На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Марксистская философия

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 14.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Самарский государственный
экономический университет 

Самара, ул. Советской Армии, 141, тел. 224-45-99
ФИО студента
Курс ___ Специальность _____________________________________
Занимаемая  должность _______________________________________
Наименование  предприятия ___________________________________
Контрольная ________________________________________________
___________ работа № ____ по ________________________________
Дата  получения работы деканатом_____________________________ 
Дата сдачи работы на кафедру________________________________ 
Дата рецензирования работы__________________________________

Дата  возвращения работы кафедрой в деканат___________________
Дата  отправки работы студенту ______________________________
Контрольная, курсовая работа представляется экзаменатору
при сдаче экзамена.
Контрольную работу прошу возвратить по следующему адресу:
Кому ______________________________________________________
Куда ______________________________________________________ 
 
 
 

МАРКСИСТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
     План
1 Материалистическая диалектика.
2. Принцип материалистического понимания истории. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.Материалистическая диалектика.
Соединение  философской основы фейербаховского  гуманизма с критическим анализом коммунистических доктрин — таков  путь, избранный Марксом в 1844 году для достижения союза философии и пролетариата. Но приблизительно в то же время эта исследовательская программа значительно расширилась. Побудительной причиной стало влияние молодого Ф. Энгельса, к 1844 году самостоятельно пришедшего к коммунизму, материализму и также увлеченного философией Фейербаха.
      В 1844 году соединились в творчестве Маркса важнейшие компоненты для  создания единой, целостной философско-мировоззренческой  концепции. Политико-экономический  анализ действительности Маркс соединил с философской традицией немецкой классики и с критической переработкой теорий утопического социализма и коммунизма. Таким образом, источники марксизма  — наиболее передовая общественная мысль Европы. Маркс сознательно  ориентируется на создание интернационального, всемирно-исторического учения.
      Разработка  концепций материалистической диалектики в творчестве К. Маркса и Ф. Энгельса 

      Начиная с 1844—1845 гг., когда сложились взгляды  Маркса, он был материалистом, в частности  сторонником Л. Фейербаха, усматривая и впоследствии его слабые стороны  исключительно в недостаточной  последовательности и всесторонности его материализма. Всемирно-историческое, “составляющее эпоху” значение Фейербаха  Маркс видел именно в решительном  разрыве с идеализмом Гегеля и  в провозглашении материализма, который  еще “в XVIII веке особенно во Франции  был борьбой не только против существующих политических учреждений, а вместе с тем против религии и теологии, но и против всякой метафизики”. “Для Гегеля,— писал Маркс,— процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург (творец, созидатель) действительного... У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней”. В полном соответствии с этой материалистической философией Маркса и излагая ее, Энгельс писал в “Анти-Дюринге”: “...Единство мира состоит не в его бытии, а в его материальности, которая доказывается... долгим и трудным развитием философии и естествознания... Движение есть форма бытия материи. Нигде и никогда не бывало и не может быть материи без движения, движения без материи... Если поставить вопрос, что такое мышление и познание, откуда они берутся, то мы увидим, что они — продукты человеческого мозга и что сам человек — продукт природы, развившийся в известной природной обстановке и вместе с ней. Само собою разумеется в силу этого, что продукты человеческого мозга, являющиеся в последнем счете тоже продуктами природы, не противоречат остальной связи природы, а соответствуют ей”. “Гегель был идеалист, т. е. для него мысли нашей головы были не отражениями более или менее абстрактными д для Гегеля отражениями какой-то идеи, существовавшей где-то до возникновения мира”. В своем сочинении “Людвиг Фейербах”, в котором Энгельс излагает свои и Маркса взгляды на философию Фейербаха и которое Энгельс отправил в печать, предварительно перечитав старую рукопись свою и Маркса 1844—1845 гг. по вопросу о Гегеле, Фейербахе и материалистическом понимании истории, Энгельс пишет: “Великим основным вопросом всякой, а особенно новейшей философии является вопрос об отношении мышления к бытию, духа к природе... что чему предшествует: дух природе или природа духу... Философы разделились на два больших лагеря, сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, так или иначе признавали сотворение мира, ...составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма”. Всякое иное употребление понятий (философского) идеализма и материализма ведет лишь к путанице. Маркс решительно отвергал не только идеализм, всегда связанный так или иначе с религией, но и распространенную особенно в наши дни точку зрения Юма и Канта, агностицизм, критицизм, позитивизм в различных видах, считая подобную философию “реакционной” уступкой идеализму и в лучшем случае “стыдливым пропусканием через заднюю дверь материализма, изгоняемого на глазах публики”.
