать взятые русскими эстонские города, но заняли также несколько коренных русских городов: Ям, Копорье, Корелу. По миру 1583 года Москва потеряла Ижорскую землю и совершенно отрезана была от Финского залива. [1, c.179-181]

     2.4. Войны с Крымом и Турциею

     Обратив все свое внимание на Ливонию, Иван хотел быть спокоен со стороны Крыма. Но Крым не мог оставить его в покое, тем более что султан турецкий никак не хотел отказаться от намерения отнять у московского царя Казань и Астрахань, а польский король подарками побуждал хана напасть на московские украйны, да и сами татары понимали, что опасно для них давать усиливаться Ивану на счет польского короля.

     Султан  Селим решился, наконец, исполнить давнее намерение турецкого правительства - отнять у московского царя магометанские юрты - Казань и Астрахань; летом 1569 года паша Касим выступил в поход с 17000 турок, с ним соединился хан крымский с 50000 татар; положено было идти к Переволоке, т.е. к тому месту, где Дон находился в ближайшем расстоянии от Волги, соединить эти две реки каналом и потом взять Астрахань. Достигши Переволоки, турки начали было рыть канал, но не могли окончить этого дела и пошли к Астрахани, под которою Касим хотел зимовать, но войско этого не хотело и взволновалось, особенно когда узнали о приходе московских воевод в Астрахань с большим войском, и Касим был принужден бежать назад степью.

     Иван избавился от турок, но не избавился от крымского хана, который не переставал требовать Казани с Астраханью и в 1571 году он, проведенный изменниками, переправился через Оку, явился перед Москвою и сжег ее. Уцелел один Кремль. Хану понравились такие походы, и в следующем году с большим войском он опять переправился через Оку, но был насгигнут московским воеводою князем Михаилом Ивановичем Воротынским на берегу Лопасни. Здесь произошло несколько сильных схваток, которые все окончились неудачно для хана, и он принужден был бежать назад, потеряв большую часть войска. [5, c.136-137]

 
 
     3. Опричнина 

     В 1560 году скончалась молодая жена царя Ивана Анастасия Романовна. С  ее смертью некому стало сдерживать бешеный нрав царя. В то время  как умственные дарования царя Ивана остаются при нем в полном блеске, его нравственный облик совершенно меняется. Иван дает волю загнанным при Анастасии вглубь чувствам подозрительности и обиды на окружающих бояр. Раздражение царя против бояр прорвалось теперь наружу. Раздражение царя перешло в неистовство, когда ему изменил (бежал в Литву) один из прежних его ближайших советников - князь А.М. Курбский.
     В этой обстановке подозрительности и  террора зародилось явление «опричнины», сочетавшей в себе глубокий государственный смысл с разнузданной жестокостью против действительных и мнимых крамольников. Грозный для врагов внешних, Иван с этого времени становится Грозным и для внутренних. В конце 1564 года Иван неожиданно и тайно выехал из Москвы и остановился в Александровской Слободе (за Троице-Сергиевой лаврой). Оттуда от него пришла в Москву грамота с извещением, что он бросил царство из-за боярской измены. В ответ в Александровскую Слободу пришло посольство от перепуганных москвичей с просьбою остаться на царстве. Иван согласился на условии предоставления ему исключительной власти и полномочий по преследованию крамолы. При этом Иван выходил из круга привычной боярской государственности и объявлял о своем желании «двор ему себе и на весь свой обиход учинити особный». Смысл «опричнины», особого удела, заключался именно в том, что Иван мог на этом уделе жить совершенно новой жизнью. В этот «двор» не были допущены «изменники-бояре»: Иван подобрал себе окружение из младших служилых людей — дворян и детей боярских, не считаясь с родовитостью и знатностью. Уйдя таким образом из государства, Иван со стороны беспрепятственно начал расправляться со всеми, кого подозревал в измене. Начались казни заподозренных. В 1570 году подвергся разорению целый город — Великий Новгород. Иван постепенно взял в опричнину все города и уезды, где были удельные вотчины бояр и «княжат». Старых владельцев выводили на новые места, в заселявшиеся окраины государства, где не было старых традиций удельной власти. Отобранные земли их шли в раздачу новым людям — государевым опричникам. Так Иван Грозный разрушал прежнюю социально-государственную ткань русской земли (удельно-боярский строй) и создавал новую (дворянский строй). Новому своему «двору» Иван придал организацию «монастыря»: опричники были «братией» этого монастыря, ходили в черных платьях. Усиленные богомолья сменялись пирами и оргиями.
     Опричнина бушевала в Московском государстве  около семи лет. Аристократическое боярство было сломлено. Дальнейшее существование опричнины грозило большими осложнениями всему государственному порядку. Опричнина справилась с внутренней крамолой, но была бессильна без помощи земщины справиться с внешним врагом. [1, c.173-174]
     Однако  опричнина не была уничтожена сразу. Иван Грозный остался еще некоторое  время на опричном уделе. Но был поставлен и великий князь всея Руси — Симеон Бекбулатович. Царь Иван был доволен его службой и к нему благоволил. Но и с земскими боярами у Саин-Булата были, вероятно, хорошие отношения, завязавшиеся во время Эстонской войны. Великое княжение Симеона Бекбулатовича на Руси продолжалось, однако, не больше года. Вслед за тем царь Иван свел Симеона с великого княжения в город Тверь. [1, c.175] 
 