      В особенности надо отметить взгляд Маркса на отношение свободы к необходимости: “слепа необходимость, пока она не сознана. Свобода есть сознание необходимости”. Основным недостатком “старого”, в  том числе и фейербаховского, материализма Маркс и Энгельс  считали то, что этот материализм  был «преимущественно механическим», не учитывая новейшего развития химии  и биологии; то, что старый материализм  был неисторичен, недиалектичен (метафизичен в смысле антидиалектики), не проводил последовательно и всесторонне точки зрения развития; то, что они “сущность человека” понимали абстрактно, а не как “совокупность” (определенных действительных вещей и процессов, а, наоборот, вещи и развитие их были     конкретно исторически) “всех общественных отношений” и потому только “объясняли” мир, тогда когда дело идет об “изменении” его, т. е. не понимали значения “революционной практической деятельности”.
      Диалектический  материализм “не нуждается ни в какой философии, стоящей над  прочими науками”. От прежней философии  остается учение о мышлении и его  законах — формальная логика и  диалектика. А диалектика, в понимании  Маркса и согласно также Гегелю, включает в себя то, что ныне зовут  теорией познания, гносеологией, которая  должна рассматривать свой предмет  равным образом исторически, изучая и обобщая происхождение и  развитие познания, переход от незнания к познанию.
      Идеи  русского марксизма  и взгляды Энгельса. 

      Строго  говоря, смерть М, в 1883 г. положила конец  его систематическому изучению России, в то время как именно с этого  момента начинается здесь наиболее интенсивное распространение его идей. В качестве душеприказчика Марксова наследия выступает ф. Энгельс, пытавшийся конкретизировать условия, при которых сельская община в России могла бы стать опорным пунктом в движении страны к социализму, минуя мучительную капиталистическую стадию. Первым необходимым условием он считал "толчок извне" — антикапиталистическую революцию в Западной Европе. Расценивая в 90-е гг. подобную ситуацию как "маловероятную", он пришел к выводу, что крестьянская община обречена на гибель, превращается в мечту о невозвратном прошлом. К такому же выводу приходят первые российские марксисты, объединившиеся в 1883 г. в Женеве в группу "Освобождение труда" (Плеханов, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод, Л. Г. Дейч, В. Н. Игнатов). Глава этой группы Плеханов еще в 1882 г. перевел "Манифест Коммунистической партии", начав его распространение в России. В последующие годы члены группы развернули активную издательскую д основоположников марксизма, в том число "Развитие социализма от утопии к науке" Энгельса (1884), "Нищету философии" М. (1886), "Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии" Энгельса вместе с "Тезисами о Фейербахе" М. (1892). Плеханов стал также первым российским теоретиком-марксистом. Его направленные против народников работы "Социализм и политическая борьба" (1883) и "Наши разногласия" (1885) — первые произведения русской марксистской литературы. Усилению влияния марксизма в России в кон. XIX в. способствовали вес более заметное развитие капитализма в стране, разочарование в идеях и тактике народничества, а также успехи рабочего и социал-демократического движения на Западе. Обращение к идеям Маркса означало: (это признавали и некоторые позднейшие его критики) поворот части российского общества к серьезному изучению последних достижений европейской науки. Слабее всего воздействие марксистских идей сказалось на наследниках народнических взглядов эсеровскою толка, сохранивших бакунинскую непримиримость по отношению к учению Маркса. Созданная Российская социал-демократическая рабочая партия, вставшая на марксистские позиции, в 1903 г. раскололась по организационно-тактическим вопросам па большевиков во главе с Лениным и меньшевиков во главе с Плехановым. Это расхождение постепенно увеличивалось, хотя и не успело дойти до раскола на революционеров и реформистов, характерного для рабочего движения Запада. И большевики, и меньшевики считали себя революционерами и спорили главным образом по вопросу о соотношении буржуазно-демократической и пролетарской революций в России. Именно в соответствии с революционной установкой на разрыв с существующим обществом они интерпретировали марксизм как глобальное философско-научное учение, противостоящее др. учениям. Если на Западе сразу же после смерти Энгельса был поставлен вопрос, есть ли у марксизма собственная философия, то у Плеханова в этом сомнений не было, такая философия есть, и это — диалектический и исторический материализм. Создав ряд работ по философии марксизма, Плеханов в то же время выступил как самый активный критик ревизионизма на Западе (соединявшего марксизм с кантианской философией) и в России (соединявшего марксизм с философией эмпириокритицизма). И этом, при всех их разногласиях, с ним оказался солидарен Ленин, высоко оценивший именно философские труды Плеханова (" лучшее в марксистской литературе "). Есть все основания говорить о единой философской традиции, идущей от Плеханова через Ленина до советских марксистов последних десятилетий. Согласно этой традиции марксистская (позже - марксистско-ленинская) философия включала в себя учение о всеобщих диалектико-материалистических законах и принципах природы, общества и мышления (диалектический материализм), учение об обществе, его структуре и развитии (исторический материализм) и специальные философские дисциплины - этику, эстетику и др. Такая философия, долженствующая служите философским обоснованием и методологией двух других частей марксизма (политэкономии и научного коммунизма), а также всех др. наук и революционной практики, впоследствии стала официальной партийно-государственной философией в СССР. Данная традиция противостояла другой линии истолкования марксизма, согласно которой он сводится к научному (а не философскому) учению об обществе, могущему дополняться какой-либо другой (не марке и стекой) философией (К. Каутский, Э. Бернштейн, австромарксисты, российские сторонники эмпириокритицизма — Богданов, Луначарский, Валентинов, Юшкевич и другие). Позже эта традиция противостояла также так называемому западному марксизму, идущему от Д, Лукача и К. Корша. В целом распространение в России философских взглядов Маркса проходило сложнее и медленнее, чем усвоение его экономического наследия. Для образованных слоев российскою общества материализм не являлся откровением ума уже со 2-й половины XVIII в. С работами французских просветителей, а затем немецких материалистов (Л. Фейербаха, Л. Бюхнера) были хорошо знакомы и те, кто испытал влияние материалистических идей, и те, кто остался им чужд. В Марксе поначалу увидели лишь одного из рядовых представителей материалистического направления в философии. Даже некоторые из русских критиков Маркса начала XX в. квалифицировали его философскую концепцию как "самый поздний и зрелый плод просветительства" (Булгаков), "объедки с философского стола XVIII и начала XIX в. " (Франк). Радикальная часть российской интеллигенции 70-х гг. встретила философско-исторические взгляды Маркса враждебно, так как они противоречили се представлениям о сугубо специфическом характере социальных преобразований в России. Признание в марксистской философии нового этапа в истории материализма, который получил в ней свое логическое завершение, было обусловлено оформлением в оппозиционных кругах российского общества течения, воспринявшею марксизм не только как научную или политическую теорию, но и как учение мировоззренческого характера, приобретшее на определенной стадии черты квазирелигиозной доктрины. Философские воззрения русских последователей Маркса формировались в основном на базе произведений Энгельса (таких, например, как "Анти-Дюринг", "Диалектика природы" и т. д.), в которых марксизм предстает как законченная, цельная система взглядов, имеющая свою внутреннюю структуру, а затем под влиянием работ Плеханова и теоретиков российской социал-демократии как меньшевистского, так и большевистского крыла (Л. Мартова, Ленина, Бухарина и др.). Философия Маркса была провозглашена ими венцом исторического развития всей мировой мысли, учением, способным не только объяснить мир во всем его единстве и многообразии, но и указать пути его совершенствования. Признание ее преемственности по отношению к философским идеям прошлого сочеталось с утверждением ее принципиального отличия даже от тех концепций, которые рассматривались в качестве ее источников. Особенно подчеркивалось ее значение в практической революционной деятельности, а также классовая партийность материализма, его непримиримость к любым проявлениям идеалистических взглядов. Ясность, доступность для широкой аудитории, жесткая определенность выводов и исторический оптимизм делали российский вариант философии Маркса весьма привлекательным для той части отечественной интеллигенции, которая связала себя с рабочим движением. В то же время интеллектуальная элита воспринимала, как правило, философский аспект марксизма резко критически. Серьезной критике в русской общественной мысли подвергались все стороны марксистской философии. Некоторые оппоненты Маркса утверждали, что сам термин "диалектический материализм" не имеет права на существование, так как диалектика существует только в сфере мысли и духа, но не в материальном мире. В первом десятилетии XX в. острые дискуссии по проблемам материалистической философии велись и в среде марксистов. Достаточно напомнить полемику между Плехановым и Лениным (стоявшими по данным вопросам на близких позициях) и Богдановым, Базаровым, Луначарским и другими. Заметные расхождения среди последователей Маркса существовали и в трактовках его философской концепции истории. Представители умеренного крыла российского марксизма ("легальные марксисты", меньшевики) упрекали своих оппонентов радикально-революционного толка (большевиков) в игнорировании законов, управляющих ходом