 
 
 
 
 

     4. Прикрепление крестьян 

     Широкая политика Грозного превратила Московское государство в настоящий вооруженный лагерь огромных размеров. Одновременная борьба на различных фронтах требовала невероятного напряжения народных сил.
     Не  полагаясь на прежнее строение социально-государственной ткани, Грозный начал переделывать ее на новый лад. Мероприятия Грозного усиливали служилый класс в государстве, приспособляя его к новым задачам, но вместе с тем опричнина хватала через край и была способна вызвать прямую смуту. Грозный был вынужден в начале 1570-х годов отказаться от крайностей опричнины. Грозный, однако, не мог и не хотел отказаться от всей своей системы организации служилого класса и обеспечения его земельным жалованием (поместьями). Жизнь требовала дальнейшего углубления этой системы. Строгая организация служилых чинов получала смысл и прочное основание лишь при твердой экономической подпочве. Поместья служилых людей способны были обеспечить своих владельцев и снарядить их на военную службу лишь при том условии, чтоб это не были пустые земли. Так рождалась мысль о прикреплении крестьян к земле, подобно тому, как держатели этой земли прикреплены к службе. Правительство Грозного не решилось на окончательное провозглашение крестьянской крепости. Но оно подошло близко к этой мере. Почти до самого конца Ливонской войны крестьяне могли раз в году (обычно в осенний Юрьев день, 26 ноября) «отказываться» от владельцев земли и переходить к другим. В случаях задолженности крестьянина владельцу крестьянский «выход» заменялся «вывозом»: крестьянин переходил к тому владельцу, который откупал его от предыдущего. В самом конце Ливонской войны московское правительство начало стеснять выход и вывоз крестьян. Правительство не отменяло навсегда права перехода крестьян, но объявляло некоторые года «заповедными»: переход крестьян в такие года был запрещен. [1, c.182-183]
     5. Внутренние распоряжения Ивана IV 

     5.1. Местничество и военное устройство 

     Долговременное  царствование Ивана IV кроме характера государя, его отношений к вельможам и важной воинской деятельности на востоке и западе замечательно и внутренними правительственными распоряжениями. Иван обратил свое внимание на явление, которое, коренясь в народном быту, усиливалось все более и более и представляло правительству сильные затруднения, особенно во время войны, - то было местничество. [4, c.254]

     Иван ограничил число случаев, когда воеводы разных полков могли местничаться; потом уничтожил право молодых служилых людей знатного происхождения местничаться с воеводами менее знатного происхождения; право местничаться они получали только тогда, когда сами становились воеводами [5, c.143-144].

     5.2. Городское и сельское народонаселение

     Еще в малолетство Ивана Грозного, во время боярского правления, произошла важная перемена в управлении городском и сельском: жители городские и сельские получают от правительства позволения сами ловить, судить и казнить воров и разбойников, для чего должны ставить себе в головах детей боярских, присоединяя к ним старост, десятских и лучших людей. Иван, получая беспрестанные жалобы на притеснения, которые позволяли себе наместники и волостели в городах и селах, стал давать жителям городским и сельским право выбирать себе правителей, которые потому и назывались излюбленными старостами, а те деньги, которые они давали прежде наместникам, доставлять в казну. Относительно холопей Иван ограничивал число случаев, в которых свободный человек становился холопом. [5, c.145]

     5.3. Дела церковные

     В 1551 году Иван созвал собор церковный и подал архиереям длинный список беспорядкам, для прекращения которых требовал их содействия. Собор вследствие этого требования постановил, чтобы сто священников выбрали себе старосту, лучшего человека, который собирал бы их для совещаний о делах духовных. Собор постановил также выбирать добрых священников, дьяконов и дьяков, благочестивых и грамотных, и у них в домах устроить училища. Для больных и престарелых собор определил по всем городам устроить богадельни мужские и женские. На соборе 1551 года был поднят опять важный вопрос о церковных недвижимых имуществах, и тут в первый раз решились постановить границу увеличению этих имуществ, а именно было определено, что вперед архиереи и монастыри не имеют права покупать вотчин без царского согласия; потом собор 1573 года определил: в большие монастыри, где вотчин много, вперед вотчин не давать по душе, можно давать вотчины только бедным монастырям с дозволения государева;

     наконец, собор 1580 года уничтожил и это  исключение в пользу бедных монастырей. [5, c.145-146]

     5.4. Издание нового Судебника

     В 1550 году Иван велел составить новый Судебник. Так как в это время явилась сильная потребность в мерах против злоупотреблений правителей и судей, то эта потребность не могла не выразиться и в Судебнике Ивана IV, чем этот Судебник вообще и отличается от Судебника Ивана III. Например, подобно Судебнику Ивана III, новый Судебник запрещает судьям дружить, мстить и брать взятки, но не ограничивается одним общим запрещением, а грозит определенным наказанием в случае ослушания. [5, c.146]
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.