исторического процесса, в волюнтаристском стремлении ускорить его течение, в нежелании считаться с уровнем подготовки общества к кардинальным преобразованиям. В ответ следовали обвинения в выхолащивании революционной сущности марксистской философии, в сползании на позиции идеализма, в проповеди пассивности, в конечном счете обрекающей рабочий класс и его союзников на поражение, превращающей его в охвостье буржуазии. Для принципиальных противником философии Маркса наиболее ярко представленных мыслителями "серебряного века" (Бердяев, Булгаков, Франк и др.), его идеи вообще лежали вне сферы научной философской мысли. Марксизм в этом плане представлял, с их точки зрения, вульгаризаторскую, лишенную оригинальности концепцию, что, однако, не снижало ее социального влияния. Критическое восприятие идей Маркса в российской общественной мысли можно условно разделить на два основных направления. Одно из них либо отвергало Марксово учение целиком, выводя его "ошибочность" из материализма и воинствующего атеизма, принципиально исключающих какое бы то ни было философское и этическое обоснование марксизма (Франк, С. А. Алексеев, Новгородцев, И. А. Ильин и др.), либо критиковало конкретные положения теории М. (Виппер, Карее в, Туган-Барановский, С. Н. Прокопович и другие). Утверждалось, в частности, что марксизм не более научен, чем утопический социализм, и поэтому неправомерно проводить между ними резкий рубеж, что основные положения экономической теории Маркса давно опровергнуты жизнью, что она базируется лишь на нравственном чувстве, а не на науке, что марксистская концепция крайне противоречива, что Маркс покидает почву материализма,
      утверждая способность логических и этических  норм управлять экономической жизнью, что его законы социального развития носят чисто механический характер, а его социализм является односторонне-индустриальным и отказывает в праве на будущее  земледельческим народам. Другое направление  рассматривало марксизм через призму его русского (преимущественно большевистского) варианта, с точки зрения его соответствия классическому образцу и условиям российской специфики. Некоторые из критиков российского марксизма, продолжающие причислять себя к социалистическому направлению, обвиняли большевизм в искажении теории Маркса (меньшевики, эсеры). Большевизм олицетворял, с их точки зрения, социализм нищеты, противостоящий здоровым началам равно марксистского и немарксистского, но революционного и демократического социализма. Особое место занимает точка зрения Бердяева. Относясь к марксизму достаточно критически, он в то же время утверждал, что большевистский марксизм не случайно одержал победу в России, так как, он лучше соответствует особенностям русского мышления и психологического склада. По его мнению, российские марксисты заимствовали у своего учителя не склонность его к детерминизму, а религиозную сторону учения, пролетарское мессианство, что марксизм в России подвергся существенной переработке в народническом духе. Признание в русском марксизме религиозною мотива присутствует и во взглядах некоторых других оппонентов М. Тихомиров, например, объявлял его идеи созданием еврейско-протестантских элементов современной культуры, а Федотов видел в их российской разновидности идеологию иудео-христианской апокалипсической секты. Кое-кто из русских критиков Маркса не отрицал определенных достоинств его учения, отмечая "широту научного построения" (Франк), тот факт, что Маркс "развил социалистическую систему в цельное мировоззрение, поставил политическую экономию на широкую научную основу" (Кареев), что благодаря его "гениальной тактике" социалистическое движение превратилось в рабочее движение, т. к. выросло в серьезную политическую силу (Туган-Барановский). В целом, однако, это не меняло их общекритического отношения к марксизму, особенно в его российском варианте. Что касается идейно-теоретической деятельности пришедшей к власти в 1917 г. большевистской партии, то она была направлена прежде всего на превращение марксизма и господствующую идеологию. В 20-е гг. развернулась работа по собиранию, изучению, изданию и переизданию произведений Маркса, Энгельса, их последователей и близких к марксизму теоретиков. Так, в 1925 г. была впервые опубликована извлеченная из зарубежных архивов "Диалектика природы" Энгельса, в 1927 г. - рукопись Маркса "К критике гегелевской философии права", в 1932 г. - "Немецкая идеология" Маркса и Энгельса (полностью), а также "Экономическо-философские рукописи 1844 г." Маркса (полностью — на языке оригинала). В 1928—1947 гг. вышло 1-е изд. сочинений Маркса и Энгельса, в 1955 - 1981 гг. более полное 2-е изд. (50 т.). В 80-е гг. началась публикация полного 100-томного собрание сочинений Маркса и Энгельса на языке оригинала (прекратилась, в связи с ликвидацией ГДР и Института марксизма-ленинизма в Москве). В 20-е гг. создавались первые учебники по марксистской философии, шли дискуссии философского и политическою характера (дискуссии между "диалектиками" и "механистами", дискуссия между Сталиным и Троцким о возможности построения социализма в одной стране и другими). Утверждение на рубеже 20-30-х гг. командно-административной системы в СССР привело к прекращению дискуссии, схематизации и канонизации марксистской философии, закрепленной в работе Сталина "О диалектическом и историческом материализме" (1938). Философские дискуссии после смерчи Сталина (1953) возобновились, стали появляться новые темы исследований, отдельные оригинальные разработки (Ильенков, М, К. Мамардашвили и другие). Однако в целом развитие марксистской философии, как и других частей марксизма, сковывалось ее статусом официальной партийно-государственной идеологии, ориентированной на апологетику сложившегося в стране строя ("реального социализма"). В течение нескольких десятилетий теория Маркса господствовала в России как теория марксизма-ленинизма, в рамках которой ее развитие рассматривалось как последовательный процесс в единственно возможном направлении. Изменения в русле его допускались лишь в пределах, определяемых документами высших органов партии или руководящих структур международного коммунистического движения (до конца 30-х гг. — Коминтерн, в 60 — 70-е гг. — Совещания коммунистических и рабочих партий). Расхождение с утвержденной трактовкой марксизма воспринималось как правый оппортунизм (еврокоммунизм) или левое сектантство (маоизм). Со 2-й пол. 80-х гг. создаются более благоприятные условия для научного изучения истории и теории марксизма, для объективного анализа его содержания, жизнеспособности его различных компонентом, для трезвой оценки уровня дискуссий вокруг учения Маркса. В эти годы появляются работы, выдержанные в критическом духе по отношению как к теории Маркса в целом, так и к ее трактовке Лениным, Сталиным и последующим руководством КПСС. Развитие этого процесса в 1991-1995 гг. происходило под заметным и неоднозначным влиянием политической жизни в стране, в частности исчезновения КПСС в качестве правящей партии, возникновения ряда политических и общественных организаций, отражающих широкий спектр отношения наследию Маркса и Энгельса, от исповедования его ортодоксально-большевистском (даже сталинском) варианте до полного неприятия марксистских идей, отрицательному влиянию которых приписываются едва ли не все беды России в нынешнем столетии; конъюнктуры на рынке печатной продукции, где критика марксизма превратилась в достаточно престижное и выгодное занятие. С о и реме иные варианты критического восприятия учения Маркса в российском обществе в основном не выходят за рамки тех взглядов, которые сложились в лагере его оппонентов в конце XIX начале XX в.. 

2. Принцип материалистического понимания истории. 

      Главные постулаты материалистического  понимания истории, несмотря на внешнюю  четкость и кажущуюся очевидность  ряда формулировок, в значительной мере метафоричны, многозначны и  тавтологичны.
      Даже  такие базовые понятия, как «материальное» и «бытие», чрезвычайно многозначны  и гуманны. Рассмотрим, например, некоторые  из значений слова «материальное» у  Маркса.
      1) Материальное как экономическое.  Это словоупотребление относится  главным образом к производству  средств жизнеобеспечения. Иногда  Маркс ставит рядом два слова:  «материальное экономическое», так  что второе служит как бы  уточняющим по отношению к  первому. Из такой трактовки  «материального» вполне естественным  образом вырос «экономический  детерминизм», который марксисты  часто упрекали в вульгаризации  исторического материализма.
      2) Материальное как природное. В  данном случае это понятие  включает в себя природные  факторы: биологические, геологические,  орогидрографические, климатические  и т. п. Здесь материалистическое  объяснение сливается с натуралистическим;  последнее отстаивали многие  социологи натуралистических направлений,  весьма далекие от исторического  материализма.
      3) Материальное как реальное. В  этом значении слово близко  контовскому термину «позитивное»  как реальное в противоположность  химерическому. При таком словоупотреблении  материалистические объяснения  не отличаются от позитивистских  объяснений Конта или Спенсера.
      Последнее значение, в частности, присуще и  марксовому термину «бытие», которое  рассматривается как «реальный  процесс» жизни людей. При таком  словоупотреблении основополагающий постулат «общественное бытие определяет общественное сознание» означает: «реальный  процесс общественной жизни людей  определяет их общественное сознание». Но что отнести в таком случае к бытию, а что – к сознанию? Более чем сомнительно полагать, что «реальный процесс» – это  экономика, а право, политика, мораль и т. д. – это «сознание», в котором  отражается этот «реальный» процесс. Во-первых, экономика не существует без экономического сознания, во-вторых, право, политика, мораль, наука и т. д. – это не менее «реальный» практический процесс жизни людей, чем экономика.
      Материалистическое  понимание истории заключало  в себе важнейшее для социальной науки положение о том, что  общества и группы нельзя объяснять  теми представлениями, которые они  сами о себе создают, что за разного  рода идеологиями необходимо стремиться обнаруживать глубинные основания  социальной реальности. Сведение этой реальности к экономической подсистеме было безусловно ошибочным. Но включение  этой подсистемы в социальную систему, анализ ее взаимосвязей с другими  подсистемами общества были несомненно плодотворны. В ряде своих работ  Маркс исследовал не одностороннее  воздействие базиса на надстройку, а взаимодействие экономических  и неэкономических институтов и  взаимодействие последних между  собой. Тем не менее, экономика, а  также политика всегда представлялись ему более «реальными» («материальными») сущностями, чем, например, мораль, право  или религия Учение Маркса подвергалось бесчисленному количеству интерпретаций, связанных, в частности, с посмертной публикацией его обширного рукописного наследия. Поэтому, необходимо четко отделять собственные взгляды Маркса от его позднейших трактовок, в том числе, данных в марксистской литературе.
Свой основной вклад  в развитие социальной теории Маркс  связывал с созданием материалистического  понимания истории (исторического  материализма), с чем впоследствии согласилось и большинство его  комментаторов. Основная задача этого  учения – вскрыть невидимые обыденному сознанию движущие силы исторического  развития (найти «скрытые пружины  истории»); объяснить природу объективности  социальных законов, т.е. показать, каким  образом и почему в обществе, где  действуют лишь наделенные разумом  и волей люди, возникают им не подвластные, и, более того, определяющие собой их поведение, законы; наконец, объяснить механизм и причины  социальных революций. По замыслу Маркса, реализация этих чисто научных задач, позволила бы ответить на главный вопрос – при каких условиях и как возможно подлинное освобождение человека, т.е. превращение его из игрушки слепых и неподвластных ему социальных сил (влияние которых, прежде всего, и исследуется социологией) в подлинного, осознанно действующего творца исторического процесса.
      Важнейший методологический принцип Маркса –  о каком-либо социальном явлении, в  том числе и об обществе в целом, нельзя судить по его собственным  представлениям о себе, а необходимо описывать его как Базовые положения материалистического понимания истории в конспективной форме изложены Марксом во «Введении» к его работе «К кр Человек, живя в обществе, застает уже сформированной систему определенных социальных отношений (политические, юридические, экономические и т.д.), в которые он вынужден вступать помимо своей воли и желания. Эти отношения, в конечном счете, определяют собой весь его образ жизни, и вопрос, который стремится разрешить Маркс – чем определяются эти независящие от человека отношения, каков механизм их формирования и развития?
Решая этот вопрос, Маркс вводит два понятия –  производительные силы и производственные отношения. Производительные силы –  это, прежде всего, материальные предметы, унаследованные данным обществом от предшествующих поколений и служащие условием производства и воспроизводства  материальной жизни. Человек не волен  в выборе  производительных сил, ибо их характер определяется уровнем развития данного общества, и каждое поколение застает их уже наличными. В этом смысле, можно говорить об их объективности.
      Поскольку для человеческого общества характерна общественная деятельность, люди, в  ходе использования производительных сил, вынуждены вступать в определенные общественные отношения, называемые Марксом производственными, которые, соответственно, определяются характером (спецификой) производительных сил. Например, крупное машинное производство невозможно без организации социальных связей, по крайней мере, в рамках национального государства, тогда как хозяйство, основу которого составляет мотыга, может существовать даже в изолированной от всего остального мира деревне. Следовательно, эти производственные отношения также являются объективными и независящими от произвола человека.
      Однако  ко времени Маркса, во многих исследованиях  уже была показана органическая целостность  любого общества, т.е. взаимосвязь и  взаимозависимость, как бы мы сказали  сегодня, различных социальных институтов. Следовательно, и другие социальные отношения, будучи органически связанными с производственными, не могут быть произвольно изменяемы, и, в этом смысле, также оказываются объективными и не зависящими от воли людей. «В общественном производстве люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие  отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной стадии развития производительных сил. Совокупность этих производственных отношений  составляет экономическую структуру  общества, реальный базис, на котором  возвышается вся юридическая  и политическая надстройка, и которому соответствуют определенные формы  общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает  социальный, политический и духовный процессы жизни вообще». Таким образом, согласно этому учению, политическая и даже духовная жизнь общества являются чем-то вторичным по отношению к  экономике, и, в конечном счете, определяются господствующими в обществе экономическими отношениями. При этом Маркс подчеркивал, что данная зависимость отнюдь не является абсолютной и однозначной, и каждый из уровней обладает своей  относительной самостоятельностью.  Каковы же наиболее важные принципы материалистического учения об обществе?
      1) Одним из важнейших принципов  исторического материализма является  признание закономерности общественного  развития. Ф. Энгельс, выступая  на похоронах К. Маркса, среди  главнейших его достижений отмечал:  «Подобно тому, как Дарвин открыл  закон развития органического мира, Маркс открыл закон развития человеческой истории». Признание закономерности означает признание действия в обществе общих, устойчивых, повторяющихся, существенных связей и отношений между процессами и явлениями.
      2) Признание закономерности в материалистической  концепции истории тесно связано  с принципом детерминизма, то есть признанием существования причинно-следственных связей и зависимостей. К. Маркс и Ф. Энгельс считали необходимым из всего многообразия естественных структур, связей и отношений выделить главные, определяющие. Таковым, по их мнению, является способ производства материальных благ, состоящий из производительных сил и производственных отношений. Признание причинной обусловленности, определяющей влияние на общественную жизнь способа производства, является другим важнейшим положением марксистского учения об обществе. В работе «К критике политической экономии» К. Маркс писал: «Производство непосредственно материальных средств к жизни и тем самым каждая ступень экономики народа и эпохи образует основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления людей, из которых они поэтому должны быть объяснены, а не наоборот, как это делалось до сих пор».                                                                                                        3) Третьим важным принципом материалистического учения об обществе является утверждение о его поступательном прогрессивном развитии. Принцип прогресса реализуется в марксизме через учение об общественно-экономических формациях как основных структурах общественной жизни. Общественно-экономическая формация, по определению К. Маркса, представляет собой «общество, находящееся на определенной степени исторического развития, общество со своеобразным отличительным характером ». Понятие «формация» К. Маркс заимствовал из современного ему естествознания. Этим понятием в геологии, географии, биологии обозначались определенные структуры, связанные единством условий образования, сходством состава, взаимозависимостью элементов. В марксистском учении об обществе все эти признаки относятся к социальному организму, образованному на основе сходных закономерностей, с единой экономической и политической структурой. Основу экономической формации составляет тот или иной способ производства, который характеризуется определенным уровнем и характером развития производственных сил и соответствующими этому уровню и характеру производственными отношениями. Совокупность производственных отношений образует основу общества, его базис, над которым надстраиваются государственные, правовые, политические отношения и учреждения, которым, в свою очередь, соответствуют определенные формы общественного сознания.
      К. Маркс и Ф. Энгельс представляли развитие общества как поступательный процесс, характеризующийся последовательным переходом от низших общественно-экономических  формаций к высшим: от первобытнообщинной к рабовладельческой, затем к  феодальной, капиталистической и  коммунистической. В. И. Ленин, оценивая значение этого учения для обществоведения, писал: «Хаос и произвол, царившие до сих пор во взглядах на историю  и политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией, показывающей, как из одного уклада жизни развивается вследствие роста производительных сил другой, более высокий» (Ленин В. И. ПСС. Т. 6. – С. 55). Поскольку в марксизме речь идет о неизбежности движения общества по этим ступеням развития к высшей формации, критики марксизма указывают на наличие в нем религиозно-философской концепции провиденциализма – то есть учения о предопределенности в развитии человечества. Указывается также на трудности стыковки этой схемы с реальной историей, в том числе и с происходящим в настоящее время отказом народов от «строительства коммунизма».                                                                                                                       4) Применение к анализу общества общенаучного критерия закономерности и причинной обусловленности в развитии увязывается в марксизме с признанием своеобразия развития общественных процессов. Эта увязка нашла свое яркое выражение в концепции развития общества как естественноисторического процесса. Естественноисторический процесс столь же закономерен, необходим и объективен, как и природные процессы. Он не только зависит от воли и сознания людей, но и определяет их волю и сознание. Но в то же время, в отличие от процессов природы, где действуют слепые и стихийные силы, естественноисторический процесс представляет собой результат деятельности людей. В обществе ничто не совершается иначе, как проходя через сознание людей. В связи с этим в марксистской социологии большое внимание уделяется изучению диалектики объективной закономерности и сознательной деятельности людей.
      5) Все вышеизложенное показывает, что марксистская социология  находится в русле традиционного  типа научности и нацелена  на признание объективности научных  знаний об обществе, но в ней  существует и противоположная  тенденция, которая ориентируется  на то, что у Г. Зиммеля и  у М. Вебера называется принципом  отнесения к ценности, то есть  согласование эмпирических данных и теоретических выводов «с историческим интересом эпохи», под которым понимались исключительно интересы пролетариата. Этот подход трансформировался у В. И. Ленина в принцип партийности. Согласно этому принципу социологическое исследование, любая теория общественной жизни несут на себе отпечаток социально-классовых позиций ее авторов. Предлагалась такая логика рассуждений: ученый-обществовед действует в определенных условиях и не может быть свободным от них. Эти условия накладывают соответствующий отпечаток на его исследования. Ученый-обществовед принадлежит к определенной социально-классовой группе, и он не может игнорировать социально-классовые интересы. В обычных случаях (чаще всего, когда он придерживается консервативных убеждений) он отражает интересы того класса, к которому сам принадлежит. В других случаях (когда развивает революционные концепции) он покидает позиции своего класса и выражает классовые интересы передовых общественных сил. Поскольку ученые-обществоведы, стоявшие на марксистских позициях, заявили о том, что они отражают интересы пролетариата, рабочего класса, то, естественно, возникал вопрос, не противоречит ли их такая «ангажированность» провозглашаемому ими же принципу объективности. В работах марксистов это противоречие разрешалось по такой схеме : поскольку пролетариат является самым передовым, прогрессивным классом, то он выражает запросы и интересы всего человечества (пролетарское совпадает с общечеловеческим), а, следовательно, он заинтересован в объективном анализе общественных процессов. А это означает, что в учении марксизма об обществе партийность совпадает с объективностью. Однако исследователи отмечают, что в результате реализации принципа партийности научные исследования об обществе были крайне идеологизированы. Они носили односторонний, необъективный характер. Результаты и выводы этих исследований попадали в зависимость от интересов правящей в странах «реального социализма» политической элиты, «партийной верхушки». 

      В творчестве Маркса научные и политико-практические аспекты переплелись теснейшим  образом. Хотя сам он считал себя ученым и был им в действительности, наука  в его глазах была прежде всего  не целью, а средством революционного преобразования общества. Поэтому при  рассмотрении его социологии необходимо постоянно различать научные  и вненаучные стороны его творчества, взаимовлияние которых очень велико. В целом творчество Маркса носит чрезвычайно многозначный, противоречивый и незавершенный характер, что породило множество разнообразных и взаимоисключающих его интерпретаций. Вместе с тем, несмотря на эти черты его творчества, а отчасти благодаря им, оно оказало стимулирующее воздействие на самые разные стороны социологического знания. Хотя Маркс не использовал термин «социология», он разрабатывал синтетическую науку об обществе, которая в действительности соответствует признакам социологии как науки.
      В онтологическом аспекте Маркс внес важный вклад в открытие социальной реальности, рассматривая общество как  систему связей и отношений между  индивидами, как фактор и результат  трудовой деятельности людей, которые  одновременно формируют социальные системы и формируются ими. Общество, по Марксу, не просто «включено» в природу; оно находится с ней в сложных  отношениях взаимообмена благодаря  труду, который связывает его  с природой и вместе с тем противопоставляет  его ей.
      Хотя  главные постулаты материалистического  понимания истории недоказуемы  и неопровержимы и носят метафорический характер, в нем содержалась очень важная для социологии установка на изучение глубинных социальных структур, скрытых за теми представлениями, которые общества и группы создают о себе. Маркс подходил к изучению общества как к системе; системное видение общества было воплощено у него, в частности, впонятии «общественная формация». В его теории присутствовала тенденция к экономическому редукционизму, но вместе с тем он рассматривал экономику как подсистему социальной системы и исследовал взаимодействие этой подсистемы с другими.
      Как и Конт, Маркс не проводил четкого  различия между обществом и человечеством, рассматривая последнее как просто расширенное до предела общество. Все общества в его представлении  в принципе развиваются по одним и тем же законам. Как и Конт, Маркс верил в социальный прогресс. Но его представление о социальном развитии было менее упрощенным, чем у Конта. Он исходил из многолинейного характера социальной эволюции, так как улавливал специфику отдельных обществ. Он внес важный вклад в исследование социального изменения, социальной и политической революции. Вместе с тем он недооценивал позитивное значение социальной преемственности и склонен был смешивать социальную революцию с политической. Его трактовка социальных классов и социальных конфликтов стала парадигмальной: в противовес контовской «консенсуальной» парадигме общества она вместе с социальным дарвинизмом заложила основы «конфликтной» парадигмы социального развития. С Маркса начинается традиция исследования позитивных функций социального конфликта в социологии.
      На  понимание Марксом социальной реальности сильнейшее влияние оказали его  радикализм, социально-политическая утопия, провиденциалистская вера в повсеместное торжества коммунизма и в освободительную миссию пролетариата. Его научные исследования были прежде всего средством обосновать postfestum эти уже сформировавшиеся ранее идеалы. Отсюда деление на «предысторию» и «подлинную» историю, перерастание исследования революций в тезис о необходимости непрерывной революционизации общества, превращение изучения классовой борьбы в ее восхваление. В итоге пролетариат, устанавливающий, по Марксу, свою диктатуру, выступает уже не в роли «могильщика», а в роли «убийцы» господствующих классов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.